Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»11 / 2014

Методики оценки уровня развития отдельных институтов инновационной среды региона

Чистякова Наталья Олеговна, доцент кафедры менеджмента, Томский политехнический университет, Россия

Methodology for assessing the level of development of individual institutions of the innovative environment in the region - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 55

Аннотация:
Выделены ключевые институты, влияющие на уровень развития инновационной среды. Проанализированы существующие индикаторы и показатели для оценивания отдельных видов институтов. Предложены авторские индикаторы, а также предполагаемые источники информации.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Чистякова Н.О. Методики оценки уровня развития отдельных институтов инновационной среды региона // Креативная экономика. – 2014. – Том 8. – № 11. – С. 95-107.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ (проект №13-32-01213 «Методика оценки инновационной среды региона в современных условиях»).

                                                                                                                                                                                

Для разработки методики оценки уровня развития институтов инновационной среды необходимо выявить значение и роль предлагаемых институтов, а также степень подверженности влиянию ключевых факторов (генетичность институциональной среды, воздействие предыдущего пути развития и др.).

Без свободы нет среды

В исследовании «Институциональные ограничения современного экономического роста» [1] авторы выделяют два ключевых института, необходимых для создания предпосылок к экономическому росту. Так, авторы задаются вопросом о том, есть ли институты, которые позволят трансформировать отсталую экономику в развивающуюся и, как следствие, высокоразвитую. В качестве ответа предлагается необходимость развития двух институтов: институт защиты частной собственности и неприкосновенности личности. Причем под неприкосновенностью понимается наличие основных прав, таких как свобода мысли, свобода совести и слова.

Эта гипотеза подтверждается исследованиями сравнительного и статистического анализа основных институтов (по результатам изучения обширных панельных данных) более чем 30 стран мира за последние 200 лет [2], а также институтов стран постсоветского пространства в 90-е годы [3]. В качестве одного из ключевых выводов авторы отмечают: «Результаты сравнительного анализа, полученные в течение 2001–2003 гг., изучающего значимость различных институтов для переходной экономики, позволяют сделать вывод о том, что неоинституциональная теория в целом построена на важном допущении о наличии и важности в социуме той совокупности институтов, которые можно обозначить как базовые индивидуальные права и свободы (т.е. институт личной безопасности и неприкосновенности частной собственности)».

Результаты исследований теоретиков, по мнению гарвардского экономиста Р. Бароу [4], зачастую в качестве необходимых переменных для экономического роста выдвигают на первый план уровень развития общественно-политических отношений. Как отмечают в работе [5] исследователи: «В настоящее время и представители современной научной мысли стали склоняться к идее о том, что институциональные структуры и, прежде всего, права и обязанности исполнения контрактов, равно как и права собственности, являются основными предпосылками долгосрочного развития и экономического роста».

Учитывая, что большинство авторов говорят о необходимости развития данных институтов как предпосылок для экономического роста, допустим тот факт, что условием экономического роста является развитая инновационная среда, формирующая необходимые для этого предпосылки. Примем тот факт, что данное допущение является весьма условным и требующим доказательства, что будет осуществлено ниже.

Таким образом, большое количество современных теоретиков институционализма склонны к тому, что именно наличие развитого института частной собственности и неприкосновенности и личной безопасности жизнедеятельности является базовым условием развития и формирования необходимой среды.

Одной из наиболее уязвимых является потребность в разработке количественных критериев оценки уровня развития института частной собственности и личной безопасности. При проведении данного исследования было проанализировано большое количество существующих индексов и методик оценивания с целью получения наиболее достоверного индикатора, т.е. отражающего суть явления, измеримого, сопоставимого, позволяющего провести необходимые кросс-секторальные и страновые соизмерения.

Так, на текущий момент времени в качестве индикаторов, так или иначе связанных с личной безопасностью и частной собственностью, можно выделить следующие (см. табл. 1).

Таблица 1

Индикаторы оценивания института как элемента инновационной среды региона

Наименование методики

Перечень индикаторов

Комментарии

Индикаторы, отражающие уровень развития института частной собственности и личной безопасности

Личная безопасность

Индекс лучшей жизни (методика ОЭСР)

Р0 – количество убийств на 100000 жителей (ед.)

Жертвы преступлений в странах и крупных городах (методика ОЭСР)

РК1 – жертвы любых преступлений (% от общей численности);

РК2 – преступления, связанные с изнасилованиями (% от общей численности);

РК2 – преступления, связанные со взяточничеством (% от общей численности)

Право собственности

Индекс экономической свободы (Heritage foundation)

Р0свобода от государственного влияния на юридическую систему;

РК2 контракты, регламентируемые коммерческим кодексом;

РК1 привлечение иностранных арбитражных судов для решения хозяйственных споров;

РК1 экспроприация собственности государством;

РК2 коррупция внутри юридической системы;

РК2– задержки в получении решений суда;

РК2 законодательно разрешенная и защищенная частная собственность

В данном случае в качестве оценки принимается значение индикаторов, рассчитанных фондом Heritage на уровне страны. По умолчанию, данный индикатор распространяется на все регионы государства. Либо возможно привлечение региональных экспертов для оценки конкретных индикаторов на уровне региона

Предложено автором

РК1 кол-во убийств (заказных) предпринимателей (ед.);

РК1 – кол-во обращений в правоохранительные органы в связи с рейдерским захватом предприятия (ед.);

РК2 кол-во дошедших до суда дел, связанных с угрозами или осуществлением рейдерских захватов (ед.)

Кроме этого в целом в РФ, согласно исследованиям А.Е. Шаститко [7], институциональная среда характеризуется набором следующих характеристик, которые справедливы и к институту частной собственности:

1) многоуровневость (формальные правила на различных законодательных уровнях);

2) двойственность по линии «формальные/неформальные правила»;

3) компонентная неполнота как на федеральном, так и на локальном уровнях;

4) фрагментарность, суть которой заключается в возможности игнорирования действующих формальных институциональных рамок.

Е.В. Егошина отмечает в своем исследовании, что, учитывая институциональные, правовые, социальные, экономические и культурные особенности формирования института частной собственности в нашей стране, к факторам, затрудняющим определение легитимности прав собственности, можно отнести: «серые» схемы взаимодействия власти и бизнеса; коррупцию; подозрительное отношение общества к крупным собственникам и законности приобретения ими прав собственности; несовершенство судебной системы; недоверие к средствам массовой информации; институциональную недоразвитость, высокие издержки преодоления административных барьеров [9].

В данном случае на первый план выходит проблема невозможности количественного измерения указанных процессов в силу отсутствия достоверных статистических или панельных данных, подтверждающих или опровергающих явления, которые, тем не менее, для многих кажутся очевидными.

Доверяй, но проверяй!

На следующем уровне в иерархии институтов можно выделить следующие группы институтов: доверия, коррупции, демократии, общественного контроля.

Институт доверия является одним из ключевых институтов, согласно данным российских исследований [10], который способствует развитию конкурентоспособности территории и экономическому росту и, следовательно, улучшению инновационной среды региона.

Впервые термин «доверие» как категорию институционального анализа ввел Ф. Фукуяма: «Конкурентоспособность, равно как и национальное благосостояние, невозможны без такой всеохватывающей единой характеристики, как уровень доверия, в обществе» [11]. В своей работе Н.Я. Колюжнова отмечает [10], что контекст «доверия–недоверия» в политико-экономических и экономических отношениях в наше время приобретает большую значимость в силу нескольких причин.

1) Недоверие разным экономическим и политическим институтам уменьшает предсказуемость поведения агентов на рынке. Это обусловливает высокий уровень издержек при осуществлении рыночных трансакций и негативно влияет на конкурентоспособность экономики.

2) Кроме того, недоверие связано с увеличением значимости институционального и межличностного доверия в экономике знаний. Возможность осуществления быстрых трансакций на больших расстояниях во много раз увеличивает вес каждого рыночного решения и роль скорости принятия решений, которая во многом связана с доверием.

3) Уровень доверия в обществе отражается на перспективах обмена знаниями, т.к. неявные знания могут передаваться лишь при высоком уровне доверия.

В работе [12] выделяется три типа доверия в обществе: доверие индивида к индивиду (локальное или межличностное доверие), к социально-экономической системе страны или к обществу в целом; доверие к макроэкономическим институтам государства (абстрактное или институциональное доверие); доверие социально-экономической системы к индивидууму или подразделению (организационное или системное доверие).

С точки зрения анализа функционирования институтов как элементов инновационной среды наибольший интерес представляет доверие общества к основным макроэкономическим институтам (политическим, политико-экономическим, правоохранительным органам, международным и некоммерческим организациям, образованию и др.), т.е. институциональное доверие.

Анализ большого количества работ [10–22], связанных с оценкой уровня институционального доверия, показал, что исследование данного явления ведется по двум базовым направлениям.

1) Изучение доверия (недоверия) как источника социального капитала. Основоположником в теории человеческого капитала (в рамках которой выделяется социальный капитал, одной из форм которого является доверие) считается Г. Беккер [13]. Беккер доказал, что вложения в человеческий капитал значительно превышают инвестиции в основные фонды. Идеи Беккера развил Дж. Коулман, который полагал, что «социальный капитал – это нормы отношений индивидов, увеличивающие производительность труда. Он практически не осязаем, т.к. проявляется во взаимоотношениях индивидов [14]. В работах Л.И. Полищука и Р.П. Меняшева представлены оценки по нескольким регионам и даны классификации типов социального капитала (открытый, закрытый) в зависимости от уровня доверия (межличностного) в обществе [15]. В качестве вывода исследователи выделяют, что изменение структуры социального капитала может привести к долгосрочному экономическому росту. Кроме того, в крупном панельной кросс-страновом исследовании Мирового банка [16] выдвигается гипотеза, что «неосязаемый капитал» (который представляет собой человеческий капитал, измеряемый через показатель «доверия») является составляющим структуры национального богатства страны. Отсюда можно сделать вывод, что доверие как институциональная категория играет одну из ключевых ролей при анализе, в том числе и экономических процессов.

2) Анализ влияния доверия на экономический рост и конкурентоспособность региона (территории). Одной из первых доказала влияние уровня доверия в обществе на показатели экономического развития группа европейских исследователей в работе [17], в рамках которой, по данным «Мирового обзора ценностей», доказана зависимость между уровнем доверия и 14 показателями экономического развития в больших компаниях.

В исследовании [18] доказано, что повышение уровня доверия ведет к экономическому росту и увеличению инвестиций, кроме того, прослеживается зависимость между различными способами распределения доходов и объемом инвестиций в экономику. В заключение исследования авторы делают вывод, что доверие как институциональная категория всегда позитивно влияет на экономический рост при измерении формальных институтов и дистанции общества и власти.

Н.Я. Колюжнова выдвигает интересную гипотезу о воздействии уровня (не)доверия на значительный рост транзакционных издержек, связанных с оппортунистическим поведением индивида при заключении контрактов [19].

Высокий уровень транзакционных издержек, связанных так или иначе с недоверием, уменьшает конкурентоспособность экономики знаний. С одной стороны, растет объем ВВП в секторе услуг, обусловленных недоверием. С другой – качество жизни не растет адекватно, поскольку большая часть ВВП и личных доходов населения идет не на повышение качества жизни, а на сохранение существующего положения дел, т.е. затраты на взятки, защиту от воров, откаты и др. [19].

Для верификации гипотезы автор проводит эмпирическое исследование взаимосвязи уровня межличностного доверия-недоверия в обществе с показателями экономического развития и обобщенным показателем конкурентоспособности региона. В качестве базового показателя рассчитывается интегрированный уровень доверия и диффузный уровень доверия по данным георейтингов ФОМа, в рамках которых был выявлен уровень межличностного доверия по регионам России (2007, 2009), а также рассматриваются данные опросов в разных странах мира WVS за 2008 г., а также 2010 г., в том числе ESS4 1989–2010.

Результаты расчетов убедительно доказывают наличие линейной регрессии между уровнем доверия населения и показателями конкурентоспособности региона и наличие линейной регрессии между уровнями развития институтов и уровнем межличностного доверия. Таким образом, исследование подтверждает гипотезу о том, что низкая конкурентоспособность экономики связана с низким уровнем межличностного доверия так же, как наличие связи между плохим качеством институтов и низким уровнем межличностного доверия.

В данном случае примем за базовую и доказанную предпосылку, что уровень развития института доверия в стране напрямую влияет на социально-экономическое состояние региона и, следовательно, на уровень развития инновационной среды (если понимать под ней совокупность условий, влияющих на характер и результативность социально-экономических процессов территории).

Исходя из этого, необходимо разработать набор индикаторов и показателей, характеризующих уровень развития института доверия в регионе. Кратко проанализируем существующие методики для измерения уровня доверия в стране и на территории. Так, в работе [20] проводилась оценка уровня институционального доверия методом опроса респондентов различных регионов, в рамках которого просили оценить доверие по 5-балльной шкале для следующих групп институтов: местное правительство, Дума, наука и технологии, пресса телевидение, милиция (полиция), безопасность атомных электростанций социальные службы, некоммерческие организации, федеральное правительство, больницы, безопасность пищевых продуктов. В исследовании представлены обширные результаты опроса, сгруппированные по типам респондентов, регионам и по каждому институту в отдельности. Данный набор индикаторов представляется в нашем случае избыточным и может быть использован в качестве отдельного перечня институтов.

Такое неоднозначное общество

Регулярно Фондом общественного мнения и ВЦИОМом также проводится опрос об уровне доверия отдельным властным региональным институтам (среди 3000 и 1500 респондентов соответственно), в частности исследуется мнение относительно доверия полиции, президенту, правительству, местным органам власти, правоохранительным органам в целом, ГИБДД и др. По результатам исследования, менее всего опрошенные выражают доверие органам ГИБДД (уровень доверия – 23%), правоохранительным органам в целом и полиции (55% и 27% соответственно). Практически половина опрошенных оказали доверие местным масс-медиа. Больше всего респонденты доверяют служителям культа определенных конфессий (59%) [20].

Отдельно доверие к институту президента и другим социальным институтам измерялось в исследовании К. Каариайнена и Д. Фурмана посредством опроса более 1500 респондентов [21]. Парадоксальными явились выводы данного исследования. Так, по результатам опроса, доверие к институту президента зашкаливает и составляет наибольший процент.

А.Н. Татарко в 2005 г. провел большое эмпирическое исследование на предмет доверия как основного компонента социального капитала, опросив более чем 900 респондентов, и в 2006 г. изучил доверие к основным социальным институтам в разных регионах России. Результатом исследования стал вывод об очень низком уровне доверия к основным социальным институтам в РФ [22].

Ежегодно международное PR-агентство Edelman проводит исследование «Trust Barometer» (барометр доверия) в более чем 30 странах мира, где с 2007 г. принимает участие и РФ. В качестве индикаторов исследования используются уровень доверия к различным государственным и негосударственным организациям - государство, СМИ, НГО, бизнес, религиозные учреждения и др. Оценка осуществляется по проценту доверяющих тому или иному институту в разных странах. Проводится межстрановой анализ, на базе которого делаются выводы.

Однако, по мнению авторов исследования [20], эти данные заставляют размышлять о том, какое количество респондентов, не доверяющих или доверяющих какому-либо институту или организации, можно прямо интерпретировать как характеристику размеров социального капитала нации, поскольку результаты выглядят весьма противоречиво.

Сегодня доверие становится основой для принятия решения об инвестировании в развитие фирм не только в виде вложения финансовых средств, но и в форме конфиденциальной информации, времени и эмоционального капитала. Доверие с рыночных позиций ведёт к тому, что клиенты, доверяя фирме, делятся с ней информацией о своих планах, предпочтениях и опыте [25].

При разработке методики оценки уровня развития института доверия в регионе, необходимо, на наш взгляд, использовать три группы индикаторов: уровень институционального доверия (как было доказано выше, он непосредственно влияет на экономический рост и развитие инновационной среды региона); уровень межличностного недоверия (в соответствии с исследованиями Н.Я. Колюжновой, при слабом уровне институционального доверия резко возрастают транзакционные издержки при заключении контрактов, которые характеризуются увеличением уровня межличностного недоверия); степень государственного регулирования в экономике (в большом эмпирическом исследовании [23] доказывается взаимосвязь уровня межличностного недоверия с потребностью к государственному регулированию как инструменту защиты от произвола и коррупции).

Оценку индикатора доверия рекомендуется проводить несколькими способами: 1) при наличии определенных ресурсов осуществление полноценного опроса респондентов, минимум тысяча человек; 2) при ограниченности ресурсов использовать информацию из открытых источников для оценки индикаторов.

В качестве индикаторов для оценивания уровня развития института доверия в регионе можно предложить следующие (см. табл. 2)

Таблица 2

Индикаторы оценивания института доверия в регионе

Наименование индикатора

Источник информации

Уровень институционального доверия

1. Кол-во человек, доверяющих правоохранительным органам (%)

Опросы ФОМ, индекс доверия полиции (методика, разработанная НФ «Общественный вердикт»), Европейское социальное, обследование ESS, World value survey (WVS), LiTS (Life in Transition), опросы ВЦИОМ

2. Кол-во человек, доверяющих судебной системе (%)

Опросы ФОМ, Опросы ВЦИОМ, Опросы WVS, исследование А.Н. Татаркина, исследование Фурмана Д. и др.

3. Кол-во человек, доверяющих институту президента (%)

4. Кол-во человек, доверяющих политическим партиям (%)

5. Кол-во человек, доверяющих местным органам самоуправления (%)

6. Кол-во человек, доверяющих региональным органам управления (%)

7. Кол-во человек, доверяющих правительству (%)

8. Кол-во человек, доверяющих Госдуме (%)

9. Кол-во человек, доверяющих негосударственным общественным организациям (%)

10. Кол-во человек, доверяющих СМИ

11. Кол-во человек, доверяющих религиозным организациям (%)

Уровень государственного регулирования экономики

1. Наличие законов, регулирующих частную жизнь и права граждан (ед.)

База нормативно-правовых актов РФ («Гарант», «Консультант плюс»).

Данные Index of Economic Freedom, исполнение бюджета региона, структура бюджета региона (страны)

2. Доля государственного сектора в бизнесе и промышленности (%)

3. Доля доходов от государственных предприятий или госсобственности в бюджете (либо доля доходов от региональной собственности в бюджете региона) (%)

4. Объем продукции, выпущенной государственными предприятиями в общей объеме ВВП

Уровень межличностного недоверия

5. Темп роста реальной средней заработной платы работника правоохранительных органов за последние 5 лет (%)

Данные Росстата, доклады профильных комитетов (министерств) регионов, отчеты глав субъектов РФ

6. Темп роста реальной средней заработной платы судьи за последние 5 лет (%)

Данные Росстата, доклады профильных комитетов (министерств) регионов, отчеты глав субъектов РФ

7. Кол-во коллекторских агентств (ед.) (необходимо рассматривать в динамике по годам)

Данные Росстата, база данных ЕМИСС, база данных ВШЭ

8. Кол-во охранных фирм и организаций (ед.)

Данные Росстата, база данных ЕМИСС

9. Численность охранных фирм (чел).

Данные Росстата, база данных ЕМИСС

Основные вопросы возникают при интерпретации результатов исследования. В качестве базы для сравнения предлагается использовать нормативную модель (идеальное состояние объекта) уровня развития института доверия при максимально благоприятной инновационной среде. Данная модель разработана с учетом результатов российских и зарубежных исследований института «доверия–недоверия» и представляет собой обобщенную интегрированную схему построения профиля данного показателя.

При описании нормативной модели рекомендуется обратить внимание на следующие аспекты.

1) Индикаторы институционального доверия при развитой инновационной среде должны стремиться к максимуму (согласно данным исследования оценки доверия к полиции [24] в контексте межстранового сравнения, ориентирами являются скандинавские страны и страны Западной Европы, где уровень доверия к полиции около 86 и 75% соответственно).

2) При оценке институционального доверия ключевыми индикаторами, на наш взгляд, являются: 1, 2, 4 и 9 (как показывают исследования [20], в странах с наиболее развитыми демократическими процессами, обладающими высокими оценками по рейтингам ведения бизнеса, открытости экономики, соблюдения прав человека и др., ключевыми показателями доверия являются доверие к правоохранительным органам и судебной системе – это свидетельствует о низких транзакционных издержках при возникновении споров во время заключения контрактов – отсутствует необходимость при наличии проблем с контрагентом искать «обходные пути» и вместо судебных решений доверять решение вопросов коллекторским агентствам, налаживать необходимые «связи» и др.; высокий уровень доверия разным политическим партиям свидетельствует о многопартийности, а, следовательно, вере избирателя в возможность отстаивания своих прав через свое крыло избранников, что приводит к снижению асимметрии информации и уровня транзакционных издержек; и наконец, ключевыми показателями доверия в демократических странах является высокий уровень доверия к некоммерческим организациям, и низкий уровень доверия в авторитарных государствах соответственно). В то время, как высокий уровень доверия к СМИ как индикатор становится менее информативным, как показывает практика последних лет, ибо в авторитарных государствах, где СМИ выполняют функцию пропаганды, уровень доверия граждан к СМИ высок, но это не говорит о построении качественной среды для ведения бизнеса и развития наукоемких технологий.

3) Индикатор «доверие к религиозным организациям» следует рассматривать в зависимости от типа религии и оценивать по наличию обратной зависимости между доверием к религиозным организациям и развитию инновационной среды (так приверженность к протестантским ценностям, согласно работе [25], способствует к занятию предпринимательством и развитию бизнеса, в то время как другие религии менее склонны одобрять это. Кроме того, по данным зарубежных исследователей [26], наблюдается линейная регрессия между экономическим ростом и снижением приверженности людей к тем или иным религиозным организациям. Хотя стоит оговориться, что этот индикатор крайне неоднозначен и его следует рассматривать в совокупности с другими показателями)

4) Все индикаторы институционального доверия необходимо рассматривать в совокупности, поскольку рост доверия в рамках только одного индикатора не является максимально информативным и может привести к искажению при интерпретации результатов.

5) Индикаторы межличностного недоверия находятся в обратной зависимости от индикаторов институционального доверия, следовательно, их значение в нормативной модели должно подвергаться подробному многофакторному анализу, т.к., например, сам по себе рост заработной платы работников правоохранительной сферы не носит негативных тенденций и может быть результатом проводимых реформ и др. Необходимо сопоставлять результаты по данному показателю с темпом роста заработной платы работников других сфер и делать выводы, только анализируя всю совокупность индикаторов данного раздела.

6) Индикаторы группы государственного влияния на экономику являются в денном контексте наиболее уязвимыми, поскольку в научной среде все еще активна дискуссия о допустимом уровне дирижизма в экономике. Сторонники государственного вмешательства полагают, в процессе глобальных кризисных явлений у государства не остается другой возможности, кроме активного вмешательства, в то время как сторонники классической теории выступают за рыночный самодостаточный регулятор. В данном случае значение индикатора предлагается взять в соответствии со значениями индекса Фонда экономической свободы, т.е. в целом доля госпотребления должна быть от 10 до 25% ВВП, доля государственных предприятий очень низка – менее 10%, существует программа приватизации.

Выводы

1. К основным институтам, влияющим на развитие инновационной среды региона, следует отнести:

а) институты частной собственности и личной безопасности;

б) институт доверия в обществе;

2. Институт доверия необходимо рассматривать через призму:

а) институционального доверия;

б) уровня государственного регулирования экономики и межличностного недоверия, что обосновывается в работе обширным анализом теоретических исследований в данном направлении.

3. Для оценки каждого института предложена авторская методика оценки, выраженная через набор количественных показателей. Ключевым аспектом оценки является наличие системы интерпретации полученных результатов. В данном случае на рассмотрение выносится авторская нормативная модель оценивания по каждой группе институтов. Методика обусловлена сложностью и несопоставимостью объекта исследования, что не дает возможности выстроить единую базу для сравнения по каждому индикатору (либо отсутствуют данные в зарубежной статистике, либо нет постоянных данных в системе российского статистического наблюдения, что не позволяет вывести единую среднюю величину по каждому индикатору в качестве нормативного значения).

4. Верификация гипотезы планируется в дальнейших работах через выявление корреляционной зависимости между отдельными индикаторами, отражающими уровень развития институтов, и эволюцией инновационной среды при получении количественных значений по каждому предлагаемому индикатору за 10 лет по разным субъектам федерации. Данная работа представляет первую часть исследования; в развитие тезисов планируется разработка индикаторов по другим группам институтов, характеризующих состояние инновационной среды в регионах.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Институциональные ограничения современного экономического роста / В.С. Лисин, К.Э. Яновский и др. – М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2011.
2. Яновский К.Э., Шульгин С.Г. Институты, демократия и экономический рост: тест 180-летнего развития // Экономическая политика, 2008. – № 3.
3. Мау В., Жаворонков С., Яновский К. и др. Импортированные институты в странах с переходной экономикой: эффективность и издержки: Научные труды. – № 68. – М.: ИЭПП, 2003.
4. Barro R. Ecomonic growth in a cross section of countries // Quarterly journal of ecomonics, 1991.
5. Williamson O. Thе new Institutional economics: Naking Stock, Looking Ahead. – The Journal of Economic literature. – Vol. XXXVIII. – № 3.
6. Гуриев С.М. Отчет о НИР. Анализ инструментов оценки социально-экономических последствий планируемых институциональных реформ, мониторинг и оценка эффективности их реализации, разработка предположений по созданию инструментальной базы оценки эффективности институциональных реформ // гос. контракт №2,4.9/17082-АШ/Д04 от 13.11.2006.
7. Шаститко А.Е. Институциональная среда хозяйствования в России: основные характеристики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/data/834/685/1219/028Shastitko.pdf (дата обращения: 08.09.2012).
8. Егошина Е.В. Институт частной собственности в условиях современной российской экономики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sociosphera.com/publication/conference/2013/199/institut_chastnoj_sobstvennosti_v_usloviyah_sovremennoj_rossijskoj_ekonomiki/ (дата обращения: 08.09.2012).
9. Колюжнова Н.Я. Экономика недоверия: роль социального капитала в России // Журнал институциональных исследований (Journal of Institutional Science), 2012. – Том 4. – № 2.
10. Fukuyama F. Trust: the social virtues and the creation of prosperity. London: Hamish Hamilton, 1995.
11. Шапошникова В.В. Институт доверия как нравственная основа социального капитала // Вестник Костромского государственного технологического университета, 2008. – № 18.
12. Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды по экономической теории. – М.: ГУ-ВШЭ, 2003.
13. Коулман Дж.. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность, 2001. – № 3.
14. Полищук Л.И. Социальный капитал в России: измерение, анализ, оценка влияния [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.hse.ru/news/recent/27404804.html (дата обращения: 08.07.2014).
15. Where Is the Wealth of Nations? World Bank, Wachington, D.C., 2006 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://siteresources.worldbank.org/INTEEI/214578110886258964/20748034/All.pdf. (дата обращения: 08.07.2014).
16. La Porta, R., Lopez-De-Silanez, F., Shleifer, A. and Vishny, R.W. (1997). Trust in Large Organizations // American Economic Review.
17. Zak P.J. and Knack S. Trust and Growth // The Economic Journal. – 2001. – № 111.
18. Колюжнова Н.Я.. Социальный капитал региона как барьер экономического развития // Развитие социальных систем как проблема управления: ежегодная науч. конференция. – Иркутск, 2009.
19. Сакаки Мамиси, Давыденко В.А., Латов Ю.В. и др. Проблемы и парадоксы анализа институционального доверия как элемента социального капитала современной России // Журнал институциональных исследований (Journal of Institutional Science), 2009. – Том 1. – № 1.
20. Фурман Д. «Я доверяю Президенту»: Трансформация социальной поддержки власти в постсоветской России // Свободная мысль – ХХI, 2003. – № 5.
21. Татарко А.Н. Психологические исследования социального капитала в современной России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.ecsocman.edu.ru/db/msg/151763.html (дата обращения: 09.07.2014).
22. Aghion P., Algan Y., Cahuc P. and Shleifer, A. (2009). The Regulation and distrust. September 24. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.economics.harvard.edu/faculty/shleifer/fi les/distrust_qje2.pdf. (дата обращения: 09.07.2014).
23. Гимпельсон, В.Е. Доверие полиции: межстрановой анализ / В.Е. Гимпельсон, Г.А. Монусова. – Вопросы экономики, № 11. – Ноябрь 2012 г.
24. Зайченко А.В. Религиозная культура и социально-экономическое развитие стран Европы // Современная Европа, 2008. – №1
25. Мельников О.Н., Жаворонков П.В. Доверие как фактор риска в предпринимательской и хозяйственной деятельности // Российское предпринимательство,2011. – № 9–2.