Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»2 / 2015
DOI: 10.18334/rp.16.2.34

Экономическая безопасность и энергетика: поиск оптимальности

Копеин Валерий Валентинович, доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры финансов и банковского дела, Кемеровский институт (филиал) Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, Россия

Economic security and energy industry: search for optimal solutions - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 51

Аннотация:
В статье рассматривается эволюция теоретических и практических подходов к вопросам национальной и экономической безопасности, отмечается смена приоритетов в ее повышении и управлении. По результатам анализа состояния энергетической отрасли указываются проблемы, возникающие при движении к энергетической автономии страны и регионов как способа повышения экономической безопасности. Предпринята попытка обоснования экономической нецелесообразности этого направления.
Цитировать публикацию:
Копеин В.В. Экономическая безопасность и энергетика: поиск оптимальности // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 2. – С. 309-320. – doi: 10.18334/rp.16.2.34

В связи с нестабильностью мировой экономики, новыми геополитическими рисками, связанными с формированием многополярного мира, в научном сообществе активно изучаются проблемы безопасности стран и регионов. Внимание к теме национальной безопасности, ее составляющих – экономической, финансовой, не ослабевало и до начала мирового кризиса. Но с 2007 г. по настоящее время количество публикаций по этой теме в общей и специальной литературе значительно увеличилось. Проблема безопасности становится все более актуальной и дискуссионной, позиции ученых и исследователей в понимании сущности безопасности и методологии ее изучения расходятся и нередко значительно. Научное изучение категории «безопасность», определяемой в общем плане как способность государства обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие, разветвляется на несколько исследовательских направлений. Одним из направлений является получение научных знаний о сущности категории «безопасность», ее содержании, классификации, выявление общих и специфических характеристик ее иерархических уровней. Другим важнейшим исследовательским направлением становится поиск практических способов управления безопасностью с учетом изменений в политике и экономике.

Эволюция приоритетов безопасности

В настоящее время ключевой характеристикой национальной безопасности является, по нашему мнению, представление ее как способности обеспечить территориальную и политическую независимость страны. За несколько последних лет в мире кратно увеличилось число событий, прямо или косвенно ведущих к внешнему или внутреннему ослаблению экономической и политической ситуации в целом ряде стран. Массовые волнения в Турции, Таиланде, Египте, правительственные кризисы, протесты в Европе, военное противостояние Израиля и Палестины, события в Украине, укрепление политических партий радикальной и националистической направленности и их победа на выборах, военные перевороты – все эти социальные и политические факты требуют пересмотра подходов к изучению безопасности. Зарубежными политиками озвучивается необходимость всемерно укреплять обороноспособность страны в связи с выявлением новых врагов государства, увеличивать военные расходы. Можно утверждать, что национальная безопасность все чаще понимается как военная безопасность и способность государства защитить свой суверенитет.

Такое положение приводит к тому, что изучение безопасности экономики страны, отдельного региона связывается с новой классификацией угроз и рисков для экономики, при этом следует максимально полно и всесторонне учитывать политические факторы и способность страны (региона) обеспечивать решение своих экономических задач в первую очередь за счет собственных ресурсов и сил. Проблема модернизации классификации современных рисков и угроз экономической безопасности состоит, прежде всего, в трудности самой постановки исследовательской задачи. Какое направление развития страны будет выбрано сегодня? Какие приоритеты будут основой стратегии и тактики в экономике и обществе? Какие влияющие факторы будут ведущими во внешней и внутренней политике? Однозначной и обоснованной картины текущих и перспективных планов социально-экономического развития отдельных стран и мира в целом пока не сложилось.  

Рациональность экономического развития, лежащая в основах многих современных экономических теорий, свойственна любой экономической системе (стране, региону, предприятию и т.д.) и определяет разумное стремление к минимизации своих затрат для обеспечения жизнедеятельности и развития. Если один экономический субъект не может произвести необходимое ему для своего развития, или это дорого для него, то логично приобрести это у того субъекта, кто делает лучше и дешевле.

Бытовая интерпретация подобной макроэкономической ситуации определяет, к примеру, что для обывателя выращенные овощи с собственного огорода лучше и полезней, чем купленные. Но здесь, как правило, часто не учитывается множество других факторов ­– природных, сезонных, собственных временных и финансовых затрат. Для обывателя важна независимость от производителей этой продукции и внутреннее убеждение, что собственная продукция лучше.

С позиции государства стремление наилучшим способом распределить отечественные производительные силы с минимальными затратами и с учетом исторически сложившейся производственной специализации регионов, природных и климатических условий, демографических и производственных ресурсов, находится сегодня под давлением необходимости уменьшать зависимость от своих контрагентов по экономической деятельности. Рациональность и минимизация затрат утрачивает роль ведущего макропоказателя в управлении развитием. Такую смену основных приоритетов в современной экономической политике требуется учитывать и в классификации угроз и мониторинге уровня безопасности. В России также прорабатываются меры по снижению зависимости национальной экономики и ее финансовой системы от неблагоприятных внешних факторов.

Если следовать логике изложенного способа практического повышения безопасности, то такие действия в своей крайней точке должны привести экономику страны к полной автономии и независимости от внешних факторов и контрагентов, соответственно – к максимальной изоляции от всех воздействий и рисков. Наглядная реализация принципа «каждый за себя» в государственном масштабе. Конечно, такой мысленный эксперимент не корректен как по своей постановке, так и по абсурдности цели и несоизмеримости финансовых и иных средств для ее достижения. Неперспективными выглядят и результаты, в которых сложно найти положительные следствия эффекта полной независимости при глобализации экономики. Но в сегодняшних условиях такое направление поиска повышения экономической безопасности выглядит вполне реалистичным и оправданным. Эту задачу, даже оценивая ее с позиции научного познания и экономики как шаг назад, можно поставить в проблемы исследования, разработав своеобразный параметр «автономии экономики» и формализовав связь такого параметра с уровнем безопасности.

Новейшая история энергетической безопасности

В качестве аналога исследовательской проблемы такого рода предлагается рассмотреть российскую энергетику, безопасность которой определяется исследователями как элемент экономической безопасности страны. Если содержание этого сегмента, как части целого, не будет оценено исследователями с позиции достаточности для сложившихся условий, то, следуя диалектическому подходу, нельзя дать суждение о достаточном уровне целого.

Россия является частью мировой экономики, из года в год растет внешнеэкономический оборот, расширяются межгосударственные связи, повышается информатизация общества. В энергетике, наряду со специфическими особенностями и тенденциями, в процессе изучения и абстрагирования допустимо выделить общие с экономикой черты. Несмотря на продолжающийся мировой экономический кризис, потребность в энергоресурсах остается. Продолжается и реформа российской энергетики, что вносит свою корректировку в общую динамику развития и устойчивость экономики. Системная перестройка отношений в энергетической отрасли, активное внедрение в ней действий «невидимой руки рынка», произошедшие немногочисленные, но серьезные аварии в генерации и передаче электрической энергии заставляют по иному взглянуть на вещи, ранее казавшиеся вполне понятными и обоснованными.

Многими экспертами отмечается, что реформа российской энергетики, на которую возлагались большие надежды, буксует. Эта мысль уже неоднократно была озвучена и на правительственном уровне. Важно, что сегодня есть понимание необходимости внесения корректировок в государственную энергетическую политику, переосмысление самого хода и механизмов реформ. Для формирования эмпирической базы исследования рассмотрим укрупненно состояние и основные итоги реформирования энергетической отрасли с позиции экономической безопасности.

Сегодня состояние экономики России и ее положение в мире в значительной степени определяется ее экспортным потенциалом и имеющимися энергетическими ресурсами. Огромный природный топливно-энергетический потенциал России является базой экономического развития. В стране, где проживает менее 3% населения мира, сосредоточено до 30% мировых запасов топливно-энергетических ресурсов. Поэтому Россия как «энергетическая сверхдержава» и одна из крупнейших экспортеров энергетических ресурсов играет большую роль в балансе мировых экономических и политических сил. От эффективности деятельности топливно-энергетического комплекса в значительной степени зависит обеспечение экономической безопасности страны.

Наличие энергетических ресурсов, постоянная востребованность их в мировой экономике привели к появлению в научном обороте понятия «ресурсное проклятие», когда страна (регион), обладая мощнейшими природными ресурсами (энергетическими), отстают по объемам и темпам экономического развития от стран-импортеров этих ресурсов. Сырьевая ориентация России стала ее характерной чертой, своеобразным «экономическим штампом», а нефтегазовые доходы – основным источником наполнения федерального бюджета. В первом квартале 2014 г. их доля в общем объеме доходов составила 51,9%, что на 3,5%  превышает соответствующий показатель 2013 года (48,4%).

Доля обрабатывающей промышленности в российском экспорте за период 1995-2007 гг. снизилась с 27% до 17%, а доля энергоносителей соответственно увеличилась с 43 до 64% [1]. Являясь третьим в мире крупнейшим производителем энергии – 1182 млн т н.э. (Китай – 2085, США – 1686 млн т н.э.), Россия в потреблении энергии на душу населения существенно отстает (справка: н.э. – нефтяной эквивалент – единица измерения количества условного топлива, которое используется для счисления полезного действия различных видов топлива в их суммарном учете, т.е. нефти и ее производных, природного и специально получаемого при перегонке сланцев и каменного угля, газа, торфа).

В России в 2009 г. на душу населения приходилось 4561 кг н.э., что сравнимо с уровнем потребления в Швеции и почти на 40% меньше, чем в США и расположенной в тех же широтах Канаде [4]. Такие соотношения в первом приближении отражают низкий уровень потребления энергии населением России как следствие неразвитости общественного потребления. Если привести эти показатели к сравнимой базе с учетом энергоэффективности, то потребление на душу населения должно быть еще скорректировано. При этом валовой внутренний продукт на душу населения в России более чем в 4 раза меньше, чем в США.

Роль энергетики для России огромна. Энергетика является не только базой для развития отечественной экономики, но и инструментом проведения внутренней и внешней политики, элементом которой является энергетическая безопасность. Правительством РФ разработана Доктрина энергетической безопасности с учетом положений Стратегии национальной безопасности до 2020 г. В этом плане энергетическая безопасность тесно увязывается с экономической и национальной безопасностью [6].

Энергоначала

Начало создания российской энергетики было положено в 1920 г. разработкой плана Государственной комиссии по электрификации России (план ГОЭЛРО). Этот план и сегодня признается российскими и зарубежными специалистами как масштабное, обоснованное и своевременное решение не только задач энергетики, но и подъема отсталой и разрушенной российской экономики. 

Особенностями плана являлись учет огромных пространств России, большого количества часовых поясов, климатических зон, исторической специализации территорий и источников топлива. Энергоснабжение строилось на «бассейновом» принципе, когда произведенная электрическая энергия перераспределялась в те регионы, где она требовалась. Энергетические объекты проектировались с учетом размещения крупных промышленных потребителей и наличия местного топлива. Фактически, это была первая научно обоснованная схема территориального районирования России с определением дальнейшего промышленного и социального развития.

Те регионы, которым было недостаточно электрической энергии для обеспечения своего промышленного потенциала, получали ее с использованием межтерриториальных перетоков, что позволяло региону экономить, не создавая собственные генерирующие мощности. Коэффициент, учитывающий долю собственных источников электрической энергии, присутствует в методиках оценки энергетической и экономической безопасности региона [3, 8, 9].

Регионы сырьевой ориентации и с мощным промышленным потенциалом, к которым относится Кемеровская область, – наглядная иллюстрация решения энергообеспечения без дополнительной собственной генерации. На рисунке показано, что потребление электрической энергии регионом покрывается за счет собственной генерации и перетоков электрической энергии из регионов, где она производится с меньшими на тот момент затратами. Следует отметить, что график потребления электрической энергии отражает, в первую очередь, (без учета температурных колебаний) общую динамику экономического развития – подъем или падение промышленного производства как наиболее крупного потребителя.

С момента распада СССР (1990 г.) экономика Кемеровской области находилась в стагнации, разрушились старые экономические связи и отношения, формировались новые, развивался институт частной собственности. Соответственно, эта ситуация привела к падению объемов потребления электрической энергии. Период до 1998 г. по ряду показателей относится к периодам спада, когда нарастали объемы задолженностей, увеличивалось количество убыточных предприятий.

Рисунок.  Динамика потребления и выработки электрической энергии в Кемеровской области (источник – составлено автором по данным Росстата, ОАО «Системный оператор Единой энергетической системы»)

С 1999 г. окрепла и стала устойчивой тенденция роста объемов потребления электрической энергии. Однако мировой экономический кризис сказался и на кузбасских предприятиях – объемы потребления электрической энергии в 2008 г. упали более чем на 20%. С 2009 г. отмечается повышение спроса на электрическую энергию, что свидетельствует о восстановлении экономики региона.

По состоянию на 2011 г. потребление электроэнергии достигло уровня 1993 года. Если с 1997 г. наблюдался устойчивый подъем экономики региона, то мировой экономический кризис 2008-2009 гг. отразился в Кемеровской области опять же снижением объемов потребления электрической энергии. В 2013 г. потребление электроэнергии в Кемеровской области уменьшилось почти на 3% по сравнению с 2012 г. Необходимо отметить, что снижение объемов выработки электрической энергии с 2011 г. объясняется проводимыми реконструкциями энергетического оборудования электростанций региона.

Анализ сегодняшнего состояния энергетической отрасли приводит к заключению, что экономические показатели за годы реформ значительно ухудшились. Развитие энергетической отрасли в России испытывает серьезные трудности. С 1991 г. более чем в 1,5 раза увеличились относительные потери электроэнергии в сетях при ее транспортировке, более чем в 1,5 раза выросла удельная численность персонала в электроэнергетике, причем в большей степени этот рост связан с увеличением руководящего состава. Происходит перестройка кадровой структуры: опытные инженеры и мастера уходят из отрасли.

На смену им приходят менеджеры-управленцы, ориентированные на получение финансового результата, управление организационными преобразованиями, финансами, но слабо представляющие реальное производство. Доля профессионалов технического профиля катастрофически уменьшается при малом притоке молодых инженеров.

Эффективность использования капитальных вложений в отрасли снизилась более чем в 2,5 раза. Почти в 5 раз сократился ввод новых генерирующих мощностей по сравнению с вводами 80-х годов. Идет «вымывание» мощностей, что в итоге на фоне снижения выработки и роста потребления приведет к дефициту энергии и жесткой зависимости от внешних поставщиков.

Реформы энергетической сферы России, основанные на внедрении рыночных принципов в эту сферу, оцениваются экспертами по-разному, но проблема обеспечения надежного энергоснабжения остается по-прежнему актуальной. Техногенная катастрофа в 2009 г. на Саяно-Шушенской ГЭС связана, по мнению экспертов и специалистов, не только с человеческим фактором, но и изношенностью основных фондов.

В 2003 г. в США, которые гораздо раньше внедрили рыночные отношения в энергетику, более 50 млн человек в 8 штатах остались без электроэнергии по причине выхода из строя генерирующего оборудования и невозможности решить эту проблему из-за недостатка местных источников энергии. Ранее аналогичные аварии в США произошли в 1965, 1977 гг.

Энергетика России, созданная несколькими поколениями, обеспечивает потребности экономики в энергетических продуктах и энергетических услугах, вносит весомый вклад в формирование финансово-экономических показателей страны. Сегодня энергетика фактически работает на том оборудовании, что было создано 70-80 лет назад, а инвестиций для содержания и развития энергетического комплекса направляется все меньше. Уровень износа основных фондов в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды в 2012 г. составило 51,2%, что является одним из самых высоких по видам экономической деятельности и превышает степень износа по всем основным фондам – 48,6% [7].

В Кемеровской области сырьевая ориентация определила состав и распределение производительных сил. Добыча полезных ископаемых, крупная промышленность и инфраструктура ее обслуживания, транспорт, энергетика, типология городов, по большей части структурированных как заводские поселки, профессиональное образование – все элементы выстроены для обеспечения индустриального развития. В структуре валового регионального продукта на долю добычи полезных ископаемых приходится 35-40%, доля производства и распределения электроэнергии, газа и воды составляет 4-5% [5].

Вопрос энергетической безопасности региона становится все более актуальным. Энергосистема Кемеровской области – одна из самых крупных в стране и третья по величине в Сибирском федеральном округе (после Иркутской и Красноярской). В целях повышения энергонезависимости в регионе предпринимаются значительные усилия. В 2014 г. после реконструкции введены в строй два новых энергоблока: № 4 на Беловской ГРЭС (г. Белово), который отработал 46 лет, № 5 на Томь-Усинской ГРЭС (г. Мыски), который эксплуатировался 54 года.

Реконструкция этих энергоблоков потребовала серьезных финансовых вложений собственников предприятий – 13 млрд руб. в течение двух лет, но такое решение позволяет повысить энергобезопасность и надежность энергоснабжения потребителей Кемеровской области. Обновление и создание новых основных фондов при высоком износе имеющегося электроэнергетического оборудования – положительная тенденция, но значительная капиталоемкость энергетики и длительные сроки окупаемости генерирующих объектов требуют от бизнеса, особенно в условиях экономического кризиса, более тщательно прорабатывать финансовые аспекты и цели бизнеса, которые не всегда совпадают с целями энергетической и экономической безопасности.

Заключение

1. Проведенный на примере энергетической отрасли анализ показывает, что выбор между автономностью страны (региона) и оптимизацией внешних связей связан не только с материальными и временными затратами, но и с политическим аспектом внешней и внутренней политики. Двойственность подходов к созданию концепции национальной, экономической безопасности есть главное теоретическое и практическое звено разногласий в процессе научного изучения безопасности.

2. Попытки одностороннего способа решения проблем экономической (в том числе энергетической) безопасности за счет достижения в каждом стране (регионе) энергетической самодостаточности – направление экономически бесперспективное, организационно сложное, финансово затратное, а в политическом плане – способное активизировать и сепаратистские настроения.

3. Достижение ощутимого уровня самодостаточности в энергетике сомнительно без активного использования внутренних резервов, повышения энергоэффективности, что является признанным и объективным направлением работы. Сегодня энергоемкость валового внутреннего продукта (ВВП) России остается самым высоким среди развитых стран. Электроемкость ВВП России в 1,6 раза выше, чем в США, более чем в 2,4 раза – Италии, Германии, Великобритании.

4. Праксеологический подход к разработке концепции экономической безопасности страны (региона) должен содержать возможность управления «коэффициентом автономии» ряда экономических, энергетических, финансовых и иных показателей в зависимости от реальной ситуации в стране и мире, целей и приоритетов социально-экономического развития.