Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»1 / 2012

Интеграционные образования в отечественной промышленности: исторический взгляд

Миллер Александр Иванович, Доцент кафедры управления социально-экономическими процессами, к.э.н., АНО ВПО «Алтайская академия экономики и права», Россия

Integration Business Entities in the Domestic Industry: a Historical View - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 19

Аннотация:
В статье описаны особенности интеграционных образований в Российской Федерации с учетом их исторического развития. Рассмотрены механизмы становления банковских и финансово-промышленных структур и их влияние на уровень национальной экономики.
Цитировать публикацию:
Миллер А.И. Интеграционные образования в отечественной промышленности: исторический взгляд // Российское предпринимательство. – 2012. – Том 13. – № 1. – С. 64-70.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Процесс структурных социально-экономических изменений в отечественной промышленности начался с середины 80-х годов, когда для повышения самостоятельности отдельных подразделений крупных компаний создавались мелкие и средние предприятия. Последним представлялось право брать в аренду часть фондов компании и заключать с ней арендные договора. Так, начиная с 1986 г. в структуре промышленных компаний возникли и стали функционировать частные предприятия. Первоначально они решали задачи по увеличению производства товаров народного потребления и работали по заказам крупных промышленных объединений. В дальнейшем стала утверждаться практика деятельности частных предприятий в тех сферах, где имелась возможность использовать в своих интересах ресурсы государства, и государственных предприятий.

Прежде всего, такая практика внедрилась в торгово-посредническую деятельность и внешнеторговые операции. Развитие и использование аренды корректировалось по мере накопления опыта и позволило выявить сильные и слабые стороны процесса. С одной стороны, существенно расширилась самостоятельность структурных подразделений, быстрее стала проходить адаптация к условиям и требованиям рынка, сохранение права собственника позволило препятствовать выходу вновь создаваемых на основе структурных подразделений фирм из основного технологического процесса, корректировать арендные договора при заключении их на короткий срок и тем самым повысит интерес в эффективности деятельности. С другой стороны, в новообразованные фирмы часто формировали собственные экономические интересы и нарушали введением «дополнительной деятельности», сложившиеся производственно-технологические связи и организации производственного процесса в самой компании.

Другой формой реорганизации стало образование дочерних фирм на базе отдельных структурных подразделений, не задействованных непосредственно в производстве основной продукции. Отношения базовой компании с дочерними фирмами складывались на основе владения контрольным пакетом акций или по соответствующей доле в уставном капитале. За счет возможности регулирования деятельности своих фирм сохранялась целостность производственной системы компании. Для формирования уставных капиталов использовалась возможность привлечения средств сторонних инвесторов, развитие дочерних фирм с четко определенным направлением деятельности (не обремененных инфраструктурой предприятия). 

Дочерние и зависимые общества, образование холдингов

Необходимо отметить, что на практике в процессе такой реорганизации складывались разные взаимоотношения между подразделениями компании, преобразованными в дочерние фирмы и между дочерними фирмами и базовым предприятием. Нередко интересы в создании дочерних фирм основывались на передаче имущественных или финансовых ресурсов, а содержание их деятельности технологически не было связано.

Процесс реорганизации крупных промышленных компаний проходил не только в направлении декомпозиции управления. Преобразование в холдинговую компанию осуществлялось для координации деятельности головной компанией (как собственника пакетов акций акционерных обществ). В холдинг могли преобразовываться предприятия, не связанные производственно-технологическими процессами. Это, с одной стороны, упрощало их координацию, с другой – без бюджетных дотаций вызывало быструю потерю интереса и распадение холдинга.

Преобразование в холдинговую компанию обоснованно, когда технологически независимые производства достигают целей за счет концентрации и интеграции деятельности. В этом случае головная компания – холдинг может заниматься стратегическим планированием и координацией деятельности подразделений.

При разработке концепции функционирования ФПГ основное внимание уделялось ключевым вопросам восстановления управляемости в промышленности, институциональному и организационному реформированию промышленного комплекса, структурной и инвестиционной политике в промышленности и реформированию экономической среды.

С 1997 по 2000 год количество дочерних и зависимых обществ в целом по России увеличилось с 90 000 до 120 400. Наибольшее количество дочерних и зависимых фирм отмечается в таких отраслях, как промышленность (свыше 10 000), строительство (свыше 12 000), торговля (свыше 20 000), финансы (свыше 19 000), а также в отрасли, предприятия которой осуществляют рекламные услуги, аудиторскую деятельность, маркетинговые исследования (свыше 12 000). Интенсивность инвестиций предприятий отраслей промышленности в дочерние и зависимые общества на протяжении второй половины 90-х годов была подвержена существенным колебаниям.

Государственная инициатива по формированию холдинговых структур в ряде жизнеобеспечивающих и экспортоориентированных отраслей, а затем залоговые аукционы привели к возникновению в России ряда крупных групп, объединенных холдинговыми отношениями. Крупнейшими среди них являются РАО «ЕЭС России», ОАО «Газпром», НК «ЮКОС» и «ЛУКОЙЛ», группы банков «ОНЭКСИМ», «Российский кредит», «Альфа». Среди объединений, быстро наращивающих масштабы деятельности необходимо назвать ПК «Сургутнефтегаз», группу «Сибирский алюминий», «Северсталь» и некоторые другие.

 

Крупнейшие промышленные и банковские холдинги

Сравнительный анализ банковских и промышленных бизнес-групп показал, что структура промышленных холдингов – даже если не рассматривать крупнейшие промышленные холдинги России «ЛУКОЙЛ» и «Газпром» – гораздо более стройна. Банковские холдинги демонстрировали тенденцию к неразборчивости промышленной структуры, созданию конгломератных образований. Этому существует целый ряд объяснений, от наиболее мягкого – диверсификация промышленных активов, до жесткого утверждения о неразумности инвестиционной политики в рамках «избыточного стремления к формированию холдингов».

Несмотря на конгломератную структуру промышленных объединений вокруг банков, их роднит наличие нескольких обязательных компонентов. Подавляющее большинство банковских объединений включают производителей экспортируемого сырья (нефтяные компании, металлургические комбинаты или производители минеральных удобрений); компании высокотехнологических отраслей, обладающих экспортным потенциалом (например, авиакосмической или судостроительной); компании отраслей с коротким технологическим циклом, производящие продукцию дня конечного рынка (легкая, пищевая промышленность, промышленность строительных материалов); компании отраслей, связанных с перспективными технологиями.

Первый и третий компоненты обеспечивают группу как валютной выручкой от экспорта, так и рублевой выручкой от продаж на внутреннем рынке, второй и четвертый – представляют собой инвестиции в будущее. Однако обращает на себя внимание, что внедрение банковских групп в названные отрасли скорее можно охарактеризовать как стремление к присутствию, без реальных усилий по реорганизации системы производства и сбыта контролируемых компаний.

Неустойчивость положения банков как центров интеграции усугубляет их ориентацию на краткосрочные цели.  Одновременно российская экономика отличается слабостью сигналов о потенциальной эффективности инвестиций в промышленные активы вследствие отсутствия более или менее свободного доступа к ним.

Три основных направления формирования холдинговых структур

Развитие отраслевой структуры промышленных групп в России продемонстрировало целый ряд важных особенностей, по сравнению с мировым опытом. Формирование холдинговых структур могло идти по одному из трех основных направлений: вертикальная интеграция «назад» – установление контроля над предприятиями-поставщиками; вертикальная интеграция «вперед» – установление контроля над предприятиями потребителями; горизонтальная интеграция в рамках основной специализации. Первое направление вертикальной интеграции выглядит перспективным для российских конгломератов. Удачными в этом направлении были действия ОАО «Газпром» и РАО «ЕЭС России», осуществленные в газохимии и производстве энергетического угля.

Активная интеграция «назад» проводится лучшими предприятиями целлюлозно-бумажной промышленности. Довольно часто попытки интеграции с помощью имущественных прав, когда компании противостоит сопоставимый по размеру контрагент, заканчиваются неудачей.

Интеграция «вперед» в России часто связывается с установлением контроля над неплатежеспособными потребителями путем конвертации задолженности в акции либо с помощью процедуры банкротства с назначением лояльного кредитору внешнего управляющего. Горизонтальная интеграция, позволяющая использовать эффект масштаба и приобретать рыночную власть, в России практикуется сравнительно редко. Ожидаемые выигрыши незначительны, по сравнению с затратами на приобретение эффективных конкурентов. Что же касается неэффективных компаний, то хотя издержки на их поглощение невысоки, реструктуризация требует масштабных инвестиций, и ожидаемая отдача оказывается несопоставимо небольшой,  о сравнению с затратами. 

Роль титулов собственности

Несмотря на различия структуры банковских и финансовых конгломератов, их объединяет стремление к созданию внутри группы полного набора компаний, обеспечивающих торгово-финансовую инфраструктуру: банка, торгового дома, страховой компании, негосударственного пенсионного фонда. Такая тенденция развития промышленной организации служит признаком высоких трансакционных издержек благодаря значительной вероятности экспроприации. Внешние контракты замещаются внутренними не на уровне отдельной фирмы, а на уровне группы. Интернализация трансакционных издержек происходит в форме повышения сложности внутригрупповой координации, что сопровождается увеличением масштабов группы и включением в нее функционально инородных компонентов.

Исследование тенденций развития отношений и управления в крупнейших финансово-промышленных конгломератах показывает, что в последние годы роль титулов собственности как основы для реальных прав собственности возрастает. В отличие от первой половины 90-х годов, реже становятся случаи силового оттеснения владельца контрольного пакета от власти в компании. Напротив, достаточно частым явлением стали случаи недружественного захвата интегрированными группами контрольного пакета крупных промышленных компаний и банков с последующим увольнением нелояльных новым собственникам менеджеров. Высокие затраты на приобретение контроля с помощью титулов собственности привели к снижению активности по перераспределению имущественных прав, сузили масштабы рынка корпоративного контроля. 


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Иванов И.Н. Организация производства на промышленных предприятиях: учебник. – М.: Инфра-М, 2010. – 352 с.
2. Клейнер Г.Б. Реформирование предприятий: возможности и перспективы // Общественные науки и современность. – 1997. – № 3. – С. 15–29.
3. Кравченко Н. Меняется ли парадигма управления предприятиями / Н. Кравченко, В. Маркова // Проблемы теории и практики управления предприятиями. – 2008. – №3. – С. 83–89.
4. Оголева Л.Н. Инновационный менеджмент. – М.: Инфра-М, 2011. – 238 с.
5. Рябичева А.В. Повышение эффективности интеграционных процессов в промышленности: дисс. канд. экон. наук. – Москва, 2009. – 155 с.