Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»10 / 2013

Основные факторы эволюции конъюнктуры ценообразования на мировом рынке железной руды

Попов Николай Александрович, аспирант, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара, Россия

Main factors of evolution of pricing conditions in the global iron ore market - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 45

Аннотация:
В статье анализируются основные факторы эволюции ценообразования на рынке железной руды. Утверждается, что за последние 50 лет мировой рынок железной руды прошел эволюцию от монопсонического к олигополистическому типу конкуренции.
Цитировать публикацию:
Пустов А.Ю. Основные факторы эволюции конъюнктуры ценообразования на мировом рынке железной руды // Российское предпринимательство. – 2013. – Том 14. – № 10. – С. 158-164.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Около 98% добываемой в мире железной руды используется для производства чугуна, который является промежуточным продуктом в процессе производства стали. То есть она является самым важным сырьевым материалом в процессе производства стали.

Цены на железную руду, как и на другие виды сырья, характеризуются наличием постоянных трендов и резких разворотов в ценах. В течение длительного периода с середины 1960-х до начала 2000-х цены на железную руду в реальном долларовом выражении снижались (см. рис. 1), что привело к недоинвестированности в разработку новых проектов по добыче железной руды [1].

 1

Источник: SBB, IMF, составлено автором

Рис. 1. Историческая динамика контрактных цен на железную руду

Факторы, определяющие рост цен на железную руду

Существенный рост цен на железную руду объясняется в первую очередь следующими четырьмя факторами:

Рост спроса на руду в Китае. За последние 10 лет мировой спрос на железную руду рос на 6% в год, в то время как спрос на руду в Китае рос на 16% в год. Мировое потребление руды превысило 1,9 млрд тонн в 2011, из которых 1 млрд тонн был потреблен Китаем [2]. Столь сильный рост производства стали и спроса на руду был вызван в первую очередь процессом активной урбанизации и индустриализации в Китае. Так в период с 2000 по 2010 гг. доля городского населения в Китае выросла с 36% до 45%.

Задержка ввода новых проектов по добыче железной руды. В последние 10 лет рост спроса на железную руду опережал ввод новых проектов. Реализация новых проектов затрудняется рядом факторов, среди которых можно выделить инфраструктурные ограничения, нехватку квалифицированной рабочей силы, проблемы с финансированием из-за быстрой инфляция капитальных затрат, рост налоговых рисков, перемещение новых проектов в регионы с неразвитой бизнес средой (например, Африка), задержки с поставкой оборудования [3]. Так, например, за 2011 г. была отложена реализация почти 600 млн т новых мощностей (см. рис. 2).

 2

Источник: J.P.Morgan [4]

Рис. 2. Перенос сроков ввода новых проектов по добыче железной руды (без «большой тройки» [1])

Резкий наклон правой части кривой предложения железной руды. Это приводит к высокой чувствительности цены даже к несущественным изменениям спроса. Как отмечается многими авторами, Китай является маржинальным производителем руды [5], практически полностью занимая правую часть мировой кривой издержек производства руды (см. рис. 3) и, следовательно, определяя цены на руду [6]. При этом относительный наклон правой части кривой растет со временем. Это объясняется тем, что инфляция издержек производства руды в Китае существенно превышает инфляцию издержек производителей из левой части кривой. Согласно исследованию Macquarie [7], в период 2008–10 гг. инфляция издержек производства руды в Китае превышала 15% в год. Все это усиливается высоким темпом истощения мировых запасов, который по данным компании “Vale” превышает 4% в год [8].

 3

Источник: данные компаний, отчеты инвестиционных банков, оценки автора

Рис. 3. Кривая издержек производства руды в 2011 г. (рынок международной торговли и производство в Китае)

Высокий уровень консолидации поставок руды. Так, «большая тройка» игроков (RioTinto, BHP-B и Vale) имеют 70% долю в мировой торговле железной рудой [9]. Это является отражением олигополистического характера рынка, где «большая тройка» способна влиять на ценообразование и получать более высокую ценовую премию в сравнении с рынком совершенной конкуренции.

Проявление факторов, влияющих на рост цен

Проявлением данных факторов явилось то, что рынок железной руды за последние 50 лет рынок железной руды прошел 2 основных этапа:

–1960–2002 – период падения цен в реальном выражении и стагнации в номинальном выражении;

–2002–2012 – период резкого роста цен.

Период 19602002

Преобладающим типом конкуренции на рынке железной руды в данный период является монопсония [10]. На рынке присутствует один крупный потребитель – Япония, являющийся ценоискателем, обладающий влиянием на рыночное ценообразование и старающийся ограничить верхний предел цен через прямые инвестиции в основные проекты по добыче железной руды. При этом «большая тройка» производителей являются ценополучателями. В этот период на рынке преобладает система ценообразования, основанная на заключении годовых контрактов на поставку железной руды. При этом контракты заключаются в рамках японского финансового года, то есть с апреля по март. Основными поставщиками руды по долгосрочным контрактам являются Австралия и Бразилия, по спотовым – Индия.

Период 20022012

В данный период происходит превращение рынка железной руды в олигополию. На мировом рынке появляется новый крупный потребитель – Китай, который испытывает нехватку железной руды с внутреннего рынка и начинает активно увеличивать импорт железной руды, превращаясь в ее крупнейшего импортера уже в 2003 г. В тоже самое время спрос на импорт железной руды со стороны традиционных потребителей, Японии и Европы, остается на высоком уровне. Рост спроса на импорт железной руды со стороны Китая на фоне ограниченности предложения из Австралии и Бразилии приводит к удвоению экспорта руды из Индии до 63 млн т в 2004 г.

Текущее состояние рынка железной руды

Со временем «большая тройка» начинает осознавать то, что рынок железной руды из монопсонического превратился в олигопольный, где она контролирует практически 70% рынка международной торговли и способна оказывать влияние на ценообразование [11]. Начиная с 2006 г., RioTinto, а затем BHP-B и Vale начинают предпринимать шаги в сторону отмены годовых контрактов на руду, усложняя процесс ведения переговоров со сталеплавильными предприятиями [12]. Весной 2010 г. это приводит к отказу от 40-летней системы заключения контрактов по фиксированным ценам на 1 год в пользу контрактов с фиксированной ценой на 1 квартал. Теперь цена определяется не через процесс переговоров, а четко привязана к спотовой цене. По мнению «большой тройки», спотовая цена достоверно отражает сложившийся на рынке баланс спроса и предложения руды. Это позволяет крупным игрокам получать высокую прибыль в периоды активного роста рынка.

Следует отметить, что Китай стремится снизить зависимость от импортных поставок, реализуя различные стратегии. Первой стратегией является накопление существенных запасов железной руды в портах и на предприятиях для того, чтобы в периоды наиболее высоких цен прекращать закупки с рынка, в частности у «большой тройки». Так в среднем в 2012 г. запасы железной руды в портах Китая составляли около 100 млн т или около 10% мирового производства руды.

Второй стратегией являются инвестиции в покупку и разработку месторождений в богатых рудой регионах. Специально для этих целей Министерство финансов Китая создало специальный фонд [13]. До сих пор средства этого фонда использовались в основном для сделок слияний и поглощений за рубежом, но количество проектов, создаваемых с нуля, постепенно возрастает. В настоящее время Китай имеет долевое участие в проектах общей мощностью более 200 млн т/год [14].

Можно заключить, что будущее ценообразования на мировом рынке железной руды зависит от того, насколько успешно Китай сможет использовать реализуемые стратегии для усиления влияния на «большую тройку».

Вывод

В настоящей статье были проанализированы основные факторы эволюции ценообразования на рынке железной руды. К ним относятся существенный рост спроса на руду на фоне задержек реализации новых проектов, резкий наклон правой части мировой кривой предложения железной руды и доминирование «большой тройки» на рынке мировой торговли рудой.

Утверждается, что за последние 50 лет мировой рынок железной руды прошел эволюцию от монопсонического к олигополистическому типу конкуренции. При этом будущий тип конкуренции на рынке будет зависеть от успешности реализации стратегий Китая по усилению влияния на рынок железной руды.




[1]BHP-Billiton, Rio Tinto, Vale


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. The Lore of Ore, Oct 2012 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.economist.com/node/21564559.
2. Steel Statistical Yearbook 2011 // worldsteel [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.worldsteel.com.
3. Rodolfo De Angele. Iron Ore: Fundamentals in favor of suppliers, raising price forecasts across the curve // J.P.Morgan. – Oct 2010. – P. 1–10.
4. Iron Ore: Market Underappreciates Fundamental Strength// J.P. Morgan. – July 2011. – P. 1–15.
5. L.Correa. The Iron Ore Handbook: Digging Dipper // Barclays Capital. – Apr 2012. – P. 1–93.
6. Iron and Steel value chain dynamics // McKinsey&Co. – Oct 2011. – P .20.
7. Colin Hamilton. Iron Ore Outlook: Balancing supply and demand in volatile markets // Macquarie. – Sep 2010. – P. 29.
8. Vale can be flexible on iron ore contracts // Merrill Lynch. – Oct 2011. – P. 1.
9. Zhirui Zhu. Identifying supply and demand elasticities of iron ore // Thesis at Duke University – 2012.
10. Tom Price. Old numbers, new bearish span // UBS. – March 2012. – P. 1–15.
11. Jeffrey D. Wilson. Chinese resource security policies and the restructuring of the Asia-Pacific iron ore market // Resources Policy. – 2012. – № 37. – P. 331–339.
12. Yan Jiangning. Death Knell for Benchmark Iron Ore Pricing // CaixinOnline. – Sep 2010. –[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.english.caixin.com/.
13. The Iron Ore Market 2009–2011 // UNCTAD. – June 2010. – P. 68.
14. G.Train. Securing supply – China’s efforts to boost iron ore availability // Macquarie. – April 2011. – P. 3.