Исследование цифровых экосистем как фундаментального элемента цифровой экономики

Иванов А.Л., Шустова И.С.
Research on digital ecosystems as a fundamental element of the digital economy - View in English

 Скачать PDF | Загрузок: 8

Аннотация:
На развитие современной экономики все большее влияние оказывают информационные технологии, вследствие чего происходит формирование принципиально нового типа экономики – цифровой экономики, фундаментальным элементом которой являются цифровые экосистемы. В работе определена сущность понятия «цифровые экосистемы». Проведен сравнительный анализ традиционных моделей компаний и цифровых экосистем. Определен характер структурных изменений крупнейших секторах экономики. Выявлены ключевые драйверы, обеспечивающие конкурентное преимущество цифровых экосистем в мировом хозяйстве

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Иванов А.Л., Шустова И.С. Исследование цифровых экосистем как фундаментального элемента цифровой экономики // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 5. – С. 655-670. – doi: 10.18334/ce.14.5.110151

Ivanov, A.L., & Shustova, I.S. (2020) Research on digital ecosystems as a fundamental element of the digital economy. Kreativnaya ekonomika, 14(5), 655-670. doi: 10.18334/ce.14.5.110151 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Цифровизация влияет на большинство производственных процессов и видов деятельности в экономике. Изобретатель Р. Курцвейл и профессор В. Виндж определяют, что сегодня мир находится в точке «технической сингулярности» – в моменте, когда технологический прогресс невозможно остановить или повернуть вспять, что неизбежно трансформирует глобальное экономическое пространство [17]. Уже сейчас интеграционные процессы становятся настолько сложными и показывают экспоненциальный рост, что зачастую недоступны для понимания, изменяется характеристика глобализационных процессов под воздействием цифровой экономики. Так, профессора Ефремов В.С. и Владимирова И.Г. в своем научном исследовании определяют данный период развития мирового хозяйства как «технологизация» [10] (Efremov, Vladimirova, 2018). Цифровая глобализация оказывает отныне более ощутимое воздействие на экономический рост, чем торговля товарами [6] (Smyslov, 2019).

Растущая ценность данных и цифрового интеллекта отражается в их высокой рыночной капитализации, а их растущая роль имеет далеко идущие последствия для всей экономической деятельности. Цифровая экономика становится неотъемлемой частью глобальных экономических процессов, являясь двигателем роста и развития компаний, благодаря чему возникли такие категории субъектов хозяйствования, как цифровые компании, цифровые транснациональные корпорации (ТНК), цифровые мультинациональные компании (МНК) [3] (Efremov, Vladimirova, 2018). Цифровой интеллект с поддержкой данных становится центральным фактором производства, происходит движение от традиционных ресурсов (трудовых, природных, капитальных) к интеллектуально-информационным [2] (Dneprov, Mikhaylyuk, 2019). Применение цифровых технологий для создания стоимости и контроля ее сбора все больше определяет глобальную экономику, что позволяет цифровым компаниями занять еще более доминирующие позиции.

Экономика цифровых экосистем трансформирует основы спроса и предложения – у лидеров рынка есть возможность охватить практически неограниченную клиентскую базу, использовать различные технологичные инструменты и получать максимальную прибыль. Экосистемы становятся конкурентоспособными единицами, и борьба происходит между ними, а не между отдельными компаниями.

Вопрос развития цифровых экосистем широко обсуждается на глобальных экономических площадках, таких как Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) [15, 16], Всемирный экономический форум в Давосе [17]. Актуальны вопросы исследования методов управления цифровыми экосистемами [12] (Lang, Szczepanski, Wurzer, 2020), механизмов создания ими ценности [11], анализа их архитектуры [9, 14].

Цель работы заключается в определении роли цифровых экосистем в мировом хозяйстве, а также в выявлении и исследовании ключевых драйверов, обеспечивающих их становление и развитие. Гипотеза работы состоит в доказательстве того, что фундаментальным элементом и локомотивом цифровой экономики являются цифровые экосистемы, которые достигли глобального охвата и масштаба в рамках мирового хозяйства. Научная новизна состоит в том, что в ходе работы были выявлены ранее не исследуемые ключевые факторы и движущие силы, обеспечивающие доминирующие позиции и объясняющие конкурентное преимущество цифровых экосистем в мировой экономике.

Влияние цифровых экосистем на современную экономику

Цифровая экосистема – это взаимозависимая группа предприятий, людей и объектов, которые совместно используют цифровые платформы для взаимовыгодных целей, таких как коммерческая выгода, инновации или общие интересы. Помимо того, что цифровая экосистема связывает конкретные заинтересованные стороны, она имеет большое разнообразие автономных участников, которые связаны посредством совместного использования ресурсов и опыта для коллективного предоставления продуктов, имеющих большую экономическую ценность, чем это было бы возможно вне функционирования цифровой экосистемы. Цели всех участников цифровой экосистемы балансируются между собой для достижения стабильности всей архитектуры и получения определенного синергетического эффекта от взаимодействий всех заинтересованных сторон. [7] (Tikhonova, 2019). Цифровые экосистемы обладают большой способностью эксплуатировать новые технологии [5] (Kostin, Berezovskaya, 2019), их рост заключается в том, что технологии, лежащие в их основе (интерфейсы прикладного программирования – API, аналитика и модульные архитектуры), стали более зрелыми, что привело к снижению затрат на координацию и обмен информацией.

По мере того, как все больше экономической деятельности становится цифровой, цифровые экосистемы переопределяют то, как должны существовать традиционные компании – они разрушают отраслевые барьеры, открывают возможности для кросс-функциональных продуктов и услуг, а также смешивают ранее сегрегированные рынки. Они преобразовывают не только их сектора, но и широкие области экономики [4] (Zakharov, Trofimov, Frolov,, 2019).

В цифровую эпоху компании должны работать с гораздо более широким кругом партнеров, чтобы собрать воедино инновации, приложения, программные платформы и услуги для интегрированного решения. Потребность в партнерских отношениях еще больше усиливается благодаря быстро меняющимся технологиям и растущему спросу потребителей на индивидуализированный продукт. На первый план выходят нематериальные активы, информационные программные средства, которые позволяют управлять цепочкой создания стоимости компании на каждом этапе разработки и реализации продуктов и услуг [1] (Babina, 2019).

За несколько лет рейтинг наиболее ценных компаний по рыночной капитализации полностью сместился к доминированию цифровых экосистем. Сравнение 20 крупнейших компаний мира по рыночной капитализации представлено на рисунке 1.

Рисунок 1. Сравнение 20 крупнейших компаний мира по рыночной капитализации по секторам экономики в 2009 и 2019 годах, %

Источник: The United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) Digital Economy Report 2019. Value Creation and Capture: Implications for Developing Countries.

В 2009 году семь компаний из нефтегазового и горнодобывающего секторов входили в топ-20 ведущих компаний мира, тогда как в секторе технологий и обслуживания потребителей было представлено только три компании. К 2019 г. число компаний, занимающихся технологиями и потребительскими услугами в топ-20, увеличилось до восьми, а число компаний в нефтегазовой и горнодобывающей промышленности сократилось до двух. Более того, четыре компании из первой десятки рейтинга за 2019 год (Amazon, Alibaba, Facebook и Tencent) даже не присутствовали в числе 100 лучших в 2009 году. Четвертый год подряд «технологии» являются крупнейшим сектором с точки зрения рыночной капитализации (5691 миллиардов долларов).

Исследование 40 экосистем, проведенное BCG, выявило четыре дополнительных аспекта цифровых экосистем, которые меняют способ сотрудничества компаний: географическое разнообразие участников; межотраслевой фокус; более гибкие и непродолжительные структуры сделок; взаимное, непрерывное создание ценности (табл. 1).

Таблица 1

Сравнение традиционной модели сотрудничества и экосистемы цифрового сотрудничества

Традиционная модель сотрудничества

Сотрудничество в цифровой экосистеме
Производство товара, фокус на внутренних ключевых компетенциях
Цель
Интеграционные смарт-решения, инновационное лидерство и скорость выхода на рынок, фокус на внешних взаимодействиях
Жесткая цепочка создания стоимости с ориентацией на собственные активы
Структура
Высокоадаптируемая цепочка создания стоимости, вся экосистема рассматривается как актив
Разграничение ролей между покупателями, поставщиками, заменителями, участниками, конкурентами
Окружение
Роли потребителей, производителей, конкурентов, агентов, поставщиков могут совпадать
Доминирование «зрелых» участников рынка
Участники
Вызов от новых игроков на развивающихся рынках
Внутриотраслевой фокус с ориентацией на производственные активы
Фокус
Межотраслевой фокус с ориентацией на интеллектуальную собственность
Совместные предприятия и альянсы, более 10 лет
Тип сотрудничества
Различные виды сделок, менее 5 лет
Модель доходов на основе затрат, максимизирующая создание собственной стоимости компании
Создание стоимости
Взаимное непрерывное создание стоимости
Источник: N. Lang, K. Szczepanski, C. Wurzer. The Emerging Art of Ecosystem Management, BCG Henderson Institute.

Географическое разнообразие участников. Партнерства цифрового века вовлекают игроков из разных регионов и стран, что означает, что сотрудничество в новой цифровой парадигме происходит удаленно через географические, языковые и культурные барьеры. Согласно результатам исследования, в 90% экосистем участвуют партнеры из более чем пяти стран, а в 77% экосистем участвуют как развитые, так и развивающиеся участники рынка. Экосистемы подталкивают компании к переосмыслению взаимодействия со своими партнерами и обеспечению того, чтобы выгоды были общими для всех.

Межотраслевой фокус. Многие экосистемы созданы для привлечения специалистов из других отраслей. Исследование показало, что в 83% цифровых экосистем участвуют партнеры из более чем трех отраслей и в 53% – из более чем пяти отраслей.

Более гибкие структуры сделок. Вместо долгосрочных совместных предприятий, экосистемы используют более гибкие структуры сделок, такие как договорные партнерские отношения с платформами. Эти меры гарантируют, что экосистема сможет быстро реагировать на изменяющиеся предпочтения клиентов, на появление новых технологий, возникающие конкурентные угрозы и иные изменения.

Взаимное, непрерывное создание стоимости. Сильная экосистема направлена ​​на постоянное создание ценности. Например, Alexa бесплатно предлагает свои комплекты разработчика программного обеспечения и соответствующий интерфейс прикладного программирования для большой сети разработчиков, создающих предложения для пользователей. Растущее число привлеченных клиентов генерирует все больше пользовательских данных, которые Amazon использует для совершенствования своего алгоритма и улучшения взаимодействия. В традиционных отношениях с поставщиками компании часто концентрируются на максимизации собственной прибыли. Экосистемы подталкивают компании к переосмыслению взаимодействия со своими партнерами и обеспечению того, чтобы выгоды были общими для всех.

Ключевые драйверы и движущие силы цифровых экосистем

Трансформационное воздействие цифровых экосистем становится наиболее очевидным, если учесть увеличение крупных технологических компаний за последнее десятилетие. Семь из двенадцати крупнейших компаний по рыночной капитализации в 2019 году – Alibaba, Alphabet (Google), Amazon, Apple, Facebook, Microsoft и Tencent – являются цифровыми экосистемами (рис. 2).

Картинки по запросу "exxon mobil logo" Картинки по запросу "visa" Картинки по запросу "johnson and johnson logo" Картинки по запросу "jp morgan logo" Картинки по запросу "tencent logo" Картинки по запросу "alibaba" Картинки по запросу "facebook" Картинки по запросу "berkshire hathaway logo" Картинки по запросу "alphabet logo" Картинки по запросу "amazon" Картинки по запросу "aple" Картинки по запросу "microsoft"

Рисунок 2. Крупнейшие компании по рыночной капитализации в 2019 году, млрд долл.

Источник: составлено авторами на основе годовых отчетов компаний.

Стоит отметить, что география цифровых экосистем сильно сконцентрирована в двух странах – Соединенных Штатах Америки и Китае. На них приходится 90% стоимости рыночной капитализации 70 крупнейших в мире цифровых технологических компаний.

На Google приходится 90% поиска в интернете, Facebook – главная платформа для социальных сетей, на Amazon приходится 37% интернет-торговли, а Amazon Web Services обеспечивают аналогичную долю на глобальном рынке услуг облачной инфраструктуры (рис. 3).

Картинки по запросу "amazon" Картинки по запросу "amazon web services" Картинки по запросу "facebook" Картинки по запросу "google"

Рисунок 3. Распределение цифровых экосистем в мире

Источник: The United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) Digital Economy Report 2019. Value Creation and Capture: Implications for Developing Countries.

Глобальные цифровые экосистемы в Соединенных Штатах и Китае имеют некоторые общие черты, при этом они возникли в совершенно разных экономических условиях. В Соединенных Штатах данные компании были сформированы в условиях свободного рынка, хотя и государственная поддержка была оказана посредством фундаментальных исследований. Появление ведущих цифровых экосистем Китая было поддержано более значительным вмешательством со стороны правительства, включая защиту от конкуренции со стороны иностранных компаний. Сейчас эти технологические компании завоевали очень сильные позиции на рынке. Внедряя новые продукты, услуги и бизнес-модели, глобальные цифровые компании становятся разрушающей силой в таких секторах, как транспорт, жилье, банковское дело, образование и средства массовой информации.

Господство на рынке семи глобальных цифровых экосистем является результатом ряда факторов, которые помогают объяснить растущую мощь этих компаний.

Монополистические тенденции. Ключевой характеристикой вышеуказанных цифровых экосистем является их быстрый захват значительной доли рынка. Три основных фактора помогают объяснить, почему такие компании становятся монополиями. Первый фактор – сетевые эффекты, о которых говорилось в разделе 2.2.: чем больше пользователей платформы, тем ценнее эта платформа. Второй фактор – способность компаний извлекать, контролировать и анализировать данные, накапливая информацию о каждом взаимодействии. Это дает главное конкурентное преимущество перед неплатформенными компаниями, ведь чем больше данных можно получить и преобразовать в цифровые знания, тем больше компания сможет сократить расходов, удовлетворить клиентов и улучшить продуктов. Третий фактор – зависимость. Например, покупка продукта от Apple влечет за собой покупку всех необходимых дополнений. После того как пользователи вложили средства, у них становится меньше шансов перейти к конкурентам.

Приобретение существующих или потенциальных конкурентов. Учитывая важность сетевых эффектов, глобальные цифровые гиганты движимы желанием постоянного расширения своей инфраструктуры данных для включения пользователей в свою экосистему (табл. 2).

Таблица 2

Отдельные приобретения цифровыми экосистемами, 2018–2020 гг.

Год
Приобретенная компания
Цифровая экосистема
Стоимость сделки (миллионов долларов)
2018
Ring
Amazon
839 000 000
2018
PillPack
Amazon
753 000 000
2019
CloudEndure
Amazon
250 000 000
2018
Shazam
Apple
400 000 000
2019
Intel's Smartphone Modem Business
Apple
1 000 000 000

2018
Trendyol Group
Alibaba
728 000 000
2019
Looker
Alphabet
2 600 000 000
2020
Fitbit
Alphabet
2 100 000 000
Источник: составлено авторами на основе годовых отчетов компаний.

Стратегической реакцией технологических компаний также является копирование конкурента при отказе предложения о приобретении. Например, в 2013 году Facebook обратился к конкурирующей платформе Snapchat с предложением приобрести ее за 3 миллиарда долларов. Предложение было отклонено, и Facebook представил многие из функций, которые сделали Snapchat уникальным: эффекты дополненной реальности, QR-коды, формат «истории», аналогичные фильтры и похожие интерфейсы. С тех пор Snapchat страдает от сокращения количества пользователей, не сумев конкурировать с таким гигантом.

Большие объемы затрат на НИОКР. Например, глобальные инфраструктуры Alibaba, Amazon, Google и Microsoft требуют огромных инвестиций, недоступных подавляющему большинству потенциальных конкурентов (рис. 4).

Рисунок 4. Расходы компаний на исследования и разработки с 2014 по 2019 г., млрд долл.

Источник: составлено авторами на основе годовых отчетов компаний с 2014 по 2019 г.

Вторжение в другие сектора. Цифровые гиганты распространяют свою деятельность на другие отрасли, поскольку те все больше оцифровываются. Примерами этого могут служить предприятия Google и Tencent по созданию автомобилей с самостоятельным управлением, усилия Amazon по производству планшетов и смартфонов и выход Alibaba в магазины повседневного спроса.

Создание информационной асимметрии. Цифровые экосистемы в одностороннем порядке контролируют огромные объемы информации о производителях и пользователях посредством глубокого проникновения цифровых технологий в производственные системы первых и персональные виртуальные среды вторых. Между тем обе стороны – производители и пользователи – не имеют такой информации друг о друге, и они могут даже не оценивать те объемы информации, которые о них собирают и хранят технологические компании. Следовательно, цифровые гиганты могут влиять на успех производителей путем выявления или «создания» потребительского спроса на основе своего анализа. Это может создать значительную информационную асимметрию.

Участие в разработке глобальной политики. За последние несколько лет технологические компании заменили финансовый сектор и нефтяные компании в качестве крупнейших лоббистов, поскольку они осознают, что контроль над политиками и регуляторами – это издержки ведения бизнеса. Их цели, как правило, направлены не столько на то, чтобы убедить правительственные учреждения покупать их продукты, сколько на вопросы, которые влияют на их функционирование. Например, главные проблемы для Facebook – это иммиграция, налоги и информационные технологии. Лоббисты Facebook также отслеживают правила конфиденциальности детей в интернете, вносят изменения в закон о конфиденциальности электронной почты и кибербезопасности. Главная проблема лоббирования как Apple, так и Amazon – реформирование налогового кодекса (рис. 5).

Картинки по запросу "alphabet logo" Картинки по запросу "amazon" Картинки по запросу "aple" Картинки по запросу "microsoft"

Рисунок 5. Ежегодные расходы на лоббирование цифровыми гигантами в Соединенных Штатах в 2013–2018 гг., млн долл.

Источник: Molla R. Google, Amazon, And Facebook All Spent Record Amounts Last Year Lobbying the US Government, January 2019. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.vox.com/2019/1/23/18194328/google-amazon-facebook-lobby-record (дата обращения: 11.04.2020).

Заключение

Цифровые экосистемы являются «локомотивом» и ключевым индикатором, который определяет вектор развития цифрой экономики. На сегодняшний день происходят фундаментальные сдвиги в мировом хозяйстве, и данные тенденции необходимо учитывать при ведении бизнеса на международном уровне.

За последние годы произошли структурные изменения в экономике, связанные с лидирующим положением цифровых высокотехнологических компаний – цифровых экосистем на мировом рынке. Цифровые экосистемы позволяют взаимодействовать не только с клиентами, партнерами, смежными отраслями, но и с конкурентами. Благодаря цифровым экосистемам осуществляются непрерывные инновации, обеспечивается доступ к глобальным цепочкам добавленной стоимости, специфическим сервисам, происходит адаптация новых технологий, создаются новые бизнес-модели. За несколько лет рейтинг наиболее ценных компаний по рыночной капитализации полностью сместился к доминированию цифровых экосистем.

Так, в начале статьи была определена актуальность работы в условиях функционирования глобального экономического пространства в цифровой экономике. Затем была определена сущность понятия «цифровые экосистемы», их доминантная роль в условиях глобальной цифровизации, проведен сравнительный анализ традиционных моделей компаний и цифровых экосистем. Кроме того, определены структурные изменения в крупнейших секторах экономики в пользу высокотехнологических, цифровых компаний. В заключительной части статьи выявлены ключевые факторы и движущие силы, обеспечивающие доминирующие позиции и объясняющие конкурентное преимущество цифровых экосистем в мировой экономике.

Таким образом, гипотеза, выдвинутая в начале работы, была успешно подтверждена. В рамках исследования было выявлено, невидимая рука рынка становится цифровой, и ею все чаще управляют основные цифровые экосистемы, многие из них уже достигли глобального охвата, что подтверждают приведенные в рамках исследования данные.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Бабина С.И. Цифровые и информационные технологии в управлении предприятием: реальность и взгляд в будущее // Креативная экономика. – 2019. – № 4. – c. 723-742. – doi: 10.18334/ce.13.4.40596.
2. Днепров М.Ю., Михайлюк О.В. Цифровая экономика как новая экономическая категория // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1279-1294. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41249.
3. Ефремов В.С., Владимирова И.Г. Цифровые компании: понятие, масштабы и особенности транснационализации // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2018. – № 11А. – c. 137-147.
4. Захаров В.Я., Трофимов О.В., Фролов В.Г. Механизмы интеграции и кооперации сложных экономических систем в соответствии с концепцией «Индустрия 4.0» // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1341-1356. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41283.
5. Костин К.Б., Березовская А.А. Современные технологии цифровой экономики как драйвер роста мирового рынка товаров и услуг // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 455-480. – doi: 10.18334/eo.9.2.40511.
6. Смыслов Д. Эволюция глобализации мировой экономики: современные тенденции // Мировая экономика и международные отношения. – 2019. – № 2. – c. 5-12. – doi: org/10.20542/0131-2227-2019-63-2-5-12.
7. Тихонова А. Д. К вопросу о развитии инновационных экосистем в современной экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1383-1392. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41449.
8. Australian Competition and Consumer Commission. Digital Platforms Inquiry, June 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.accc.gov.au/publications/digital-platforms-inquiry-final-report (дата обращения: 30.03.2020).
9. Baeza R., Grassl F., Kennedy D., Manly J., Ringel M., Spira M. The Most Innovative Companies 2019 The Rise of AI, Platforms, and Ecosystems. Boston Consulting Group, March 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bcg.com/ru-ru/publications/collections/most-innovative-companies-2019-artificial-intelligence-platforms-ecosystems.aspx (дата обращения: 30.03.2020).
10. Efremov V. Vladimirova I., Globalization of The World Economy: Features of The Current Stage // Economic and Social Development: Book of Proceedings; Varazdin: 27-36. Varazdin: Varazdin Development and Entrepreneurship Agency (VADEA). (May 10/May 11, 2019), 2019
11. How the Best Companies Create Value from Their Ecosystems. Mckinsey Global Institute. November 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/industries/financial-services/our-insights/how-the-best-companies-create-value-from-their-ecosystems (дата обращения: 04.04.2020).
12. Lang N., Szczepanski K., Wurzer C. The Emerging Art of Ecosystem Management. BCG Henderson Institute, January 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bcg.com/ru-ru/publications/2019/emerging-art-ecosystem-management.aspx (дата обращения: 30.03.2020).
13. Molla R. Google, Amazon, And Facebook All Spent Record Amounts Last Year Lobbying the US Government, January 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vox.com/2019/1/23/18194328/google-amazon-facebook-lobby-record (дата обращения: 11.04.2020).
14. The Ecosystem Playbook: Winning in A World of Ecosystems. Mckinsey Global Institute, April 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/industries/financial-services/our-insights/winning-in-a-world-of-ecosystems (дата обращения: 30.03.2020).
15. The United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) Digital Economy Report 2019. Value Creation and Capture: Implications for Developing Countries, September 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/en/pages/PublicationWebflyer.aspx?publicationid=2466 (дата обращения: 30.03.2020).
16. The United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) Trade and Development Report 2019: Financing A Global Green New Deal, September 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/en/pages/PublicationWebflyer.aspx?publicationid=2526 (дата обращения: 30.03.2020).
17. World Economic Forum in collaboration with McKinsey & Company: Fourth Industrial Revolution Beacons of Technology and Innovation in Manufacturing, January 2019. [Электронный ресурс]. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_4IR_Beacons_of_Technology_and_Innovation_in_Manufacturing_report_2019.pdf (дата обращения: 10.04.2020).