Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»1 / 2013

Об актуальности государственной поддержки несырьевого экспорта в России

Андреев Алексей Вениаминович, аспирант кафедры международного бизнеса факультета мировой экономики и мировой политики, Национальный исследовательский университет − Высшая школа экономики, г. Москва, Россия

On the Relevance of the State Support of Non-raw Materials Export in Russia - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 60

Аннотация:
В статье рассматривается проблема оказания государственной поддержки российским предприятиям − экспортерам промышленной продукции. Приводятся доводы в пользу более глубоких институциональных преобразований в этой сфере и аргументы за включение государственной программы стимулирования несырьевого экспорта в приоритетную повестку внешнеэкономической политики России.
Цитировать публикацию:
Андреев А.В. Об актуальности государственной поддержки несырьевого экспорта в России // Российское предпринимательство. – 2013. – Том 14. – № 1. – С. 4-10.

Современная глобальная экономика претерпевает значительные изменения, связанные с трансформацией хозяйственных процессов в динамично меняющемся мире. Новые тренды развития определяются, с одной стороны, сдвигами в структуре мировой экономики − падением удельного веса развитых индустриальных стран в мировом ВВП и, наоборот, увеличением доли стран с развивающимися рынками – и, следовательно, несоответствием таких перемен сложившемуся мировому экономическому порядку в рамках Бреттон-Вудской и Ямайской валютно-финансовых систем. С другой стороны, продолжающаяся турбулентность в свете глобального кризиса ставит перед экономической политикой всех групп стран новые качественные задачи и заставляет государства искать пути стимулирования дальнейшего роста.

Актуальные задачи экономического развития сегодня особенно остро стоят и перед Россией. Модель «петрогосударства», базирующаяся на покрытии внутреннего спроса на готовые изделия импортом за счет экстенсивного вывоза минерального сырья при благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре, полностью исчерпала себя. Очевидность этого факта продемонстрировал мировой кризис, в разгар которого в 2009 г. российская экономика испытала самый значительный спад среди стран большой двадцатки. Несмотря на то что Россия является страной с признанным характером рыночной экономики с достаточно гибкими механизмами адаптации к внешним шокам, несоответствие факторной структуры спроса и предложения в небольшой, открытой и плохо диверсифицированной экономике [1] может служить источником серьезных рисков для динамики экономического роста.

Мечта некоторых политиков реализовать в России идею «энергетической сверхдержавы» плохо согласуется с экономической реальностью, не предполагающей достижения высокого уровня жизни в больших многонаселенных странах лишь за счет использования базового природного потенциала [2]. Также сомнительно, что благодаря углеводородным экспортным доходам можно гарантировать устойчивый долгосрочный рост экономики и ее модернизацию [3].

Почему важна господдержка промышленного экспорта?

Исходя из невыгодности сырьевого варианта развития, экономика России нуждается в новых качественных точках роста. Одной из вероятных точек может стать комплекс мер государственной поддержки промышленного экспорта. Существует несколько причин актуализации такой экономической повестки.

Во-первых, как уже говорилось, российская экономика остается недостаточно диверсифицированной, чтобы не принимать во внимание внешнеэкономические риски от изменения условий торговли. Более того, в последние 10 лет уровень диверсификации неуклонно снижался [4]. Сырьевая ориентация российского экспорта и экономика, страдающая «голландской болезнью», тормозят процесс модернизации промышленности и ослабляют конкурентоспособность страны на мировых рынках готовых изделий и товаров с высокой добавленной стоимостью.

Как показывает мировой опыт, перезревшую проблему повышения инновационной составляющей экспорта может помочь решить реализация государственной программы поддержки и стимулирования несырьевого экспорта – конечно, при параллельных структурных реформах народного хозяйства. Эксперты Всемирного банка (ВБ) считают, что для повышения экспортного потенциала необходимо в приоритетном порядке улучшать институциональную среду ведения бизнеса и советуют российским властям больше внимания уделять развитию конкуренции и совершенствованию внутреннего рынка, чем механизмам поддержки экспорта [6]. С этим тезисом трудно спорить [5], однако неизбежный пересмотр акцентов экономической политики в сторону более инновационной модели развития все равно потребует качественно новой стратегии продвижения высокотехнологичных продуктов российского экспорта за границу. Кроме того, мировая практика свидетельствует, что не только внутренние реформы прямо влияют на повышение эффективности внешнеэкономической деятельности (ВЭД), – но и наоборот: улучшение механизмов регулирования ВЭД и реформа торговой политики оказывают положительное воздействие на показатели макроэкономической стабильности [8]. Недавняя история знает примеры, когда мощным стимулом экономического развития выступила программа государственной поддержки экспорта, результаты которой заметно окупили издержки ее проведения [6].

Во-вторых, действенная стратегия продвижения несырьевых товаров за рубеж позволит поднять общий уровень инновационности российской экономики, который пока оставляет желать лучшего, причем по сравнению со всеми странами Евросоюза [7]. Расчеты экономистов доказывают, что участие в международной специализации повышает производительность организаций и стимулирует процесс инновационной активности, что, в свою очередь, благоприятно отражается на увеличении коммерческого экспорта [8].

В-третьих, слабая конкурентоспособность российского производства также должна вынуждать официальные власти со всей серьезностью подходить к вопросам поддержки промышленного экспорта. На протяжении последних лет уровень конкурентоспособности России практически не меняется [9]. В том числе этому способствует как неконкурентоспособность товаров и услуг российского экспорта, так и неумение бизнеса закрепляться на новых рынках из-за нехватки опыта международной конкуренции. По данным ВБ, в 1999−2008 гг. только 57% попыток обосноваться на зарубежных рынках на более чем 2 года закончились успешно, тогда как, например, норма «выживаемости» китайского экспорта составляет 70% [13].

Стратегические ориентиры: повышение конкурентоспособности и укрепление внешнеэкономических связей

ВБ также обращает внимание на то, что Россия не до конца использует потенциал большего проникновения на такие большие и перспективные рынки, как Китай, Индия, США, Германия, Италия. Причем, больше всего Россия не доторговывает продукцией высокой степени переработки [13]. Соответственно, государственная поддержка экспорта может поспособствовать интенсификации экспорта товарных групп № 84−97 (машины, транспорт, оборудование и другая продукция с высокой добавленной стоимостью) по Товарной номенклатуре ВЭД Таможенного союза.

Немаловажным аспектом недостатка конкурентоспособности является и то, что после преодоления последствий глобальной рецессии мировая экономика станет более жесткой, конкуренция возрастет на всех факторных и отраслевых рынках. К таким вызовам России необходимо быть готовой, чтобы занять достойное место в новой системе международных экономических отношений.

Еще одна актуальная задача государственной поддержки экспортеров состоит в обеспечении недискриминационных условий доступа российской продукции на зарубежные рынки и устранении торговых барьеров.

По состоянию на 1 января 2012 г. против российского бизнеса действовали 72 ограничительные меры, применяемые иностранными государствами для защиты своего внутреннего товарного рынка, в том числе: 37 антидемпинговых мер, 5 специальных защитных мер, 30 иных мер нетарифного регулирования торговли, включая меры административного регулирования [10].

Сохранение жесткой и взвешенной переговорной позиции на отстаивание интересов российского бизнеса на рынках зарубежных государств может способствовать дальнейшему расширению количества и качества внешнеэкономических связей и углублению интернационализации отечественных компаний. Вступление же в ВТО открывает новые официальные рычаги давления по устранению торговых барьеров на пути российских экспортеров.

Вывод

Итак, государственная поддержка несырьевого экспорта может служить потенциальным источником повышения уровня диверсификации российского экспорта, дать толчок инновационно-технологическому обновлению экономики, усилить конкурентоспособность страны и расширить доступ на внешние рынки.



[1] Доля России в мировом ВВП составляет 3%, внешнеторговая квота – 51,6%, доля минерального сырья в экспорте – 70,4% [1].

[2] См., например [3].

[3] И хотя рассуждения на эту тему ведутся – см., например: [3], – цифры и факты доказывают невозможность такого сценария – см.: [4].

[4] По статистическим расчетам ЮНКТАД, индекс Херфиндаля-Хиршмана для России, оценивающий уровень диверсификации экономики, вырос со значения 0,29 в 2001 г. до 0,41 в 2011 г., что означает 40% «утяжеление» экспорта [5].

[5] О неудачных примерах в мировом опыте стимулирования экспорта без должной структурной промышленной политики см., например: [7].

[6] Например, программа финансовой поддержки украинских малых и средних фирм-экспортеров в 1997–2004 гг., проводимая украинским правительством совместно со Всемирным банком, привела к троекратному увеличению экспортных поступлений задействованных в программе предприятий. Коэффициент эффективности составил 2,32, то есть каждый доллар финансовой поддержки принес дополнительно 2,32 доллара экспортной выручки. Подробнее см.: [9].

[7] По показателю удельного веса организаций, осуществляющих технологические инновации, в общем числе организаций Россия отстает от лидера рейтинга, Германии, более чем в 7 раз; от аутсайдера рейтинга, Латвии, почти в 2 раза [10].

[8] J.P. Damijan, C. Kostevc, S. Polanec. From Innovation to Exporting or Vice Versa? // The World Economy. March, 2010.

[9] В 2006–2012 гг. оценка конкурентоспособности России Всемирным экономическим форумом практически не менялась, в среднем составляя 4,2 балла по Индексу глобальной конкурентоспособности [12].

[10] Информация о деятельности Минэкономразвития России по обеспечению благоприятных условий доступа на зарубежные рынки в 2011 году.


Источники:
1. Мировой валютный фонд: официальный сайт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.imf.org; Всемирная торговая организация: официальный сайт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.wto.org.
2. Милов В. Может ли Россия стать нефтяным раем? // Pro et Contra. − 2006. − № 2−3.
3. Поляков В. Сырьевая ориентация российского экспорта // Мировая экономика и международные отношения. − 2006. − № 1.
4. Милов В. Может ли Россия стать энергетической сверхдержавой? // Вопросы экономики. − 2006.− № 9.
5. United nations conference on trade and development: официальный сайт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://unctadstat.unctad.org/ReportFolders/reportFolders.aspx?sCS_referer=&sCS_ChosenLang=en
6. Russian Federation – Export Diversification through Competition and Innovation: A Policy Agenda // The World Bank. – 2011. − July.
7. D.B. Keesing, A. Singer. Development Assistance Gone Wrong: Failures in Services to Promote and Support Manufactured Export. // P. Hogan, D.B. Keesing, A.Singer. The Role of Support Services in Expanding Manufactured Exports in Developing Countries // Economic Development Institute, World Bank. − 1991. − P. 1−18.
8. Исаченко Т.М. Торговая политика Европейского Союза. − М.: ГУ-ВШЭ, 2010. − С. 10−11.
9. Implementation Completion Report on a Loan/Credit/Grant in the Amount of US$ 60 m and DM 15 m to the Ukraine for an Export Development Project / World Bank. Report No 30962. December 15, 2004.
10. Индикаторы инновационной деятельности: 2009. Статистический сборник. – М.: ГУ−ВШЭ, 2009. − С.459.
11. J.P. Damijan, C. Kostevc, S. Polanec. From Innovation to Exporting or Vice Versa? // The World Economy. March. 2010.
12. The Global Competitiveness Index 2012−2013 data platform [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.weforum.org.
13. Russian Federation – Export Diversification through Competition and Innovation: A Policy Agenda // The World Bank. – 2011. − July. − P. 11.