Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»2 / 2013

Государство в системе современного мирового хозяйства

Федорищев Вячеслав Андреевич, аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Россия

The State in Terms of Modern World Economy - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 33

Аннотация:
В статье рассмотрена роль государства в мировом хозяйстве. Автор предпринимает попытку раскрыть основные проблемы конкурентоспособности нашей страны в системе современного мирового хозяйства.
Цитировать публикацию:
Федорищев В.А. Государство в системе современного мирового хозяйства // Российское предпринимательство. – 2013. – Том 14. – № 2. – С. 4-14.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Конец ХХ - начало ХХI века характеризуется значительным усилением процессов глобализации мировой хозяйственной жизни. Глобализация выступает сегодня в качестве основной ‑ объективной по своему содержанию ‑ доминантной характеристики проистекающего в мире экономического процесса и трансформирующихся экономических отношений. Возрастающая значимость этого явления вынуждает представителей экономической науки находить обновленные ответы на вызовы современного этапа саморазвития мира, подвергать сомнению устоявшиеся традиционные теоретические постулаты и стремиться на этой основе к осуществлению выводов, которые могли бы отличаться их практической востребованностью. 

Особенности мирового хозяйства

К основным характеристикам глобальной экономики относят [1]:

- углубление международного разделения труда,

- формирование единого мирового рынка и единых цен,

- усиление роли транснациональных компаний в мировом и страновом экономическом развитии,

- усиление роли и значимости конкуренции и трансформация ее в иные формы в основном через формирование международных стратегических альянсов,

- значительное усиление роли международных организаций и сообществ, ведущее к не менее значительным изменениям внешнеэкономической политики каждой отдельной страны,

- усиление значимости валютных проблем и роли международного кредита,

- ослабление национальной экономической безопасности и рост зависимости национальных экономик от межстранового сотрудничества,

- обострение экономических проблем и усиление осознания коллективного их разрешения.

Новый мировой экономический порядок, равноценный понятию «интернационализация» был предопределен целым рядом факторов, среди которых лидирующее положение, несомненно, принадлежит росту транснациональных корпораций. Именно их формирование и активизация деятельности в последние полвека, то есть производственная составляющая интеграционных процессов, привели мир к его нынешнему состоянию.

Мировое хозяйство ныне представляет уже не просто «особый организм, который имеет специфические функции и специальные институты, дающие полное право говорить о мировом хозяйстве как о хозяйстве, отличном от суммы хозяйств отдельных стран». Это определение, данное в середине прошлого века известным немецким экономистом Ю. Кучинским, считалось до недавнего времени классическим.

Навряд ли можно с высоты сегодняшнего дня соглашаться даже с первыми словами в этом определении, поскольку все же мировое хозяйство навряд ли представляет собой «особый организм» - это ведь все равно, что говорить о человечестве, игнорируя при  этом самого человека. «Особый организм» представляет собой, по всей вероятности, не само мировое хозяйство, а систему управления таким мировым хозяйством.

Мировое же хозяйство представляет собой единую производительную основу материального и духовного обеспечения жизнедеятельности человечества, в рамках которой каждая страна (то есть каждое структурное подразделение такой единой основы) вынуждена довольствоваться своей ролью и тем местом, которые объективно – в силу складывающихся условий, и, прежде всего, конкуренции – закрепляются за ней. Если она при этом проводит «политику открытых дверей».

Однако важно учесть, что путем переговоров объективно можно настаивать и добиваться изменения системы управления таким хозяйством, но никак не изменения роли, места и функций каждого структурного компонента «мировой производительной машины» (то есть каждой страны). Изменения роли, места и функций каждой страны можно добиться только через привнесение принципиально нового механизма в функционирование и направленность отдельного структурного компонента – то есть национальной экономики. К сожалению, на данный момент, в мире мы выполняем роль вспомогательного цеха – поставляем только лишь часть ресурсов, необходимых для работы основных цехов.

Но главная особенность нашей позиции заключается даже не в этом, а в том, что мы не признаем то, что наша позиция такова. Мы пытаемся на ложной основе убедить себя даже в своей некой конкурентоспособности. Однако какая может быть конкурентоспособность у страны, которая «носится по миру» с нефтью, выкачиваемой из недр, лесом, «оголяющим территорию страны», аммиаком, который из-за вредности для окружающей среды не производят в других странах. Не только не модернизирована до уровня мировых требований ни одна отрасль (не говоря уже о создании новой), но и в традиционных отраслях идет уступка позиций.

О конкурентоспособности стран и товаров

Нам следует различать уровни конкурентоспособности для проведения анализа и осуществления значимых выводов. С этой точки зрения многоуровневый анализ предполагает выделение проблем конкурентоспособности страны, отрасли, фирмы.

Среди факторов конкурентоспособности страны выделяют целый ряд, в основном, экономических факторов:

- ВВП и темпы его роста;

- возможность погашать внешние долги;

- активность на мировых товарных рынках;

- «качество» экспорта;

- стабильность финансового сектора;

- резервы устойчивого экономического роста.

По рейтингу конкурентоспособности мировых экономик, ежегодно составляемом Всемирным экономическим форумом (World Economic Forum, ВЭФ) в списке из 144 стран Россия заняла 67-е место, между Ираном и Шри-Ланкой. В 2011 Россия находилась на 66-ой строчке списка (из 142 государств), а в 2009-2010 годах – на 63-й (из 149). Лидером рейтинга вновь стала Швейцария. Второе место в очередной раз занял Сингапур, а на третье поднялась Финляндия, которая в прошлом году была четвертой. В десятку также попали Швеция, Нидерланды, Германия, США (потеряли сразу две позиции по сравнению с прошлым годом), Великобритания (поднявшаяся с 10-го на 8-е место), Гонконг (с 11-го на 9-е) и Япония.

Весьма сомнительной представляется сама трактовка понятия «конкурентоспособности», которая является у нас общепринятой. Весьма авторитетный наш экономист Е. Ясин с коллегой А. Яковлевым придерживаются такого определения этого термина: «Конкурентоспособностью товаров и услуг называется способность продавать их по рыночным цепам с нормальной прибылью. Определение простое, обладающее достоинством ясности и соответствия интуитивным представлениям» [2].

А раз так, то выводы, к которым приходят Е. Ясин и А. Яковлев, весьма странны. Вот один из них (цитируем, как это указано в статье): « Автомобили – при всех разговорах о неконкурентоспособности автомобильной промышленности она показывает высокие темпы роста экспорта (183% за четыре года) почти наполовину за счет рынков СНГ».

Получается, что если мы действительно просто «выкачиваем» из недр нефть, а ее у нас на мировом рынке покупают, то эта отрасль конкурентоспособна? Навряд ли можно с легкостью с этим согласиться. Для нас важнее другое – в настоящее время конкурентоспособность большей части российских готовых изделий ниже, чем в других странах.

По указанным нами причинам произошло резкое падение роли России в мировой экономике, резкое сокращение ее удельного веса в глобальном производстве и торговом обороте. По последним данным ОЭСР, доля России во всемирном ВВП в 2011 г. составила лишь 4,1% по сравнению с 4,2% в 1990 г., то есть за двадцатилетие почти не изменилось, если не упало (заметим, что доля СССР в целом в 1990 г. доходила, по тем же данным, до 7,3%).

В этой связи возникает еще один весьма важный вопрос, вопрос о роли и значимости для национальной экономики иностранных инвестиций. Если производство сладостей и молочных продуктов, разработка месторождений драгоценных камней на Урале, да и «выкачивание» (именно выкачивание, а не производство) нефти осуществляется иностранным капиталом – что вполне соответствует данному нами определению мирового хозяйства – то, что эти факты означают для национального хозяйства? Ведь привлечение иностранного капитала – это весьма специфический процесс. Капитал – это ведь не деньги. Капитал – это знание, опыт, технология, оборудование, связи (в смысле: каналы продвижения на рынке производимых товаров), а деньги – это лишь единица счета, единица измерения всех перечисленных нами и других факторов и характеристик.

Об узлах развития страны

Если страна обращается к использованию иностранного капитала, то это благо или нет? Может быть и благо – товары, производимые иностранным капиталом на этой конкретной территории, могут продаваться населению этой территории – по известным причинам – по более низким ценам. Но навряд ли в условиях единых мировых цен на это можно надеяться. Иностранный капитал создает новые рабочие места, повышает отчисления в бюджеты. Все это так. Но в этом отношении он лишь замещает национальный капитал – уберите из этой фразы слово «иностранный» и замените его словом «национальный» – ничего существенного (в смысле изменение) не произойдет.

В этой связи весьма любопытным представляется доклад, который представлял бывший генеральный директор Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Андрей Белоусов провел исследование, в ходе которого выяснилось, что в течении10 лет страна переживает три кризиса.

В его работе «Долгосрочные тренды российской экономики: сценарии развития России до 2020 года» содержатся подробности – с его точки зрения - нынешних катаклизмов. Автор доклада предпочитает называть точки максимального риска не кризисами, а «узлами развития страны». По его предположениям узлами являются 2007-2008,  2011-2012 и 2015-2017 годы. Каждый из них имеет свои особенности.

Первый узел характерен тем, что экономическая ситуация остается более-менее стабильной, но повышаются социально-политические и административно-политические риски. Снижается эффективность функционирования вертикали власти.

Второй узел обостряет структурные проблемы, в частности в сельском хозяйстве. Происходит сокращение трудовых ресурсов, что усиливает пенсионную нагрузку на государство. Кроме того, экспорт из-за неразвитости инфраструктуры остается стабильным, а импорт продолжает расти. В довершение всего достигает критической точки износ жилфонда.

Третий узел 2015-2017 годов отличается ростом неэффективности механизмов государственной власти вкупе с негативными медико-демографическими тенденциями (рост числа ВИЧ-инфицированных и наркоманов) и истощением некоторых рентабельных природных ресурсов, таких как нефть (в Поволжье) и цветные металлы [4].

О политике конкурентоспособности

Влияние на экономику страны ряда факторов, основным из которых Андрей Белоусов считает динамику цен на нефть, может привести к тому, что Россия окажется в ситуации, когда рост ВВП составит менее 3% в год. И хотя даже среди экспертов отношение к идеям и расчетам А. Белоусова неоднозначно, тем не менее, его позиция свидетельствует о явной обеспокоенности весьма значительной части экономистов перспективами экономического и социально-экономического развития России.

В то же самое время необходимы достаточно глубокие и профессиональные исследования, как причин существующих проблем, так и перспектив предлагаемых преобразований. У России ведь действительно нет альтернативы преобразованиям по ряду причин. Основной среди них выступает то обстоятельство, что Россия выступает в качестве наследницы экономической системы почти натурального хозяйства. Не в смысле неразвитости, а в смысле структуры.

Поскольку в рамках старой системы речь традиционно шла о необходимости организации производства всего того, что необходимо для выживания, для жизнеобеспечения страны и населения, то приходилось самим производить весь ассортимент необходимой продукции – от ложки до ракет и космических кораблей. Однако, концепция выживания, необходимая для существования страны за «железным занавесом», не вдаваясь в подробности, имела свою логическую сторону. Переход же страны к политике «открытых дверей» вполне закономерно и объективно высветил проблему низкой конкурентоспособности почти всех отраслей народного хозяйства. Эта ситуация понятна: в то время как страны Запада вынуждены были проходить этап узкой специализации за счет концентрации усилий на выбранных направлениях, Россия довольствовалась моделью выживаемости и жизнеобеспечения. Но политическая элита, поставившая страну на рельсы политики  «открытых дверей», не могла не учитывать этого факта.

Проблема же сегодняшнего дня состоит в том, что возникшая в этой связи объективная необходимость переструктуризации российской экономики не может решаться эффективно и с необходимым ускорением без участия политической элиты, в основном – правительства. С другой стороны сегодня  невозможно заниматься традиционными приемами исследований на основе «лозунгового» принципа. Так, к примеру, Е. Ясин и А. Яковлев выдвинули концепцию десяти тезисов политики конкурентоспособности:

  1. Политика конкурентоспособности – это сама государственная экономическая политика,
  2. Выбор государства должен быть сделан в основном в пользу либеральной модели,
  3. Ключевые факторы успеха ля российских конкурентоспособных компаний – это правильный выбор ниши и сохранение своего направления в бизнесе; формирование и сохранение команды; внедрение и освоение новых технологий…
  4. Создание наиболее благоприятных условий для бизнеса,
  5. Государству следует организовать мониторинг конкурентоспособности,
  6. Государство обязано реально содействовать усилению конкуренции,
  7. Всемерно содействовать иностранным инвестициям,
  8. Все отрасли (добывающие и перерабатывающие) должны быть рентабельны,
  9. Абсолютно беспроигрышный приоритет – вложения в науку и образование,
  10. Формирование механизмов устойчивого и динамичного экономического развития должны идти снизу – от бизнеса и от регионов.

Авторы замечают, что «в основу статьи положен доклад, подготовленный с учетом результатов двух экспертных семинаров в ГУ-ВШЭ в начале 2004 г.

Однако такой набор рекомендаций может быть разработан и без глубокого интегрирования в эту тематику. По крайней мере, в рамках исследуемой нами темы он мало что дает для прояснения ситуации.

Мир как единый производительный комплекс

В науке нередко смешиваются понятия «жизнеобеспечение» и «конкурентоспособность».

Жизнеобеспечение – это концептуальный взгляд на процесс национального производства с точки зрения уровня экономической безопасности нации. Под жизнеобеспечением следует понимать способность национальной производительной структуры удовлетворять какой-то определенный уровень существующего у нации спроса.

Конкурентоспособность означает потенциал производительной структуры по удовлетворению существующего спроса на уровне принятых в мире стандартов применительно к каким-то определенным группам населения (например, – по уровню индивидуальных доходов). К примеру, наша автомобильная промышленность работает на жизнеобеспечение той части населения, которая относится к категории нижнего слоя среднего класса, но утверждать о ее конкурентоспособности не приходится. Также как, художественная самодеятельность удовлетворяет запросы тех, кто не имеет доступа к истинному высокому искусству.

Следовательно, сегодня можно утверждать о достижении мировым сообществом такого уровня глобализации, при котором мир действительно представляет собой единый производительный комплекс, ориентирующийся на совокупный спрос единого мирового рынка. При этом ведущие компоненты такого единого производительного комплекса нацелены на удовлетворение наиболее платежеспособного спроса мирового рынка, оставляя за национальными компонентами такого производительного комплекса функции по удовлетворению спроса, лежащего в основе жизнеобеспечения населения, особенно тех его групп, которые не могут потреблять товары мирового качества.

В этой ситуации государство вынуждено брать на себя заботы по поддержке тех производительных структур, которые формируют локомотив мирового производительного комплекса, а также развивать национальные производства, нацеленные на производство того, что формирует основу жизнеобеспечения.

Справиться с первой его функцией государству становится все сложнее, поскольку производительные структуры мирового уровня, хотя и остаются привязанными к какой-либо национальной территории, тем не менее полностью (или почти полностью) вышли из-под национального контроля и для контроля за их деятельностью необходимы какие-либо элементы «мирового правительства», функции которых в настоящее время выполняют национальные органы управления – хотя бы народных организаций.

Эта тенденция, пробивавшая себе дорогу со времен последней трети XIX века, когда стали появляться первые международные монополии, и ведущая ко все большей глобализации мирохозяйственных связей, не означает, конечно же, что государство в современных условиях вынуждено занимать лишь позиции наблюдателя. А вот для того, чтобы государство в этих условиях превратилось в активного субъекта происходящих изменений, требуется переосмысление его роли и функций, полностью отказавшись от традиционной трактовки и устаревших теоретических представлений.

К осмыслению проблем глобализации не стоит подходить слишком упрощенно, как это делают, к примеру. М. Афанасьев и Л. Мясникова. «По сути, – отмечают они, – глобализация – ровесница Интернета и может осуществляться с сетевой экономикой».

На самом деле ничего общего между этими двумя понятиями, конечно же, нет – за исключением разве того, что в эпоху Интернета появился еще один фактор глобализации – информационный. Видимо, авторы путают понятия «глобализация» и «новая экономика».

Действительно, как замечает С. Кудрявцева, термин «новая экономика» не имеет в научной литературе строгой трактовки. В частности, в широком смысле под эти термином обычно подразумевается производство товаров и услуг с использованием новейших, или высоких, технологий. В узком смысле новая экономика – это производство товаров и услуг с применением информационных технологий. Существует еще одно, довольно узкое определение новой экономики, когда под ней понимается производство товаров и услуг с помощью и для сети Интернет и ее производных.

Новая экономика охватывает всю систему макроэкономических последствий развития новых технологий, например, влияет на динамику фондового рынка с сопутствующими изменениями в структуре богатства и доходов юридических и физических лиц; воздействует на темп экономического роста и производительность труда в отраслях. Таким образом, это понятие не исчерпывается информационным аспектом, а представляет качественно новый технологический уровень всего народного хозяйства, включая действующие производительные силы общества.

Вывод

Основным средством глобализации выступает усиление дифференциации стран, которая – в свою очередь – служит основным фактором установления нового мирового порядка.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Богомолов О.Т. Анатомия глобальной экономики. М., 2003
2. Maddison A. The World Economy: Historical Statistics. Paris, OECD, 2003.
3. Ясин Е., Яковлев А. Конкурентоспособность и модернизация российской экономики. – Вопросы экономики, 2004, №7, с.24-33
4. Жуков А.Д. Основные направления работы правительства России по повышению конкурентоспособности экономики – Конкурентоспособность и модернизация экономики. М., 2004, в 2-х кн. Кн. 1, с. 87
5. См.: Кудрявцева С. Новая экономика: глобальные тенденции и перспективы России. – Конкурентоспособность и модернизация экономики. В 2-х кн. М., 2004, кн. 2, с.370.