Статья опубликована в журнале «Миграция и социально-экономическое развитие»1 / 2017
DOI: 10.18334/migration.2.1.38392

Тенденции и перспективы демографического развития сельских территорий регионов Северо-Западного федерального округа

Короленко Александра Владимировна, младший научный сотрудник, Институт социально-экономического развития территорий РАН, Россия

Trends and prospects for demographic development of rural areas of the North-Western Federal District - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF

Тезисы:
• В качестве серьезного препятствия на пути устойчивого развития сельских территорий выступает ухудшение их демографического потенциала.
• Недостатком индикативно-целевого подхода служит непринятие во внимание территориальной специфики.
• За 1990–2015 гг. численность сельского населения сократилась в семи субъектах СЗФО, наиболее существенно (более чем на 1/3) – в Мурманской, Псковской, Архангельской областях, Ненецком АО и Республике Коми.
• За 2000–2015 гг. в большинстве регионов СЗФО выросла доля населения трудоспособного и старше трудоспособного возраста, а удельный вес детского населения сократился.
• Согласно всем вариантам прогноза численность сельского населения СЗФО в ближайшие 20 лет (до 2035 г.) будет неуклонно сокращаться.
• Снижение численности сельских жителей будет происходить преимущественно за счет трудоспособного населения.
• Выделены три группы субъектов СЗФО по типу динамики прогнозной численности сельского населения: регионы со стабильно растущей численностью, регионы с нестабильной динамикой численности, регионы со стабильно снижающейся численностью.
• Дифференцированный подход позволяет не только оценить перспективы демографического развития сельских территорий, но и выделить наиболее уязвимые, требующие принятия эффективных мер государственной политики.

Аннотация:
В статье представлен анализ тенденций и перспектив демографического развития сельских территорий субъектов Северо-Западного федерального округа. Автором осуществлен обзор динамики численности, возрастной структуры, показателей воспроизводства сельского населения. Методом передвижки по возрастам построен вариативный демографический прогноз до 2035 г., на основании которого выделены типы регионов СЗФО по характеру изменения прогнозной численности сельских жителей: регионы со стабильно растущей численностью сельского населения, регионы с нестабильной динамикой численности сельского населения, регионы со стабильно снижающейся численностью сельского населения. В заключении делается вывод о необходимости использования в управлении устойчивым развитием сельских территорий дифференцированного подхода, учитывающего индивидуальные особенности и специфику сложившейся в регионах ситуации.
Цитировать публикацию:
Короленко А.В. Тенденции и перспективы демографического развития сельских территорий регионов Северо-Западного федерального округа // Миграция и социально-экономическое развитие. – 2017. – Том 2. – № 1. – С. 29-48. – doi: 10.18334/migration.2.1.38392

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


В качестве одного из приоритетных и стратегически важных направлений государственной политики согласно Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года [6] обозначено устойчивое развитие сельских территорий. Под устойчивым развитием понимается их стабильное социально-экономическое развитие, увеличение объема производства сельскохозяйственной продукции, повышение эффективности сельского хозяйства, рациональное использование земель, достижение полной занятости сельского населения и повышение уровня его жизни. Основными документами, регламентирующими вопросы устойчивого развития сельских территорий, в настоящее время являются Стратегия устойчивого развития сельских территорий РФ на период до 2030 года  [10] и ФЦП устойчивого развития сельских территорий РФ на 2014–2017 и на период до 2020 г. [8].

Вместе с тем в качестве серьезных препятствий на пути осуществления этих задач выступает ухудшение характеристик демографического потенциала российского села, вызванное высокой естественной убылью населения вследствие неблагоприятных параметров рождаемости и смертности, его миграционным оттоком и обезлюдением сельских территорий.

Как отмечает доктор географических наук Т.Г. Нефедова, «глобализация и повышение проницаемости территории России только ускорили процессы сокращения освоенного сельского пространства <…>. В настоящее время сжатие освоенного пространства выражается в убыли сельского населения и в ухудшении качества социальной среды, поляризации всей системы расселения, вплоть до исчезновения деревень, поляризации хозяйственной деятельности, физическом сжатии землепользования…» [5] (Nefyodova, Nikulin, 2010).

Грамотное управление устойчивым развитием сельских территорий невозможно без анализа состояния и перспектив демографического развития, без знания тенденций воспроизводства населения. Чаще всего при оценке эффективности проводимой государственной политики, в том числе направленной на устойчивое демографическое развитие сельских территорий, применяется индикативно-целевой подход, в основе которого лежит контроль достижения тех или иных параметров (целевых индикаторов) развития. Однако существенным недостатком его служит непринятие во внимание территориальной специфики. Так, несмотря на то, что общими чертами и одновременно вызовами развития демографического потенциала российского села на сегодняшний день являются сокращение численности населения, низкий уровень рождаемости, высокий уровень смертности, депопуляция и демографическое старение [1, C. 24] (Blinova, 2015; P. 24), для сельских территорий России характерна ярко выраженная неравномерность протекания демографических процессов и пространственного размещения населения. Исходя из этого, особую актуальность приобретают исследования, посвященные возможностям и перспективам устойчивого демографического развития сельских территорий в отдельных регионах.

В этом плане внимание привлекает Северо-Западный федеральный округ (далее – СЗФО) [1], характеризующийся самой низкой долей сельского населения среди всех макрорегионов России (16 %). Для сравнения: в Центральном федеральном округе она составляет 18 %, в Уральском – 19 %, в Дальневосточном – 25 %, вСибирском – 27 %, в Приволжском – 29 %, в Южном – 37 % и наконец в Северо-Кавказском – 51 %. Во многом данный факт объясняется неблагоприятными природно-климатическими условиями, ведь большая часть территории округа относится к зоне рискованного земледелия.

За последние 25 лет численность сельских жителей на территории СЗФО среди всех макрорегионов сократилась наиболее существенно – на 520 тыс. человек, то есть на 19 %, а удельный вес данной категории в общей численности населения снизился с 18 до 16 %.

Рисунок 1. Численность и удельный вес сельского населения СЗФО в 1990–2015 гг. (тыс. человек; в % от общей численности населения).

Источник: [11].

Снижение численности сельского населения Северо-Запада России в течение последних десятилетий обеспечивалось преимущественно за счет процесса естественной убыли (рисунок 2). В отдельные годы естественная убыль хоть и частично, но компенсировалась положительным миграционным приростом, однако в настоящее время оба показателя носят отрицательное значение (−3,9 и −2,9 ‰ соответственно).

В результате возникает неизбежный вопрос: возможно ли изменение демографической ситуации в сельской местности макрорегиона в лучшую сторону, или все необходимые ресурсы уже исчерпаны?

Целью данной статьи стал анализ тенденций и перспектив демографического развития сельских территорий регионов СЗФО. Для ее достижения были поставлены следующие задачи:

1.               анализ тенденций демографического развития сельских территорий регионов СЗФО в 1990–2015 гг.;

2.               построение вариативного прогноза численности сельского населения регионов СЗФО методом передвижки по возрастам на период до 2035 г.;

3.               осуществление типологии регионов СЗФО по характеру изменения прогнозной численности сельских территорий.

Рисунок 2. Компоненты изменения численности населения сельских территорий СЗФО в 1994–2014 гг. (в расчете на 1 тыс. чел. населения, ‰).

Примечание: данные по миграционному приросту (убыли) сельского населения до 1994 г. отсутствуют.

Источник: [11].

Анализ тенденций демографического развития сельских территорий регионов СЗФО

Регионы СЗФО заметно дифференцированы по природным и экономическим условиям. В его состав входят субъекты Крайнего Севера европейской части России (Мурманская и Архангельская области, Ненецкий автономный округ и Республика Коми). На юге СЗФО находятся Псковская и Новгородская области, которые по условиям жизни схожи с центральной частью России. В федеральный округ входит и Калининградская область, являющаяся российским эксклавом на Балтике. Кроме того, регионы СЗФО сильно различаются по экономическим условиям. С одной стороны, это «северные полупустынные регионы», богатые сырьевыми ресурсами, на которых базируется развитая добывающая промышленность и крупнейший лесопромышленный комплекс. С другой – «относительно южные густонаселенные области» с набором экономических проблем, характерных для регионов центральной России [9].

Разнообразие географических, культурно-исторических и экономических условий проживания в макрорегионе привело к тому, что отдельные его субъекты, в частности сельские территории, сильно различаются между собой по характеру демографических процессов. За рассматриваемый временной промежуток численность сельского населения сократилась в семи субъектах СЗФО, при этом наиболее существенно (более чем на 1/3) в Мурманской (на 44 %), Псковской (на 38 %), Архангельской областях (на 34 %), Ненецком АО (на 35 %) и Республике Коми (на 36 %; таблица 1). Наблюдаемый спад, по мнению доктора экономических наук Л. Л. Рыбаковского, объясняется существованием устойчивого миграционного коридора между перечисленными регионами, которые служат донорами населения, и г. Санкт-Петербургом, выполняющим роль акцептора или своеобразного «миграционного магнита» [2].

Противоположная ситуация наблюдалась в Калининградской и Ленинградской областях: там прирост численности составил 17 и 11 % соответственно. Подобный позитивный тренд обусловлен, главным образом, миграционной привлекательностью данных субъектов.

Таблица 1

Динамика численности постоянного населения сельских территорий регионов СЗФО на начало года в 1990–2015 гг. (тыс. чел.)

Регионы

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

Изменение 2015 г. к 1990 г.

абс.

в %

Северо-Западный ФО

2 725,9

2 681,9

2 556,3

2 404,7

2 276,7

2 239,0

2 230,6

2 222,4

2 219,0

2 204,1

−521,8

80,9

Республика Карелия

146,1

198,5

189,3

165,9

144,5

140,9

138,3

135,0

132,1

129,1

−17,0

88,4

Республика Коми

303,5

282,8

259,6

239,9

213,3

206,5

202,6

199,6

196,3

192,9

−110,6

63,6

Архангельская область

396,7

378,8

335,6

307,8

293,2

283,8

275,8

268,7

267,4

260,2

−136,5

65,6

Ненецкий АО

18,8

16,8

15,6

14,8

13,9

13,5

13,1

12,8

12,5

12,3

−6,5

65,4

Вологодская область

467,6

437,4

406,5

394,9

362,1

350,4

345,6

343,3

339,6

334,5

−133,1

71,5

Калининградская область

185,3

202,3

214,5

208,8

214,0

211,4

213,5

214,9

215,8

216,4

+31,1

116,8

Ленинградская область

566,1

568,2

568,2

568,2

582,8

590,3

600,1

609,9

619,2

629,0

+62,9

111,1

Мурманская область

102,3

82,4

73,2

68,2

58,2

56,9

57,3

56,9

56,6

56,7

−45,6

55,4

Новгородская область

228,4

220,1

219,0

199,4

188,9

185,6

185,3

184,6

183,8

180,3

−48,1

78,9

Псковская область

311,2

294,6

274,6

236,7

205,8

199,9

199,0

196,8

195,8

192,6

−118,6

61,9

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [11].

В период 1990–2015 гг. удельный вес сельского населения в общей численности постоянного населения в целом по СЗФО сократился на 2 % (таблица 2). Доля сельских жителей выросла лишь в трех субъектах округа: Республике Карелия (на 2 %), Калининградской (на 1 %) и Ленинградской областях (на 1,5 %). Наиболее заметное сокращение сельского населения наблюдалось в Псковской (на 7 %) и Вологодской областях (на 6 %), а также в Ненецком АО (на 8 %).

Примечательно, что регионы Северо-Запада дифференцированы и по удельному весу сельского населения в общей структуре. В 1990 г. по его величине лидировали Псковская область (37 %) и Ненецкий АО (36 %), в 2015 г. максимального значения показатель достигал в Ленинградской области (35 %). Меньше всего сельского населения проживает на территории Мурманской области (в 2015 г. – 7 %).

Таблица 2

Удельный вес сельского населения в общей численности постоянного населения регионов СЗФО в 1990–2015 гг. (в % от общей численности населения)

Регионы

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

Изменение 2015 г. к 1990 г., +/− %

Северо-Западный ФО

17,8

18,0

17,9

17,4

16,7

16,4

16,3

16,2

16,1

15,9

−1,9

Республика Карелия

18,5

25,8

25,7

24,1

22,3

21,9

21,6

21,2

20,8

20,4

+2,0

Республика Коми

24,3

24,5

24,5

24,4

23,4

23,0

22,8

22,7

22,5

22,3

−2,0

Архангельская область

26,2

26,2

25,1

26,0

24,0

23,6

23,2

23,3

22,8

22,8

−3,4

Ненецкий АО

36,2

37,6

37,9

35,3

33,0

32,1

30,9

30,0

29,2

28,3

−8,0

Вологодская область

34,5

32,7

31,3

31,7

30,0

29,2

28,8

28,7

28,5

28,1

−6,4

Калининградская область

21,0

21,7

22,4

22,2

22,8

22,5

22,6

22,5

22,4

22,3

+1,3

Ленинградская область

34,0

33,8

33,7

33,8

34,2

34,4

34,6

34,8

35,1

35,4

+1,5

Мурманская область

8,6

7,7

7,8

8,0

7,3

7,2

7,3

7,3

7,3

7,4

−1,2

Новгородская область

30,3

29,8

30,5

29,6

29,5

29,3

29,4

29,5

29,5

29,1

−1,2

Псковская область

36,9

35,5

34,6

32,2

30,2

29,8

29,8

29,8

29,8

29,6

−7,3

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [11].

При изучении тенденций демографических процессов большое значение имеет анализ возрастной структуры населения. За 1990–2015 гг. доля трудоспособного населения, проживающего на сельских территориях, выросла в большинстве регионов СЗФО (таблица 3). Наибольшего значения на протяжении рассматриваемого периода этот показатель достигал в Мурманской области, в настоящее время он составляет 65 %. Кроме того, в сельской местности большинства регионов вырос удельный вес категории населения старше трудоспособного возраста, что свидетельствует о наличии тенденции демографического старения. Наихудшая ситуация сложилась в Новгородской и Псковской областях – в 2015 г. доля данной возрастной когорты достигла 32 и 34 % соответственно. Вместе с тем для сельских территорий регионов Северо-Запада характерна тенденция сокращения удельного веса населения младше трудоспособного возраста, темпы ее снижения за рассматриваемый период особенно велики в Архангельской, Мурманской и Ленинградской областях (на 10 %). Максимальная доля данной категории населения сосредоточена в ряде северных регионов: Ненецком АО (26 %), Республике Коми (21 %), Мурманской области (20 %), Калининградской области (20 %).

Таблица 3

Удельный вес возрастных групп в общей численности постоянного населения сельских территорий регионов СЗФО в 1990–2015 гг. (в % от общей численности населения)

Регионы

1990 г.

2000 г.

2010 г.

2015 г.

Изменение 2015 г. к 1990 г, +/− %

МТ

Тр

СТ

МТ

Тр

СТ

МТ

Тр

СТ

МТ

Тр

СТ

МТ

Тр

СТ

Северо-Западный ФО

24,7

52,3

23,0

19,9

55,7

24,4

15,5

60,7

23,8

16,9

55,9

27,2

−7,8

+3,6

+4,2

Республика Карелия

25,7

53,4

20,9

20,5

57,1

22,4

16,0

59,1

24,9

18,0

52,2

29,8

−7,7

−1,2

+8,9

Республика Коми

29,1

56,5

14,5

22,9

59,3

17,8

18,2

63,5

18,4

20,7

56,0

23,3

−8,4

−0,5

+8,8

Архангельская область

27,6

52,3

20,1

21,8

56,0

22,2

16,8

60,2

23,0

18,0

57,2

24,8

−9,6

+4,9

+4,7

Ненецкий АО

33,4

56,7

9,9

29,9

57,1

13,1

24,3

61,3

14,4

25,7

55,4

18,9

−7,7

−1,3

+9,0

Вологодская область

24,0

49,1

26,9

20,2

52,1

27,7

15,8

58,9

25,3

17,8

53,0

29,3

−6,2

+3,9

+2,4

Калининградская область

27,2

55,3

17,6

22,9

59,2

17,9

18,5

63,8

17,7

19,6

60,1

20,3

−7,6

+4,8

+2,7

Ленинградская область

23,8

54,4

21,8

17,9

57,8

24,3

13,4

62,6

24,0

14,0

59,7

26,2

−9,8

+5,3

+4,4

Мурманская область

29,8

65,4

4,7

19,7

71,9

8,3

18,1

69,4

12,5

19,7

64,9

15,4

−10,1

−0,5

+10,7

Новгородская область

21,2

47,2

31,7

18,2

50,2

31,5

14,5

56,3

29,2

16,0

51,7

32,3

−5,2

+4,5

+0,6

Псковская область

18,5

46,4

35,1

16,6

49,0

34,4

13,1

55,6

31,3

14,6

51,8

33,6

−3,9

+5,4

−1,5

Примечание: МТ – население моложе трудоспособного возраста (мужчины и женщины 0–15 лет), Тр – население трудоспособного возраста (мужчины 16–59 лет, женщины 16–54 лет), СТ – население старше трудоспособного возраста (мужчины 60 лет и более, женщины 55 лет и более).

Источник: рассчитано автором по данным Федеральной службы государственной статистики [11].

Для динамики показателей естественного движения сельского населения регионов СЗФО в целом характерна негативная тенденция: так, если в 1990 г. естественная убыль сельского населения наблюдалась в четырех субъектах округа, то в 2015 г. – уже в семи (таблица 4).

Таблица 4

Динамика показателей естественного движения сельского населения регионов СЗФО в 1990-2015 гг. (на 1 тыс. чел. населения, ‰)

Регионы

1990 г.

2000 г.

2010 г.

2015 г.

Изменение 2015 г. к 1990 г., в %

ОКР

ОКС

ЕП

ОКР

ОКС

ЕП

ОКР

ОКС

ЕП

ОКР

ОКС

ЕП

ОКР

ОКС

Северо-Западный ФО

13,0

13,9

−0,9

7,8

20,4

−12,6

11,9

20,0

−8,1

10,2

13,4

−0,9

78,5

96,4

Республика Карелия

13,2

12,7

0,5

9,2

19,9

−10,7

13,7

23,1

−9,4

10,7

15,3

−3,1

81,1

120,5

Республика Коми

14,4

9,5

4,9

9,2

15,9

−6,7

14,8

18,3

−3,5

15,3

12,4

1,3

106,3

130,5

Архангельская область

15,6

12,8

2,8

9,2

19,9

−10,7

13,8

19,7

−5,9

11,8

13,5

−1,1

75,6

105,5

Ненецкий АО

22,3

9,9

12,4

15,9

15,0

0,9

20,7

17,3

3,4

19,5

9,2

8,4

87,4

92,9

Вологодская область

13,9

14,5

-0,6

7,9

19,3

−11,4

12,6

22,0

−9,4

10,6

14,8

−1,1

76,3

102,1

Калининградская область

15,5

11,4

4,1

9,8

17,0

−7,2

14,2

14,4

−0,2

13,9

13,2

−0,5

89,7

115,8

Ленинградская область

10,6

12,8

−2,2

6,2

19,4

−13,2

8,6

16,4

−7,8

7,3

14

−5,0

68,9

109,4

Мурманская область

11,1

3,7

7,4

8,6

10,5

−1,9

13,5

10

3,5

9,6

11,6

0,3

86,5

313,5

Новгородская область

12,6

19,8

−7,2

6,8

26,3

−19,5

11,4

26,3

−14,9

9,2

17,5

−5,6

73,0

88,4

Псковская область

10,8

21,4

−10,6

6,1

29,8

−23,7

10,7

30

−19,3

8,3

18,2

−7,2

76,9

85,0

Примечание: ОКР – общий коэффициент рождаемости, ОКС – общий коэффициент смертности, ЕП – коэффициент естественного прироста (убыли).

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [11].

Прогноз численности сельского населения регионов СЗФО

Для более полного понимания перспектив демографического развития сельских территорий СЗФО существенную роль играют демографические прогнозы, то есть научно обоснованные варианты будущей демографической ситуации (численности и структуры населения) и основных параметров естественного и миграционного движения населения, построенные на некоторых гипотезах относительно будущей динамики тех или иных характеристик рождаемости и смертности [7, C. 358]. При прогнозировании в нашем исследовании был использован классический метод передвижки по возрастам, или метод компонент – единственный метод, который позволяет получить не только прогноз общей численности населения, но и его распределение по полу и возрасту.

Суть его заключается в «отслеживании» движения отдельных когорт во времени в соответствии с заданными (прогнозными) параметрами трех компонентов: рождаемости, смертности, миграции. Схема расчета выглядит следующим образом. Известна возрастная численность населения () на начало года (t). В течение года исходная численность изменится: часть населения умрет, часть пополнится новорожденными, кто-то покинет данную территорию, а кто-то, наоборот, прибудет на новое место жительства. В итоге по истечении года на начало года (t+1) численность населения в возрасте (x+1) будет равна:

,

где  – коэффициент передвижки в следующий возраст, который рассчитывается как отношение чисел живущих по таблицам дожития в возрасте (x) и (x+1),  – сальдо повозрастной миграции.

Аналогичная процедура применяется ко всем возрастам, за исключением возраста 0 лет. Численность возрастной группы 0 лет при наступлении года (t+1) рассчитывается с учетом уровня рождаемости и младенческой смертности, поскольку не все родившиеся доживут до конца года. Сначала рассчитывается число родившихся. Для этого необходимо знать повозрастную рождаемость и среднегодовую численность женщин соответствующих возрастов, перемножение которых дает число родившихся. Данные о повозрастной рождаемости есть результат предварительного прогноза или гипотезы о неизменном характере рождаемости в перспективе. Данные о численности женщин есть результат предварительной передвижки. Поскольку в итоге передвижки получают данные о численности на начало года, необходимо рассчитать среднегодовую численность женщин репродуктивных возрастов.

Чтобы из числа родившихся получить отдельно численность мальчиков и девочек, применяют коэффициент соотношения полов при рождении, который представляет собой эмпирическую закономерность, зафиксированную в результате длительного периода наблюдений (105 мальчиков на 100 девочек, что соответствует соотношению 0,52:0,48). Затем умножают число родившихся на вероятность дожития из таблиц смертности для лиц соответствующего пола и получают число St+10 [6, C. 234–235].

При построении прогнозных сценариев нами был сделан ряд предположений (допущений) о динамике демографических процессов:

-                      На протяжении всего прогнозного периода (до 2035 г.) режим воспроизводства сельского населения будет сохраняться на уровне базового 2015 г. Под сохранением режима воспроизводства понимается удерживание на одном и том же уровне основных структурных демографических показателей: половозрастных коэффициентов смертности, возрастных коэффициентов рождаемости и половозрастной структуры миграции.

-                      При построении прогноза нами учитывались возможные изменения основных демографических процессов – рождаемости, смертности и миграции. Показатели брачности и разводимости, уровня жизни населения, уровня образования, обеспеченности жильем и т.д. не рассматривались, поскольку было сделано допущение о том, что их влияние изначально заложено в количественные характеристики естественного и механического движения.

Прогнозный период составил 20 лет. Построение прогноза осуществлялось по четырем прогнозным сценариям:

-                 инерционному, который основан на сложившихся тенденциях рождаемости, смертности и миграции населения, т.е. предполагает их сохранение на протяжении всего прогнозного периода на уровне базового года (2015 г.);

-                 «повышения рождаемости», предполагающему ежегодное увеличение уровня рождаемости в соответствии с установленными в ведущих нормативно-правовых документах целевыми ориентирами;

-                 «снижения смертности», предполагающему ежегодное сокращение уровня смертности, исходя из значения официальных целевых показателей;

-                 «оптимизации управления», основанному на предположении о ежегодном повышении рождаемости и снижении смертности в соответствии с целевыми ориентирами, обозначенными в государственных документах, регламентирующих вопросы демографического развития.

Заложенные в основу трех прогнозных сценариев («оптимизации управления», «повышения рождаемости» и «снижения смертности») равномерные ежегодные изменения параметров смертности и рождаемости населения опирались на значения целевых индикаторов, которые установлены в ведущих государственных концептуальных и программных документах, направленных на улучшение демографической ситуации, в том числе и отдельно для сельских территорий (таблица 5). Так, согласно Программе устойчивого развития сельских территорий РФ на 2014–2017 годы и 2020 год общий коэффициент рождаемости населения сельских территорий к 2020 г. должен увеличиться на 33 %, т. е. его ежегодный прирост должен составить около 5 %. Целевого ориентира, характеризующего снижение смертности населения сельских территорий, в настоящее время нет ни в одном программном и концептуально-стратегическом документе Российской Федерации, поэтому в качестве «отправной точки» нами был использован ориентир, обозначенный в Концепции демографической политики РФ на период до 2025 г., а именно снижение общего коэффициента смертности к 2025 г. на 40 %, исходя из чего было сделано предположение, что величина его ежегодной убыли должна составить около 2 %.

Таблица 5

Целевые ориентиры рождаемости и смертности в государственных концептуальных и программных документах, заложенные в основу демографического прогноза

Документ

Целевой показатель

Значения показателя:

Ежегодный прирост (убыль), в %

базовый год*

итоговый год (план)**

Программа устойчивого развития сельских территорий РФ на 2014–2017 и на период до 2020 г.

Общий коэффициент рождаемости, ‰

14,4

19,1

+5,4

Концепция демографической политики РФ на период до 2025 г.

Общий коэффициент смертности, ‰

15,1

9,4

−2,1

Примечание:

* базовый год для Программы – 2014 г., для Концепции – 2006 г.

** итоговый год для Программы – 2020 г., для Концепции – 2035 г.

Источник: составлено по [3, 8].

Результаты произведенных прогнозных расчетов показали, что согласно всем, даже самым оптимистичным вариантам, численность сельского населения СЗФО на протяжении всего прогнозного периода будет неминуемо сокращаться (рисунок 3). Инерционный сценарий демонстрирует самый неблагоприятный вариант развития событий – снижение численности сельского населения к итоговому 2035 г. на 1 082,9 тыс. человек, т. е. на 49 % по сравнению с уровнем базового года.

Осуществление сценария «оптимизации управления» гипотетически приведет к наилучшим результатам, однако не решит проблему убыли населения. Так, согласно ему к 2035 г. общая численность сельских жителей составит 1 468,8 тыс. человек, что на 33 % ниже, чем в базовом году.

Рисунок 3. Вариативный прогноз численности сельского населения СЗФО на 2015–2035 гг. (тыс. чел.).

Источник: рассчитано автором.

Снижение численности сельских жителей в соответствии с прогнозными данными будет происходить преимущественно за счет населения трудоспособного возраста. Так, даже по наиболее оптимистичному сценарию «оптимизации управления», к 2035 г. численность трудоспособных граждан в сельской местности СЗФО снизится на 602 тыс. человек (или на 49 % к уровню базового года), а их удельный вес в общей численности населения сократится с нынешних 56 до 43 % (таблица 6). Следовательно, внимание властей в вопросах проведения социально-экономической, демографической и миграционной политик во многом должно быть направлено на данную категорию граждан. В то же время самое позитивное влияние меры демографической политики, особенно по сценариям «повышения рождаемости» и «оптимизации управления», окажут на увеличение удельного веса населения младше трудоспособного возраста.

Таблица 6

Удельный вес разных возрастных групп сельского населения СЗФО по четырем прогнозным сценариям (в % от общей численности населения)

Сценарии прогноза

Моложе трудоспособного возраста

Трудоспособного возраста

Старше трудоспособного возраста

2015 г.

2025 г.

2035 г.

2035 г. к 2015 г., %

2015 г.

2025 г.

2035 г.

2035 г. к 2015 г., %

2015 г.

2025 г.

2035 г.

2035 г. к 2015 г., %

Инерционный

16,9

23,8

22,8

+5,9

55,9

50,3

51,0

−4,9

27,2

25,9

26,2

−1,0

Повышения рождаемости

26,8

35,4

+18,5

48,3

42,9

−13,0

24,9

21,7

−5,5

Снижения смертности

23,1

21,1

+4,2

50,2

50,4

−5,5

26,7

28,5

+1,3

Оптимизации управления

26,0

33,3

+16,4

48,3

42,9

−13,0

25,7

23,9

−3,3

Источник: рассчитано автором.

Типология регионов СЗФО по характеру изменения прогнозной численности сельского населения

Произведенные расчеты показали заметные различия в перспективах демографического развития сельских территорий регионов СЗФО. Так, по типу динамики прогнозируемой численности сельского населения были выделены три группы субъектов: регионы со стабильно растущей численностью, регионы с нестабильной динамикой численности, регионы со стабильно снижающейся численностью.

В первую группу вошел лишь один субъект – Мурманская область, численность сельских жителей которой, согласно всем сценариям прогноза, в ближайшие 20 лет будет демонстрировать стабильный ежегодный прирост. Так, исходя из самого оптимистичного варианта (сценарий «оптимизации управления»), этот показатель к 2035 г. увеличится на 48 % и достигнет 83,8 тыс. человек (рисунок 4).

Рисунок 4. Регионы СЗФО (Мурманская область) со стабильно растущей прогнозной численностью сельского населения на 2015–2035 гг.

Примечание:  – тренд растущей численности населения.

Источник: рассчитано автором.

В состав второй группы попали регионы, которые на фоне в целом преобладающей тенденции убыли прогнозной численности сельских жителей как минимум по одному из сценариев («оптимизации управления») демонстрируют хоть и незначительный, но ее прирост в конце прогнозного периода. В их числе оказались Псковская, Ленинградская, Калининградская области и Республика Коми (рисунок 5). По сценарию «оптимизации управления» нисходящая динамика численности сельских жителей этих регионов будет в определенный момент «сломлена», что свидетельствует о зарождении положительного тренда. Однако во многом эти позитивные изменения объясняются действием структурного фактора, который, как известно, носит временный, непролонгированный характер.

В число регионов третьей группы, характеризующихся тенденцией стабильного ежегодного сокращения численности сельского населения, вошли Архангельская, Вологодская, Новгородская области и Республика Карелия (рисунок 6). Демографический прогноз для этих территорий неутешителен: закономерное снижение численности будет наблюдаться даже в соответствии с самым высоким его вариантом (сценарий «оптимизации управления»), что свидетельствует о системном характере происходящих изменений. Подобная картина грозит полным обезлюдением сельской местности этих территорий, а следовательно, требует срочного принятия конкретных мер со стороны не только местных и региональных, но и федеральных властей.

Рисунок 5. Регионы СЗФО с нестабильной динамикой прогнозной численности сельского населения на 2015–2035 гг.

Примечание:  – тренд растущей численности населения;  – тренд сокращающейся численности населения;  – линия смены трендов.

Источник: рассчитано автором.

Рисунок 6. Регионы СЗФО со стабильно снижающейся прогнозной численностью сельского населения на 2015–2035 гг.

Примечание:  – тренд сокращающейся численности населения.

Источник: рассчитано автором.

Заключение

Анализ демографического развития сельских территорий СЗФО позволил выявить общие для всех регионов округа тенденции: сокращение численности сельских жителей и их удельного веса в общей структуре населения, миграционный отток населения с сельских территорий, демографическое старение и снижение доли лиц моложе трудоспособного возраста. Вместе с тем субъекты макрорегиона заметно различаются по характеру протекания отдельных демографических процессов, что обусловливает применение дифференцированного подхода к управлению их устойчивым, в том числе демографическим, развитием.

Построенный вариативный демографический прогноз показал, что согласно всем его сценариям численность сельского населения регионов СЗФО в ближайшие 20 лет будет неуклонно сокращаться. Следовательно, обозначенные в ведущих государственных программных и стратегических документах целевые индикаторы, отражающие желаемые итоги проводимой политики устойчивого развития села, в перспективе не только не обеспечат прироста или стабилизации численности сельского населения, но и, напротив, приведут к его существенной и масштабной убыли. Это свидетельствует о необходимости полного пересмотра ранее установленных ориентиров в соответствии с такими параметрами воспроизводства, достижение которых, согласно прогнозным расчетам, позволит преломить негативный тренд, обеспечив стабилизацию и дальнейшее увеличение численности сельских жителей.

Разработанный на основании прогнозных сценариев дифференцированный подход к группировке субъектов по типу динамики прогнозной численности позволяет не только оценить перспективы демографического развития сельских территорий, но и выделить наиболее уязвимые из них, которые требуют своевременного принятия эффективных мер государственной политики.



[1] В связи с тем, что объектом данного исследования выступают сельские территории, из перечня анализируемых субъектов СЗФО был исключен город федерального значения Санкт-Петербург. При построении демографического прогноза Ненецкий автономный округ отдельно от Архангельской области не рассматривался, поскольку он входит в состав области.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Блинова Т.В. Социально-демографические вызовы развития сельских территорий России // Островские чтения. – 2015. – № 1. – С. 23-32.
Демографическое развитие России в XXI веке. Rybakovsky.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://rybakovsky.ru/demografia1a14.html.
Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утв. Указом Президента РФ от 09.10.2007 № 1351 [Электронный ресурс] // Base.garant.ru. – URL: http://base.garant.ru/191961/
Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года, утв. Распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р [Электронный ресурс] // Government.ru. – URL: http://government.ru/media/files/aaooFKSheDLiM99HEcyrygytfmGzrnAX.pdf
Нефёдова Т., Никулин А. Сельская Россия: пространственное сжатие и социальная поляризация. Демоскоп Weekly. [Электронный ресурс]. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2010/0437/analit02.php.
Практическая демография. / Под ред. Л.Л. Рыбаковского. - М.: ЦСП, 2005. – 280 с.
Прикладное прогнозирование национальной экономики. / Учебное пособие. - М.: Экономистъ, 2007. – 887 с.
Программа устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на 2014–2017 и на период до 2020 г., утв. постановлением Правительства РФ от 15.07.2013 № 598 [Электронный ресурс] // Government.ru. – URL: http://government.ru/media/files/41d47baf642258e68c1b.pdf
Статистика пространственного развития. Т. 1. Система расселения Северо-Запада России / Под рук. Ю.А. Перелыгина. – СПб: ИД «Corvus», 2002. – 96 c
Стратегия устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года, утв. Распоряжением Правительства РФ от 02.02.2015 № 151-р [Электронный ресурс] // Government.ru. – URL: http://government.ru/media/files/Fw1kbNXVJxQ.pdf
Центральная база статистических данных - Федеральная служба государственной статистики. – URL: http://cbsd.gks.ru/