Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»7 / 2010

Китайская трудовая миграция на Дальний Восток России: современные реалии и перспективы

Понкратова Людмила Алексеевна, канд. геогр. наук, доцент, заведующая кафедрой мировой экономики, таможенного дела и туризма Амурского государственного университета, г. Благовещенск, Россия

Chinese Labor Migration to the Russian Far East: Current Trends and Prospects - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 54

Аннотация:
В статье анализируется динамика китайской трудовой миграции в приграничные регионы Дальнего Востока России. Показано место китайской рабочей силы в занятости иностранных граждан в приграничных регионах. Выявлены особенности и структурные сдвиги в занятости китайских трудовых мигрантов. Определены перспективы.
Цитировать публикацию:
Понкратова Л.А. Китайская трудовая миграция на Дальний Восток России: современные реалии и перспективы // Российское предпринимательство. – 2010. – Том 11. – № 7. – С. 185-190.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Привлечение китайской рабочей силы в приграничные субъекты федерации в период с 1997 по 2008 гг. отличалось высокой динамичностью (особенно после 2000 г.). За это время количество рабочей силы из КНР в приграничных районах увеличилось в 6,5 раза. При этом в Приморском крае рост составил 2,3 раза, в Хабаровском крае – 13,3, в Еврейской автономной области – 16,5, а в Амурской области – 35,5 раза.

Амурская область в 2007 г. впервые опередила Приморский край и заняла первое место в Дальневосточном федеральном округе по привлечению китайской рабочей силы. В целом в 2008 году в приграничных субъектах федерации осуществляли трудовую деятельность 57,2 тыс. китайских граждан, что на 5,2% больше, чем в 2007 году. В этой связи можно констатировать, что экономический кризис практически не повлиял на привлечение рабочей силы из Китая в эти регионы. Исключение составил Приморский край, где было отмечено сокращение присутствия китайцев на региональном рынке труда.

За этот период выросла и доля Китая среди странпоставщиков рабочей силы на рынки труда во всех приграничных субъектах, что свидетельствует о структурных сдвигах в пользу этой страны (см. табл. выше). Наиболее существенное увеличение доли Китая в структуре стран-доноров рабочей силы на региональный рынок труда произошло в Амурской области (с 8,6% до 75,2%). В то же время во всех приграничных субъектах (за исключением Амурской области), начиная с 2007 г., стала сокращаться доля Китая среди поставщиков рабочей силы.

Таблица 

Доля граждан Китая в привлечении иностранной рабочей силы
в приграничные регионы Дальнего Востока в 2000–2008 гг., в %

 

 

 

Трудовой обмен

Наметившаяся тенденция объясняется, прежде всего, более либеральной государственной политикой в России по отношению к мигрантам из стран СНГ. Несмотря на это, в приграничных субъектах сконцентрировано 93,2% всей китайской рабочей силы, представленной на Дальнем Востоке России на легальной основе. Это составляет 32,9% всей привлеченной иностранной рабочей силы в Дальневосточном регионе.

Сложившуюся ситуацию подтверждают общемировые тенденции, которые свидетельствуют о том, что большая часть трудового обмена приходится на контактные (приграничные) зоны. Тем более что этому способствует разность как демографических, так и трудовых потенциалов между российским Дальним Востоком и Северо-Восточным Китаем.

Анализируя занятость иностранных граждан и китайских граждан в частности, приведем эти отличия на примере России и Амурской области (в связи с некоторыми трудностями сбора информация о структуре занятости рабочей силы по странам-донорам по другим субъектам Дальнего Востока).

Так, в России в 2008 г. в структуре занятости китайских граждан преобладала оптовая и розничная торговля, включая ремонт автотранспорта (36,2%), строительство занимало вторую позицию (35,5%), несмотря на высокие темпы прироста в этой сфере в последние годы. При этом иностранные граждане в основном были заняты в строительстве (42%), а по доле занятых в оптовой и розничной торговле отставали от китайцев более чем в 2 раза (17%).

Это подтверждает, что значительная часть китайцев ориентирована на торговое предпринимательство (согласно опросам автора – 60,7% в 2000 г. и 41% в 2006 г.) [4] и не только потому, что оно является источником неплохого дохода, но и в связи с тем, что для торговли характерна более быстрая оборачиваемость финансовых ресурсов. Кроме того, активизация Китая на внешних рынках поддерживается реализацией провозглашенной на сессии ВСНП весной 2000 г. внешнеэкономической стратегии «выхода за рубеж» [6, с. 206].

КНР, КНДР и… Украина

Отличительной чертой занятости китайских граждан в Амурской области является существенное увеличение и преобладание в последние годы занятых в сельском и лесном хозяйстве (35,2%) (особенно на лесозаготовках) и в строительстве (35%). Доля занятых китайцев в торговле существенно сократилась в связи с опережающим приростом занятых в лесном хозяйстве и строительстве, а также с введением в России ограничений на долю иностранных граждан в розничной торговле с 1 апреля 2007 г. В то же время отличия в структуре занятости всех иностранных граждан в регионе и китайцев не очень существенны, в связи с тем, что среди занятых иностранцев большая часть (75,2%) – китайские рабочие. 

Для выявления предпочтений у китайских граждан в трудовой деятельности была проанализирована численность занятых различных этнических групп в конкретных видах экономической деятельности в Амурской области. Полученные результаты показали, что лидирующие позиции почти во всех видах экономической деятельности оставались за гражданами КНР. Так, свыше 90% занятых иностранных граждан в Амурской области в оптовой  и розничной торговле — граждане КНР, в диапазоне от 70% до 90% занятых в сельском хозяйстве, строительстве, общественном питании также представлено китайцами.

Несколько меньше китайцы представлены в лесном хозяйстве (56,8%), несмотря на высокие темпы прироста, что связано с реализацией межправительственного соглашения с КНДР по лесозаготовкам.

Корейцы занимают вторые позиции в таких видах деятельности, как лесное и сельское хозяйство. И только в транспорте среди иностранных граждан лидирует Украина с более высокой квалификацией рабочей силы (89,6%).

Трудовая миграция и уровень безработицы

В целом численность официально привлекаемых китайских граждан на работу в приграничные районы Дальнего Востока пока невелика и не оказывает существенного влияния на рынок труда. Рост российской экономики в последние годы поглощал привлекаемую китайскую рабочую силу. Доля китайской рабочей силы в занятом населении хоть и увеличивалась, однако составляла в среднем по приграничным регионам чуть более 2,5%, а в Амурской области в 2008 г. – 5,6%.

Противники использования иностранных граждан часто утверждают, что гастарбайтеры занимают рабочие места местного населения, ухудшая тем самым ситуацию на рынке труда. Однако проведенное исследование показало, что они скорее способствуют развитию региональной экономики и даже косвенно увеличивают занятость за счет создания дополнительных рабочих мест для местного населения.

Так, в Приморском крае коэффициент корреляции составил –0,69, в Хабаровском крае –0,66, в Амурской области –0,84, что свидетельствует об обратно пропорциональной зависимости между числом трудовых мигрантов и уровнем безработицы в регионе. Это позволило сделать вывод о том, что привлечение иностранной рабочей силы до мирового финансового кризиса второй половины 2008 г. не оказывало негативного воздействия на региональный рынок труда. При этом часть организаций была изначально ориентирована на привлечение иностранной рабочей силы, прежде всего китайской, что свидетельствует о существовании двойного рынка труда в регионе.

Демографический и трудовой дисбаланс

Следует отметить, что поступательное развитие региона при явно выраженной сырьевой специализации невозможно без дополнительного привлечения трудовых ресурсов. Уровень реализации программы содействия добровольному переселению соотечественников не позволяет надеяться на решение проблемы недостатка рабочей силы в регионе. 

В этой связи основными донорами трудовых ресурсов могут выступать страны, имеющие их избыток, прежде всего, непосредственно граничащие с регионом, – КНР и КНДР. Этому будет способствовать и реализация «Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР (2009–2018 гг.)», в которой предусматривается сотрудничество в сфере трудовой деятельности.

Кроме того, усиление демографического и трудового дисбаланса по обе стороны российско-китайской границы (численность населения Дальнего Востока, в том числе трудоспособного, сокращается, а Северо-Восточного Китая – растет), опережение прироста трудоспособного населения в КНР над созданием новых рабочих мест будут определять выталкивающий характер миграционных процессов в Китае. В этих условиях проведение внешнеэкономической политики Китая, направленной на поощрение экспорта рабочей силы, будет оказывать давление в пер-вую очередь на приграничные территории.

В этой связи следует согласиться с мнением Ж. Зайончковской [1, с. 85] о том, что китайская трудовая миграция в регионе будет определяющей и вряд ли ей найдется альтернатива в ближайшем будущем. Следовательно, важно определить стратегию регионального развития на перспективу и в соответствии с ней строить государственную миграционную политику, учитывающую региональную состав ляющую.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Зайончковская Ж.А. Перед лицом иммиграции / Pro et Contra. 2005. №3 (30). С.72-87.
2. Использование иностранной рабочей силы на рынке труда Амурской области в 2008 году: Записка / Амурстат. – Благовещенск, 2009. – 39 с.
3. Мониторинг легальной (законной) внешней трудовой миграции за 2008 год. / Федеральная миграционная служба. – М., 2009.
4. Понкратова Л.А. Трансграничная миграция в контактной зоне России и Китая // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Мост через Амур. Вып.7 / Сборник материалов международной научной конференции. – Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2006. – С. 62–81.
5. Численность и миграция населения Российской Федерации в 2008 году: Статистический бюллетень. / Федеральная служба государственной статистики. – М., 2009. 259 с.
6. Экономическая реформа в КНР на рубеже веков / Сост.: П.Б. Каменов. – М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. – 287 с.
7. China Statistical abstract. 2009. / National Bureau of Statistics. – Beijing: China Statistics Press, 2009. (на китайском языке)
8. Martin Ph. Another miracle? Managing labor migration in Asia. / UN Economic and Social Commission for Asia and the Pacific Population Division. Department of Economic and Social Affairs. – Bangkok, 2008.