Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»11 / 2014

Домашние хозяйства: стратегии экономического поведения на рынке труда и типология трансфертов

Калашникова Ирина Владимировна, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой производственного менеджмента, Тихоокеанский государственный университет, г. Хабаровск, Россия

Мироненко Ольга Владимировна, кандидат экономических наук, доцент, докторант кафедры экономики, Дальневосточный государственный университет путей сообщения, г. Хабаровск, Россия

Households: strategies of economic behavior on the labor market and the typology of transfers - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 43

Аннотация:
В статье представлена классификация занятости домашних хозяйств, позволяющая в перспективе произвести расчет коэффициента экономической нагрузки на занятого члена домохозяйства, необходимого для решения вопросов социальной помощи населению и проблем занятости. Обозначены основные факторы и модели, определяющие стратегии поведения членов домашних хозяйств на рынке труда. Предложена типология трансфертов, возникающих между домашними хозяйствами.
Цитировать публикацию:
Калашникова И.В., Мироненко О.В. Домашние хозяйства: стратегии экономического поведения на рынке труда и типология трансфертов // Российское предпринимательство. – 2014. – Том 15. – № 11. – С. 135-144.

Под трудовым поведением домашнего хозяйства, на наш взгляд, следует понимать совокупность действий членов данного хозяйства на рынке труда, направленных на субъективную оптимизацию получения материальных и внеэкономических выгод от использования собственной рабочей силы.

Учитывая, что домашнее хозяйство, как правило, является коллективным субъектом рынка труда, поведение каждого из его членов детерминировано, в первую очередь, интересами домашнего хозяйства как коллективного актора и только во вторую очередь – с учетом собственных интересов и приоритетов, конъюнктуры локального рынка труда. Следовательно, принятие решения по поводу включения в сферу трудовой занятости члена домашнего хозяйства (ЧДХ) будет зависеть от распределения имеющегося трудового потенциала конкретного домохозяйства с целью оптимизации источников получения выгоды (экономического интереса).

Классификация занятости членов домашних хозяйств

В исследовании, проведенном нами ранее [1], ЧДХ могут быть заняты в отраслях национальной экономики и (или) в домашнем хозяйстве (см. рис. 1).

Рис. 1. Классификация занятости членов домашних хозяйств

                                                                                                                                     

В экономической литературе наименее изучена занятость в домашнем хозяйстве. Полагаем, что есть три ее разновидности: оплачиваемая, рыночная и занятость в домашней экономике.

Под оплачиваемой занятостью в домашних хозяйствах следует понимать предоставление услуг членами одного домашнего хозяйства другому на возмездной основе. Рыночная занятость интерпретируется нами как реализация товаров и услуг, произведенных в домашнем хозяйстве.

К домашней экономике (домашний труд) относят ведение ЛПХ для собственного конечного потребления, традиционные домашние работы и самоуслуги, которые включают в себя: приготовление пищи, уборку помещений, уход за детьми, стирку, ремонт одежды, обуви, бытовых приборов, мебели, жилых помещений. Следует учитывать, что традиционные работы и самоуслуги, не предназначены для реализации на рынке, но подлежат учету при определении показателя чистого экономического благосостояния страны.

Следует отметить, что данная типология не учитывает членов домохозяйств, относящихся к экономически неактивному населению и безработным, поскольку в составе любого домашнего хозяйства они заняты в самом домашнем хозяйстве. Также при оценке качества жизни в настоящее время не учитывается способность ЧДХ содержать иждивенцев.

Такая классификация занятости домашних хозяйств позволяет определить коэффициент экономической нагрузки на занятого члена домохозяйства, который возможно рассчитать отношением числа занятых членов домашнего хозяйства в отраслях к общему количеству его членов. Данный показатель целесообразно учитывать при решении вопросов социальной помощи населению, проблем занятости и других.

Стратегия трудового поведения

Используя, предложенную классификацию занятости ЧДХ, в конечном счете, стратегия трудового поведения ЧДХ будет определяться:

– сопоставлением затрат и полученным результатом труда;

– наличием широкой сферы приложения труда  [3];

– наличием альтернатив в сфере трудовой занятости для более выгодного использования труда;

– численностью членов конкретного домашнего хозяйства;

– гендерной и возрастной характеристиками ЧДХ;

– совокупным доходом домашнего хозяйства, который складывается из оплаты труда, предпринимательского дохода, аренды, пенсий, стипендий, социальных выплат, различных форм социальной помощи и поддержки, а также «восходящих» и «нисходящих» трансфертов между домашними хозяйствами;

– распределение занятых членов домашних хозяйств по сферам приложения труда (видам экономической деятельности);

– способностью и желанием иметь детей;

– возможностями трудоустройства (наличие вакансий на рынке труда);

– наличием возможностей для занятости на условиях фриланса;

– уровнем профессионального образования и др.

Для того чтобы охарактеризовать трудовую занятость, используем концепцию В.С. Половинко, согласно которой следует рассчитать величину трудовых затрат на основе экономических и внеэкономических переменных  [3]. Применительно к домашним хозяйствам под экономическими переменными (составляющими) трудовых затрат следует понимать такие затраты труда ЧДХ, конечный результат которых имеет для них экономическую выгоду. Как правило, такие затраты выражаются количеством отработанного времени, производительностью труда, качеством, сложностью труда, трудоемкостью, тяжестью, интенсивность.

Внеэкономические переменные (составляющие) характеризуют величину накопленного человеческого капитала и степень экономической активности члена домохозяйства. Все ЧДХ обладают разной величиной накопленного человеческого капитала, опытом профессиональной деятельности, интеллектуальным потенциалом, уровнем образования, имеют разную трудовую мотивацию и т.д. Внеэкономические составляющие способствуют:

– достижению, поддержанию и улучшению результатов и качества труда;

– расширению сферы приложения труда;

– увеличению уровня благосостояния домашнего хозяйства.

Возможности сферы приложения своего труда

Следующий фактор, определяющий экономическое поведение ЧДХ на рынке труда – наличие широких возможностей (вплоть до альтернативных форм занятости) сферы приложения своего труда. Очевидно, что для объективной оценки данного фактора необходим, прежде всего, контент-анализ деятельности государства в области содействия занятости населения, поддержки предпринимательства, регулирования социально-трудовых отношений, социального обеспечения и социальной защиты населения, а также динамики соотношения спроса и предложения рабочей силы с учетом форм нестандартной занятости.

Особую актуальность имеет исследование трансфертов, опосредующих взаимодействие и взаимосвязи между домашними хозяйствами, которые получают все большее распространение, несмотря на относительно высокую вовлеченность населения в сферу трудовой занятости. В данном контексте под трансфертом следует понимать безвозмездную помощь, оказываемую членами одного домашнего хозяйства (донором) другому (реципиенту)  [2]. Эти трансферты мы подразделяем на денежные, материальные и социально-трудовые.

Денежные трансферты предполагают безвозмездную передачу одним домашним хозяйством другому денежных средств, ценных бумаг, владелец которых обладает правом получения дохода. Под материальными трансфертами будем понимать совокупность потребительных стоимостей в вещественной форме (имущество, товары, предметы личного потребления), передаваемых одним домашним хозяйством другому. Социально-трудовые трансферты представляют собой помощь в ведении хозяйства, на приусадебном участке, выполнении домашних работ, по уходу за детьми, больными, инвалидами. Каждый из трансфертов может быть «нисходящим» (помощь представителями старшего поколения младшему) и «восходящим» (помощь представителями младшего поколения старшему).

В рамках изучения трансфертов, возникающих между домашними хозяйствами, используя матрицу, составленную по критерию «тип трансферта – направление трансферта», можно выделить несколько типов трансфертных потоков (стратегий трансфертного поведения домашнего хозяйства) (см. рис. 2).

Рис. 2. Матрица распределения стратегий трансфертного поведения

В ходе проведенного нами анкетирования в январе 2014 г. членов 100 домашних хозяйств Хабаровского и Приморского краев установлено, что в указанных регионах наибольшее распространение имеет практика нисходящего трансфертного донорства. Отметим, что на выбор стратегии трансфертного поведения домохозяйства оказывают влияние возрастная структура членов домашнего хозяйства, экономическая активность на территории муниципального образования, структура занятости, конъюнктура локального рынка труда, качество жизни населения, уровень развития системы образования и др.

Очевидны проявления различий в содержании нисходящих и восходящих трансфертов: если для первых характерна всесторонняя помощь, то для вторых – в большей степени социально-трудовая. Причем нисходящая материальная и нисходящая социально-трудовая поддержка может оказываться разным представителям младшего поколения, поскольку получение каждых из этих ресурсов выделилось как две отдельные стратегии.

Модели поведения индивида на рынке труда

Избранный тип трансфертного поведения ЧДХ предопределяет их выбор стратегии поведения на рынке труда. В этой связи представляют интерес исследования С.А. Соловченкова. Он выделяет три модели поведения индивида на рынке труда: модель работника, модель безработного, модель работодателя  [4].

Развивая методологический подход С.А. Соловченкова, идентифицируем модели поведения ЧДХ следующим образом: модель «работающего», модель «соискателя рабочего места» (модель «безработного»), модель «неработающего», модель «самозанятого», модель «работодателя», модель «занятого в домашнем хозяйстве» в целях производства продукции для реализации на рынке (рыночная занятость в домашнем хозяйстве). Каждая из моделей имеет несколько вариаций (см. рис. 3).

Рис. 3. Модели поведения на рынке труда членов домашних хозяйств

Следует учитывать, что каждый из представителей перечисленных групп является членов конкретного домохозяйства.

Модель поведения «работающего» идентифицируется в случае неудовлетворения работником собственным рабочим местом и дифференцируются на четыре типа моделей:

- пассивная модель, при которой работник не удовлетворен собственным рабочим местом, но в силу определенных причин не предпринимает каких либо действий для улучшения своего положения;

- акцессорная модель, в рамках которой работник увеличивает свою трудовую активность для продвижения по служебной лестнице или имеет возможность получить дополнительный доход в пределах конкретного предприятия;

- мобильная модель характеризуется поиском нового места работы работником в рамках внешнего рынка труда;

- целевая модель реализуется при поиске второго места работы, более вероятна в ситуации неполной занятости работника по месту основного трудоустройства.

Модель поведения «соискателя рабочего места» («безработного») (безработным следует считать ЧДХ, ищущего работу);

- пассивная модель характеризуется ожиданием удачного трудоустройства с помощью третьих лиц без приложения усилий;

- активная модель реализуется при использовании межличностных связей, развитии индивидуальных ресурсов, накоплении опыта на свободном рынке труда, открытии собственного дела.

При выделении типов моделей поведения «работодателя» выделяют следующие:

- традиционная модель, при которой работодатель выплачивает полную заработную плату работникам в условиях официального трудоустройства;

- теневая модель реализуется с использованием практики «зарплата в конверте», что позволяет работодателю снизить расходы на отчисления во внебюджетные фонды в пользу государства, а работника избавляет от необходимости платить высокий подоходный налог, но позволяет, в связи с официальным трудоустройством, претендовать на ряд социальных льгот;

- модель фриланса, при которой взаимодействие работодатель-работник возникает при отсутствии официально оформленных трудовых отношений;

- модель «мертвых душ» характеризуется в приеме на работу людей, которые реально никогда не работали и не будут работать на данном предприятии. Данная модель объясняется желанием работодателя получить обоснованные льготы, преувеличивая численность работающих на предприятии, экономия достигается за счет фальсификации числа и социального качества работников, что позволяет работодателю войти в иную категорию отношений с государством. Данная практика находила большое распространение в бюджетных организациях с целью обеспечить возможность своим работникам получать большую заработную плату. Сам фиктивно устроенный работник получает непрерывный стаж работы  [4].

Модель «неработающего» реализуется при личном желании ЧДХ не трудоустраиваться, при добровольном отказе от статуса «занятого».

Модель «самозанятого» имеет место при занятии ЧДХ собственным делом. Данная ситуация имеет двоякое значение. С одной стороны, он не является безработным, т.к. определил сферу своей реализации и имеет собственный источник дохода. С другой стороны, по отчетам службы занятости он числится безработным. Данная модель может быть трансформирована в две модели: модель «работающего» – при удачном предложении трудоустройства и модель «работодателя» – при эффективном ведении предпринимательской деятельности.

Модель «занятого в домашнем хозяйстве» – рыночная занятость в домашнем хозяйстве – интерпретируется нами как реализация товаров и услуг, произведенных в домашнем хозяйстве для реализации на рынке.

Вывод

Нами обозначено большинство возможных стратегий поведения членов домашнего хозяйства на рынке труда в современных условиях, которые при более глубоком изучении позволят прогнозировать их поведение на рынке труда.


Источники:
1. Калашникова И.В., Мироненко О.В. Домашние хозяйства в системе социально-трудовых отношений: монография. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2011. – С. 10–17.
2. Неформальная экономика в российских домохозяйствах в первой половине 2000-х: домашний труд, агропроизводство и межсемейные трансферты / Е. Гладникова, М. Нагерняк, Я. Рощина, А. Сухова; отв. ред. сер. В.В. Радаев; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики», Лаб. экон.-социол. исслед. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. – 220 с.
3. Половинко В.С., Елкина О.С.. Некоторые вопросы оценки стратегий экономического поведения человека на рынке труда [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vevivi.ru/best/Nekotorye-voprosy-otsenki-strategii-yekonomicheskogo-povedeniya-cheloveka-na-rynke-truda-ref88199.html.
4. Соловченков С.А. Модели поведения отдельных участников рынка труда [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://icarp.ru/doc/IV_schkola/economika/solovchenkov_doklad.pdf .
5. Черникова С.А., Исаков Ю.А. Трудовые ресурсы как фактор производства // Российское предпринимательство. – 2014. – № 5 (251). – С. 55–62. – http://www.creativeconomy.ru/articles/31917/.