Статья опубликована в журнале «Государственно-частное партнерство»1 / 2014
DOI: 10.18334/ppp.1.1.27

Государство и бизнес: эволюция форм взаимодействия

Киварина Мария Валентиновна, докторант, доцент кафедры экономической теории, Институт экономики и управления Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, г. Великий Новгород, Институт экономики и управления Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, г. Великий Новгород, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 201

Аннотация:
В представленной статье определены базовые модели взаимодействия государства и бизнеса и выделены характерные каждой из моделей формы взаимодействия. Доказано, что в современной России преобладающей формой является частное взаимодействие власти и бизнеса, в результате чего процесс преобразования атомистической модели в ассоциированную находится на начальном этапе. Обоснован дуализм сущностного содержания категории «социальное партнерство», а также предложена модель мультистороннего взаимодействия власти и бизнеса.
Цитировать публикацию:
Киварина М.В. Государство и бизнес: эволюция форм взаимодействия // Государственно-частное партнерство. – 2014. – Том 1. – № 1. – С. 51-64. – doi: 10.18334/ppp.1.1.27

Эволюция рыночной экономики демонстрирует последовательную смену периодов усиления влияния либо государства, либо бизнеса, поэтому к началу XXI века вопрос о соотношении их роли вновь стал актуальным не только в странах с транзитивной экономикой, но и в тех, где рыночные институты уже давно сформированы, а система государственного регулирования вполне отлажена.

Трансформация экономических систем бывших социалистических стран способствовала существенному снижению роли государства в решении социально значимых проблем. В результате системы социального обеспечения этих стран потеряли значительную часть своей бывшей эффективности, а уровень доступности населения к основным социальным услугам и социальному обеспечению резко снизился. Поляризация общества на «бедных» и «богатых» стала серьезным препятствием на пути становления эффективной рыночной экономики. В настоящее время в России сложился устойчивый слой так называемых «новых бедных», включающий граждан, доходы которых, несмотря на наличие постоянного места работы, ниже прожиточного минимума. В 2013 г. Россия стала страной с наивысшим социальным неравенством: в то время как, в среднем по всей планете один миллиардер приходится на 170 млрд. долл. мирового богатства, у нас в стране эта цифра в 14 раз выше [1].

Существующие на сегодняшний день в России институты демонстрируют неспособность разрешать приоритетные социально-экономические проблемы страны, более того, при их решении не учитывается мнение населения, что неизбежно подрывает в обществе доверие к власти. Ситуация усугубляется недостаточной эффективностью механизмов государственного регулирования экономики, а также ограниченностью возможностей использования в российской практике цивилизованных инструментов общественного влияния как на бизнес, так и на власть. В результате, актуализируется необходимость поиска новых, более эффективных моделей и организационных форм взаимодействия властных и предпринимательских структур.

В настоящее время в России можно констатировать наличие двух альтернативных базовых моделей взаимодействия власти и бизнеса, названных авторами «атомистическая» и «ассоциированная».

Атомистическая модель формируется в условиях экономической слабости бизнес-сообщества, которое представлено отдельными разрозненными конкурирующими между собой предпринимательскими структурами, осуществляющими с государством, в зависимости от степени доверия к нему, одностороннее (лидерство власти) или двустороннее (частное) взаимодействие. Государство в данной модели рассматривается как внешняя сила, при этом его основной функцией является совместная с бизнесом разработка правил регулирования экономики, разрешения деловых конфликтов (которые не могут быть преодолены предпринимательским сообществом самостоятельно), а также мер поддержки национальных производителей на международных рынках.

В условиях высокой экономической силы бизнеса атомистическая модель трансформируется в ассоциированную, для которой характерна ориентация на сотрудничество различных социальных и профессиональных групп с целью обеспечения успешного и стабильного развития национальной экономики в целом. Государство в данной модели является одним из взаимодействующих субъектов, обеспечивающим разработку и соблюдение общих «правил игры». Являясь важнейшим социально-экономическим институтом и консолидированным работодателем, государство несет ответственность за развитие всего гражданского общества, и поэтому имеет право выдвигать определенные требования к бизнесу.

В рамках ассоциированной модели бизнес эволюционирует от экономического актора, ориентированного на максимизацию прибыли, до корпоративного гражданина – социально ответственного субъекта гражданского общества. При этом во взаимодействие вступают уже не отдельные предпринимательские структуры, а их объединения и союзы, оформленные институционально, имеющие возможность участвовать в выработке законопроектов и принятии политических решений в обмен на добровольное выполнение части социальных функций, традиционно осуществляемых государством.

Следует отметить, что в хозяйственной практике ни атомистическая, ни ассоциированная модель взаимодействия властных и предпринимательских структур не существует в чистом виде. Национальная экономика чаще всего представляет собой их смешение и переплетение. Преобладание одной модели над другой определяется уровнем социально-экономического развития государства. В промышленно развитых странах преобладает ассоциированная модель, а в развивающихся – атомистическая, которая с развитием экономики трансформируется в ассоциированную. Таким образом, на взгляд авторов, первая модель, по сути, является начальным этапом формирования второй.

Изучение и обобщение отечественных и зарубежных исследований [2, 3, 4] позволило выделить четыре формы взаимодействия властных и пред­принимательских структур, возникающих в рамках той или иной модели, и проявляющихся в зависимости от экономической силы взаимодействующих субъектов и степени их доверия друг к другу (рисунок 1).

Рисунок 1. Современные модели и формы взаимодействия властных и предпринимательских структур

(источник – составлен автором)

«Лидерство власти» – это простейшая форма взаимодействия, выступающая как особый экономический ресурс социально-экономического развития, используемый властными структурами для осуществления своих основных функций, связанных с производством и распределением общественных благ, а также созданием инфраструктурных и социальных условий предпринимательской деятельности. В подобной ситуации бизнес-структурам приходится следовать директивам власти, так как «социальная нагрузка» является обязательным условием вхождения в рынок или одним из способов преодоления существующих административных барьеров.

«Лидерство бизнеса», также как и «лидерство власти» представляет собой одностороннюю форму взаимодействия властных и предпринимательских структур. При этом власть де юре принадлежит органам государственного управления, тогда как де факто реализуется одной или несколькими крупными, капиталоемкими, структурообразующими компаниями, где занята большая часть трудоспособного населения территории их присутствия. Как правило, подобные компании имеют общегосударственное значение, а руководители региона или муниципалитета являются их «ставленниками». Поскольку на данной территории власть фактически принадлежит бизнесу, компании вынуждены осуществлять компенсирующую функцию, то есть «достраивать» территорию своего присутствия до уровня, обеспечивающего не только простое, но и расширенное воспроизводство. В результате компании оказываются перегруженными социальными обязательствами перед местным сообществом и по сути выполняют функции, традиционно закрепленные за органами государственной власти. Таким образом, в подобной форме взаимодействия главной движущей силой и лидером социально-экономического развития территорий становится бизнес.

«Частное взаимодействие власти и бизнеса» предполагает совокупность экономических отношений между властными и отдельными разрозненными предпринимательскими структурами или их группами, не способными диктовать ни друг другу, ни власти собственные «правила игры». В данной форме взаимодействия основными функциями государства являются: создание нормативно-правовой базы страны, гарантирование соблюдения законов, обеспечение безопасности страны (обороноспособность, сохранение природной и технологической среды), стратегическое планирование, производство и распределение общественных благ, а также социальное обеспечение и защита. Однако в условиях дефицита бюджетных ресурсов и поиска дополнительных источников финансирования территорий органы власти и управления вступают с бизнесом в переговоры (торги) по поводу определения величины общественной нагрузки на доходы бизнеса с одной стороны, и уровня его государственной защиты и поддержки – с другой. Таким образом, во взаимоотношениях бизнеса и власти возникает так называемая «система обменов», которая предполагает, что вероятность и величина государственной поддержки предпринимательских структур напрямую зависит от их участия в развитии территории присутствия посредством дофинансирования различных социо-эколого-экономических проектов и программ [5].

В современной России процесс преобразования атомистической модели в ассоциированную находится на начальном этапе, поэтому преобладающей формой является частное взаимодействие властных и предпринимательских структур. Однако уже наметилась явно выраженная тенденция эволюционного перехода к становлению более высокой формы, но с сохранением «системы обменов», имманентно присущей предшествующей форме взаимодействия.

Особенностью «системы обменов» является ее высоко персонифицированный характер, проявляющийся в том, что процесс обмена осуществляется, главным образом, на личных контактах и заинтересованности отдельных экономических субъектов. Это ведет к созданию заведомо неравных условий для функционирования различных предпринимательских структур, в зависимости от их доступности к тем или иным представителям органов власти. В то же время бизнес часто сам оказывается заинтересованным в финансировании различных социально-экономических проектов и программ, так как при этом получает улучшенные инфраструктурные условия и стабильность социального окружения, а также дополнительные выгоды в виде роста собственной репутации.

«Партнерство власти и бизнеса» предполагает, что органы государственной власти и предпринимательские структуры осознают всю важность эффективного взаимодействия. Представители власти стараются не принуждать бизнес к осуществлению социальных инвестиций, а ведут с ним конструктивный диалог, обосновывая необходимость социального инвестирования [6]. При этом в диалог вступают не отдельные предприниматели, а их объединения, ассоциации. Таким образом, координатором социальных вложений бизнеса выступают органы власти и союзы предпринимателей. Следовательно, двустороннее взаимодействие эволюционирует в многостороннее (рисунок 2).

Рисунок 2. Эволюция форм взаимодействия власти и бизнеса в рамках ассоциированной модели

 (источник – составлен автором)

В условиях, когда во взаимодействие власти и бизнеса включаются общественные организации, представляющие интересы населения территории присутствия предпринимательских структур, «партнерство власти и бизнеса» эволюционирует в социальное партнерство.

Социальное партнерство представляет собой специфический феномен, присущий современным экономическим системам, содержание которого носит многоаспектный характер. Исторически основные идеи социального партнерства сформировались в социально-трудовой сфере, в качестве вынужденной реакции предпринимателей на обострение противоречия между трудом и капиталом, выражающегося в абсолютном и относительном ухудшении положения наемных работников, что актуализировало необходимость инициации социального диалога. С другой стороны, властные структуры, заинтересованные в поддержании социальной стабильности общества, также вовлекаются в социально-трудовые отношения, исполняя роль гаранта соблюдения достигнутых договоренностей.

Данный поход не утратил своей актуальности и в настоящее время. Так, Трудовой Кодекс Российской Федерации определяет социальное партнерство как систему взаимоотношений между работниками (или их представителями), работодателями (или их представителями), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленную на согласование интересов взаимодействующих сторон по вопросам регулирования трудовых и других непосредственно связанных с ними отношений [7, ст. 23].

Однако сфера социального партнерства не ограничивается только социально-трудовыми отношениями. Выходя за рамки социально-трудовых отношений, социальное партнерство можно определить как институт, призванный обеспечивать баланс интересов властных структур, предпринимателей и общества при решении особо значимых проблем в социо-эколого-экономической сфере. При этом социальное партнерство, выступающее как специфический тип общественных отношений, присущий цивилизованному рынку и создающий условия для стабильного и устойчивого социально-экономического развития общества, зависит от степени социализации бизнеса и возникает лишь на определенном этапе зрелости корпоративной социальной ответственности.

Таким образом, социальное партнерство следует рассматривать как развитую форму корпоративной социальной ответственности в рамках взаимодействия властных и предпринимательских структур, включающую учет интересов населения территорий присутствия бизнеса, представляемых различными общественными организациями. Следовательно, можно констатировать двуединую сущность категории «социальное партнерство», представленную на рисунке 3.

Рисунок 3. Двуединая сущность социального партнерства

(источник – составлен автором)

Как видно из рисунка 3, социальное партнерство объединяет два содержательно близких, но, тем не менее, различных по своей сути явления:

1) социальное партнерство как элемент сферы социально-трудовых отношений – представляет собой сотрудничество между предпринимателями (работодателями) и представителями трудящихся (профсоюзов) в правовом поле, определяемом государством, с целью улучшения условий труда, повышения жизненного уровня трудящихся и развития экономики в целом.

2) социальное партнерство как форма реализации корпоративной социальной ответственности – предполагает оптимально организованную на взаимовыгодных началах модель взаимодействия органов государственной власти, предпринимательских структур и общественных организаций с целью создания условий для устойчивого социо-эколого-экономического развития общества, основным критерием которого является повышение качества жизни и рост благосостояния населения.

Более высокой эволюционной формой социального партнерства является мультистороннее взаимодействие представителей всех секторов (власти, бизнеса и населения), осуществляемое равноправными стейкхолдерами (заинтересованными сторонами) на основе добровольного соглашения и принципов доверия с целью решения актуальных проблем социально-экономического развития. Необходимость подобного взаимодействия обусловлена тем, что каждая из взаимодействующих сторон, обладая определенными специфическими ресурсами, не способна в одиночку удовлетворить необходимые общественные потребности. Объединение ресурсов взаимодействующих сторон порождает синергетический эффект, суть которого состоит в том, что слияние ресурсов в единую систему дает возможность получить больший социально-экономический результат, чем тот суммарный результат, который был бы получен при использовании каждого из ресурсов в отдельности.

Любая сторона, действующая в рамках мультистороннего взаимодействия, будь то: собственники, акционеры, инвесторы, потребители, бизнес ассоциации, НКО и любые другие структуры, создает предпосылки к формированию гражданского общества, достижению социальной стабильности и устойчивого экономического роста (рисунок 4).

Мультистороннее взаимодействие в настоящее время используется как беспроигрышная модель с высоким потенциалом, в которой партнерские отношения между равноправными стейкхолдерами расширяют возможности решения актуальных социо-эколого-экономических проблем и вносят существенный вклад в развитие гражданского общества.

Рисунок 4. Модель мультистороннего взаимодействия

(источник – составлен автором)

Для властных структур партнерство с общественными организациями повышает потенциал в разработке и реализации политики, способной улучшить легитимность государственного сектора. Для общественных организаций партнерство обеспечивает организационное развитие, появление дополнительных ресурсов, навыки цивилизованного лоббизма, признание и повышение статуса. Для бизнес-структур партнерство способствует росту репутации, лояльности к нему на местных рынках, расширяет возможности управления рисками, предоставляет преимущества в привлечении, мотивации и удержании работников, а также способствует гуманизации и дальнейшей социализации бизнеса.

Как представляется авторам, именно такая форма взаимодействия является наиболее эффективной в повышении благосостояния населения регионов и страны в целом, поскольку в ней используются так необходимые цивилизованному рынку инструменты и механизмы привлечения инвестиций. Именно объединение ресурсов и профессионализма каждого из участников взаимодействия способствует разрешению важнейших социально-экономических задач.

Опыт внедрения мультистороннего взаимодействия в различных регионах России показывает, что его партнерские институты наиболее востребованы на уровне муниципальной власти. Использование модели мультистороннего социального партнерства не только обеспечивает устойчивость социально-экономического развития территории присутствия бизнес-структур, но и активизирует накопление в регионе отношенческого капитала, образующегося на основе доверия взаимодействующих субъектов друг к другу. Являясь составной частью общественного капитала, отношенческий капитал формируется в условиях наличия четких «правил игры», устанавливаемых органами власти, социально ответственных бизнес-структур, развитости гражданских институтов в обществе и наличия эффективных форм их взаимодействия с властными структурами, включая процедуры выявления и согласования интересов взаимодействующих сторон.

В условиях ограниченности материальных и финансовых ресурсов отношенческий капитал может стать ключевым фактором социально-экономического развития российских регионов.