Статья опубликована в журнале «Экономические отношения»1 / 2012

Некоторые аспекты современных форм и способов враждебного противостояния и вооруженного противоборства

Андриевский Иван Анатольевич, кандидат экономических наук, вице-президент «Российского союза инженеров», Россия

Some Aspects of Current Forms and Methods of Adverse Conflict and Armed Confrontation - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 16

Аннотация:
В статье отмечается наличие военных угроз в современном мире. Военно-политическое руководство некоторых стран склонно решать различные проблемы военным путем. На примере войн, которые вели США, страны НАТО против Ирака, Югославии, стало ясно, что нам продемонстрировали облик войны нового поколения, когда политические цели могут быть достигнуты только ударами высокоточного оружия по военным, экономическим объектам и объектам инфраструктуры. Страны, не располагающие соответствующей космической группировкой и высокоточным оружием, не могут рассчитывать на благоприятный исход в войне со странами, которые этим располагают.
Предлагается рассмотреть возможность использования научно-обоснованной комплексной количественной оценки важности стационарных военных объектов стратегического потенциала страны-агрессора для эффективного использования имеющихся оперативно-стратегических средств поражения и разведки.
Цитировать публикацию:
Андриевский И.А. Некоторые аспекты современных форм и способов враждебного противостояния и вооруженного противоборства // Экономические отношения. – 2012. – Том 2. – № 1. – С. 46-63.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Анализ современной военно-политической обстановки в мире показывает, что в основе тенденций развития геополитических процессов в ближайшие 10–20 лет возможна борьба между государствами мира, главные причины которой: политические, экономические, сырьевые, энергетические, территориальные, национально-этнические, религиозные, другие противоречия и стремление разрешить их с использованием различных средств, в том числе с использованием военной силы [17].

Россия в итоге распада СССР и глубокого экономического кризиса занимает очень скромное место в глобальном экономическом пространстве. Представляя 2,3% населения мира, она производит всего 1,8% мирового валового внутреннего дохода, занимает 1,7% в мировом экспорте, 0,5% в прямых иностранных инвестициях. Из второй державы мира она превратилась в источник минерального сырья, топлива, необработанной древесины и рынок сбыта готовой продукции для ТНК и монополий других стран. Страна не в состоянии оказывать сколько-нибудь существенное влияние на процессы, происходящие в глобальном экономическом пространстве. Вооруженные Силы (ВС), оборонно-промышленный комплекс страны находятся в стадии реформирования, так как не соответствуют вызовам времени.

Военная доктрина Российской Федерации определяет, что мировое развитие на современном этапе характеризуется ослаблением идеологической конфронтации, снижением уровня экономического, политического и военного влияния одних государств (групп государств), союзов и ростом влияния других государств, претендующих на всеобъемлющее доминирование, многополярностью и глобализацией разнообразных процессов. Не урегулированными остаются многие региональные конфликты. Сохраняются тенденции к их силовому разрешению, в том числе в регионах, граничащих с Российской Федерацией. Существующая архитектура (система) международной безопасности, включая ее международно-правовые механизмы, не обеспечивают равной безопасности всех государств [4].

Из-за существующих опасностей и угроз Россия вынуждена принимать соответствующие защитные меры, чтобы обезопасить себя от возможных вооруженных конфликтов и войн. Эффективно противостоять спектру угроз враждебного противостояния, вооруженного противоборства она может, только располагая соответствующим военным потенциалом, который представляет систему, интегрирующую в себе собственно военный, военно-экономический, военно-научно-технический потенциал и т.д.

При решении задач обеспечения военной безопасности страны, защиты ее суверенитета и территориальной целостности, кроме желания, необходимы экономика и армия, сравнимые с возможностями вероятного противника. ВС России по своим боевым возможностям на земле, в воздухе, на море и в космосе должны быть сопоставимы с армиями развитых зарубежных стран, иметь современное вооружение, быть обеспечены всем необходимым, иметь ядерное оружие и средства его доставки к целям.

Эффективное управление процессом обеспечения государственной безопасности подразумевает постоянное совершенствование и развитие системы — военной организации государства, для которой задача обеспечения вооруженной защиты является прямым функциональным предназначением. Военная организация РФ включает в свой состав ВС, другие войска, часть промышленного (военно-промышленного) и научного (военно-научно-технического) комплексов, работающих на оборону.

ВС РФ нуждаются в реформировании. Основными критериями оценки их возможностей при ведении вооруженной борьбы должны стать не численное превосходство над противником в мотострелковых, танковых войсках и артиллерии, а принципиально новые виды высокоточного, роботизированного, высокотехнологичного информационного оружия, использование глобальных систем наблюдения и целеуказания, применения систем управления войсками и оружием, действующих по сетецентрическому принципу.

В военной теории это означает переход от крупномасштабных оперативных действий, ведущихся массовыми армиями на широких тысячекилометровых фронтах, к мобильным действиям небольших оперативных группировок на отдельных операционных направлениях, перенос центра тяжести стратегических усилий в воздушно-космическую сферу, нацеленность на завоевание информационного пространства, обеспечение надежной защиты объектов и войск, государственной системы управления, инфраструктуры страны и функционирования экономики, стратегического, оперативного и войскового тыла.

Научное определение сущности такого сложного общественно-политического явления в жизни человеческого сообщества, каким является война, связывают с продолжением политики правящих кругов иными, насильственными средствами. Война включает совокупность различных видов борьбы: политической, экономической, информационной, вооруженной и т.д., которые вели, ведут и, видимо, будут вести между собой государства, общественные силы.

Основным элементом содержания войны является вооруженная борьба. В войне, как и в вооруженной борьбе, все основное и главное обуславливается политикой, ибо она выбирает противника, союзников, определяет цели борьбы, общее соотношение сил и средств, задачи вооруженных сил, условия их выполнения, начало войны и ее конец. Следовательно, со сменой политического режима в стране возможна смена внешнеполитического курса и прекращение вооруженного противоборства!

Вооруженная борьба ведется специально созданными и подготовленными для этого группировками сил и средств, представляет собой совокупность боев, сражений, стратегических действий войск, стратегических ударов. Реализация политических целей обеспечивается постановкой и достижением стратегических целей. В вооруженной борьбе стратегическая цель — это предусматриваемый результат военных действий в войне или стратегической операции, достижение которой приводит к коренным изменениям военно-политической, стратегической обстановки, способствует дальнейшему успешному ведению войны и победоносному ее завершению. Стратегические цели сейчас могут достигаться путем одновременного воздействия по объектам на всей территории вражеского государства и крупным группировкам вооруженных сил!

В выступлении начальника Генерального штаба ВС РФ, первого заместителя министра обороны РФ генерала армии Н.Е. Макарова в марте 2011 года на общем собрании Академии военных наук была озвучена важнейшая задача военной науки на современном этапе: разработка концепции нетрадиционных войн и вооруженных конфликтов, форм и способов вооруженного противоборства, теории управления войсками с учетом нового облика ВС, внедрение в повседневную практику боевой и оперативной подготовки автоматизированных систем управления, средств связи, построенных на основе компьютерных сетей [9].

Решение этих проблем происходит в условиях, когда активно развивается теорияинформационного общества, под которой понимается концепция постиндустриального общества, историческая фаза возможного эволюционного развития цивилизации, в которой информация и знания соединяются и умножаются в едином информационном пространстве.

Главными продуктами производства информационного общества становятся информация и знания. Информационно-технологическая революция быстро превращается в новую силу и делает возможным массовое производство информации, новых технологий и знаний. Ведущей отраслью экономики становится интеллектуальное производство, продукция которого аккумулируется и распространяется с помощью новых телекоммуникационных технологий. Стремительное развитие новых информационных и телекоммуникационных технологий приобретает характер глобальной информационной революции, которая затрагивает все сферы жизнедеятельности общества — политику, экономику, управление и, конечно, военное дело.

Информационные ресурсы становятся одним из ценнейших элементов как национального, так и общечеловеческого достояния. Результатом разворачивающейся информационной революции является формирование нового типа общества — информационного. Если учесть, что к настоящему времени объемы потоков информации удваиваются менее чем за пять лет, то стратегически важным становится уже не столько владение информацией, сколько умение быстро ее обрабатывать, систематизировать и получать от нее новые актуальные знания с помощью информационно-интелектуальных систем.

Решать такие задачи непросто, поскольку процессы принятия управленческих решений в областях политики, экономики, военного дела и т.п. имеют ряд особенностей:

  • изменчивость характера процессов (политических, экономических, военных и т.п.) во времени;
  • отсутствие достаточной количественной информации о состоянии и динамики процессов, что в реальной жизни часто вынуждает переходить к качественному (иногда даже интуитивному) анализу этих процессов;
  • многоаспектность происходящих процессов и их взаимосвязанность, в силу чего невозможно вычисление и детальное исследование отдельных явлений — все происходящие в них явления должны рассматриваться в совокупности и т.д.

В силу указанных особенностей политические, экономические, военные и др. системы являются слабоструктурированными. Число факторов, описывающих состояние таких систем, может измеряться десятками. При этом все они вплетены в паутину меняющихся во времени и пространстве причин и следствий. Увидеть и осознать логику развития событий на таком многофакторном поле крайне сложно. Приходится использовать компьютерные средства моделирования ситуации. Подобные подходы в развитых странах используются уже десятки лет, в том числе и в военном деле. Сегодня они стали основой управления в ходе враждебного противостояния и противоборства.

Сейчас область разведки, планирования операций (боевых действий) стратегического, оперативного и тактического уровня стала важнейшей компонентной, определяющей военно-стратегический потенциал страны и ее способность защищать свой суверенитет. Информационные технологии ориентированы на то, чтобы помочь человеку в постановке задач на решение слабо формализованных проблем (политических, экономических, военных и т.д.), на выявление и эффективное использование имеющегося потенциала. Это обусловило то, что война будущего становится войной интеллекта, технологий, противостояние на основе информационного и технологического превосходства!

Степень развития технологий в первую очередь отражается на облике вооружения и военной техники. Появление технологий нового поколения существенным образом влияет на военную область. Поэтому, говорить о будущих войнах только как о столкновении вооруженных сил, оснащенных новейшим оружием, сейчас уже не совсем корректно.

Мы являемся свидетелями того, как вооруженное насилие в чистом виде все в большей степени уступает место. Появляются порождаемые новыми технологиями другие формы и способы враждебного противостояния, что подчеркивает значимость глубоких изменений сущности современной войны, в которой вооруженной борьбе предшествует политико-дипломатическая игра, экономическая, информационная, информационно-психологическая и другие виды противоборства [7].

Значимость нетрадиционных форм противоборства особенно наглядно иллюстрирует развитие способов информационной борьбы в современных условиях. Средства информационного воздействия в настоящее время достигли такого развития, что способны решать стратегические задачи геополитического уровня. Современные информационные технологии позволяют перестраивать сознание людей. Это значит, что войны теперь будут проходить не только в пространстве и во времени, но и в ином измерении — в сознании людей.

Стратегическую роль информационной борьбы подтверждает и такой факт. С конца 90-х годов ХХ века основной тенденцией в развитии понимания роли и места информационного противоборства, как утверждается специалистами американской корпорации «Рэнд», становится осознание того, что стратегическое информационное противоборство является самостоятельным видом стратегического противоборства, которое способно разрешать конфликты даже без применения военной силы.

В оборот введено понятие стратегическое информационное противоборство «второго поколения». Если информационное пространство «первого поколения» решало задачи огневого подавления элементов структуры военного и государственного управления, ведения радиоэлектронной борьбы, получения разведывательной информации, осуществления доступа к информационным ресурсам противника с последующим их искажением и т.д., то информационное противоборство «второго поколения» предусматривает: создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию противника; манипулирование общественным сознанием и политической дезориентацией социальных групп населения; политического напряжения и хаоса; дестабилизацию политических отношений между партиями, движениями и объединениями с целью разжигания розни, противоречий; провокацию конфликтов и порождение недоверия; обострение политической борьбы; проведение репрессий против оппозиции и даже гражданской войны и т.д.!

Возрастание роли информационного противоборства в ходе вооруженной борьбы происходит по следующим направлениям:

  • навязывание противнику своих правил ведения военных действий за счет возможности информационного обеспечения массированных высокоточных ударов по всем азимутам;
  • единые унифицированные средства поражения различной дальности и различного базирования, использующие единую навигационную систему  для нанесения ударов по любому объекту в любом регионе планеты;
  • ставка на информационное обеспечение военно-технического превосходства;
  • создание сложной информационной и помеховой обстановки в воздушно-космическом пространстве в районе боевых действий и на всем театре войны (военных действий);
  • сокращение использования активной радиолокации в стратегических ударных и оборонительных силах.

В конце ХХ–начале ХХI века мы отмечаем трансформацию сущности войны и вооруженной борьбы. Это потребовало изменения традиционных представлений о войнах прошлых поколений, а также приведения системы обеспечения национальной безопасности государства в состояние адекватное изменившимся условиям, глубоких преобразований военной организации государства, реформирования вооруженных вил.

Значительные трансформации вооруженной борьбы произошли, начиная с последнего десятилетия ХХ века, когда обозначился своего рода рубеж в развитии теории современной войны, средств вооруженной борьбы и военного искусства. В современной вооруженной борьбе приоритеты отдаются неконтактным действиям, когда удары наносятся без входа носителей в зону поражения, а также действиям сил специальных операций, иррегулярным войскам, террористическим акциям.

Основными признаками бесконтактных способов вооруженной борьбы являются  следующие:

  • локальный или региональный размах с основными военными действиями в воздушно-космическом пространстве;
  • использование разведывательно-ударных боевых систем в форме воздушно-космическо-морских операций для разрушения военного и экономического потенциала противника, находящегося на межконтинентальной дальности;
  • единая для всех стратегических ударных и оборонных сил координатная система;
  • борьба между ударными и оборонительными средствами сторон;
  • борьба с системами управления стратегических ударных и оборонительных сил различного уровня;
  • радиоэлектронное подавление (вплоть до перехода из обеспечивающего вида вооруженной борьбы в самостоятельный вид противоборства).

Средства вооруженной борьбы достигли в своем развитии такого уровня, что все чаще позволяют избегать в вооруженном столкновении непосредственного физического соприкосновения личного состава воюющих сторон. Это означает, что человек, участвующий в вооруженной борьбе, из простого воина превращается в военного специалиста, управляющего сложной системой вооружения. Возросла роль автоматизации практики управленческой деятельности в вооруженном противоборстве и автоматизированной подготовки и ведения боевых действий. Таким образом, в современных условиях сущность войны радикально трансформировалась. Сегодня  война — это продолжение политики средствами духовного, политического, экономического, других видов подавления и уничтожения противника, где вооруженная борьба не всегда может иметь определяющее, первостепенное значение [7]!

Новый взгляд на обеспечение военной безопасности страны заключается в том, что в будущем угроза государству может исходить не только от регулярной армии, но и от всевозможных террористических, криминальных и других организаций, участники которых объединены в некие сетевые структуры, которые получили название «полицентрическая, идеологизированная сеть». В условиях действия подобных угроз акцент может делаться на проведении невоенных, в обычном понимании этого слова, операций.

В конце 90-х годов ХХ века после окончания «холодной войны» в целях поддержания военного превосходства США над существующими и предполагаемыми в будущем соперниками была разработана новая концепция применения ВС, ориентированная, прежде всего, на ограниченные (локальные и региональные) войны в различных регионах мира. Отмечалась важность поддержания способности реагировать на весь спектр угроз. Особо выделялись боевые действия «низкой интенсивности». К этим действиям относились: миротворческие операции, эвакуация мирного населения, морская блокада, установление бесполетных зон, нанесение авиаударов и др.

Эта концепция подразумевала широкое использование, прежде всего, высокоточного оружия, сетецентрических систем управления и новых средств связи.

В качестве приоритетной была выбрана концепция «сетецентрической войны», которая стала одной из ключевых в строительстве вооруженных сил. Она предполагала развертывание цифровых сетей с целью обеспечения вертикальной и горизонтальной интеграции всех участников вооруженной борьбы (операции), изменение тактики действий воинских формирований с рассредоточенными боевыми порядками, оптимизацию способов разведывательной деятельности, упрощение процедур согласования и координации огневого поражения, а также некоторое нивелирование разграничения средств по звеньям управления!

Появился новый термин — «сетевая война». Основные  моменты, которые отличают «сетевую войну» от войны традиционной: первый — заключается в использовании географически распределенной силы; второй — в том, что силы, участвующие в «сетевой войне», — высокоинтеллектуальны; третий — наличие развитых и надежных коммуникаций (связей) между их элементами в боевом пространстве, что позволяет им осуществлять совместные действия, быстро приспосабливаясь ко вновь возникающей ситуации [7].

Инструментом достижения новых боевых возможностей (повышения степени реализуемости боевых потенциалов) в «сетевой войне» стали современные информационно-коммуникационные технологии, которые не только определяют новые принципы управления силами и средствами в зависимости от выбора сетевой архитектуры, но и рассматривают боевые формирования, средства поражения (группы военнослужащих, танки, самолеты, корабли, средства управления, разведки,  наблюдения и т.д.) как своеобразные устройства, подключенные к сети, и их комбинацию. В этом случае возможности боевых формирований определяются не столько индивидуальными технико-техническими характеристиками отдельных образцов ВВТ, сколько возможностями всей группы подключенных к сети средств как единого целого. Так решается задача получения эффекта от совместного действия объединенных в сеть средств вооруженной борьбы, который по совокупному результату превышает сумму эффектов от применения тех же средств по отдельности. Решение таких задач без широкого использования возможностей современных научных знаний  (руководствуясь только здравым смыслом) – невозможно, так как не позволяет получить нужного эффекта!

В средствах вооруженной борьбы сегодня происходит неуклонное увеличение  числа применяемых высокоточных средств поражения. Таким образом, приоритет отдается точечному, заранее выверенному воздействию на военные и гражданские объекты противника. Выверенность достигается с помощью решения информационно-расчетных задач, позволяющих провести научно обоснованную количественную оценку важности объектов вероятного противника, находящихся в боевом пространстве,  для решения задач определения объектов  поражения.

Условия, формы и способы противоборства существенно изменились. Перспективными являются:

  • более гибкие и разнообразные формы построения боевых порядков;
  • готовность подразделений и воинских частей к самостоятельным высокоманевренным рейдовым действиям;
  • развитие тактики оперативных маневренных групп и т.д.

Будущее вооруженной борьбы за новейшими технологиями, усиливается роль миниатюрных, компьютеризированных, роботизированных вооружений на пересечении нанотехнологии, робототехники и биотехнологии!

Появилось много нового и в формах, способах использования сил и средств в вооруженном противоборстве. Если прежде успешность боевых действий оценивалась числом потеть противника в живой силе и ВВТ, размерами захваченной (удерживаемой) территории при условии сохранения боеспособности своих войск, то в основу современной концепции вооруженной борьбы закладывается идея, состоящая в том, что в ходе боевых действий необходимо добиваться поражения не вообще живой силы и ВВТ противника, захвата его территории, а определенных компонентов потенциалов противника, обеспечивающих выполнение в вооруженной борьбе (операции) задач (прежде всего оперативно-стратегического уровня) без обязательного разгрома  группировок войск (сил) противника.

Такой результат предполагается достичь путем поражения критически важных (ключевых) объектов системы государственного и военного управления, экономики, инфраструктуры и объектов в составе группировок войск противника. Своевременным подавлением, выведением из строя (хотя бы на некоторое время) таких объектов решается задача принуждения агрессора к отказу от реализации намеченных планов в виду снижения потенциалов противника до уровня, не позволяющего достичь целей военных действий или по причине неприемлемости полученного ущерба! [15]

В ряде источников содержание сетевых войн, которые вели США и их союзники по НАТО, определяется как последовательное решение частных задач по поражению объектов противника прежде всего высокоточным оружием. Однако анализ показывает, что решение задач в сетецентрических действиях не спонтанный процесс, как его иногда представляют. Он четко направлен на достижение конкретных целей, которые определяются, исходя из реальной обстановки, а объекты для поражения выбираются, исходя из поставленных задач. Выбор объектов для поражения может производиться только на основе их предварительной оценки. Так, в операции «Союзническая сила» (1999) войсками США и стран  НАТО последовательно уничтожались средства ПВО, затем мосты, предприятия военно-промышленного комплекса, позже нефтеперерабатывающие заводы, объекты энергетической системы и т.д.

На первом этапе всех локальных войн, которые вели многонациональные силы в последнее время, было выполнение заранее спланированных операций по поражению разведанных и хорошо изученных объектов на территории противника. Четко просматривается тенденция первоочередного поражения средств массовой информации и ПВО. В дальнейшем выбирались объекты для поражения, исходя из требуемой последовательности решения задач военных действий.

На втором этапе сетецентрических действий — последовательное поражение обнаруженных объектов. Так, в операции  «Буря в пустыне» (1991) войска США и стран НАТО последовательно решали задачи по поражению обнаруженных пусковых установок  баллистических ракет, подавлению  средств ПВО и других объектов [15].

Для планирования операций, решения задач сетецентрических действий, поражения объектов, расположенных на территории зарубежных стран, должны  заблаговременно изучаться имеющиеся группировки ВС (воинские формирования, их вооружение и военная техника, состояние боевой готовности и боевые возможности, возможные способы использования сил и средств в вооруженном противоборстве и т.д.).

Для подготовки и ведения возможных военных действий необходимо располагать базами данных по группировкам сил и средств, объектам оперативного оборудования территории, объектам экономики, инфраструктуры и т.д. Информацию из баз данных с помощью аналитического аппарата (информационно-расчетных задач) перерабатывают и получают значительное количество оценочных показателей. Наличие такой информации  обеспечивает проведение оценки военной обстановки различного масштаба (стратегического, оперативного, тактического), оказывает поддержку при принятии решения на операцию (боевые действия) и обеспечивает планирование, разработку способов действий для всех сил и средств, моделирование военных и других действий.

Сетецентрическая операция должна быть адаптивна к условиям конкретной обстановки, а ее план должен быть приспособлен к возможным вариантам начала и развития операции (боевых действий). В планах должны быть предусмотрены меры, обеспечивающие возможность целенаправленных действий воинских формирований и боевых систем различного назначения.

При выработке замысла боевого применения сил и средств в операциях (боевых действиях), прежде всего стратегического уровня, необходимо учитывать значительное число неопределенных и случайных факторов, характеризующих военно-политические, военно-технические и оперативно стратегические аспекты условий, которые определяют доступность, целесообразность и возможность применения, боевого использования тех или иных средств поражения в военных действиях различного масштаба и интенсивности.

Сетецентрические действия должны тщательно готовиться, как и традиционные операции, иначе невозможно обеспечить  с самого начала их высокую активность. Для их подготовки обязательно должен быть разработан общий план. В содержание такого плана должны включаться традиционные элементы: цель и задачи; общие способы решения задач; привлекаемые для этого войска (силы); ресурсы боевых и материальных средств; вопросы управления, взаимодействия, всестороннего обеспечения и т.д. [15]

В начале планирования должна проводиться детальная разработка возможных способов действий противника и способов применения войск в вооруженной борьбе (операции), их моделирование и анализ результатов по критериям эффективности и ожидаемым потерям сил и средств, выбираться варианты действий войск (сил) для принятия решения на операцию (боевые действия).

Для адаптивных сетецентрических действий важно, чтобы было предусмотрено несколько возможных вариантов начала и развития военных действий. Изменяя исходные данные, нужно рассмотреть несколько вариантов развития операций и соответственно — вариантов решения и плана, что позволит динамично управлять ходом операции.

С началом военных действий на основе сравнения развития реальных и вариантов планируемых действий можно оперативно ставить задачи на поражение разведанных объектов противника, на перенацеливание средств поражения, на сбор дополнительной информации по важным целям и т.п. Это все требует быстрой комплексной количественной оценки важности объектов, расположенных на территории зарубежных стран.

Основу современных способов ведения вооруженного противоборства составляет организация поражающего воздействия, которая должна быть ориентирована, в первую очередь, на вывод из строя критически важных (ключевых) объектов противника и достижение требуемой степени поражения его потенциалов. Под критически важными (ключевыми) понимаются объекты политического, военного управления, инфраструктуры, экономики и жизнеобеспечения государства (региона), а также объекты в составе боевых и обеспечивающих систем группировок войск (сил) противника, определяющие их боеспособность.

Причислять объекты к критически важным (ключевым) следует на том основании, что их поражение (нарушение нормального функционирования на определенное время) может привести к существенному нарушению функционирования всей системы: государственного и военного управления; экономики государства (региона); инфраструктуры; резкому увеличению степени поражения группировки войск (сил) и прекращению на какое-то время ее активных боевых действий и т.д. Критически важные (ключевые) объекты определяются на всех уровнях командных инстанций противника и своих войск (стратегическом, оперативном и тактическом)! [15]

В современных условиях важнейшим элементом формирования перечня целей для поражения при выполнении стратегических, оперативных и тактических задач является не только выделение в составе группировок войск противника критически важных (ключевых) объектов, но и выделение других объектов противника для приоритетного поражения. К ним относятся стационарные объекты оперативного оборудования территории зарубежных стран (стратегического, операционного направления), объекты экономики (прежде всего производство оперативно-стратегических средств вооруженной борьбы, средств, обеспечивающих их боевое использование) и инфраструктуры, а также пожаро-, взрыво-, химически-, радиационно и другие потенциально опасные объекты. Здесь требуется комплексная количественная оценка их важности. Последовательность и порядок выведения из строя объектов для поражения устанавливается с учетом их важности (степени опасности) для реализации избранного способа ведения вооруженного противоборства.

Оценка важности объектов, расположенных на территории зарубежных стран (театров войны, военных действий, зарубежной части стратегических, операционных  направлений), должна производиться до начала военных действий. Этому предшествует большая работа по изучению объектов, их классификации, поиску критериев оценки, разработки математического аппарата, позволяющего рассчитывать числовые значения показатели важности и т.д.

Такая работа всегда проводилась и ведется в настоящее время. Трудности заключаются в том, что на территории зарубежных стран находится большое количество объектов различных классов (военные, объекты экономики, инфраструктуры и т.д.). Эти объекты вносят различный вклад в военный потенциал страны (коалиции стран), боевой потенциал группировок сил и средств, использующих эти объекты для решения стоящих перед ними задач с началом военных действий. Характеристики свойств объектов могут быть количественными и качественными, иметь различную размерность и т.д.

В следствие этого, результаты оценки чаще всего носят качественно-количественный характер, что для широкого использования их в автоматизированных системах управления вооруженными силами, боевыми действиями войск крайне затруднительно. Нужна комплексная количественная оценка объектов, расположенных на территории зарубежных стран. Желательно, чтобы оценка производилась по одному критерию, а результат оценки —  показатель их важности — был одинаковым хотя бы для одного класса объектов. В этом случае появляется возможность построения приоритетного (ранжированного) ряда объектов и выделение из этого ряда объектов, обеспечивающих вооруженную борьбу (боевые действия) наиболее опасных  группировок сил и средств (располагающих наибольшими возможностями по нанесению ущерба).

Реальные воздушно-космические операции, проведенные ВС  США и стран НАТО против Ирака (1991), Югославии (1999) показали, что вооруженное противоборство вступило в новое поколение войн и государства, не подготовленные к ведению войны нового поколения, обречены на поражение, так как для противостояния массированному удару высокоточных воздушно-космических средств надо иметь совершенно другие вооруженные силы. Они должны создаваться не на базе крупных сухопутных группировок войск, а прежде всего, на базе эффективной стратегической системы воздушно-космической обороны, способной отражать длительные массированные удары высокоточных средств противника, и на базе достаточного количества собственных высокоточных средств поражения различной дальности действия, а также средств, основанных на новых физических принципах, действующих в соответствии с законами войны нового поколения.

Особенности боевого применения высокоточного оружия привели к необходимости интеграции различных средств вооруженной борьбы в единые системы высокоточного оружия — разведывательно-ударные комплексы (РУК). РУК представляют собой сложные системы функционально взаимосвязанных средств разведки, управления, обеспечения и поражения. Высокоточное оружие требует серьезного навигационного обеспечения. Необходимо располагать радионавигационными системами на базе искусственных спутников земли. В ряде стран разрабатывается и используется общеземная система координат. В этом случае расстояние между взаимно расположенными различными объектами (например, стартовой позицией ракет и целями), находящимися друга от друга на десятки тысяч километров, можно определять с точностью 10–20 см. Сейчас это обеспечивают спутниковые навигационные системы. Решение таких задач позволяет с высокой точностью рассчитывать дальность и направление стрельбы (пуска) и как следствие с высокой точностью рассчитывать параметры настройки системы управления ракетного оружия. Широкое применение находят оригинальные методики, технологии, приборы высокоточной обработки космических снимков, которые открыли перспективу создания геоинформационных систем проектирования трехмерных моделей местности, создания и обновления топографических карт, планов городов, отдельных военных объектов (аэродромов, военно-морских баз, военных арсеналов и т.д.), объектов экономики, инфраструктуры (транспортные узлы, мосты, тоннели и т.д.), цифровых моделей местности, электронных карт и т.д.

Исключительно важной и многоплановой стала роль космоса, космических сил и средств. Из приземного космоса ведется непрерывная разведка, через космос обеспечивается управление, связь, метеообеспечение, навигация, радиоэлектронная  борьба и др., а также есть возможность нанесения высокоточных ударов по целям на земле.

Существующие и разрабатываемые в ведущих странах мира высокоточные крылатые и другие ракеты  наземного, воздушного и морского базирования могут быть эффективным оружием только в условиях информационного превосходства. Сейчас требуется с помощью средств информатики, разведки и связи быстро получать точную, своевременную и защищенную информацию. Правильно реагировать на любой конфликт с целью немедленного овладения ситуацией и принятия необходимых решений. Для этого нужны совершенно иные, глобальные военные системы командования, управления, разведки и связи. Необходимо иметь коммуникации информационных сетей, перекрывающих все сферы вооруженной борьбы практически по всему земному шару!

Для решения широкого спектра задач в возможных вооруженных конфликтах будущего США и страны НАТО создают единую глобальную систему сбора, обработки информации за счет интеграции средств космической, авиационной, морской, наземной разведки, обеспечения целераспределения и целеуказания в реальном масштабе времени для ударов по важнейшим военным, экономическим объектам возможного противника, что представляется ВПР США и НАТО совершенно необходимым для ведения стратегической воздушно-космической операции на различных театрах военных действий (ТВД) при управлении из одного центра с помощью глобальной системы оперативного управления, стратегической целью развития которой является создание единого информационного пространства для всех участников вооруженной борьбы!

В результате стремительного развития информационных технологий на рубеже ХХ–ХХI веков в передовых странах Запада повысился уровень автоматизации управления подготовкой и ведением военных действий, что потребовало внесения соответствующих изменений в теорию и практику военного управления. Сегодня от качества учета этих изменений в практике управления вооруженными силами (войсками) в значительной степени зависит обеспечение достижения как целей вооруженной борьбы, так и иных форм противоборства.

Критическое рассмотрение проблем подготовки и ведения военных действий со времен «холодной войны» по настоящее время показало, что организация управления вооруженными силами (войсками) у нас давно кардинально не изменялась. По-прежнему осталось огромное количество нерешенных задач. Вместе с тем современные информационные технологии позволяют существенно их сократить.

В 2010 году в России в рамках формирования нового облика ВС были сформированы четыре военных округа (Западный, Восточный, Южный и Центральный) и, соответственно, межвидовые органы управления — объединенные стратегические командования (ОСК) как организационная система управления на ТВД. Практически это ставки на ТВД, перед которыми стоит главная задача — руководство крупномасштабными действиями, региональными или локальными войнами. В прошлом система управления в нашей стране развивалась как стволовая конструкция. В каждом виде ВС, роде войск создавалась своя система (на флоте — АСУ «Море», в Сухопутных войсках — «Акация», в ВВС, РВСН похожая ситуация), которые не сопрягаются между собой (различный понятийный аппарат, различные подходы, методики решения одних и тех же задач и т.д.). В то же время остается проблемным вопрос разработки технической основы перспективной информационно-управляющей системы в рамках единого информационного пространства, в котором должны быть интегрированы подсистемы разведки, наблюдения, навигации, опознавания, целеуказания, наведения, боевого управления и ряд других [9].

Вполне очевидно, что сложные и разноплановые задачи автоматизации управления вооруженными силами (войсками) в современных условиях могут быть решены лишь на основе глубокой теоретической проработки. Научные основы управления вооруженными силами (войсками), которые сформировались в 80-е годы ХХ столетия, не отражают в настоящее время возросшего влияния современных информационных технологий на подготовку и ведение военных действий.

В решении этой проблемы западные специалисты делают ставку на широкое использование моделирования и имитации для поддержки принятия решения, определения возможного развития событий, планирования выполнения задач на тренировках и в ходе операции (боевых действий).

Анализ результатов совершенствования автоматизированного управления в ВС Российской Федерации показывает, что в настоящее время не обеспечивается своевременность сбора, анализа и доведения информации; достаточность проводимых расчетов и моделирования при принятии решений и планировании операций (боевых действий); контроль разработки оперативных (боевых) документов; полноты учета изменений обстановки в ходе военных действий и т.д., что значительно снижает эффективность подготовки и ведения вооруженного противоборства! [11]

При решении проблем автоматизации основных информационных процессов приходится создавать системы обеспечения автоматизированного управления: интеллектуальные системы поддержки военных действий (ИСПВД); информационно-телекоммуникационные системы (ИТКС); системы поиска (добывания) информации. В системе автоматизированного управления в качестве важной составной части рассматривается ИСПВД, которая с соответствующим специальным программно–математическим обеспечением призвана адаптировать автоматизацию управления вооруженными силами (войсками) к целям и задачам действия войск. При этом наряду с задачами оптимизации действий войск (эффективного использования сил и средств) должны применяться многоуровневые системы (на стратегическом, оперативном, и тактическом уровнях) комплексного моделирования противоборства сторон, включающие моделирование систем  всестороннего обеспечения и обслуживания [11].

Но моделирование противоборства сторон не должно быть единственным способом решения задач оптимизации действий войск (эффективного использования сил и средств) тем более что этот подход на всех уровнях планирования (особенно оперативно-тактическом) по ряду причин (в том числе их большой сложности) весьма затруднителен.

Актуальность заблаговременной оценки объектов, расположенных на территории зарубежных стран, определяется тем, что сегодня надо быть готовыми к тому, что вооруженное противоборство может начаться без вторжения сухопутных сил, нарушения воздушного или морского пространства самолетами ВВС, кораблями ВМС агрессора, а с массированных ударов высокоточным оружием по военным объектам, объектам экономики и инфраструктуры, на всю глубину территории страны, с различных направлений с целью нанесения неприемлемого ущерба стране, ее вооруженным силам с тем, чтобы обеспечить достижение военно-политических целей ВПР страны-агрессора (коалиции стран).

Самой опасной (губительной для нашей страны) представляется крупномасштабная война между коалициями государств или крупными государствами мирового сообщества, в которой стороны будут преследовать радикальные военно-политические цели. Она может стать результатом эскалации вооруженного конфликта, локальной или региональной войны с вовлечением значительного количества государств, различных регионов мира. Такая война потребует мобилизации всех имеющихся материальных ресурсов и духовных сил государств-участников [4].

США в настоящее время в соответствии с Единым стратегическим планом ведения глобальной ядерной войны, который еще никто не отменял, держат под ракетно-ядерным прицелом до 3200 военных и гражданских объектов на российской территории. Существует инициатива ВС США по разработке системы, позволяющей нанести быстрый и точный удар (быстрый глобальный удар) обычным вооружением по любой точке планеты в течении 1 часа (по аналогии с ядерным ударом при помощи МБР) в случае конфликта или чрезвычайной ситуации.

В ближайшем будущем даже развитые в военно-экономическом отношении  страны, видимо, не будут располагать для ведения крупномасштабной войны необходимым количеством высокоточного оружия. Поэтому, вполне вероятно, что современная крупномасштабная война будет иметь как минимум два этапа. На первом этапе — может быть реализована  война нового поколения, а если военно-политические цели не будут достигнуты, наступит второй этап — вооруженная борьба предшествующих поколений с применением как обычных, так и ядерных средств поражения. Другими словами необходимо быть готовыми к противоборству как с высокотехнологичным противником, так и к традиционными формами и способами вооруженной борьбы!

Всегда утверждалось в военной науке, что достойный отпор агрессору в войне (особенно крупномасштабной) может быть гарантирован, если предпринятыми мерами будет подорван его военный потенциал (ВП). Важнейшей частью ВП государства, как системы потенциалов, является стратегический потенциал — это та часть военных возможностей государства, которая может обеспечить в современной вооруженной борьбе решение задач стратегического масштаба. Важнейшей составной частью стратегического потенциала государства являются объекты стратегического потенциала. К ним принято относить:

  • объекты военно-политического руководства страны и вооруженными силами;
  • объекты, обеспечивающие боевое использование оперативно-стратегических средств вооруженной борьбы;
  • объекты военно-экономического и экономического потенциалов, обеспечивающие производство оперативно-стратегических средств вооруженной борьбы и средства, обеспечивающие их боевое использование;
  • объекты, обеспечивающие всем необходимым для эффективного использования стратегических группировок сухопутных войск, ВВС, ВМС, а также позволяющие произвести оперативное и мобилизационное развертывание вооруженных сил.

Количество объектов стратегического потенциала государства определяется масштабом самого государства, его собственно военным, военно-экономическим, военно-научно-техническим потенциалами. Если речь идет о коалиции государств, то объектов может быть в разы больше и достигать десятков тысяч.

При планировании необходимых мер в вооруженном противоборстве с вероятным противником приходится решать задачи оптимального использования имеющихся возможностей, т.е. располагаемым количеством сил и средств нанести максимальный ущерб стратегическому потенциалу агрессора с тем, чтобы лишить его возможности по крайней мере вести операции стратегического масштаба, т.е. на первом этапе решить задачу нанесения противнику неприемлемого ущерба!

Такую задачу можно решить, если провести комплексную количественную оценку военного значения объектов стратегического потенциала вероятного противника и построить на ее основе приоритетный (ранжированный) ряд объектов со своими приоритетами важности.

В начале этого ряда должны находиться объекты, обеспечивающие боевое использование сил и средств, располагающих наибольшими возможностями для нанесения ущерба (обеспечивающие решение задач стратегического уровня), а в конце — объекты, обеспечивающие боевое использование сил и средств тактического уровня. Между ними будут находиться объекты, обеспечивающие боевое использование сил и средств оперативного масштаба.

В результате имеется возможность выделить из полученного приоритетного (ранжированного) ряда группу объектов, расположенных на территории вероятного противника, поражение которых в первую очередь может обеспечить нанесение наибольшего ущерба его стратегическому потенциалу (вплоть до неприемлемого), что и позволяет решить задачу оптимального использования имеющихся сил и средств в вооруженном противоборстве!

Оценка объектов страны (коалиции стран) вероятного противника должна проводиться заблаговременно еще в мирное время при оценке военной обстановки, планировании операций, для поддержки принятия решений на операцию, моделировании военных и других действий, разработке способов  действий всех сил и средств прежде всего на стратегическом уровне [11].

Задачу оценки объектов стратегического потенциала страны (коалиции стран) вероятного противника и выделение перечня наиболее важных объектов можно назвать базовой, так как на практике приходится решать значительное количество частых задач оценки объектов расположенных на территории вероятного противника. Так, например, при решении задач нанесения ущерба системам вероятного противника (военного и государственного управления, собственно военной, военно-экономической, военно-научно-технической и т.д.) может быть поставлена задача поиска в названных системах уязвимых мест (критически важных объектов), при нанесении ущерба которым можно обеспечить потерю нормального функционирования этих систем хотя бы на какое-то время.

Во всех случаях оперативного планирования (особенно на стратегическом уровне) решение базовой задачи оценки объектов (комплексной количественной оценки военного значения объектов стратегического потенциала зарубежных стран (коалиции стран) вероятного противника) всегда полезна, в том числе и при решении частных задач — поиска ключевых (критически важных) объектов, так как позволяет увидеть проблему вооруженного противоборства в целом (имеется возможность получить перечень объектов, характеризующих важнейшую часть военного потенциала страны (коалиции стран).

Располагая перечнем объектов, характеризующих важнейшую часть военного потенциала страны (коалиции стран) вероятного противника, имеется возможность представить — поражая критически важные (ключевые) объекты и нанося ущерб системам государства (коалиции государств) (политического и военного управления, экономики, инфраструктуры, группировкам вооруженных сил и т.д.) — в какой мере наносится ущерб стратегическому потенциалу страны (коалиции стран) вероятного противника. Это может подтвердить правильность выбранного подхода в определении перечня объектов для поражения путем выбора критически важных (ключевых) объектов или вызвать сомнения и неуверенность в результатах первого этапа крупномасштабной войны.

Вариант комплексной количественной оценки важности стационарных военных объектов (СВО), расположенных на территории зарубежных стран, предложен группой авторов (Андриевский А.И, Андриевский И.А, Сидоров О.М) и опубликован в 2008 году в ВАГШ ВС РФ.

В предлагаемой методике использован системный подход, что позволило  принять в качестве объекта исследования систему «силы-средства-СВО» и исследовать военное значение СВО зарубежных стран в этой системе, основным и самым главным свойством которой является способность наносить ущерб в вооруженном противоборстве.

Масштаб такого ущерба косвенно определяет военное значение СВО зарубежных стран. В этом случае военное значение любого стационарного военного объекта оценивается как бы в единой системе измерения, что дает в последствии основание для их сравнения между собой (например, аэродром — с военным складом или пунктом управления, объектом связи и т.д.) и построения единого приоритетного (ранжированного) ряда стационарных военных объектов, расположенных на территории страны (коалиции стран) вероятного противника.

В качестве критерия оценки этой системы приняты «возможности системы по нанесению ущерба в вооруженной борьбе». Аналитический аппарат, позаимствованный в квалиметрии (оценка качества продукции), позволяет довольно полно описать объект исследования через присущее ему дерево свойств, выбранное в связи с целями оценки, оценить количественно характеристики свойств с помощью экспертов, а затем эти оценки обобщить по методике, принятой в квалиметрии.

Полученное числовое значение обобщенного показателя военного значения системы «силы-средства-СВО» связано с возможностями системы по нанесению ущерба в вооруженной борьбе и отражает ее важность, которую можно отнести на счет оцениваемого СВО зарубежных стран, так как СВО обеспечивает боевое использование (применение) системы и без него эта система в боевой обстановке в принципе  функционировать не может.

Такой подход позволяет для всех СВО оперативного оборудования территории зарубежных стран получить один общий показатель в единой форме выражения — обобщенный показатель важности (ОПВ) СВО зарубежных стран. Это дает возможность построить единый приоритетный (ранжированный) ряд для всех СВО зарубежных стран (коалиции стран), из которого можно выделить группу наиболее опасных, представляющих важнейшую часть военного потенциала страны (коалиции стран) [18].

Полученный приоритетный (ранжированный) ряд СВО зарубежных стран с их приоритетами важности дает возможность видеть во сколько раз один СВО опаснее другого, что является надежной научно-обоснованной базой, исключающей неопределенность, субъективизм, волюнтаризм, принятие грубых ошибочных решений в случае оперативного планирования, принятия решений на операцию, определения объектов поражения, моделировании военных и других действий, разработки способов действий всех сил и средств и т.д.

Методический подход предполагает иметь базовую методику комплексной количественной оценки важности стационарных военных объектов, расположенных на территории зарубежных стран, которая содержит исходные теоретические положения и основные понятия комплексной количественной оценки военного значения  СВО зарубежных стран.

На основании базовой методики можно подготовить нужное количество частных методик комплексной количественной оценки важности объектов оперативного оборудования территории зарубежных стран (военно-воздушных баз и аэродромов, военно-морских баз, пунктов базирования ВМС, портов, военных складов (складов ядерных боеприпасов, складов обычных боеприпасов, складов вооружения и военной техники, складов материально-технического снабжения и т.д.), пунктов управления, объектов связи и других).

Предлагаемый методический подход дает возможность на ЭВМ, меняя только весовые коэффициенты свойств (коэффициенты важности факторов), проводить многовариантные расчеты, строить приоритетные (ранжированные) ряды СВО зарубежных стран под различные задачи оценки, что повышает значение предлагаемой методики как исследовательской, поисковой.

Все это имеет исключительно важное значение при решении задач эффективного использования прежде всего оперативно-стратегических средств вооруженной борьбы, оптимизации мероприятий стратегической разведки и решении целого ряда других задач, связанных с повышением эффективности планирования мероприятий, обеспечивающих военную безопасность страны как в мирное, так и в военное время.

Рассмотренный методический подход комплексной количественной оценки военного значения СВО имеет широкий диапазон использования, в том числе может быть использован и для оценки военного значения СВО, расположенных на территории РФ. Оценка и построение приоритетных (ранжированных) рядов СВО, расположенных на территории РФ, позволяет выделить со своими приоритетами важности наиболее важные объекты, которые требуют, в целях обеспечения военной безопасности страны, дополнительного внимания при планировании мероприятий по защите (усиления охраны, маскировки, инженерной защиты, защиты от ударов с воздуха и космоса (воздушно-космическая оборона), оружия массового поражения, внимания разведывательно-диверсионных  служб и т.д.).

Предлагаемый методический подход позволяет таким же образом оценивать объекты военного производства, что дает возможность строить единые приоритетные ряды военных и объектов военной экономики!

Предлагаемый методический подход получения объективной, научно-обоснованной, комплексной, количественной оценки военного значения (важности) СВО зарубежных стран позволяет в мирное и военное время во всех звеньях (стратегическом, оперативном и тактическом), при оперативном планировании во всех видах вооруженных сил и родах войск иметь общую платформу для единого понимания в практике оценки военного значения СВО оперативного оборудования территории зарубежных стран, так как позволяет по единому критерию, в единой системе измерения, в единой форме выражения показателя военного значения (важности) оценивать ожидаемые промежуточные и конечные результаты планируемых мероприятий.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Зарубежное военное обозрение, 2005 г. № 9,12; 2006 г. № 1, 3, 6, 7, 8,10; 2007 г. №1, 2, 3, 4, 6.
2. Гордиевский А. Вооруженные силы РФ // Ориентир. ‒ №2. – 2004.
3. Энциклопедия современного оружия и военной техники. Том 1 «Политика». С-Петербург, 1997.
4. Военная доктрина Российской Федерации // Российская газета. – 10.02.2010.
5. Тараканов К.В. Математика и вооруженная борьба. М.: Воениздат,1977.
6. Баскаков В.Н. К вопросу об общей теории вооруженной борьбы // Военная мысль. ‒ №7. ‒ 1985.
7. Мальцев Л. Сущность войны и вооруженной борьбы: взгляд в будущее. МО Республики Бела-русь, Официальный сайт, 09.04.2007.
8. Макаров Н.Е. Характер вооруженной борьбы будущего, актуальные проблемы строительства и боевого применения Вооруженных Сил РФ в современных условиях // Вестник АВН. ‒ № 2. ‒ 2010.
9. Макаров Н.Е. Важнейшая задача военной науки — разработка концепции нетрадиционных войн и вооруженных конфликтов // Вестник АВН. ‒ № 2(35). ‒ 2010.
10. Муравьев В.К., Андриевский И.А. Некоторые подходы к решению проблемных вопросов, свя-занных с оценкой важности стационарных военных объектов, расположенных на территории зарубежных стран // Вестник АВН. ‒ № 2(35). ‒ 2011.
11. Скоков С.И., Выговский И.И. Проблемы и направления совершенствования автоматизированно-го управления подготовкой и ведением военных действий // Военная мысль. ‒ № 9. ‒ 2011.
12. Копытко В.К., Шептура В.Н. Проблемы построения единого информационного пространства Вооруженных Сил РФ и возможные пути их решения // Военная мысль. ‒ № 10. ‒ 2011.
13. Ляпин В.Р., Зимин В.Н., Барвиненко В.В. О построении комплексов средств автоматизации в АСУ войсками (силами) для ведения сетецентрических действий // Военная мысль. ‒ № 11. ‒ 2011.
14. Дульнев П.А., Ковалев В.Г., Ильин Л.Н. Ассиметричное противодействие в сетецентрической войне // Военная мысль. ‒ № 10. ‒ 2011.
15. Бобриков А.А. Методика обоснования решений по огневому поражению противника // Военная мысль. ‒ № 11. ‒ 2011.
16. Протасов А.А., Соболевский В.А., Сухорутченко В.В., БорисенкоА.С. Методическое обеспечение выработки замысла применения ВТО большой дальности в операциях (боевых действиях), // Военная мысль. ‒ №10. ‒ 2011.
17. Останков В.Н Военная безопасность России в начале XXI столетия. М.: Вече, 2007.
18. Андриевский А.И., Андриевский И.А., Сидоров О.М. Исследование важности стационарных во-енных объектов, расположенных на территории зарубежных стран. М.: ВАГШ ВС РФ, 2008.