Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»1 / 2004

Деловой мир России как исторический и социокультурный феномен

Кружкова Татьяна Ивановна, канд. экон. наук, доцент Российский государственный профессионально-педагогический университет, г. Екатеринбург, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 60

Аннотация:
(Продолжение. Начало в № 12/2003)
Наряду с зарубежными исследователями проблемам делового мира большое внимание в своих трудах уделяли и русские ученые. И.К. Бабст, профессор политэкономии Московского университета, рассматривал частную инициативу, предприимчивость, деловую хватку как законную и общественно полезную деятельность. В противовес бюрократической косности и аристократическим привилегиям И.К. Бабст предлагал определенную модель деловой этики, включающую такие качества, как личная ответственность, предприимчивость, смелость, нацеленность на увеличение богатства и рост производства. Как экономист, И.К. Бабст был не только сторонником свободы торговли, но и выступал за динамичное использование ее потенциала, выраженное в индивидуальном стремлении к получению прибыли. Производительные вложения рассматривались им как подлинный двигатель и творческая сила человеческого развития.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Кружкова Т.И. Деловой мир России как исторический и социокультурный феномен // Российское предпринимательство. – 2004. – Том 5. – № 1. – С. 52-57.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Продолжение. Начало в № 12/2003

Наряду с зарубежными исследователями проблемам делового мира большое внимание в своих трудах уделяли и русские ученые. И.К. Бабст, профессор политэкономии Московского университета, рассматривал частную инициативу, предприимчивость, деловую хватку как законную и общественно полезную деятельность. В противовес бюрократической косности и аристократическим привилегиям И.К. Бабст предлагал определенную модель деловой этики, включающую такие качества, как личная ответственность, предприимчивость, смелость, нацеленность на увеличение богатства и рост производства. Как экономист, И.К. Бабст был не только сторонником свободы торговли, но и выступал за динамичное использование ее потенциала, выраженное в индивидуальном стремлении к получению прибыли. Производительные вложения рассматривались им как подлинный двигатель и творческая сила человеческого развития.

«Только тогда растет народное благоденствие, когда все плоды бережливости деятельно пущены в оборот и дружно плодотворят собою народную промышленность. Только капитализация, то есть накопление капиталов, назначенных именно для нового производства, для потребления производительного, обогащает народ», - отмечал И.К. Бабст [1]. Такая концепция включала в себя ряд стандартных элементов экономического либерализма, однако, в основе ее была глубокая убежденность в инноваторской функции представителей делового мира, способной привести в движение материальную и интеллектуальную энергию общества.

В отличие от И.К. Бабста, другой преподаватель Московского университета И.И. Янжул рассматривал как стимул для деловой активности посредническую, регулирующую роль государства [2]. Таким образом, представители делового мира играли огромную роль в приросте макроэкономических показателей производства, занятости населения, структурной перестройке экономики.

История российского делового мира имеет глубокие корни. Условия для развития деловой активности начинают формироваться в период становления государственности. Этому процессу способствовали имущественное и социальное расслоение общества, развитие отношений собственности, накопление прибавочного продукта, углубление общественного разделения труда.

Появление «деловников», деловых людей было связано с творческой инициативой и созданием условий для развития частно-хозяйственной деятельности. В истории русского (российского) экономического и культурного развития «деловниками» называли людей особого рода. В 30-е гг. Х1Х в. русское общество спорило о смысле данного термина.

В 1847 г. в Академическом словаре слово «делатель» используется наравне (как синоним) слов «деятель» и «действователь». Разница была, как отмечает В.В. Колесов, лишь идеологическая: делатель – тот, кто делает; деятель – тот, кто трудится, производит, работает [3].  Для филолога, возможно, здесь существует некий нюанс, для экономиста – нет: трудиться как раз и означает делать, создавать (блага). Иное дело, что между терминами «делец», «деловник» и «деятель» можно обнаружить, помимо идеологического, и культурный, нравственный водораздел.

В середине ХIХ в. слово «делец» получает некий неодобрительный смысл. А.В. Дружинин, Вс. Крестовский и другие писатели и критики трактуют термин «делец» как «деляга». Мерзавец, подлец, стервец стоят в ту эпоху в одном смыслополагательном ряду. Такова российская ментальность Х1Х в. Но и в ХХ в. мы наблюдаем то же самое. «Сегодня для нас делец – совершенно неприемлемый тип деятеля, хуже, чем деятель» – указывает В.В. Колесов. «Сегодня» у Колесова – это советское время. В начале ХХI века мало что изменилось. И сейчас «крупные предприниматели» вызывают у большинства россиян преимущественно негативные эмоции. Свыше 57% опрошенных Агентством региональных политических исследований заявили, что плохо относятся к бизнесменам [4].

Деловой человек, дельный человек, «деловник» – иное дело; он создает собственное благополучие трудом, смекалкой, не в ущерб окружающим. Его деятельность (труд, организаторские усилия) соборна, т.е. направлена не на индивидуальное обогащение, а на коллективное, общественное улучшение, софийна – она осуществляется в особой иерархии ценностей, в основе которой заложен не прагматизм, а духовность, нравственность, даже религиозность.

В то же время условия для развития делового мира в России в целом и в регионах страны в частности на протяжении длительного времени были крайне сложными вследствие ряда природно-географических и исторических причин, что негативно отражалось на деятельности его представителей. Собственные интересы людей дела зачастую оказывались на втором плане, и в социальном отношении представители делового мира обосабливались в рамках различных групп и гильдий, интересы которых были узкокорпоративными. Но вместе с тем стремление к взаимодействию проявлялось в развитии кооперации, артельности, общинности, партнерстве.

Вторая половина ХIX века ознаменовалась переходом к новым экономическим отношениям. В это время формируются факторы, способствующие более динамичному развитию делового мира, совершенствованию таких черт характера его представителей, как энергичность, предприимчивость, терпение. Также в этот период получают развитие ценности духовного порядка: доброта, сострадание, милосердие, взаимопомощь, взаимовыручка.

Поэтому возникает вопрос: в чем особенность делового мира России? Западная модель – это, прежде всего, индивидуализм, рациональное отношение к труду, жизненный прагматизм. Западная душа более рационализирована, упорядочена, организована разумом цивилизации, нежели русская. Суть дела состоит не в отрицании рационального подхода, а в разумном сочетании духовного и рационального. Где господствует рынок, там господствуют денежные отношения, которые требуют рационального экономического поведения, во многом подменяя такие ценности, как общение, духовность, взаимовыручка. В связи с этим, для Западной Европы более характерно понятие «деловая среда», представителей которой не объединяют духовные узы. В России же, как уже отмечалось, получило распространение понятие «деловой мир».

В нашей стране, в отличие от Западной Европы, представитель делового мира сформировался как тип коллективистский. В суровых климатических условиях невозможно было выжить в одиночку, вся надежда была на взаимопомощь, взаимовыручку. Поэтому в целом деятельность представителей делового мира организовывалась по семейному типу: народ – как одна большая семья, где очень сильны принципы социального равенства, справедливого распределения, с сильной централизованной властью во главе.

В отличие от западных традиций, труд в русском сознании – это, прежде всего, духовное совершенствование, а в условиях принудительности (долгое господство крепостного права) творческий труд – вообще большая ценность.

С религиозной точки зрения труд для обогащения не только не поощрялся, но даже осуждался (было негативное отношение к стяжательству, накопительству и т.п.). Труд в православном понимании – это духовный труд, духовное совершенствование во «спасение души».

Главными ценностями деятельности представителей делового мира в России были социальное равенство, справедливость, нестяжательство. Накопительство осуждалось. Н.А. Бердяев писал: «У русских отсутствуют буржуазные добродетели, именно добродетели, столь ценимые Западной Европой. Слова «буржуй», «буржуйный» в России носили порицательный характер, в то время как на Западе эти слова означали почтенное общественное положение» [5].

С.Н. Булгаков трактовал хозяйственную деятельность представителей делового мира как «культурное творчество человека» и считал, что хозяйственная деятельность деловых людей направлена не только на создание материальных благ, поскольку «хозяйство есть процесс столь же материальный, сколько и духовный». Он вкладывал в понятие «труд» понятие «духовное делание», творчество [6].

В этот период (вторая половина ХIХ века) дешевизна рабочей силы в России также способствовала привлечению капиталов в производство. Российский хозяйственный менталитет значительно отличался от западноевропейского меркантилизма. Характерной особенностью представителей делового мира нашей страны в силу его соборности, народности было более широкое понимание выгоды, чем прибыли.

Если для представителей деловой среды Западной Европы главная цель заключалась в максимизации прибыли, то для представителей русского делового мира максимизация выгоды включала в себя общественный авторитет, репутацию, карьеру, имидж и т.п. Именно эти ценности часто были доминирующими в хозяйственной деятельности.

Деловой мир был неоднороден и многолик и постоянно находился в движении, ротации. Наряду с династиями, насчитывавшими многие поколения, в нем постоянно происходил процесс ассимиляции творчески и хозяйственно активных людей,  выходцев из крестьян, мещан, интеллигенции. Особенно эти процессы активизировались в эпоху реформ Петра 1, а наибольшего расцвета достигли в период царствования Екатерины II.

 

Окончание следует


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Бабст И.К. О некоторых условиях, способствующих умножению народного капитала. - М., 1857. С. 27.
2. Янжул И.И. Вопрос о государственном вмешательстве в области промышленности //Вестник промышленности, 1885. № 1. С. 9.
3. Колесов В.В. Культура речи – культура поведения. - Л., 1988. С. 9.
4. Деньги, 2003. № 7422. С. 62.
5. Бердяев Н. А. Опыты философские, социальные и литературные (1890-1906 гг.). - СПб., 1907.
6. Булгаков С.Н. Философия хозяйства ……. С. 239.