Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»20 / 2015
DOI: 10.18334/rp.16.20.1992

Маркетинговые характеристики товара «основной капитал»

Ермолаев Константин Николаевич, доктор экономических наук, профессор, Самарский государственный экономический университет, Россия

Погорелова Елена Вадимовна, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой «Прикладная информатика и информационная безопасность», Самарский государственный экономический университет, Россия

Сосунова Лильяна Алексеевна, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой «Маркетинг и логистика», Самарский государственный экономический университет, Россия

Marketing features of fixed capital as a commodity - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 23

Аннотация:
Рассмотрена концепция совершенной мобильности капитала применительно к обращению на рынке специфического товара-капитал, факторы, ее обуславливающие, и институты, обеспечивающие ее реализацию.
Цитировать публикацию:
Ермолаев К.Н., Погорелова Е.В., Сосунова Л.А. Маркетинговые характеристики товара «основной капитал» // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 20. – С. 3467-3480. – doi: 10.18334/rp.16.20.1992

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Исследование закономерностей возникновения титульного капитала выступает как исходный момент раскрытия его природы. Любое явление возникает как реализация определенной потребности, обусловленной формированием и разрешения внутреннего противоречия, которое порождает это явление. Генезис и первые шаги эволюции раскрывают внутреннюю логическую связь между потребностью в возникновении титульного капитала, предпосылками его возникновения и его функциями, позволяют раскрыть его природу и определить вектор его дальнейшего развития.

Авторы убеждены в том, что необходимость и возможность возникновения титульного капитала, а также практическая реализация этой возможности, являются продуктом функционирования и развития самого капитала как целостной системы. В современной экономической литературе ответы на вопросы, почему и как возникает титульный капитал, остаются дискуссионными и до конца не прояснены, отсутствует цельное представление о процессе зарождения и постепенном институциональном оформлении данного явления в генетически завершенную экономическую категорию.

Мы полагаем, что важнейшей предпосылкой для возникновения титульного капитала является изначальная двойственность капитала как целостного явления, которая проявилась и реализовала себя на базе кредитной системы и движения ссудного капитала, отражая процесс превращения капитала в особый товар и дальнейшего его обращения в товарной форме. Автор опирается на существующую в литературе точку зрения, рассматривающую титульный капитал как органический элемент и существенный признак высшей ступени развития товарных отношений, и считает, что логику К. Маркса в отношении формирования титульного капитала необходимо анализировать во взаимосвязи с его положениями о двойственности капитала, возможности превращения последнего в товар-капитал. При этом для конкретизации и прояснения самого процесса возникновения титульного капитала автор считает правомерным использование институциональных теорий транзакции и прав собственности.

Необходимость и возможность появления титульного капитала, по мнению автора, формируются в процессе развития самого капитала на высокой ступени его зрелости. Возможности возникновения этой особой разновидности капитала начинают возникать на такой стадии развития товарных отношений, когда они не только становятся господствующей и преобладающей формой воспроизводственных связей, но и начинают определять движение капитала как такового, что приводит к возникновению качественно нового товара - товара-капитал. К.Маркс отмечал, что в природе капитала заложена возможность его продажи «как источника прибыли», как капитала «вне процесса производства» [1]. Возникновение такого феномена есть результат диалектического взаимодействия исходного (товар) и основного (капитал) производственных отношений, играющих системообразующую роль в капиталистической экономике, что означает начало новой стадии развития капитала как системы, демонстрирующей качественно новый уровень значимости товарных отношений, новый этап развития всеобщности товара.

Специфика товара-капитал заключается в особенностях его потребительной стоимости и стоимости. Его потребительная стоимость заключается в генерировании прибыли, а стоимость определяется капитализацией его прогнозируемых будущих доходов. Формирование общенационального, общедоступного для неограниченного круга продавцов и покупателей, непрерывно функционирующего массового рынка капиталов возможно лишь при соблюдении целого ряда условий.

Важнейшим атрибутивным свойством капитала, отмеченным К.Марксом и другими исследователями, является необходимость и возможность его постоянного движения, обращения, кругооборота, благодаря которому осуществляется самовозрастание авансированной капитальной стоимости. Обращение капитала является важнейшим сущностным моментом его самовозрастания, позволяющим реализовать главную цель функционирования капитала, заключающуюся в создании прибыли. Ранее мы уже упоминали о концепции совершенной мобильности капитала Манделла-Флеминга на примере его межстрановой мобильности, при которой ничто не препятствует свободному переливу капитала из страны в страну. В этой модели совершенная мобильность капитала увязывается с выравниванием ставки процента в стране и за рубежом [2].

Признавая огромную методологическую значимость самой идеи совершенной мобильности капитала, мы полагаем, что межстрановая мобильность является частным случаем общей макроэкономической мобильности капитала, заключающейся в пространственной, субъектной и объектной его подвижности. Благодаря ей становится возможной экспансия капитала во все новые сектора экономики, расширение сфер его влияния и подчинение их его господству. Это достигается за счет возможности ускоренного перераспределения капитала в наиболее рентабельные сферы применения, минимизации транзакционных издержек, беспрепятственной смены форм его существования и владельцев, обеспечения минимальных перерывов в его функционировании. Такая мобильность может быть достигнута при соблюдении целого ряда условий, разрешения возникающих противоречий.

Автор придерживается мнения, что постоянное быстрое межсекторное и межсубъектное перераспределение капитала не должно препятствовать его нормальному функционированию, что порождает противоречивую ситуацию между процессами создания прибыли как главной целью и обращением капитала как средством ее достижения. С одной стороны, процесс обращения капитала является важнейшим необходимым условием его самовозрастания. С другой стороны, процесс обращения может сопровождаться перерывами в его производительном функционировании, что противоречит главной цели его движения.

Это противоречие нуждается в разрешении, позволяющем обеспечить обращение капитала на фондовом рынке как непрерывно функционирующее. Кроме того, в каждом секторе экономики объективно существует определенная продолжительность производственного цикла, в течение которого создается прибавочная стоимость, а поэтому изъятие капитала и перемещение его в другие сферы, более прибыльные на данный момент времени в середине цикла, как правило, невозможно или чревато потерями прибыли и высокими непроизводительными издержками.

Для того чтобы сделки по вложению и извлечению, а также по смене собственника капитала, происходили максимально быстро, должна существовать возможность оперативного объединения капиталов разных экономических агентов, а при необходимости и быстрого их разделения без существенных потерь для сторон. Должна быть возможной и легко осуществимой процедура слияния и сращивания различных видов капитала (например, банковского и промышленного). Все это требует минимальной по времени и издержкам, а также максимальной прозрачной процедуры фиксации и публичной легитимизации изменений в отношениях собственности на функционирующий капитал.

Необходимость быстрого перемещения капитала в новые сферы обуславливается все возрастающей неопределенностью и вариабельностью развития рыночной экономики, непредсказуемостью результатов его функционирования. В этих условиях чрезвычайно важной становится возможность оперативной рыночной оценки прогнозной эффективности функционирования любого капитала как товара вне зависимости от формы его существования, сферы нахождения и состояния капитала.

Эта оценка должна быстро учитывать возможные изменения этих параметров и вероятность таких изменений. Капитал, постоянно находящийся в сфере производства, объективно не может иметь такой рыночной оценки, что создает препятствия для мобильности новых вложений и извлечений задействованного капитала с целью перемещения его в иные, более прибыльные сферы, для выбора новых направлений такого перемещения, что связано с неопределенностью перспектив развития и повышенными инвестиционными рисками.

Эти и другие проблемы свидетельствуют о возникновении противоречия между необходимой степенью мобильности и ограничениями, обусловленными самой формой существования промышленного капитала.

Традиционными формами его существования являются производительная, товарная и денежная. Каждая такая форма капитала объективно необходима для его функционирования, обеспечивает завершенность кругооборота, выполняет соответствующие функции, но обладает рядом имманентно присущих им особенностей, влияющих на мобильность капитала.

Капитал в производительной форме, являющийся преимущественно материально-вещественным, характеризуется жесткой привязкой к месту, физической неподвижностью, отраслевыми особенностями длительности кругооборота, сложностями пространственно-временного перемещения при переходе от одного собственника к другому. Об этом свидетельствует отмеченное Р. Гильфердингом затруднение физического перемещения основного капитала по мере роста органического строения.

Для капитала в товарной форме характерны определенный промежуток времени пребывания в запасах, влияние физических характеристик на время и издержки транспортировки и реализации. Денежная форма придает капиталу высокую подвижность, но одновременно делает его потенциальным, не позволяет ему продолжать функционировать в качестве генератора прибыли на весь период нахождения в ней, не обеспечивает сама по себе спецификацию и изменения отношений собственности, выступает как промежуточное расчетно-платежное звено между товарной и производительной формами,

В результате возникает известное противоречие между потребностью в быстром межсекторном и межсубъектном обращении капитала как непрерывно функционирующего и возможностями вышеуказанных традиционных форм капитала обеспечить такое обращение. Последние формируют известные границы, «сковывающие» мобильность капиталов, не позволяющие ему полностью реализовать способность к движению и самовозрастанию. Эта способность не получает своей реализации ввиду отсутствия адекватной формы существования и обращения капитала, способной преодолеть его постоянную и жесткую связь с конкретными субъектами и объектами, обеспечить межотраслевую аллокацию, возможность быстрой его мобилизации из неограниченного круга источников, конверсии капитала из одной формы в другую, оперативной рыночной оценки величины и прогнозной эффективности любого капитала.

Это противоречие мы определяем как главное, формирующее глубокую внутреннюю потребность в появлении особой, качественно новой разновидности капитала, отличной от производительной, товарной и денежной, свободной от ограничений, присущих им, открывающей качественно новые возможности для его движения. Смена форм существования и переход к более совершенным формам, по мнению автора, является внутренней закономерностью развития капитала. Меняя форму, капитал переходит в иное состояние, сопровождающееся качественными изменениями и появлением новых свойств и особенностей.

Возможности для появления такой особой формы существования и движения капитала формируются в процессе поступательного развития самого капитала и заключаются в следующем. К. Маркс доказал, что капитал изначально обладает двойственностью. Этими двумя его слагаемыми являются «капитал как собственность» («капитал вне процесса производства») и «капитал как функция» («капитал в процессе производства»). Первоначально эта двойственность существует в скрытой форме и внешне себя никак не проявляет. Но когда предприниматель начинает использовать заемный капитал, эта двойственность становится зримой, персонифицируется в деятельности двух самостоятельных капиталистов, противостоящих друг другу, и лежит в основе деления прибыли на процент и предпринимательский доход [3].

Поскольку капитал продается как источник прибыли, то, переходя в руки нового собственника, он должен продолжать функционировать, а поэтому его физическое перемещение часто невозможно и нецелесообразно, так как может привести к остановке его функционирования, потере потребительной стоимости как товара. Изменения в отношениях собственности на капитал не должны нарушать обычного процесса его работы как функции. Таким образом, как только встает вопрос о купле-продаже капитала как товара, его двойственность проявляет себя, отношения по поводу капитала как функции и капитала как собственности начинают обособляться друг от друга и играть самостоятельную роль в его движении.

До какого-то момента собственность и функция прекрасно сосуществовали вместе, в рамках целостного единства. Но позднее возникло противоречие, которое потребовало их разделения и впоследствии синтеза на новом уровне - как двух органически внутренне диалектически взаимосвязанных, но внешне обособленных феноменов. Такое разъединение и последующий синтез объективно необходимы для преодоления ограничений на его движение, накладываемых вещественной формой капитала-функции. Благодаря этому был достигнут качественно новый уровень взаимодействия собственности и функции, взамен механического единства возникло органическое, предполагающее разрыв-автономию и на этой основе новое качество целостности, соединение на основе разрыва.

Это расщепление - есть проявление существования и нарастания противоречий между собственностью и функцией, потребительной стоимостью и стоимостью капитала как товара, развитием отношений между эквивалентной и относительной формами стоимости применительно к товару-капитал. В природе капитала заложено стремление ко все более эффективному использованию, к поиску наиболее прибыльных сфер вложений, к смене сферы своего функционирования, которая становится возможной благодаря такому разъединению. Этому способствовало и формирование корпоративной частной собственности в форме акционерных обществ, с возникновением которых, по словам К.Маркса, собственность на капитал совершенно отделяется от его функции [4]. А с появлением биржевого механизма обращения акций, как отмечал Р. Гильфердинг, становится возможным возникновение, перенесение и самостоятельное движение собственности, не определяемое производственными процессами, а также утрата всякой непосредственной связи собственности с потребительной стоимостью, то есть появление чистой абстрактной формы собственности, ее превращение в простое свидетельство на доход, титул дохода, взятый сам по себе, вне процесса производства [5].

Такое разъединение дало возможность разрешить ряд проблем, которые не могли быть реализованы в рамках прежнего единства. В частности, оно способствовало большей мобильности использования капитала, переходу его к более эффективному пользователю, безболезненному разделению на части или,наоборот, объединению, преодолению узких границ отдельных хозяйствующих субъектов, обусловленных размерами их капитала.

Таким образом, в процессе приобретения самостоятельности и обособленного движения капитал-собственность начинает трансформироваться и структурироваться в особую разновидность капитала на основе возникновения определенных предпосылок.

Важнейшими из них выступают обособление ссудного капитала от промышленного и приобретение им всеобщей значимости как отражения атрибутивного свойства капитала, заключающегося в обязательном генерировании прибыли. Благодаря этому любой регулярный доход начинает выступать как порождение капитала, а любой источник такого дохода начинает функционировать как капитал. В таких условиях право на получение дохода, являющееся одним из правомочий в системе прав собственности, начинает рассматриваться как обладание капиталом, а его материализация в соответствующем титуле придает последнему атрибутивное свойство капитала.

К. Маркс указывал на то, что ссудный капитал способен не только отделяться от промышленного, но и многократно его отражать в обособленных «удвоенных» и «утроенных» формах, находящихся в руках различных экономических агентов. Превращение ссудного капитала в банковский привело к возникновению целого ряда орудий кредита (таких как вексель), которые стали функционировать в качестве самостоятельных разновидностей капитала-собственности и форм капитала.

Внутреннее содержание этого процесса было раскрыто в рамках теории прав собственности Р. Коуза. Она исходит из того, что чем более дифференцированы отношения между людьми по поводу вещей, тем более полезными оказываются дробные классификации правомочий для более адекватного отражения характера отношений. Таким образом, собственность - это не вещь и не застывшая единая и неделимая субстанция, а подвижная неустойчивая совокупность пучков правомочий.

Выделяются 11 таких правомочий: право владения, право пользования, право управления, право на доход, право на капитал (капитальную стоимость), право на безопасность, право на передачу по наследству, бессрочность, запрет вредного использования, ответственность в виде взыскания, конечные права [6]. С точки зрения общества, права собственности - это правила игры, упорядочивающие отношения между отдельными агентами. С точки зрения индивидуальных агентов, они представляют собой пучки правомочий на принятие решений по поводу того или иного ресурса. Полная собственность включает все эти права, но она может быть раздроблена путем передачи части правомочий другому лицу [7]. Поскольку права собственности можно разделить разными способами, то конкретные механизмы их передачи могут быть весьма гибкими. Каждый такой пучок может расщепляться, так что одна часть правомочий начинает принадлежать одному лицу, а другая - другому. Эффективность собственности определяется механизмом спецификации, обращение и защиты составляющих ее прав субъекта для преодоления их «размывания» (исчезновения жесткой субъектной и объектной фиксации), допускающим возможность свободного перемещения прав собственности между субъектами. На определенном этапе противоречия между правомочиями достигают критической массы и приводят к их отрыву друг от друга и к рассредоточению между разными субъектами в виде пучков, нашедших материализацию в юридических титулах.

Применительно к процессу разделения капитала-собственности и капитала-функции, согласно теории Р.Коуза, стали происходить процессы и распредмечивания капитала, в результате которых общепризнанными представителями и формами капитала стали выступать не только реально функционирующие его вещественные элементы, но и юридические титулы, отражающие права собственности на них. Произошла известная титулизация капитала, заключающаяся в диалектическом внешнем отрицании его вещной формы при сохранении внутренней связи с ней при помощи совокупности прав собственности. Таким образом, наряду с вещной формой капитала появилась и стала обращаться невещественная обязательственная разновидность капитала, отражающая, по мнению Дж. Коммонса, неосязаемую собственность в форме соответствующих титулов.

В энциклопедической литературе термина титул, происходящий от латинского слова titulus (буквально означающее надпись, почетное звание), определяется как документальное оформление права на определенные действия, на особое положение, на имущество, на владение товаром, то есть юридическое основание какого-либо права, подтверждающее его законность. В более узком смысле его трактуют как юридическое основание прав владельца на какое-либо имущество или такие юридические документы, которые свидетельствуют о праве владельца на доход или имущество. В английской юрисдикции термин "titles of property" обозначает имущественные права. Таким образом, их можно рассматривать как права на имущество, имеющие юридическое документальное подтверждение.

Титулы собственности представляют собой систему отношений определяющих состояние правомочий субъекта собственности, структурированных и формализованных и виде специальных документов. Титулы как институты представляют собой способы приобретения права собственности, основания приобретения прав собственности, юридическое документальное подтверждение права собственности.

Как отмечал Д.И. Розенберг, титулы как таковые, сами по себе не есть титульный капитал, их обращение имело место и у простых товаропроизводителей, и тогда они были представителями денег, товаров или стоимости. Они становятся разновидностями капитала лишь на основе полного господства товарных отношений и превращения капитала в товар. Превращение такого титула в капитал является частью объективного процесса трансформации капитала в товар. В этом процессе находит проявление всеобщий характера капитала как основного производственного отношения, расширяющего сферу своей экспансии, пронизывающего и преобразовывающего под себя все новые и новые слои общественных отношений, наполняя их новым содержанием. Этот процесс является многоплановым, многоаспектным.

Титулизация капитала по форме существования и обращения явилась отражением его титулизации по сути. Р. Гильфердинг отмечал, что капитал, обращающийся на бирже в виде ценных бумаг, фактически стал титулом прибыли по своей сути, что облегчило его формальную титулизацию. В условиях, когда всякий капитал в реальных экономических отношениях представляется просто как капитал, приносящий проценты и фактически становящийся просто титулом прибыли [8], а собственность на капитал превращается в простое свидетельство на доход, титул дохода [9], сами титулы собственности на доход и на капитал вполне могут выступать адекватной формой обращения капитала и постепенно приобретают это новое качество, начинают функционировать как законные и признанные обществом титульные разновидности существования и обращения капитала. Титул собственности на капитал, как обособленная форма капитала-собственности, становится отдельной разновидностью капитала, титулом капитала-функции, отражающим собственность на него и на приносимый им доход. В этом качестве юридический титул становится самостоятельным объектом хозяйственных отношений, представляющим капитал-функцию. Он становится не просто капиталоподобным, функционирующим «как капитал», а отдельно существующей самостоятельной разновидностью капитала, отражающей важную составную часть его отношений.

Процесс превращения титула собственности в форму существования и обращения капитала заключается в приобретении юридическим документом капитальных свойств. Он не только фиксирует право на доход и капитал, но и приносит доход, а также способен к обращению путем купли-продажи. Он представляют собой титул самовозрастающей авансированной стоимости, которая может быть извлечена в процессе его обращения. К. Маркс отмечает, что такие титулы «делаются формой капитала, приносящего проценты не только потому, что обеспечивают известный доход, но и потому, что путем продажи за них можно получить обратно деньги, как за капитальные стоимости» [10]. Такой титул воплощает в себе капитал как собственность, то есть важную органическую часть отношений, заключенных в капитале как таковом.

Капитал ставит себе на службу все существующие формы, в том числе и титулы, которые превращаются из юридических конструкций в форму фиксации, реализации и институционального регулирования экономических отношений. Первоначально купля-продажа капитала осуществлялась путем оформления определенных записей в специальных книгах, позднее ее инструментом стал вексель, благодаря которому титулы капитала приобрели рыночную оборотоспособность в качестве представителя капитала-функции. Появившись в период зарождения капитала они трансформировались в инвестиционные документы, окончательно оформившись в полноценный титульный капитал.

Перерождение различных титулов собственности в титульный капитал во всех странах происходило схожим образом - путем распространения на инвестиционные документы правил вексельного законодательства. До принятия соответствующих законов этого они были «квазититулами», не являлись овеществлением производственных отношений и фиксацией отношений собственности, формой обращения капитала. Все эти «квазититульные» формы были приведены к подобию векселей и таким образом получили рыночную оборотоспособность, то есть способность свободно обращаться на рынке в качестве представителя капитала-функции, потенциальной способностью к самостоятельному движению в отрыве от самого объекта собственности, высокой гибкостью, позволяющей фиксировать различные сочетания пучков правомочий гораздо более разнообразно, чем это имеет место применительно к вещественной форме капитала.

Фиксируя собственность на капитал, титулы постепенно сами приобрели капитальные свойства, стали функционировать как капитал, представляя реально функционирующий капитал «в снятом виде», в виде совокупности прав собственности на него. В результате определенная часть юридических титулов приобрела дополнительную потребительную стоимость - став самостоятельной формой капитала. Произошла материализация капитала в соответствующих титулах, благодаря чему он приобрел форму, удобную для своего обращения в качестве товара.

Потребности деловой практики обусловили существование титулов собственности как правило в форме обособленного документа на бумажном носителе, а позднее в форме электронной записи по счетам или в специальных реестрах, что удобно для хранения, обращения, проведения сделок по выделенной теме или к родственным темам. В качестве информации, зафиксированной в титуле, рассматриваемом в качестве юридического документа, выступает фиксация параметров и перечня тех правомочий, спецификацию, обращение и защиту которых он осуществляет.

Возникновение титульного капитала на примере ценных бумаг было охарактеризовано Б.М. Ческидовым с использованием термина «фиктивизация», под которым он понимает процесс обособления и абстрагирования от натурально-вещественной формы капитала, рост его обезличенности [11]. Мы полагаем, что более точно этот процесс может быть охарактеризован как «титулизация» капитала-собственности, поскольку этот термин более четко и конкретно отражает сущность происходящих изменений. Использование термина обезличенность в нашем понимании не совсем удачно, поскольку его можно трактовать как отсутствие принадлежности конкретному экономическому агенту. Мы полагаем, что характеристика данного процесса как титулизации капитала-собственности, напротив, свидетельствует о четкой спецификации прав собственности на капитал в системе отношений по поводу него.

Заключение

Возникновение титульного капитала - это реализация внутренней потребности капитала в совершенной мобильности, результат разрешения противоречия между капиталом-собственностью и капиталом-функцией, благодаря которому было разорвано их механическое единство в рамках вещественной формы капитала, на смену которому пришла их органическая диалектическая целостность на основе внутренней связи капитала-собственности в форме титула и капитала-функции, сохранившего вещественную форму. Это заимствованная юридическая форма титула собственности, которая наполняется новым содержанием, приобретая свойства капитала, становясь институциональной формой капитала, в которой материализовался капитал-собственность. Процесс генезиса титульного капитала включает в себя две одновременно протекающих составляющих: титулизацию капитала и капитализацию титула.



[1] Маркс, К., Энгельс, Ф. (1964). Сочинения (2-е изд.; Т. 26; Ч. III; C. 475, 490, 511). Москва: Политиздат.

[2] Туманова, Е.А. Шагас, Н.Л. (2004). Макроэкономика. Элементы продвинутого подхода (С. 17). М.: Инфра-М.

[3] Маркс, К., Энгельс, Ф. (1962). Сочинения (2-е изд.; Т. 25; Ч. II; C. 412-417). Москва: Политиздат.

[4] Маркс, К., Энгельс, Ф. (1962). Сочинения (2-е изд.; Т. 25; Ч. II; C. 479-480). Москва: Политиздат.

[5] Гильфердинг, Р. (1959). Финансовый капитал. Исследование новейшей фазы в развитии капитализма (С. 193-195, 206). М.: Соцэкгиз.

[6] Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория (2007; С. 49). М.: Инфра-М.

[7] Корнейчук, Б.В. (2007). Институциональная экономика (С. 176). М.: Гардарики.

[8] Гильфердинг, Р. (1959). Финансовый капитал. Исследование новейшей фазы в развитии капитализма (С. 193). М.: Соцэкгиз.

[9] Там же; С. 193-195, 206.

[10] Маркс, К., Энгельс, Ф. (1962). Сочинения (2-е изд.; Т. 25; Ч. II; C. 19). Москва: Политиздат.

[11] Ческидов, Б.М. (2006). Модели рынков ценных бумаг (С. 37). СПб: Питер.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241