Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»11 / 2000

Система Тейлора. Взгляд через 100 лет

Павлов Юрий Николаевич, доктор технических наук, профессор, МГТУ им. Н.Э. Баумана, Россия

Малышева Галина Владленовна, доктор технических наук, доцент МГТУ им. Н. Э. Баумана, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст

Аннотация:
На каждом этапе своего исторического развития человечество использовало различные ресурсы управления. Первоначально это была физическая сила и волевой потенциал вождя, затем - происхождение, далее – ресурсы религиозно-светской и административно-командной систем. Потребность в умении управлять возникла сразу же, как только люди стали жить племенами. Обнаруженный при археологических раскопках кодекс законов царя Вавилона Хаммурапи, жившего около 4 тыс. лет назад, не только содержал такие элементы административного управления, как организационная отчетность, контроль, инвентаризация, но и четко прописывал уровень минимальной заработной платы и персональную ответственность за порученную работу.
Цитировать публикацию:
Павлов Ю.Н., Малышева Г.В. Система Тейлора. Взгляд через 100 лет // Российское предпринимательство. – 2000. – Том 1. – № 11. – С. 76-83.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


‑ Скажи, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
- А куда ты хочешь попасть? – ответил Кот.
- Мне все равно … - сказала Алиса.
- Тогда все равно, куда и идти, - заметил Кот.

Льюис Кэррол

 

На каждом этапе своего исторического развития человечество использовало различные ресурсы управления. Первоначально это была физическая сила и волевой потенциал вождя, затем - происхождение, далее – ресурсы религиозно-светской и административно-командной систем.

Потребность в умении управлять возникла сразу же, как только люди стали жить племенами. Обнаруженный при археологических раскопках кодекс законов царя Вавилона Хаммурапи, жившего около 4 тыс. лет назад, не только содержал такие элементы административного управления, как организационная отчетность, контроль, инвентаризация, но и четко прописывал уровень минимальной заработной платы и персональную ответственность за порученную работу.

При сооружении Иерусалимского храма уже в начале первого тысячелетия до нашей эры применялся вахтовый метод работы, а при строительстве пирамид в Древнем Египте, где было задействовано около 100 тыс. человек и строительство велось на протяжении десятков лет, был использован один из основных принципов современного управления ‑ принцип делегирования полномочий.

Каждая следующая управленческая структура в древние времена возникала как обратная реакция на увеличение “коэффициента неуправляемости”, когда проявлялась потребность в централизованной координации. Но это все же были дилетантские методы руководства, основанные на интуиции вождей и руководителей, и только с началом индустриального развития европейской цивилизации стало зарождаться профессиональное управление.

Одним из первых пытался внедрить в промышленность новые методы управления Роберт Оуэн (1771 – 1858). На своей текстильной фабрике в Шотландии он сократил продолжительность рабочего дня, организовал питание рабочих, а также разработал систему их материального и морального стимулирования. Он первый определил всю сложность и важность человеческого фактора. Однако, идеи Оуэна, не получили широкого распространения, а сам он в 1824 г. разорился.

По мере того, как промышленность перерастала границы мануфактурного производства и складывалась новая форма собственности ‑ система акционеров, постепенно начал формироваться и новый тип управленца – менеджер. Слово “менеджер” происходит от английского глагола “to managе” ‑ “управлять” и от латинского “manus” ‑ “рука”.

Основателем школы научного менеджмента стал Фредерик Уинслоу Тейлор (1856 – 1915) американский инженер, которого называют отцом научного менеджмента и родоначальником всей системы научной организации производства и уже более ста лет вся современная теория и практика в области научной организации труда использует тейлоровское наследие. И это не случайно, что теория управления была основана инженером, досконально знающим технологию промышленного предприятия и на собственном опыте познавшего все особенности взаимоотношений между рабочими и руководителями.

В основе системы Тейлора лежит положение о том, что для эффективной организации работы предприятия необходимо создать такую систему управления, при которой бы обеспечивался максимальный рост производительности труда при наименьших затратах.

Эту мысль Тейлор в своем труде “Shop management” сформулировал так: “Необходимо осуществлять такое руководство предприятием, чтобы исполнитель при наиболее благоприятном использовании всех своих сил, мог бы в совершенстве исполнить ту работу, которая соответствует наивысшей производительности, предоставляемого ему оборудования”.

Тейлор показал, что внутрипроизводственные отношения, и в первую очередь, субординация, т.е. поведение и общение рядовых работников и управленческого персонала, оказывает непосредственное влияние на темпы роста производительности труда.

Одним из важнейших принципов управления, разработанных Тейлором, стал принцип соответствия работника занимаемой должности. Есть множество способов решения этой задачи и один из них предложил еще Петр Первый, который требовал от своих подчиненных говорить не по писаному, “дабы дурь каждого видна была”. Тейлор подошел к решению этого вопроса более гуманно, головы нерадивым работникам не рубил, а предложил систему подбора кадров, полагая, что каждого служащего необходимо обучать азам своей профессии.

По его мнению, именно на руководителей возлагается полная ответственность за всю работу, которую выполнили его служащие, тогда, как каждый из них несет персональную ответственность только за свою часть работы.

Находясь под влиянием идей Адама Смита относительно разбиения работы на простейшие задачи и поручения каждой из них низко квалифицированному специалисту, Тейлор стремился собрать единую команду и, тем самым, он в максимальной степени снижал издержки и повышал производительность  труда.

Он, одним из первых, применил в системе оплаты труда точный расчет (взамен интуиции) и ввел систему дифференцированной заработной платы. Он полагал, что в основе научной организации деятельности предприятия лежит пробуждение инициативы работников, и что для резкого повышения производительности труда необходимо изучать психологию наемных работников и администрация должна перейти от конфронтации с ними к сотрудничеству.

Большинство людей в эпоху зарождения капитализма полагали, что основные интересы предпринимателей и рабочих противоположны. Тейлор, напротив, в качестве основной своей предпосылки, исходил из твердого убеждения в том, что истинные интересы тех и других  совпадают; так как “благосостояние для предпринимателя не может иметь места в течение долгого ряда лет, если оно не сопровождается благосостоянием занятых в его предприятии рабочих”.

В последнее десятилетие фактор материального стимулирования стал основным в общей системе экономических стимулов и управления. Однако, новые формы оплаты труда, на проверку оказываются хорошо забытыми старыми и за названиями типа “многофакторные” или “внефакторные” системы оплаты труда скрывается обычное дополнительное вознаграждение за повышение качества продукции, в том числе и дополнительное коллективное премирование. Главная суть всех нововведений заключается в непосредственной зависимости оплаты работников от результатов деятельности всей фирмы. И так широко применяемая сегодня система участия наемных рабочих в прибылях, была использована Тейлором более ста лет назад.

Тейлором были сформулированы четыре основополагающих принципа управления производством:

1) научный подход к выполнению каждого элемента работы;

2) кооперация менеджеров с рабочими;

3) системный подход к обучению;

4) разделение ответственности.

Тейлор утверждал, что “искусство научного управления – это эволюция, а не изобретение” и, что рыночные отношения имеют свои законы и собственную логику развития, для которой нет и не может быть унифицированных решений и подходов.

У Тейлора было очень много последователей, однако наибольший эффект от внедрения его система, получила на предприятиях Генри Форда, который благодаря научной организации труда добился революционного роста производительности и уже в 1922 г. выпускал на своих заводах каждый второй автомобиль в мире.

Будучи талантливым инженером-механиком и изобретателем, Форд  позаимствовал у Тейлора основные принципы рационального функционирования предприятия и практически впервые внедрил их в полном объеме на своем производстве.

Технология управления по Форду состоит из организационных и логических операций, выполняемых специалистами разного профиля по определенному алгоритму. Поточно-конвейерная система Форда была организованнее, эффективнее и прогрессивнее, чем существовавший на рубеже XIX и XX веков фермерский труд. Во времена Форда наиболее эффективным принципом функционирования сборочного производства стал созданный им конвейер, сейчас он уступил место модульному производству, однако основные принципы их организации остались прежними.

Так же, как и Тейлор, Генри Форд высоко ценил творческую инициативу работников и всячески старался ее поощрять. В своей книге “Моя жизнь и мои достижения” он писал: - “Всем, чему мы научились с течением времени, всем нашим уменьем и искусством мы обязаны нашим сотрудникам. Я убежден, что если дать людям свободу развития и сознания служебного долга, они всегда приложат все свои силы и все свое уменье даже к самой незначительной задаче”. Он был уверен, что со временем, “каждый будет вознагражден по своим способностям и усердию”.

Форд был одним из первых, кто так масштабно на первое место поставил задачу повышения качества, которая осуществлялась путем внедрения прогрессивных технологий. И, наверное, не случайно, что уже в конце ХХ века, именно автомобиль компании “Форд” - Ford Mondeo, стал первым автомобилем, созданным с использованием новейших технологий, без единого бумажного чертежа, т.е. машина воплотилась в металл прямо с экрана компьютера.

После кризиса 1929–1933, дальнейшее развитие теории управления осуществлялось на основе информационных технологий.

В 1948 г. профессор математики Массачусетского технологического института Норберт Винер опубликовал книгу “Кибернетика или управление и связь в животном и машине” и тем самым произвел управленческую революцию, радикально изменив место и значение управления. Технические средства, философские и социальные аспекты кибернетики революционно обогатили теорию управления и создали предпосылки для появления человеко-машинных систем.

В конце ХХ века произошел массовый приход бизнеса в Интернет и сегодня принятие основных управленческих решений полностью основывается на информационных технологиях.

По мере дальнейшего развития новых технологий будет происходить отказ от все большего количества правил, по которым ранее осуществлялся бизнес и это естественно, так как еще Тейлор писал, что “управление – есть динамическая и развивающаяся система”.

Рекордсмена НХЛ по забитым шайбам Уэйна Гретцки однажды спросили, что сделало его великим хоккеистом. Он ответил:

‑ Я стараюсь быть там, где будет шайба, а не там, где она есть.

То же правило работает и в отношении к теории управления. Если предприятие строит свою стратегию на основе того, что есть сейчас, то оно всегда будет в погоне за конкурентами, и неважно, что выпускает это предприятие, автомобили, как Генри Форд, или же информационные системы, как Бил Гейц.

Только на первый взгляд различия в организации управления крупным промышленным предприятием и небольшой коммерческой структурой носят принципиальные различия. В действительности же, разница между ними зачастую оказывается значительно меньше, чем это представляется на первый взгляд. В ускоренном темпе меняются формы бизнеса. Способы коммуникаций и бизнес-процессы, происходящие в постиндустриальном обществе, конечно же существенно отличаются от традиционных, однако культура предпринимательства и основные принципы управления остаются незыблемыми.

Современный менеджмент, уже не может быть, как во времена Тейлора, изображен в виде четких рецептов и правил, а представляет собой скорее “управленческую философию”, которая была одинаково актуальна и в период XIX‑XX веков, и в начале XХI.

Тейлор занимался проблемами микроэкономики, т.к. имел дело с конкретными предприятиями и именно такой микроэкономический анализ и позволил ему увидеть некоторые очень специфические компоненты экономической системы.

Система Тейлора, при всей своей практической полезности, тем не менее, не относиться к узкопрофильным предметам, а представляет скорее академический интерес, т.к. позволяет с позиций общества в целом, оценить эффективность управления предприятиями.

Сегодня мы становимся свидетелями, увы, только свидетелями, а не участниками постинформационной технологической революции. Гигантские корпорации, возникшие в начале XX века и во многом определявшие его экономическую жизнь, постепенно утрачивают свое влияние. Две трети компаний, вошедших в список пятисот крупнейших в 1954 году, или прекратили свое существование, или стали не настолько большими, чтобы удержаться в этом списке в наши дни.

Им на смену приходят такие организации, как, например, дочерняя фирма финской электронной компании Nоkіа с ежегодным объемом продажи товаров на сумму $160 млн. и штатом из пяти человек. В условиях интеллектуализации производства меняются устоявшиеся взгляды. С точки зрения материальных активов такая известная компания как, например, Vіsа Іnternational просто не существует, хотя и осуществляет финансовые операции по всему миру на сумму около $300 млрд. в год.

Сегодня, крупные западные корпорации, для обеспечения эффективности управления, тратят на информационные технологии 1,5‑4% своего годового оборота, тогда, как у ведущих российских предприятий данный показатель в несколько раз (а иногда, на несколько порядков!) меньше.

Советник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, бывший помощник президента Картера, Збигнев Бжезинский полагает, что “семидесятилетней изоляции России должен наступить конец”, однако легких путей выхода из кризисы для нее не будет, т.к., по его мнению, Россия – самое неоптимальное и нелогичное из государств с точки зрения подгонки под рыночную экономику.

Ушла в прошлое система хозяйствования, основанная на “единственно верном” учении марскизма-ленинизма и на его месте образовался вакуум. Шутники называют это состояние общественной мысли “корпоративным маразмом”. Конечно, через фазу поиска своего пути развития нужно пройти, однако, эти поиски не могут тянуться десятилетиями.

“Наша страна, в результате войн и революций, оказалась неприспособленна к решению насущных экономических задач” - писал в своей книге “Организация промышленных предприятий по обработке металлов” еще в 1919 г. наш коллега, профессор Высшего Московского Технического Училища Н. Ф. Чарновский. “Промышленность в целом есть результат упорной работы не одного, а многих поколений и, если мы не умеем делать выводы из фактов и управлять ходом истории, то сама история все равно не снимает с нас ответственности за наш выбор пути развития национальной промышленности”.

В России, еще со времен Ивана Грозного, управление всегда осуществлялось сверху, за редким исключением, при невысокой квалификации управленцев. Да и о какой квалификации могла идти речь, когда “каждая кухарка ” должна была уметь “управлять государством”.

Будут ли в России, хоть когда-нибудь действовать мировые законы управления, или же “нам Тейлор – не указ” и мы будем продолжать жить по собственным декретам? Покажет только время.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241