Статья опубликована в журнале «Экономика, предпринимательство и право»4 / 2013

Стабильность социального пространства как фактор обеспечения безопасности в Краснодарском крае

Кожура Ольга Ивановна, канд. истор. наук, доцент, Кубанский государственный аграрный университет, Россия

A steadiness of social space as a factor of safety and security arrangements in Krasnodar Area - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 49

Аннотация:
Состояние безопасности государства на современном этапе зависит от многих факторов, определяющих устойчивое развитие его регионов. Раскрывая сущность социальной стабильности, рассматриваются проблемы социального пространства Краснодарского края и их влияние на стабильность и безопасность региона.
Цитировать публикацию:
Кожура О.И. Стабильность социального пространства как фактор обеспечения безопасности в Краснодарском крае // Экономика, предпринимательство и право. – 2013. – Том 3. – № 4. – С. 36-52.

Процессы трансформации российского общества, начавшиеся во второй половине 80-х годов, способствовали исчезновению с политической карты мира огромного государства – СССР, что повлияло на изменение геополитической, экономической архитектуры современного мира, его социального фона. Однако столь масштабные события конца XX–начала XXI веков не продвинули мир к достижению стабильности, а лишь усугубили уже существующие проблемы и породили новые.

В недалеком прошлом главными угрозами для страны считались войны и конфликты, поэтому безопасность безоговорочно связывалась с военным потенциалом государства. Безусловно, традиционные военные аспекты безопасности будут играть важную роль в XXI веке, но вместе с тем на первый план в обеспечении национальной безопасности выходят внутренние проблемы. Во многом это объясняется изменением самого понятия «безопасность». В 90-е годы ХХ века стали изучать новые параметры безопасности, которые связаны с развитием экономики, экологии, информационных и коммуникационных систем и т.д. На эти изменения указывают в своей работе М.В. Каргалова и Е.Н. Егорова, подчеркивая то обстоятельство, что на современном этапе человечество столкнулось с новыми вызовами и вынуждено считаться с множеством факторов, определяющих его развитие, и изменилось само понятие безопасности, стало более многогранным [1].

Эти изменения нашли отражение в Стратегии национальной безопасности до 2020 г., утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. В соответствии с новой формулировкой под национальной безопасностью РФ понимается состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойное качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства [2]. Таким образом, понятие «безопасность» включает широкий диапазон измерений, в том числе и социальный. Очевидно, что реформирование любой сферы жизнедеятельности имеет социальные последствия. Изменения в военной, экономической, экологической, правовой и иных сферах оказывают влияние на общество в целом, отдельные группы и непосредственно на человека. На его уровень и качество жизни, перспективы его развития, социальный статус, взаимоотношения в обществе. В условиях роста взаимосвязи и взаимозависимости множества факторов в мире, когда стираются границы и изолированное существование общностей уходит в прошлое, роль фактора социальной стабильности в межгосударственных отношениях возросла многократно, с учетом новых вызовов и угроз устойчивому развитию общества, среди которых международный терроризм, религиозный экстремизм, техногенные катастрофы, транснациональная преступность и т.д. Безусловно, преодоление всех этих негативных явлений требует сотрудничества и взаимопомощи. Следует подчеркнуть, что современные государства в деле поддержания безопасности озабочены не только внешними угрозами, но и вопросами дестабилизирующими социальную стабильность внутри страны, в ее регионах. В связи с этим можно сделать вывод, что социальная политика проводимая государством, становится частью общей системы безопасности.

Таким образом, представляется актуальным представить анализ некоторых проблем социальной стабильности и ее роли в обеспечении безопасности в Краснодарском крае.

Одна из традиционных функций социальной политики предполагает решение вопросов жизнеобеспечения граждан. В данном случае подразумевается оплата труда, условия труда, политика по преодолению безработицы, помощь в поиске рабочего места, пенсионное обеспечение и т.д. Данные показатели дают представление об уровне и качестве жизни населения как отдельных регионов, так и страны в целом. На примере Европейского Союза, который обеспечил большей части своих граждан достойный уровень жизни, можно сделать вывод о зависимости данного показателя и стабильности социального пространства. Однако социальные конфликты случаются и в этом достаточно благополучном регионе. Задача субъектов, подключенных к решению социальных проблем – «не допустить перерастания подобных выступлений в социальную катастрофу, которая неизбежно приведет к дестабилизации во всех сферах жизнедеятельности и, как следствие, не может не нанести ущерба безопасности отдельных стран и регионов в целом» [3].

Краснодарский край, несомненно, является одним из важных геополитических и геоэкономических пространств России. Исторически край был более развит, нежели другие части страны. Специфика его развития определялась мягкими природно-климатическими условиями, богатейшими земельными угодьями, наличием выхода в Черное и Азовское моря, выгодностью географического положения, культурно-цивилизационным многообразием. Поэтому край всегда был привлекательным местом для проживания. По данным на 1 января 2013 г. численность населения Краснодарского края составляет 5330181 человек. По количеству проживающих регион занимает третье место после Москвы и Московской области. Средняя плотность населения – 70,61 чел./кв.км, что характеризует край как один из самых густонаселенных регионов страны [4]. В экономике региона задействовано 2274,2 тыс. человек, из которых наибольшая часть занята оптовой и розничной торговлей (17,7%), на втором месте занятые сельским хозяйством (17,1%), промышленное производство стоит на третьем месте (14,9%) [5].

Экономический потенциал Краснодарского края имеет огромные возможности. Уже сегодня он занимает лидирующее положение среди регионов Южного федерального округа по объему валового регионального продукта, который составляет 44% ВРП Южного федерального округа. В структуре валового регионального продукта по видам экономической деятельности наибольшая доля отводится оптово-розничной торговле и ремонту (16,7%), далее строительству (16,3%), следующие отрасли транспорта и связи (15,8%), промышленность (13,5%) и совокупная составляющая сельского и лесного хозяйств, а также охоты (12,2%) [6].

На основании данных показателей и других индикаторов развития можно судить о социально-экономическом развитии региона и определить его место и роль на экономической карте страны. Министерство регионального развития составило рейтинг социально-экономического положения регионов Российской Федерации по итогам 2011 года, в котором Краснодарский край занял 13 место [7].

Традиционно лучшие показатели у регионов с развитой крупной промышленностью, аккумулирующих финансовые потоки страны, обладающими гигантскими нефтяными и газовыми месторождениями. Именно эта «шестерка лидеров» – Москва, Санкт-Петербург, Ханты-Мансийский АО, Тюменская область, Московская область и Ямало-Ненецкий АО – является основным поставщиком средств в федеральный бюджет, за счет них дотируется развитие отстающих регионов, на них приходится половина ВВП страны, отсюда исходит основной экспортный поток. Место Краснодарского края в таблице рейтинга указывает на то, что он относится к индустриально-аграрному уровню развития.

Анализируя позиции регионов в рейтинге, доктор экономических наук А.А. Новиков отмечает: «Средние позиции рейтинга представлены главным образом промышленными регионами. Такое распределение довольно хорошо характеризирует структуру современной российской экономики, на формировании которой существенно отразились процессы индустриализации 30-х годов прошлого века. Как видно, Россия в постиндустриальную эпоху остается все же преимущественно индустриальной страной» [8].

Аналитики указывают на слабое инновационное развитие как отдельных регионов, в том числе и Краснодарского края, так и страны в целом, что уменьшает конкурентные возможности России на мировом рынке. Данное обстоятельство также снижает потенциал края во внутрирегиональной конкурентной борьбе. Исследователи в области экономики и демографии делают вывод о том, что инновационное развитие во многом зависит от качества человеческого ресурса. Человеческий капитал формируется с помощью развития социальных услуг, поэтому важнейшей задачей оказывается снижение не экономического, а социального неравенства регионов, ведь только накопленный человеческий капитал обеспечивает устойчивость и высокое качество роста [9].

Таким образом, важной темой, требующей рассмотрения и изучения является качество человеческих ресурсов, которое формируется на основе качества жизни, уровня благосостояния населения региона. В разработке этого вопроса, в первую очередь, нужно обратить внимание на денежные доходы населения. По данным Федеральной службы государственной статистики среднедушевой месячный денежный доход жителя России за 2011 г. составил 20754,9 руб. По Краснодарскому краю этот показатель равен 18796,0 руб., что несколько выше, чем у наших ближайших соседей. Например, среднедушевой месячный денежный доход жителей Ростовской области - 16010,3, Республики Адыгеи - 14271,6, Ставропольского края - 14439,9 руб. [10]. Общая тенденция по денежным доходам жителей края показывает, пусть и незначительный, но неуклонный рост. Однако стоит отметить, что средний рост денежных доходов увеличился только на 3,8%, т.е. не превысил официальный показатель инфляции.

Проблема социальной дифференциации по доходам также остается актуальной в современной России. Как свидетельствуют данные статистики, в стране продолжается процесс имущественного неравенства, который в период 1995–2010 гг. характеризуется ростом индекса Джини с 0,387 до 0,423 и увеличением коэффициента фондов (соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения) с 13,5 до 16,8 раз [11]. В Краснодарском крае на долю 10% наиболее обеспеченных жителей приходится 30,8%, а на долю 10% наименее обеспеченного населения 1,9% общего объема денежных доходов, в результате коэффициент фондов составляет 16,3 раза. К примеру, в развитых государствах он не превышает 6–8 раз. Проведенные социологические исследования определяют допустимый уровень социальной дифференциации по доходам до 10 раз, большая величина приводит к социальному напряжению в обществе. Коэффициент Джини (индекс концентрации доходов) по краю определяется величиной в 0,418 [12], что указывает на неравномерное распределение доходов, на его ассиметричный характер. Существует мнение, что при уровне коэффициента Джини больше 0,4 наблюдается застой в экономике, увеличивается количество бедного населения, а инвестиции в человеческий капитал практически отсутствуют. Данный индекс немного превосходит допустимую норму, что скорее говорит о медленном экономическом движении близком к стагнации.

О качестве жизни населения в Краснодарском крае можно судить на основании исследований, проведенных агентством «РИА Рейтинг», которое составило рейтинг регионов РФ по уровню бедности семей. В нем учитываются остатки денежных средств семьи после произведенных минимальных расходов (с методикой можно ознакомиться на официальном сайте РИА). В среднем в стандартной российской семье остается в месяц – 21300,0 руб. Краснодарский край среди 83 регионов занял 45 место с ежемесячным остатком на семью из четырех человек (двое взрослых и двое детей) в размере 13162,8 руб. Это те средства, которые средняя семья может потратить на приобретение товаров длительного пользования, например, холодильника, автомобиля, компьютера, стиральной машины и т.д., на повышение своего образовательного и культурного уровня, на отдых, на улучшение своих жилищных условий. Возможности семьи резко сокращаются до 7463,8 руб., если в семье появляется третий ребенок [13]. Становится очевидным, что в условиях современной экономической модели самостоятельно справиться с преодолением состояния бедности семьям не представляется возможным. По-прежнему приходится рассчитывать на помощь государства и поддержку властей.

В социальной структуре населения очень показательными являются данные по бедной и крайне бедной категориям граждан. В характеристики уровня жизни нацеленного на сохранении работоспособности как границы воспроизводства рабочей силы мы будем понимать состояние бедности. А минимально допустимый набор благ и услуг, позволяющий поддерживать жизнеспособность человека, отнесем к уровню нищеты. В Российской Федерации установлен размер прожиточного минимума на уровне 6209,0 руб. Его величина различается по регионам с учетом социально-экономического развития. Величина прожиточного минимума по Краснодарскому краю за IV кв. 2011 г. составила 5976,0 руб. Если соотнести с данными близлежащих субъектов  – Республикой Адыгеей (5100,0 руб.), Ростовской областью (5824,0 руб.), Ставропольским краем (5802,0 руб.), то отметим лишь незначительную разницу [14]. Согласно подсчетам Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю на территории края проживает 7,6% населения со среднедушевым денежным доходом в месяц ниже 5000,0 руб. и 8,3% жителей от 5000,1 до 7000,0 руб. [15]. На основании приведенных выше данных можно сделать вывод о сохранении в крае высокого процента бедных. Удельный вес численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в крае – 13,5%. Федеральные и местные власти проводят работу по преодолению бедности и нищеты среди населения РФ. Убедительно это демонстрируют цифры. Если доля населения Краснодарского края с доходами ниже прожиточного минимума в 2009 г. составляла 18,5%, то в 2010 и 2011 годах, несмотря на финансово-экономический кризис, численность их сокращается до 15,2% и 13,5% соответственно. Приказом департамента труда и занятости населения Краснодарского края от 21 августа 2013 г. № 307 «О величине прожиточного минимума в Краснодарском крае» установлена величина прожиточного минимума в расчете на душу населения за I кв. 2013 г. –  6811,0 руб., а за II кв. – 7110,0 руб. Безусловно, приказ департамента носит социальный характер, ориентированный на улучшение положения нищих и бедных категорий граждан.

В тоже время, есть риск того, что при недостаточных темпах развития экономики и увеличения доходов населения Краснодарского края количество жителей с денежными доходами ниже прожиточного минимума может возрасти на несколько порядков. Практика экономически развитых государств мира показывает, что допустимый процент бедных по объективным причинам составляет не более 10.

Для более объективной иллюстрации социального пространства Краснодарского края нужно дать оценку еще одному критерию национальной безопасности – уровню безработицы. В целом по России уровень безработицы достаточно низкий – 6,6% от экономически активного населения – и не превышает критического порога, который в западных странах определяется в 8–10% и квалифицируется как тревожный. В Краснодарском крае складывается в целом благоприятная ситуация, число безработных за 2011 г. составило 6% из них только 1% стоит на учете в государственных учреждениях службы занятости. Средний размер пособия по безработице составляет 2900,0 руб. [16], это лишь 13,9% от средних денежных доходов по России и 40,7% от величины прожиточного минимума установленного в крае во II кв. 2013 г.

В мировой практике для выявления уровня жизни населения страны и его регионов вычисляется индекс человеческого развития (ИЧР). Показатель ИЧР является основным инструментом в концепции развития человеческого потенциала, разработанной экспертами Программы развития ООН. Индекс человеческого развития это совокупность показателей уровня развития человека в странах и регионах. Понятие индекс человеческого развития используется наравне с понятиями «качество жизни» или «уровень жизни». В нем учитываются достижения в развитии страны с точки зрения доходов населения, состояния его здоровья и доступности получения образования. Исследование ИЧР по итогам 2012 г. в докладе Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) охватывает 186 государств и территорий. Россия заняла 55-е место и оказалась в группе стран с высоким уровнем ИЧР с показателем равным 0,788 ед. Первая тройка лидеров представлена Норвегией – 0,955ед., Австралией – 0,938 ед. и США – 0,937ед. [17].

Эксперты российского офиса ПРООН опубликовали доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации, предоставив информацию ИЧР по регионам страны. Проанализировав основные показатели, специалисты определили ИЧР по Краснодарскому краю  – 0,831, и это оказалось 19-е место в рейтинге регионов [18]. Стоит отметить, что уровень ИЧР 0,800 является нижней границей развитых стран. Рейтинговое агентство «РИА Рейтинг» составило рейтинг регионов России по качеству жизни на основе данных официальной статистики, из которого мы можем получить более детальное представление об уровне жизни жителей Краснодарского края (см. табл.).

 Таблица

Рейтинг качества жизни в Краснодарском крае [19]

Показатель

Рейтинговый балл (от 1 до 100)

Место в рейтинге регионов

Уровень доходов

42,9

30

Жилищные условия

76,1

4

Обеспечение объектами социальной инфраструктуры

47,4

25

Экологические и климатические условия

79,7

6

Безопасность проживания

48,3

40

Удовлетворенность населения

36,2

51

Демографическая ситуация

52,1

9

Здоровье и образование

60,2

10

Освоенность территории и транспортная инфраструктура

49,8

17

Уровень экономического развития

52,6

21

Развитие предпринимательской инициативы

68,5

3

 Из 11 показателей 5 по уровню развития не попадает в двадцатку наиболее развитых российских региональных субъектов. Сводная таблица показателей позволяет выявить наиболее проблемные сферы жизнедеятельности, которые оказывают негативное влияние на качество жизни населения Краснодарского края и требуют принятия решения краевыми и муниципальными властями.

Что касается демографии, то тенденция на сокращение численности россиян, начавшаяся в 1992 г., когда кривые рождаемости и смертности пересеклись, продолжается. В Краснодарском крае ситуация в 2012 г. складывается следующим образом: число родившихся составило 64182; число умерших – 71230; естественная убыль – (-)7048, что в процентном измерении означает (-)1,3%; суммарный коэффициент рождаемости, который характеризует средний уровень рождаемости одной женщины репродуктивного возраста, составил 1,63%; увеличилась нагрузка на трудоспособное население на 2,9% [20]. Главными факторами сложившейся демографической картины является не только общая тенденция развитых стран к снижению рождаемости и старению нации, но и российская социально-экономическая действительность.

Можно было бы продолжить описание социальных проблем, которые наглядно демонстрируют изменения уровня и качества жизни населения, качество самого человеческого ресурса, но приведенных статистических данных, взятых из разных источников, достаточно, чтобы перейти к характеристике возможных последствий этих процессов. Среди них:

замедление темпов экономического развития, который повлечет снижение уровня и без того незначительных доходов населения и, как следствие, сокращение средних слоев в социальной структуре общества. Тех слоев, которые являются основным источником платежеспособного и массового спроса на рынке. Именно наличие устойчивого среднего класса в развитых социальных системах обуславливает экономическое развитие и рост благосостояния страны. Размывание средней страты способствует увеличению  бедных и нищих групп населения. Часть выброшенных из своей привычной социальной среды людей дезориентируется в социально-экономическом пространстве, оказывается на нижних ступенях социальной лестницы, теряет профессионализм, трудовую мотивацию. В результате набирают силу процессы маргинализации и люмпенизации. Психология люмпенизированного человека, который находится на грани физиологического выживания – это психология лентяя и иждивенца. Процессы маргинализации и люмпенизации негативно влияют на морально-нравственную жизнь общества, повышают степень его агрессивности, снижают уровень образованности и культуры;

неблагоприятные показатели бедности для такого богатейшего края. Они находятся за порогом нормы, характерной для развитых стран. В силу объективных причин, зафиксированный рост доходов населения в реальности увеличивает доходы богатейшей части общества и замораживает их у бедных и беднейших слоев. Имущественное неравенство становится причиной дезинтеграции российского общества, порождает чувство неуверенности и бесперспективности среди малообеспеченных категорий граждан. Сужается круг их возможностей с точки зрения получения образования, карьерного роста, повышения квалификации, создания собственного бизнеса, личностного роста и т.д.;

рост социальной поляризации в России и Краснодарском крае вышел за критическую точку и принял опасный характер. Возникает биполярная, а иногда применяют термин двугорбая структура общества, которая имеет прямые экономические последствия. В условиях отсутствия стабильного среднего класса одна часть рынка ориентирована на богатых и сверхбогатых людей и содержит высококачественную дорогую продукцию, а другая часть с низкосортными дешевыми товарами направлена на малообеспеченных. Наряду с другими факторами, это становится тормозом развития отечественного рынка, отечественной промышленности. Можно сказать, что мы получаем два общества, у которых разные жизненные ориентации, установки, стереотипы, условия, предпочтения, интересы, спрос и предложения. Они плохо понимают друг друга, противоречия между общностями в социуме углубляются – все это влечет за собой рост социального напряжения, с высокой вероятностью социального взрыва. Точки соприкосновения для поиска компромисса найти достаточно сложно. Здесь встает вопрос о степени единения современного российского общества и кубанского как его части.

Углубляющуюся социальную поляризацию, с этой точки зрения, можно считать деструктивным, антисоциальным, дезинтегрирующим явлением. Следует отметить, что среди определенных групп населения высказываются недовольства, проявляется агрессия. Прежде всего, нужно уделить внимание реакции на сложившуюся ситуации молодежи, которая озабочена бесперспективностью своего положения, проявляет девиантное поведение как следствие употребление наркотиков, алкоголя, криминализация общества. В этом случае актуальна проблема социальной мобильности для поддержания социальной структуры. В своей статье Г. Пирогов [21] подчеркивает важность социальной мобильности, ее величайшее значение для ценностных ориентаций и для общественного сознания. Он считает, что если для одаренных людей из низших слоев общества открыт легальный путь в верхние слои, то это ориентирует их на стабильность и законопослушание. В противном случае, либо борьба с существующим общественным порядком, либо уход в криминальные структуры. В работе автор приводит в качестве аргумента важности состояния социальной мобильности слова Эриха Фромма: «…никакое развитие не может происходить вне какой-либо структуры, но различие между структурой и «порядком» состоит в том, что структура – атрибут жизни, а «порядок» – безжизненности, смерти»;

оценка деятельности власти населением вызывает беспокойство. Возвращаясь к исследованию качества жизни субъектов РФ, осуществленным агентством «РИА Рейтинг», обращаем внимание на низкий показатель «Удовлетворенность населения», в котором рассматривался пункт удовлетворенности населения деятельностью органов исполнительной власти субъекта РФ.  Исполнительная власть Краснодарского края получила 35,8 из 100 возможных баллов. Социальная неудовлетворенность не позволяет власти сформировать социальную базу, опираясь на которую можно было бы реализовывать стратегические проекты. Таким образом, одна из важнейших функций социальной политики по укреплению и расширению социальной базы власти на основании осуществления эффективных социальных действий имеет пороговое значение.

Безусловно, сложившаяся ситуация не способствует социальной стабильности ни в Краснодарском крае, ни в России. Созданная М.В. Фоминым матрица рисков (угроз) социальной стабильности РФ [22] позволяет выделить пространства нестабильности на карте России. Территория Краснодарского края оказалась в зоне опасных угроз с высокой степенью их реализации. Автор статьи указывает на то, что в матрице учитываются как риски уже существующие, так и те, которые носят латентный характер, и проявление их возможно с большой долей вероятности. Чтобы не допустить дестабилизации в регионе, перерастания противоречий в конфликт, власть должна немедленно преступить к выработке управленческих решений и осуществлению действий по нейтрализации возможных последствий.

В реальности давать прогнозы, опираясь лишь на цифры статистики, без учета исторических традиций, ментальных характеристик, особенности развития и т.д. не совсем корректно. Согласно мировым практикам, российское общество уже давно преодолело все критические значения социальной стабильности и оно должно находиться в состоянии социальной катастрофы. Здесь встает вопрос, что способствует поддержанию порядка на территории края? Мы выделили бы несколько составляющих:

1) трудовая этика, которая касается хозяйственной ментальности и в которой сохранились традиционные ценности – любовь к земле, забота о ней, трудолюбие, умение хозяйничать, умение организоваться, вдумчивое отношение к работе и жизни, бережливость, осуждение бесхозяйственности, иждивенчества;

2) приспособление к новым жизненным реалиям. Стремление выжить за счет собственной трудовой деятельности, предприимчивости, не надеясь на поддержку со стороны различных властных структур, становится основой для поиска дополнительных возможностей увеличения личного или (и) семейного дохода. Такими примерами могут быть репетиторство, работа горничных, гувернанток, домработниц, услуги домашнего мастера и т.д. Эта деятельность может носить вспомогательный характер к основному заработку и не попадать в рамки учтенных официальных денежных доходов населения наряду с так называемой серой заработной платой. Как результат, денежные доходы населения Краснодарского края могут оказаться несколько выше статистических данных;

3) географический фактор. Благоприятные климатические условия, плодородные земли позволяют большой части населения заниматься сельскохозяйственными работами на дачных и приусадебных участках. Полученный урожай фруктов и овощей используется для собственного потребления, а иногда для реализации на рынке. Это дает возможность экономить денежные средства на приобретение продуктов питания и направлять их на другие потребности;

4) традиционный консерватизм, обусловленный геополитическим и историческим факторами. Пограничное расположение территории края требовало от населения предельной собранности, быстрой мобилизации, готовности защитить свою землю, свой кров, свою страну. Задачи по охране и закреплению границ, поддержание порядка внутри страны по масштабу являются государственными, что позволяло казакам чувствовать себя представителями власти, частью государственного аппарата. Генетическая память проявляет себя в осознании близости внешней опасности, вследствие чего поддержание власти есть необходимый элемент самосохранения, сохранения государственного единства.

Выводы

Таким образом, вопросы уровня жизни населения Краснодарского края являются важными, но они не содержат в себе столько негативного потенциала для снижения социальной стабильности региона и безопасности страны, сколько заложено в миграционных процессах, в деструктивных действиях экстремистских групп, в процессах формирования нового мирового порядка. 


Источники:
1. Каргалова М.В. Социальное измерение европейской интеграции. – М., 2010. – С.18.
2. Стратегия Национальной Безопасности РФ (в редакции Указа Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.president.kremlin.ru.
3. Каргалова М.В. Социальное измерение европейской интеграции. – М., 2010. – С. 19.
4. Численность населения Краснодарского края / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://krsdstat.gks.ru.
5. Население и трудовые ресурсы / Южное инвестиционное агентство [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.invest-yug.ru.
6. Социально-экономическое развитие. Структура ВРП / Южное инвестиционное агентство [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.invest-yug.ru.
7. Сборник материалов по проблемам развития городских агломераций в странах СНГ к научно-практической конференции «Научные и практические аспекты формирования городских агломераций» 18 ноября 2011 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.egorod.ru/Dokuments/meropr/2011_11_18_semenar_konf/sbornik_konf_2011_11_18.pdf.
8. Новиков А.А. Региональное неравенство в социально-экономическом развитии России // Науковедение. – 2013. – №1. –http://www.naukovedenie.ru/PDF/48evn113.pdf.
9. Зубаревич Н.В. Социально-экономическое развитие регионов: мифы и реалии выравнивания // SPERO. – Осень–зима. – 2008. – №9. – С. 7–22. – Режим доступа: http://spero.socpol.ru/docs/ №9_2008_01.pdf.
10. Денежные доходы населения / Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gsk.ru.
11. Российский статистический ежегодник 2012 / Росстат. М., 2012. – С.191.
12. Основные показатели дифференциации доходов населения Краснодарского края за 2012 год / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.krsdstat.gks.ru.
13. Рейтинг российских регионов по уровню бедности семей / РИА РЕЙТИНГ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://riarating.ru/regions_rankings/20120525/610215695.html.
14. Величина прожиточного минимума в субъектах РФ за IV кв. 2011 / Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gsk.ru.
15. Распределение населения по величине среднедушевых денежных доходов в Краснодарском крае / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.krsdstat.gks.ru.
16. Число безработных / Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gsk.ru.
17. Индекс развития человеческого потенциала / Центр гуманитарных технологий [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gtmarket.ru/news/2013/06/17/6014.
18. См.: там же.
19. Рейтинг качества жизни в регионах РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.riarating.ru.vid1.rian.ru/ig/ratings/life_2012.pdf.
20. Демография / Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gsk.ru.
21. Пирогов Г. Концепция социальной безопасности // Информационно-аналитический журнал «Обозреватель – OBSERVER». – 1992. – №9. –http://www.rau.su/observer/#09_97/010.htm.
22. Фомин М.В. Россия. Матрица социальной (не) стабильности // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. – №8. – С. 62.