Статья опубликована в журнале «Продовольственная политика и безопасность»1 / 2015
DOI: 10.18334/.2.1.455

Экономическая оценка производства зернобобовых культур в Ростовской области

Анипенко Людмила Николаевна, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и управления, Азово-Черноморский инженерный институт Донского государственного аграрного университета, г. Зерноград, Россия

Личман Юлия Петровна, старший преподаватель кафедры менеджмента, Азовский филиал Российского государственного социального университета, Россия

Раева Светлана Алексеевна, заведующая лабораторией экономики, Всероссийский научно-исследовательский институт зерновых культур им. И.Г. Калиненко, г. Зерноград, Россия

Economic evaluation of grain legume production in Rostov region - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 26

Аннотация:
В статье рассмотрены вопросы выбора приоритетных направлений развития кормовой базы отрасли животноводства Ростовской области.

JEL-классификация: C13, Q18, R11

Цитировать публикацию:
Анипенко Л.Н., Личман Ю.П., Раева С.А. Экономическая оценка производства зернобобовых культур в Ростовской области // Продовольственная политика и безопасность. – 2015. – Том 2. – № 1. – С. 33-46. – doi: 10.18334/.2.1.455

Очевидно, что при выборе приоритетных направлений развития кормовой базы отрасли животноводства Ростовской области необходимо сконцентрировать ресурсы на тех сферах, которые являются в настоящее время наиболее значимыми и будут доминировать в ближайшем будущем. Данное положение находит подтверждение в актуальных публикациях по теме исследования, как отечественных ученых – на примере регионов России, так и зарубежных – на примере развития кормовой базы конкретных стран (Быков, 2008; Винокурова, Прохорова, 2013; Галкина, 2005; Ду, Жидков, 2009; Евдокимова, 2011; Ларетин, 2013; Мирзоев, 2011; Назаров, 2015; Прохорова, Климушкина, 2013; Транченко, 2014; Шаврин, Сулейманов, Мушинская, 2011a; Шаврин, Сулейманов, Мушинская, 2011b; Kälber, Meier, Kreuzer, Leiber, 2011; Kambashi, Picron, Boudry, et al., 2014; Linstädter, Kemmerling, Baumann, Kirscht, 2013; Saedt, 1981). Проведенные исследования позволили сделать вывод о том, что дефицит белка в животноводстве Ростовской области продолжает оставаться крайне острым. Ресурсы фуражного зерна в исследуемом регионе формируются за счет пшеницы (продовольственных сортов), ячменя и овса, при незначительной доле наиболее дефицитных – зернобобовых и кукурузы (Анипенко, Личман, 2013a).

В какой-то мере можно восполнить недостаток белка травянистыми кормами из бобовых культур в рационе крупного рогатого скота, но практически нельзя – в рационах свиней и птицы, а свиноводство и птицеводство – одни из основных направлений животноводческой отрасли Ростовской области (Анипенко, Личман, 2013b).

Производство зерна этих зерновых культур не удовлетворяет потребности кормопроизводства. Отечественное производство жмыхов и шротов также не соответствует потребностям животноводческой отрасли региона.

Это является одной из основных причин низкой продуктивности всех видов скота и птицы, сокращения и удорожания животноводческой продукции, перерасхода зерна на производство единицы продукции животноводства за счет их несбалансированности.

В соответствии с принятыми на период 2013-2020 гг. зональными системами земледелия в Ростовской области [1] предполагается стабилизация производства кормов в объемах, необходимых для развития животноводства, который будет осуществляться за счет оптимизации площади посева и урожайности кормовых культур. Это позволит наряду с увеличением возделывания зернофуражных культур (кукурузы, гороха, сорго) довести уровень производства собственных кормов к 2020 г. до 2250 тыс. т кормовых единиц (совместно с концентрированными).

При этом главным направлением должно стать повышение белковой обеспеченности всех видов используемых кормов, причем решение белковой проблемы может быть найдено только внутри региона преимущественно за счет мобилизации потенциальных возможностей собственного производства высокобелкового зерна, природных кормовых угодий, культурных пастбищ и посевов многолетних и однолетних трав на пашне.

Особое место среди основных источников высококачественного растительного белка занимают зерновые бобовые культуры.

Исходя из общеэкономического значения зернобобовых культур, высокие кормовые и пищевые достоинства, развитие комбикормовой промышленности, спрос на данные культуры возрастает.

Приведенные в таблице 1 данные позволяют сделать вывод о том, что различные зерновые и кормовые культуры неравноценны одновременно в нескольких отношениях, а не только в отдельности по урожайности, выходу протеина и себестоимости. Каждому показателю соответствует свой ряд распределения рейтинга культур.

Таблица 1

Эффективность возделывания зерновых и зернобобовых культур с учетом белковой полноценности (сельскохозяйственные предприятия Ростовской области)

Источник: Авторский расчет в соответствии с методикой, приведенной в книге «Кормовые растения России» [2].

За 20062010 гг. совокупный показатель эффективности производства гороха для целей кормопроизводства выше, чем у других анализируемых зерновых культур, что подтверждает ценность этой культуры для целей кормопроизводства.

В среднем по области и природно-климатическим зонам зернобобовые культуры (на примере гороха) превышают все другие зернофуражные культуры по выходу с гектара протеина примерно в 1,5‑2,5 раза, лизина – в 1,8-6,6 раза, хотя урожайность их на 10-15% ниже (табл. 2).

Агроклиматические ресурсы позволяют Ростовской области не только полностью удовлетворять собственные потребности в зерне этих культур, но и выступать в качестве конкурентоспособного участника на внутреннем и мировом зерновом рынке.

Таблица 2

Сбор зерна, кормовых единиц, белка и лизина с 1 га посева различных зерновых культур в природно-климатических зонах Ростовской области в среднем за период 2001-2010 гг. (в сельскохозяйственных предприятиях)

Источник: Авторский расчет по данным Федеральной службы государственной статистики и справочно-нормативной литературы [3].

Посевные площади зернобобовых культур, 80-85% в структуре которых в Ростовской области занимает горох (на период 2012 года Ростовская область в стране занимает по посевным площадям 3 место (82 тыс. га) после Ставропольского (123 тыс. га) и Алтайского (135 тыс. га) краев), в настоящее время невелики и сильно варьируют по годам, что сказывается на объемах производства зерна этой группы зерновых культур (табл. 3, рис. 1).

Таблица 3

Динамика показателей производства зернобобовых культур в Ростовской области (все категории хозяйств)

Годы

Посевная

площадь

Урожайность

Валовой сбор

тыс. га

%

ц/га

%

тыс. т

%

1986-1990

359,8

100,0

23,3

100,0

839,5

100,0

1991-1995

75,9

21,10

16,3

69,96

123,9

14,76

1996-2000

31,2

8,67

11,8

50,64

36,7

4,37

2001-2005

65

18,07

16,2

69,53

97,42

11,60

2006-2010

48,8

13,56

17,1

73,39

79,6

9,48

2011-2013

126,3

35,10

13,76

59,06

164,5

19,59

Источник: Авторский расчет по данным Федеральной службы государственной статистики.

Как видно из приведенных данных, параметры производства не достигли дореформенного периода 1986-1990 гг.

Рисунок 1. Динамика показателей зернобобового производства в Ростовской области, 2000-2013 гг.

Источник: данные Федеральной службы государственной статистики.

За последние четыре года увеличение валовых сборов зернобобовых культур было достигнуто за счет экстенсивных факторов - расширения посевных площадей (рис. 2).

В соответствии с концепцией развития агропромышленного комплекса Ростовской области [4] и зональными системами земледелия планируется дальнейшее расширение посевной площади гороха и нута к 2020 году до 180 тыс.га [5]. Однако рост посевных площадей не может компенсировать негативного эффекта низкой урожайности, что является основным отрицательным фактором снижения валовых сборов этого высокобелкового зерна.

Рисунок 2. Динамика влияния факторов на изменение валового сбора зернобобовых культур

Источник: Авторский расчет по данным Федеральной службы государственной статистики.

Резкие спады и подъемы производства зерна зернобобовых культур подтверждают сделанный ранее вывод об усилении экстенсивного характера их производства, что в сочетании с малоэффективным использованием производственного потенциала и несовершенством экономического механизма регулирования зернового рынка существенно уменьшает его адаптацию прежде всего к неблагоприятным природно-климатическим условиям.

Специфические требования зернобобовых культур к плодородию почв и условиям климата определяют их различную концентрацию в тех или иных природных зонах региона и формирование специализированных зон их производства. Зернобобовые культуры возделываются во всех природно-климатических зонах Ростовской области. Посевные площади зернобобовых культур крайне неравномерно распределены по природно-климатическим зонам Ростовской области. Наибольший удельный вес посевных площадей их находится в южной зоне, наименьший – восточной зоне Ростовской области (табл. 4).

Таблица 4

Размещение производства зернобобовых культур по зонам Ростовской области

Источник: Авторский расчет по данным Федеральной службы государственной статистики.

В динамике существенно снижается удельный вес посевных площадей в северо-западной зоне и растет – в восточной (Орловский, Зимовниковский и Ремонтненский районы).

Урожайность этой группы зерновых культур не устойчива по годам, и так и не достигла уровня 1986-1990 года. Положительных тенденций от вклада сорта и технологии возделывания в повышение урожайности не установлено. Поскольку фуражное зерно, как и продовольственное, является товаром особого рода, ритмичность и минимальный уровень производства которого должны быть гарантированы с учетом уровня развития отрасли животноводства, одной из основных проблем увеличения высокобелкового зерна зернобобовой группы является рост интенсивности и устойчивости их возделывания.

Анализ данных исследования позволяет сделать вывод, что при существующих подходах к интенсификации растениеводства в Ростовской области, как и в целом по России, зависимость межгодовой вариабельности урожайности от климатических и погодных условий не ослабевает (Анипенко, Северчуков, Ашитко, 2010).

Установлено, что более значительным колебаниям, чем урожайность зернобобовых, подвержены валовые сборы этой группы зерновых культур. Посевные площади также неустойчивы по годам, как и урожайность.

Основным результативным показателем интенсификации производства зерна и основным направлением увеличения валовых сборов зернобобовых культур является урожайность.

Для выявления тенденции изменения урожайности и построения линии тренда, характеризующей изменение средней величины динамического ряда, использовали метод наименьших квадратов (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика урожайности зернобобовых культур (во всех категориях хозяйств Ростовской области)

Источник: Авторский расчет по данным Федеральной службы государственной статистики.

За период 1993-2013 гг. урожайность зернобобовых в Ростовской области имела тенденцию к уменьшению в среднем на 0,02 кг/га.

Для выявления резервов роста урожайности анализируемой сельскохозяйственной культуры определены средние значения факторов в разрезе групп с разным уровнем этого показателя (табл. 5).

Урожайность по группам сельскохозяйственных предприятий изменяется от 7,14 до 25,47 ц/га, а себестоимость 1 ц – соответственно, от 995,1 до 479,4 руб. Дополнительные вложения капитала создали возможность предприятиям второй группы на каждый дополнительный рубль затрат получить 3,79 кг зерна, третьей и четвертой – соответственно, 6,09 и 3,81 кг. Соотношение средней по группе цены реализации и себестоимости единицы продукции позволило получить предприятиям первой группы на каждый затраченный рубль 0,02 руб. прибыли, последующим – 0,18 и 0,13, и 0,29 руб. соответственно. Таким образом, более интенсивное производство зерна экономически оправдано и обеспечивает получение дополнительной прибыли. Исследования показывают, что масса прибыли возрастает при увеличении продуктивности посевов только до определенных значений, величина которых зависит от стоимости ресурсов, вводимых в производственный процесс, и других факторов.

Как видно из данных таблицы, средний размер посевных площадей зернобобовых культур изменяется от первой к четвертой группе на 457 га, отражая положительное влияние концентрации посевных площадей. Рост посевных площадей дает возможность снизить затраты на их производство в расчете на единицу площади. При этом природно-климатические факторы также оказывают положительное влияние на формирование урожайности: более высокому уровню урожайности соответствует более высокий уровень бонитета почвы. Из 58 исследуемых предприятий четвертой группы с наивысшей урожайностью 85% – это предприятия, расположенные в зонах с наиболее благоприятными природно-климатическими условиями – южной и приазовской и 9% центральной орошаемой зоны.

Различия в условиях производства, уровне интенсивности, уровне концентрации, организации труда и управления, урожайности, ценах на покупные материалы, производительности и оплате труда, затратоемкости технологии и другие находят отражение в себестоимости производства зерна исследуемой группы культур. Снижение себестоимости равноценно росту прибыли, повышает уровень рентабельности и конкурентоспособность.

Анализ взаимосвязи себестоимости зерна и производственных факторов выращивания зернобобовых культур позволил сделать следующие выводы. В группе исследуемых предприятий с себестоимостью зерна в диапазоне до 400 руб./ц, урожайность зернобобовых культур наивысшая – 21,91 ц/га. Прослеживается тенденция понижения урожайности, валового сбора и, соответственно, посевной площади в зависимости от роста себестоимости производства единицы продукции.

Это подтверждает и анализ эффективности производства зернобобовых культур в зависимости от величины материально-денежных затрат на 1 га посевов. Более высокий уровень интенсивности производства в большей степени проявляется в хозяйствах южной и приазовской зонах и на орошении (центральная зона). Причем эти хозяйства, затрачивая на 1 га в 3,3 раза больше материально-денежных средств получают с 1 га в 13,0 раз больше прибыли, что подчеркивает необходимость повышения уровня интенсивности возделывания зернобобовой группы сельскохозяйственных культур (табл. 6).

Анализ данных группировки свидетельствует, что дальнейшее повышение продуктивности в связи с ростом стоимости управляемых ресурсов и снижением КПД их использования становится экономически невыгодным.

Таблица 6

Эффективность зернобобового производства в зависимости от степени ее интенсификации

Показатели

Затраты

нa 1 га посевов, руб.

Итого и в среднем

До 6000

6001-9000

9001-12000

Более 12000

Количество предприятий в группе

35

56

49

34

174

Затраты на 1 га посевов в среднем по группе, руб.

4683

7456

10337

15375

9236

Себестоимость, руб./ц

389,93

465,13

595,45

664,38

528,72

Урожайность в среднем по группе, т/га

12,01

16,03

17,36

23,86

17,15

Получено зерна на единицу затрат, кг/руб.

2,56

2,15

1,68

1,55

1,86

Получено на 1 га посевов, руб.:

валового дохода (выручка)

1385

1929

3320

3830

2829

прибыли

14

66

94

185

92

Источник: Авторский расчет по данным годовых бухгалтерских балансов сельскохозяйственных предприятий.

Динамика роста урожайности сопровождается снижением отдачи от использования средств интенсификации, что в первую очередь связано с диспаритетом цен на продукцию зернового производства и ценами на материально-технические ресурсы. На 1 рубль затрат в первой группе получено 2,56 кг зерна, а, соответственно, во второй, третьей и четвертой – 2,15, 1,68, 1,55, что отражает необходимость оптимизации используемых средств интенсификации в соответствии с инновационными достижениями.

Достижения в области селекции и совершенствование технологии возделывания гороха в России позволяют получать более 3,0-3,5 т/га зерна, что делает эту культуру привлекательной в экономическом и биологическом плане [6]. Это означает, что потенциально рынок зерна гороха в регионе может увеличиться в 2‑3 раза за счет, прежде всего, внедрения новых высокопродуктивных усатых и люпиноидных форм гороха не склонных к полеганию. Преимуществом современных сортов является высокий уровень засухоустойчивости, что позволяет стабилизировать производство этой группы высокоэнергетических культур.



[1] Зональные системы земледелия Ростовской области на период 2013-2020 гг. // Сайт Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области.

[2] Романенко, Г.А., Тютюнников, А.И., Гончаров, П.Л. (1999). Кормовые растения России (С. 200-201). М.: Россельхозакадемия.

[3] Романенко, Г.А., Тютюнников, А.И., Гончаров, П.Л. (1999). Кормовые растения России. М.: Россельхозакадемия; Хохрин, С.Н. (2004). Кормление сельскохозяйственных животных. М.: КолосС.

[4] Концепция развития агропромышленного комплекса Ростовской области на период до 2020 года, утв. Постановлением Правительства Ростовской области от 23.05.2012 № 424

[5] Зональные системы земледелия Ростовской области на период 2013-2020 гг. // Сайт Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области.

[6] Сайт Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области.


Источники:
Анипенко, Л.Н., Личман, Ю.П. (2013a). Анализ состояния и развития кормовой базы отрасли животноводства Ростовской области. Аграрный научный журнал, 10, 70-74.
Анипенко, Л.Н., Личман, Ю.П. (2013b). Зональные особенности отрасли животноводства Ростовской области. В книге Актуальные проблемы экономики и учета в отраслях АПК (Выпуск 13; С. 3-13). Зерноград.
Анипенко, Л.Н., Северчуков, А.В., Ашитко, А.А. (2010). Оценка устойчивости производства зернофуражных культур в различных природно-климатических условиях Ростовской области. В книге Современное состояние и направления развития аграрной экономики (С. 9–17). Зерноград.
Быков, Г.Е. (2008). Роль кормопроизводства в реализации национального проекта "Развитие АПК". Экономика сельского хозяйства. Реферативный журнал, 3, 725.
Винокурова, Д.Е., Прохорова, М.Н. (2013). Формирование кормовой базы как фактор устойчивого развития животноводства: на примере Республики Саха (Якутия). Вопросы современной экономики, 4, 113-130.
Галкина, Г.И. (2005). Определение приоритетных направлений развития кормовой базы скотоводческих хозяйств пров. Квебек, Канада. Экономика сельского хозяйства. Реферативный журнал, 2, 452.
Ду, К., Жидков, С.А. (2009). Особенности формирования устойчивой кормовой базы животноводческой отрасли Тамбовской области. Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки, 2, 412-415.
Евдокимова, Л.П. (2011). Природные кормовые угодья: эффективность использования и перспективы развития. Экономика сельского хозяйства. Реферативный журнал, 2, 466.
Ларетин, Н.А. (2013). Перспективы и прогноз развития кормовой базы животноводства России. Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, 12, 12-16.
Мирзоев, Б. (2011). Влияние кормовой базы на экономику отраслей животноводства. Кишоварз, 4, 47a-49.
Назаров, А.А. (2015). Повышение продуктивности животноводческих отраслей через формирование устойчивой кормовой базы. Азимут научных исследований: экономика и управление, 1, 98-100.
Прохорова, Л.М., Климушкина, Н.Е. (2013). Кормовая база как основа развития отрасли животноводства в Ульяновской области. Экономика и предпринимательство, 12-1, 344-346.
Транченко, Л.В. (2014). Современное состояние и тенденции развития кормовой базы. Сборник научных трудов Всероссийского научно-исследовательского института овцеводства и козоводства, 3(7), 437-441.
Шаврин, И.П., Сулейманов, М.С., Мушинская, Г.Н. (2011a). О повышении экономической эффективности кормовой базы мясного скотоводства (на примере Оренбургской области). Вестник Оренбургского государственного университета, 8, 161-164.
Шаврин, И.П., Сулейманов, М.С., Мушинская, Г.Н. (2011b). Повышение экономической эффективности кормовой базы мясного скотоводства в условиях рыночной экономики. Известия Оренбургского государственного аграрного университета, 3(31-1), 276-278.
Kälber, T., Meier, J., Kreuzer, M., Leiber, F. (2011). Flowering catch crops used as forage plants for dairy cows: Influence on fatty acids and tocopherols in milk. Journal of Dairy Science, 94(3), 1477-1489. doi: 10.3168/jds.2010-3708
Kambashi, B., Picron, P., Boudry, C., et al. (2014). Nutritive value of tropical forage plants fed to pigs in the Western provinces of the Democratic Republic of the Congo. Animal Feed Science and Technology, 191, 47-56. doi: 10.1016/j.anifeedsci.2014.01.012
Linstädter, A., Kemmerling, B., Baumann, G., Kirscht, H. (2013). The importance of being reliable – Local ecological knowledge and management of forage plants in a dryland pastoral system (Morocco). Journal of Arid Environments, 95, 30-40. doi: 10.1016/j.jaridenv.2013.03.008
Saedt, A. (1981). The siting of green forage drying plants for use by a large number of farms — a location-allocation case study. European Journal of Operational Research, 6(2), 190 194. doi: 10.1016/0377-2217(81)90206-X