Статья опубликована в журнале «Вопросы инновационной экономики»4 / 2016
DOI: 10.18334/vinec.6.4.37366

Экономическое развитие и инновационная экономика: анализ на 2015 г.

Черняева Ирина Васильевна, д.э.н., профессор, заведующая кафедрой Экономики и финансов Тверского филиала РАНХиГС, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (Тверской филиал), Россия

Вышегородский Даниил Вадимович, к.э.н., доцент, заведующий кафедрой экономической теории Уральского института управления – филиала РАНХиГС, Уральский институт управления - филиал РАНХиГС, Россия

Гурунян Татьяна Валентиновна, к.э.н., доцент, заместитель заведующего кафедрой Сибирского института управления – филиала РАНХиГС, Сибирский институт управления – филиал РАНХиГС, Россия

Калмыков Николай Николаевич, к.с.н., директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Россия

Economic development and innovative economy: analysis for 2015 - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 40

Аннотация:
В статье был проанализирован уточненный сводный годовой доклад о ходе реализации и оценке эффективности государственных программ Российской Федерации по итогам 2014 года. Значение показателя Степень эффективности для Госпрограммы № 15 в 2014 году составило 92,9 %, что соответствует уровню «Эффективность реализации выше среднего уровня». Наиболее низкое значение оказалось у субпоказателя «Степень реализации контрольных событий». Также существенно низкими оказались фактические расходы бюджетов субъектов РФ и юридических лиц в рамках Госпрограммы № 15 в 2014 году по сравнению с планом. Причины этого указаны в разделе 3.14 уточненного сводного доклада.
Цитировать публикацию:
Черняева И.В., Вышегородский Д.В., Гурунян Т.В., Калмыков Н.Н. Экономическое развитие и инновационная экономика: анализ на 2015 г. // Вопросы инновационной экономики. – 2016. – Том 6. – № 4. – С. 303-328. – doi: 10.18334/vinec.6.4.37366

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


1. Экономическое развитие: концептуальные подходы

Теории экономического развития в странах, признавших необходимость становления рыночной экономики, уделяется пристальное внимание с середины прошлого века. В качестве исходной предпосылки предполагается, что проблемы развивающихся стран аналогичны тем проблемам, которые в прошлом решали страны, ставшие сегодня развитыми. Как следствие, основные положения ведущих западных научных школ автоматически используются в анализе и рекомендациях развивающимся странам.

За последние 60-70 лет в «копилку» экономической теории развития добавились: Теория «порочного круга нищеты (Г. Зингер и Р. Пребиш), утверждающая, что рост национального дохода «съедается» ростом населения [1, 31] (Nureev, 2008); Кейнсианская интерпретация «Порочного круга нищеты», согласно которой первопричиной отсталости являются низкие стимулы к расширению производства [1, 40] (Nureev, 2008); Теория «порочного круга нехватки капитала», согласно которой проблема обусловлена недостаточностью стимулов к инвестированию и узостью внутреннего рынка [2]; Теория «кругов отсталости», акцентирующая внимание на отсталость системы образования в развивающихся странах, следствием чего является низкая производительность труда [3] (Shults, 2003); Теория экономического роста Роберта Солоу, позволяющая осмыслить и проанализировать отклонения от равновесного рыночного состояния [4] (Solou, 2003); Теория контрактного подхода Жана Тироля, лауреата Нобелевской премии по экономике 2014 г., сфокусировавшего внимание на корпоративных финансах в качестве индикатора экономической динамики фирмы [5] (Tirol, 2000) и многие другие исследования, организованные по принципу: «от свободных цен на рынке к поиску путей развития производства».

Такая логика имеет под собой основание для тех стран, которые предыдущие 150 лет эволюционно развивали базис экономики – собственно производство товаров и услуг. В результате сформировались развитые институты частной собственности, для которых рыночная волатильность – всего лишь внешняя среда, с которой нужно считаться, но не стоит рассматривать как долгосрочный тренд.

К совершенно иным результатам приводит ориентир на актуальную (англо-американскую) логику развития, рекомендуемую развивающимся странам, институт бизнеса в которых напоминает оживлённый перекрёсток, на котором отсутствуют светофоры. Например, отсутствие стандарта восстановления капитала собственников породило, как минимум, 5 легальных способов выведения функционирующего капитала из оборота. В результате внутренние источники реинвестирования истощаются, качество товаров не конкурентоспособно импортным аналогам, реальный сектор экономики «скукоживается». При таком состоянии сферы производства ситуация в сфере обмена, т.е. на формирующихся рынках, становится «вещью в себе», а национальная стратегия, ориентированная исключительно на рыночные цены, становится весьма уязвимой.

Изменить негативные тенденции – значит восстановить экономическую логику, под которой понимается не только набор базовых элементов, но и последовательность их взаимодействия. Под набором элементов семантика экономики предполагает:

• «экономию», т.е. науку производства,

• «хрематистику» или искусство обогащения.

Наука производства подчиняется закону стоимости, искусство обогащения – законам спроса и предложения.

Логика взаимодействия этих элементов следующая: наука производства первична, искусство обогащения – производно. Процесс формирования национальной стратегии развития либо соответствует экономической логике, либо противоречит ей. Следовательно, продолжать движение в фарватере государственной стратегии «от рынка» для развивающихся стран не приемлемо. Известный смысл такая стратегия имеет только для государственных финансов, формирование которых во многом зависит от цен на энергоносители.

2. Национальная стратегия экономического развития

Каждая государственная программа РФ определяет цель, задачи, результаты, основные направления и инструменты государственной политики. На федеральном уровне систему государственных программ формируют, исходя из целей и индикаторов Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ и иных стратегических документов, утвержденных Президентом РФ и Правительством РФ [6]. Федеральные органы исполнительной власти разрабатывают планы реализации государственных программ на трехлетнюю перспективу. Эти трехлетние планы должны обеспечить связь программно-целевого планирования с бюджетным процессом. Бюджетные ассигнования на достижение планируемых результатов утверждаются федеральным законом о федеральном бюджете.

Государственная программа «Экономическое развитие и инновационная экономика» (равно как и стратегия Государственной программы РФ «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности» 2020 г.) построена на основе концепции экономического роста и воспроизводит методологические и методические основы, разработанные согласно единой гипотезе внешних условий [1] (Nureev, 2008), включая:

• усиление роли государства в экономике;

• мобилизацию экстенсивных факторов роста, главным образом, за счет наращивания бюджетного финансирования;

• мониторинг и оценку эффективности бизнеса по валовым критериям, т.е. без учёта динамики добавленной стоимости.

Перечисленные методологические посылы либо исчерпали свой потенциал, либо на сегодняшний день имеют ограниченное практическое использование (например, бюджетное финансирование). Во всяком случае, актуальная экономическая парадигма, принятая за основу в госпрограмме, не способствует задаче развития экономики на инновационной основе. В качестве доказательства используем следующее: залогом непрерывности воспроизводственного процесса является механизм простого воспроизводства капитала собственников; залогом привлечения новых инвесторов – механизм его расширенного воспроизводства. И тот, и другой механизмы в отечественной практике отсутствуют. Более того, в российских стандартах учёта и отчётности заложено неверное по сути определение самой категории «капитал»:

«Капитал организаций реального сектора» в российской практике

«Капитал организаций реального сектора» в международной практике

К = Итогу III раздела пассивов

К = а – О

В отечественной практике под капиталом понимаются собственные источники финансирования, суммарная стоимость которых отражается по итогу III раздела пассивов баланса «Капитал и резервы»; в международной практике под капиталом понимаются активы организации, очищенные от её обязательств.

Для наращивания отечественного капитала менеджмент ориентирован на привлечение новых инвесторов; в международной практике – на наращивании стоимости физической формы капитала (активов) и снижении стоимости обязательств.

Стратегическим источником увеличения стоимости активов является обновление активной части основных фондов со скоростью, соответствующей скорости научно-технического прогресса в данной отрасли. Для успешной реализации этой задачи необходимо привести скорость потребления капитала в соответствие с тем же критерием – скоростью НТП. В этом – суть механизма инновационного развития, при отсутствии которого прямые бюджетные вливания не дадут никакого эффекта, а лишь провоцирует наращивание упомянутых ранее легальных способов выведения капитала из оборота.

Государственная программа Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика» (далее – Госпрограмма) утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 316. План реализации Госпрограммы № 15 га 2014-2016 годы утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 июня 2014 г. № 1097-р.

Цели Госпрограммы:

·               создание благоприятного предпринимательского климата и условий для ведения бизнеса;

·               повышение инновационной активности бизнеса;

·               повышение эффективности государственного управления.

Без создания и системного внедрения нового механизма хозяйствования, основанного на внутренних резервах развития, достижение целей Госпрограммы становится весьма проблематичным.

Ситуацию обостряет сложившееся глубокое отставание отечественной экономики в инновационном развитии от развитых рыночных стран. Анализ данных, приведённых в Паспорте Государственной программы [7, с. 18-21], показывает, что инновационно активных предприятий в России в 9 раз меньше чем в Германии, в 5 раз – чем в Финляндии и в 3 раза меньше чем в Литве. Наукоёмкий экспорт у нас в 70 раз меньше чем в США, в 60 раз – меньше чем в Японии и в 12 раз меньше чем в Китае. Доля инновационной продукции в 2,5 раза меньше минимального (по выборочной группе стран) показателя современной конкурентоспособной экономики (Табл. 1).

Таблица 1. Сравнительные показатели инноваций в экономике

Страна / Индикатор

Доля инновационно- активных предприятий, %

Доля в мировом наукоёмком экспорте, %

Доля инновационной продукции в общем объёме отгруженной промышл. продукции

Россия

9-10

0,5

6,1

Германия

80

Финляндия

50

Литва

30

США

36

Япония

30

Германия

 16

Китай Китай

 6

  Минимальный показатель современной конкурентоспособной экономики

15

Согласно Паспорту Госпрограммы, главной причиной сложившейся ситуации является низкий уровень инвестиций в инновации, а в качестве метода её устранения предусмотрено наращивание бюджетных ассигнований и усиление роли государства в экономике (государство не может привлекать реальные инвестиции, оно само становится бюджетным инвестором). Однако современное состояние государственных финансов и агрессивные внешние факторы сводят такую стратегию на «нет». Следовательно, государственная программа инновационного развития экономики должна быть пересмотрена с учетом новых реалий и ориентирована на новую экономическую парадигму, ключевыми элементами которой являются скорость потребления капитала и равновесие органической структуры капитала в реальном секторе.

Крайняя необходимость поиска новой парадигмы актуализирована на Международном конгрессе «Глобалистика – 2015», который прошел в октябре 2015 года в МГУ им. Ломоносова. Научное сообщество ищет «объяснения причин, обусловивших кризис экономической науки, анализ несостоятельности всех ее парадигм, в том числе, и четвертой общенаучной парадигмы (теория самоорганизации и синергетика), на Конференции будет уделено особое внимание и время поиску новой теоретической парадигмы» [8]. «на конференции-то ее не найдут ведь».

Задача № 1: общественное признание новой парадигмы устойчивого инновационного развития экономики и на этой основе трансформирование госпрограммы «Экономическое развитие и инновационная экономика»

Задачи перехода экономики на инновационный путь развития были определены Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года и нашли своё воплощение в госпрограмме «Экономическое развитие и инновационная экономика». Несостоятельность научной парадигмы (концепция внешних условий), принятой за основу этих документов, спровоцировала научную несостоятельность конкретных рекомендаций. В частности, определяющим условием успешной модернизации экономики признаётся привлечение иностранных инвесторов к реализации проектов на территории России. Согласно Концепции, «В условиях ограничения бюджетных средств прямые иностранные инвестиции – один из главных финансовых источников модернизации экономики».

Такой вывод не имеет под собой научного обоснования. Потребность в прямых иностранных инвестициях бесспорна, однако предпосылкой и условием их привлечения для целей развития национальной экономики является наличие механизма её функционирования на эндогенной основе. Отдельные аспекты инновационного механизма описаны автором в более чем 20 научных работах, ссылка на наиболее значимые из которых дана в конце настоящей статьи [8 – 16] (Chernyaeva, Gamza, 2010; Chernyaeva, Chernyaev, 2012; Chernyaeva, 2011; Chernyaeva, Chernyaev, 2015; Chernyaeva, Chernyaev, 2013a; Chernyaeva, Chernyaev, 2013b; Chernyaeva, 2013; Chernyaeva, Chernyaev, 2013c); результаты исследования ежегодно предлагаются вниманию научной общественности на престижных международных форумах; концепция развивается и дорабатывается в соответствии с замечаниями оппонентов. Ключевыми аспектами нового механизма хозяйствования являются:

• концепция экономической ценности;

• концепция сбалансированности органической структуры капитала;

• концепция трансформации классической производственной функции в производственно-распределительную.

Кроме того, разработана и апробирована в организациях реального сектора экономики соответствующая методика инвестиционного бизнес-планирования. Результаты одобрены региональными органами власти. Сегодня созрели все предпосылки для системного обсуждения и ускоренного внедрения механизма эндогенного развития в отечественную практику.

В условиях отсутствия такого механизма интересы иностранных инвесторов неизбежно будут трансформированы в экономический оппортунизм и в практику вымывания российского капитала (что собственно и происходило последние 25 лет). Следовательно, на сегодняшний день второй важнейшей задачей является обоснование и практическое внедрение механизма эндогенного развития экономики.

Задача № 2: создание механизма экономического развития на эндогенной основе.

Актуальность сделанных выводов доказывает следующий факт. Целью госпрограммы «Экономическое развитие и инновационная экономика» заявлено создание благоприятного предпринимательского климата и условий для ведения бизнеса, повышения инновационной активности бизнеса и эффективности государственного управления. Однако в Паспорте этой госпрограммы записано следующее: «программно-целевые инструменты достижения намеченной цели отсутствуют» (см. стр. 5 Паспорта Госпрограммы). Это значит, что в программе Правительства отсутствуют объект управления, используемые инструменты управления, отношения к полномочиям (вопросам местного значения) и бюджетным ресурсам, инструменты межведомственного взаимодействия. Иными словами, госпрограмма составлена на условиях полного отсутствия механизма её реализации.

3. Краткая характеристика результатов выполнения Госпрограммы

Состояние информационных материалов

Отчет о реализации именно Госпрограммы № 15 в виде файлового документа не удалось найти ни на портале государственных программ (www.programs.gov.ru), ни на сайте ответственного исполнителя этой программы, которым является Министерство экономического развития РФ ( http://economy.gov.ru/minec/main).

По состоянию на 27 июня на портале государственных программ есть уточненный сводный годовой доклад о ходе реализации и оценке эффективности государственных программ Российской Федерации по итогам 2014 года ( http://programs.gov.ru/Portal/analytics/summaryReport [дата обращения 27 июня 2015 г.]). В этом докладе Госпрограмме № 15 посвящен раздел 3.14 (стр. 108-115).

На сайте Министерства экономического развития РФ есть Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минэкономразвития России на 2015-2017 годы ( http://economy.gov.ru/minec/about/collegium/2015042204). По Госпрограмме № 15 есть информация в главе 1 этого доклада (стр. 13-142). Однако это информация не обобщена и не показывает причины невыполнения отдельных контрольных событий.

Оценку эффективности реализации Госпрограммы осуществляют с помощью показателя «Степень эффективности», максимальное значение которого 100 %. Значение этого показателя для Госпрограммы в 2014 году – 92,9 %, что соответствует уровню «Эффективность реализации выше среднего уровня». В свою очередь, показатель Степень эффективности» формируют как среднее арифметическое из трёх субпоказателей:

– Степень достижения целевых показателей государственной программы РФ,

– Степень реализации контрольных событий государственной программы РФ,

– Уровень кассового исполнения расходов федерального бюджета.

Для Госпрограммы № 15 в 2014 году их значения оказались равными:

1)           Степень достижения целевых показателей Госпрограммы = 94,1 %;

2)           Степень реализации контрольных событий Госпрограммы = 85,4 %;

3)           Уровень кассового исполнения расходов федерального бюджета Госпрограммы = 99,28 %.

Далее более подробно рассмотрим обстоятельства, из‑за которых эти показатели не достигли 100 %-го значения.

Наиболее низкое значение показывает Степень реализации контрольных событий, поскольку из 41 контрольного события Плана реализации Госпрограммы не выполнены 6 контрольных событий, а именно:

контрольное событие 1.5 «Сформирован институт уполномоченного по защите прав предпринимателей, осуществляющего деятельность на федеральном и региональном уровне»;

– контрольное событие 2.12 «Сформирован перечень организаций (институтов развития), оказывающих государственную поддержку инновационной деятельности, на которых не распространяется ограничение по участию в уставном капитале субъектов малого и среднего предпринимательства»;

– контрольное событие 3.3 «Обеспечена возможность оказания государственных услуг в сфере кадастрового учета и государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

– контрольное событие 3.8 «Уточнен порядок обеспечения защиты прав собственности при постановке на учет бесхозяйных вещей»;

– контрольное событие 10.9 «Завершено строительство комплекса Технопарк «Сколково»;

контрольное событие 10.11 «Завершено строительство систем инженерно-технического обеспечения инновационного центра «Сколково».

Что касается первого субпоказателя «Степень достижения целевых показателей», то его значение для 2014 г. не достигает 100 % из‑за того, что не достигнуты следующие целевые показатели:

– «Объем прямых иностранных инвестиций в российскую экономику» (план -59,1 %, факт – 22,7 %) в связи с нестабильной макроэкономической ситуацией на территории Российской Федерации;

– «Доля устраненных нарушений в общем числе выявленных нарушений в области контроля иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение» (план – 80 %, факт – 75 %). Ряд обращений были поданы в конце 2014 года, в связи с чем решения по ним в соответствии с законодательством, будут вынесены в 2015 году;

– «Среднемесячное количество уникальных пользователей единой информационной системы в сфере закупок» (план – 1 320 000 ед., факт – 0 ед.). В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 23 января 2015 г. № 36 единая информационная система в сфере закупок будет введена в эксплуатацию с 1 января 2016 года;

– «Доля заключений об оценке регулирующего воздействия с количественными оценками» (план – 30 %, факт – 10 %). Отклонение фактического значения показателя от планового продиктовано, в том числе тем, что на реализацию предусмотренных госпрограммой № 15 мероприятий в части развития института оценки регулирующего воздействия финансовых средств не выделено;

– «Доля поступивших в электронной форме заявлений о государственном кадастровом учете в общем количестве заявлений о государственном кадастровом учете» (план – 35 %, факт – 27,7 %). Достижение значений показателей зависит не только от наличия технологической возможности запрашивать сведения из государственного кадастра недвижимости и единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним в электронном виде и популяризации электронных услуг, но и от востребованности указанных сервисов у потребителей;

– «Доля государственных услуг, предоставленных в многофункциональных центрах предоставления государственных и муниципальных услуг и иных организациях, привлекаемых к реализации функций многофункционального центра по принципу «одного окна», в общем количестве указанных государственных услуг» (план – 50 %, факт – 24,6 %). Основными проблемами, препятствующими эффективной организации приема-выдачи документов на предоставление государственных услуг Росреестра в МФЦ, являются: недостаточное развитие сети МФЦ в субъектах Российской Федерации; отсутствие финансовой заинтересованности регионов в предоставлении государственных услуг Росреестра в МФЦ; отсутствие в МФЦ защищенных каналов связи с использованием программного комплекса криптографической защиты информации «VPN/FW Застава»;

– «Среднее время ожидания в очереди при обращении заявителя в орган государственной власти Российской Федерации (орган местного самоуправления) для получения государственных (муниципальных) услуг» (план – 15 минут, факт – 42 минуты). Достижение показателя по итогам заседания рабочей группы Комиссии при Президенте Российской Федерации по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития Российской Федерации, определенных Президентом Российской Федерации (протокол от 18 ноября 2014 г. № 47), принято решение об установлении срока достижения целевого показателя к концу 2015 года;

– «Доля протоколов об административных правонарушениях, составленных Федеральной службой по аккредитации, по которым судами вынесены решения о привлечении виновных лиц к административной ответственности» (план – 45 %, факт – 42 %). Отклонение обусловлено тем, что более 300 протоколов о привлечении к ответственности было составлено в конце 2014 года и их рассмотрение в судах назначено на начало 2015 года;

– «Количество вновь созданных малых инновационных предприятий при поддержке Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (ежегодно)» (план – 500 ед., факт – 450 ед.). Отклонение от фактического значения показателя связано с сокращением средств федерального бюджета от уровня утвержденной Госпрограммы № 15, доводимых Фонду содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (далее – Фонд) в 2014 году на предоставление субсидии предприятиям, отобранным в 2014 году;

– «Доля заявок на государственную регистрацию интеллектуальной собственности, поданных в электронном виде» (план – 15 %, факт – 7,7 %). В связи с тем, что доверенность на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок должна быть нотариально удостоверена, электронная подача заявок через центры поддержки технологий и инноваций оказалась невозможной, так как нотариальное заявление электронных документов законодательством не предусмотрено;

– «Подготовлено управленческих кадров в рамках реализации Государственного плана подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации по всем типам образовательных программ» (план – 15 000 чел., факт – 14 320 человек). Отклонение за учебный 2013/2014 год составило 142 человека;

– «Число управленческих кадров, прошедших зарубежные стажировки как в рамках взаимных обменов, так и целевые проектные стажировки» (план – 1 793 чел., факт – 1 767 человек). Отклонение значения показателя связано с уменьшением в 2014 году количества управленческих кадров, прошедших зарубежные стажировки в связи с отказом США и Нидерландов от сотрудничества в рамках Государственного плана подготовки управленческих кадров и снижением курса рубля по отношению к иностранным валютам;

– «Число управленческих кадров в сферах здравоохранения, образования и культуры, прошедших обучение» (план – 12 000 чел., факт – 11 975 человек). В 2014 году достигнуто плановое значение 4 000 человек. Отклонение в итоговом значении показателя связано с тем, что недобор на обучение в 2012 году составил 15 человек, а в 2013 году – 10 человек;

– «Доля расходов федерального бюджета, распределенных по программному принципу (не менее)» (план – 75 %, факт – 62,96 %). В 2014 году не была утверждена госпрограмма «Развитие пенсионной системы», в связи с чем не был достигнут запланированный показатель доли расходов, распределенных по программному принципу;

– «Доля земельных участков, учтенных в государственном кадастре недвижимости, с границами, соответствующими требованиям законодательства Российской Федерации, в общем количестве земельных участков, учтенных в государственном кадастре недвижимости» (план – 48,7 %, факт – 46,4 %). В результате работ по верификации и гармонизации данных государственного кадастра недвижимости, проведенной Росреестром и ФГБУ «ФКП Росреестра» в 2013-2014 годах, было уточнено общее количество земельных участков, учтенных в государственном кадастре недвижимости.

Третий субпоказатель «Уровень кассового исполнения расходов федерального бюджета» почти равен 100 %.

Расходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации и юридических лиц в рамках Госпрограммы в 2014 году составили 6 133 530,4 тыс. руб. (29 % от плана) и 519 5136958,9 тыс. руб. (44 % от плана) соответственно.

Основными причинами существенно низких фактических значений расходов бюджетов субъектов РФ от плановых указаны:

– в уточненном годовом отчете о ходе реализации и оценке эффективности за 2014 г. Госпрограммы представлены данные о привлечении средств бюджетов субъектов Российской Федерации, сформированные на основе оперативных сведений, полученных от соисполнителей и участников Госпрограммы, которые представлены в неполном объеме;

– снижение уровня софинансирования субъектов Российской Федерации в связи с передачей части средств, направленных на предоставление субсидий субъектам малого и среднего предпринимательства, Фондe содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Основной причиной отклонения фактического уровня расходов юридических лиц от запланированного является представление в неполном объеме данных о фактических расходах юридических лиц в 2014 году. Таким образом, сведения о фактическом уровне расходов юридических лиц сформированы на основе оперативных сведений, полученных от соисполнителей и участников Госпрограммы.

4. Дополнительные мероприятия для актуализации подпрограммы 5 «Стимулирование инноваций» государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика» В Паспорте подпрограммы 5 «Стимулирование инноваций» Государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика» указана основная цель подпрограммы: повышение инновационной активности бизнеса. Для выполнения поставленной цели предусмотрено выполнение следующих задач:

·                   улучшение координации между существующими и создаваемыми элементами и блоками инновационной системы;

·                   обеспечение повышения спроса на инновации со стороны субъектов экономической деятельности;

·                   создание и развитие механизмов комплексной поддержки инновационной деятельности на всех стадиях;

·                   повышение эффективности функционирования институтов развития в сфере инноваций.

В списке основных мероприятий подпрограммы – создание и развитие институтов и инфраструктур, обеспечивающих запуск и работу «инновационного лифта». Данное мероприятие обеспечивается инновационных проектов на всех стадиях их разработки и реализации, передачей от одного института развития к другому; повышением эффективности функционирования сформированной системы институтов развития в сфере инноваций. Результаты проведенных исследований показывают, что финансовые институты развития функционируют неэффективно [1]. Поэтому необходимы изменения в деятельности и взаимодействии финансовых институтов развития.

В научной литературе достаточно полно проанализирована деятельность финансовых институтов, которые оказывают содействие инновационному предпринимательству в России. Делается акцент на созданных условиях поддержки со стороны государства. В рамках отдельных функциональных направлений реализуются различные модели содействия инновациям.

На посевной стадии инновационные предприятия, которые производят разработки стратегического и национального значения, могут получить финансирование в рамках Федеральных целевых программ. К достартовому бюджетному финансированию относятся ресурсы Фонда посевных инвестиций. Инвестиционная стратегия Фонда – инвестирование в ценные бумаги и доли в уставной капитал компаний «посевной» стадии развития с объемом выручки до 10 млн руб. Объем инвестиций – до 25 млн руб. Деятельность Фонда направлена на поддержку проектов в рамках официально утвержденных приоритетных направлений развития науки, техники и перечня критических технологий Российской Федерации.

Действует система грантов для ученых и исследователей. Отметим гранты Фонда развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий (Сколково) в размере 1,5–300 млн руб., которые ориентированы на пять приоритетных исследовательских направлений: энергоэффективность и энергосбережение, ядерные, медицинские, космические и компьютерные технологии.


Рис. 1. Виды ресурсов для инновационной деятельности в соответствии со значимостью [2]


В рамках программы «Старт» Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонда Содействия инновациям) поддерживаются компании с численностью занятых до 100 человек. Предприниматель может получить грант в размере до 3 млн руб.

Бизнес-ангельское инвестирование – это частный финансовый институт. «Бизнес-ангелы» действуют в условиях наибольшего риска – там, куда не доходят даже венчурные фонды. Вообще, основной принцип бизнес-ангельского инвестирования можно выразить в трех понятиях: вера, расчет, командный дух». «Бизнес-ангел» в обмен на инвестирование получает значительную долю в компании [8]. Доля первоначальных инвестиций «бизнес-ангелов» в общем объеме таких инвестиций и количество самих «бизнес-ангелов» выглядят значительно «скромнее» данной статистики в США и Европе.

Для стартапов должны работать венчурные фонды. В стране создана Российская венчурная компания (РВК). ОАО «РВК» – государственный фонд фондов и институт развития Российской Федерации, один из ключевых инструментов государства в деле построения национальной инновационной системы [3].Посредством венчурных фондов государство осуществляет стимулирование венчурных инвестиций и инвестирование в проекты высокотехнологичного сектора. Действуют 22 региональных венчурных фонда инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере, в т. ч. Фонд содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере Новосибирской области. В зависимости от величины фонда, объем поддержки составляет от 36 до 120 млн руб. в год. Существуют и частные венчурные фонды. Делаются попытки создания условий для расширения частного венчурного инвестирования. Например, это реализуемая РВК Программа создания инвестиционных инструментов. Одна из важнейших целей реализации программы – привлечение частных игроков венчурного рынка в сегменты, не достигшие достаточного уровня развития и зрелости, а также не способные в краткосрочной перспективе самостоятельно обеспечить стабильный рост инвестиционной и бизнес-активности [4].Принят закон № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе», который подвергается критике со стороны экспертов.

К сожалению, финансовые институты-механизмы «инновационного лифта» работают очень слабо. Уровень инвестиций на посевной и венчурной стадиях в разы меньше, чем в ведущих и быстроразвивающихся странах, даже с учетом меньшей емкости рынка, и количества перспективных инновационных проектов. Хотя за последние 10 лет отмечается положительная динамика в количестве поддержанных проектов, прирост происходит за счет послевенчурного финансирования. Сегодня «поздние» проекты составляют более 80 % от общего числа. Количество поддержанных «ранних» проектов незначительно.

В России (и в Новосибирской области) инвестирование из венчурных фондов производится в размере 1 % от капитала фонда! При существующем сегодня стимулировании венчурного сектора путем реализации ряда государственных программ сектор «посевного» финансирования таких стимулов для развития не получает. Мировая практика показывает, что необходимо профинансировать 10 «посевных» проектов для получения двух проектов, представляющих коммерческий интерес для венчурных фондов. Необходимо смещение приоритетов финансирования на ранние стадии инновационного процесса.

Незначительна доля инновационных малых предприятий, получающих бизнес-ангельское и венчурное инвестирование. По данным исследования, венчурные инвестиции доступны 1 % малых предприятий и 7 % средних предприятий, бизнес-ангельское инвестирование – 1 % малых предприятий и 5 % средних предприятий (рис 2).

Респонденты – представители малых инновационных предприятий отмечают сложность заполнения заявок на получение инвестирования. Некоторые заявки были отклонены Фондом Содействия инновациям по причинам неадекватной финансовой модели, преувеличенного объем рынка, нечеткого позиционирования продукта. Так же заявки были отклонены из‑за недостаточно проработанного плана действий по реализации проекта и плана развития, недостаточной, по мнению экспертов, компетенции команды. Возможно, часть таких проектов недостаточно проработана. Значит, необходимо усилить консалтинговую поддержку инновационной деятельности.

Несколько представителей инновационного предпринимательства показали на неудобные условия предоставления грантов. Например, денежные средства поступают небольшими неравными долями при соблюдении контрольных точек. Это не всегда удобно, потому что иногда требуются разовые крупные траты. По этой причине предпринимателям приходится искать других инвесторов. Чаще всего инвесторов найти не удается, что является фактором риска прекращения проекта.

Рис. 2. Источники финансирования инновационной деятельности

Финансирование инновационной деятельности малого и среднего предпринимательства происходит в основном за счет собственного капитала (88 % малых предприятий и 76 % средних). Банковский кредит, по данным опроса, использовали в 2013 году только 32 % малых предприятий и 39 % средних. Отметим, что по сравнению с ранее проведенным обследованием доля предпринимателей, получивших кредиты, увеличилась. Прямые инвестиции заказчика получили 14 % малых предприятий и 19 % средних, грантовый капитал применили 9 % малых предприятий и 16 % средних. Микрофинансирование как источник финансирования инновационной деятельности используют 15 % малых и 13 % средних предприятий. Средства структур по поддержке МСП использовали 11 % малых предприятий и 15 % средних, средства микрокредитных потребительских кооперативов – 10 % и 7 % соответственно. Венчурные инвестиции доступны 27 % малых предприятий и 8 % средних предприятий, бизнес-ангельское инвестирование – 1 % малых предприятий и 1 % средних предприятий. Средства Федеральных целевых программ не используются в малом бизнесе и 0,5 % средних предприятий пользуется данным источником финансирования. Респонденты показывают повышение доступности венчурного инвестирования и снижение бизнес-ангельского инвестирования по сравнению с 2013 г.

Существуют противоречия законодательной базы целям инновационного развития. Согласно 217-ФЗ, доля вуза в образуемом МИПе (малом инновационном предприятии) должна составлять не менее 25 %. Но венчурный инвестор никогда не даст денег компании, в которой кому-то принадлежит неразрываемая доля. Кроме того, такую инновационную компанию невозможно продать ни при каких условиях. Поэтому за два года после принятия 217-ФЗ инновационных предприятий при вузах было учреждено незначительное количество. а треть учрежденных МИП-ов существует только формально [5].

Существуют и другие барьеры для беспрепятственно прохождения МСП на ранних стадиях инновационного процесса. Например, условие поддержки Фонда содействия инновациям – объем выручки поддерживаемой компании на старте не более 0,3 млн руб. Фонд посевных инвестиций предоставляет поддержку на заметно более высоком уровне (до 25 млн руб.). В этих условия инновационные МСП объективно имеют ограниченные шансы дорасти до масштаба, необходимого для получения поддержки от Фонда посевных инвестиций (табл. 2).

Таблица 2 – Характеристика, основные параметры и ограничения деятельности финансовых институтов развития по поддержке инновационных компаний и проектов

Институт развития

Форма
поддержки

Стадия поддержки

Характеристика поддерживаемых компаний

Характеристика поддерживаемых проектов

возраст, лет

численность занятых, лет

объем выручки (доход, млн руб.)

объем поддержки млн руб.

срок поддержки, лет

Фонд содействия инновациям (программа «Старт»)

Гранты

Предпосевная, посевная

До 2

меньше или равно 100

До 0,3

1-й год –до 1

1-й год –до 2

1-й год –до 3

1 –3

Фонд Сколково

Гранты

Предпосевная, посевная, венчурная

1,5–300

до 10

Фонд посевных инвестиций РВК

Инвестиции

Посевная

меньше или равно 3

меньше или равно 10

До 25

1 –5

Региональные венчурные фонды

Инвестиции

Венчурная

до 250

До 1000

36–120

До 7

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ)

Инвестиции

Как правило, поздние

1500–15000

Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)

Кредиты, инвестиции, гарантии

Как правило, поздние

меньше или равно 1000

более 3

МСП Банк

Кредиты, микрофинансирование, лизинг, инвестиции

Как правило, поздние

меньше или равно 1

до 250

до 1000

от 0,1 до 150

5–7

Таким образом, поступательное движение по этажам «инновационного лифта» затруднено «провалами» финансовых институтов. Необходима модернизация финансовых институтов развития по следующим направлениям:

1. Сместить деятельность финансовых институтов развития на ранние стадии. Расширить круг проектов, поддерживаемых на посевной стадии и стадии стартап. Для того, чтобы произошел «прорыв» в количестве инновационных проектов, поддержка должна оказываться на уровне Фонда содействия инновациям – до нескольких тысяч субъектов МСП, на уровне Фонда посевных инвестиций – нескольких сотен и т. п.

22. Привлекать частных инвесторов. Проводить региональные инвестиционные конвенты и выставки. Совершенствовать закон № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе» для аккумулирования средств на венчурном рынке. Формировать благоприятный инвестиционный климат в регионах.

3. Осуществлять комплексную поддержку бизнес-ангельского инвестирования. Формировать «имидж» бизнес-ангела при помощи средств массовой информации, социальных сетей.

4. Совершенствовать законодательную базу. В законе 217-ФЗ не прописывать доли каждой из сторон в малом инновационном предприятии в вузе. Это приведет к притоку венчурных инвестиций в МИП-ы при вузах. Данный вид инвестиций не будет казаться венчурному инвестору «опасным».

5. Учредить институт уполномоченного по вопросам инновационных предпринимателей и венчурных инвесторов.

6.Диверсифицировать тематические направления поддержки инновационных проектов. Усилить поддержку среднего бизнеса. Расширять консалтинговую поддержку малому и среднему предпринимательству в сфере привлечения инвестиционных ресурсов. Консалтинговое содействие возможно частично отдать конкурентоспособным частным структурам на аутсорсинг.

Предложенные направления модернизации финансовых институтов развития должны быть включены в основные направления реализации мероприятий подпрограммы 5 «Стимулирование инноваций» Государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика». Это позволит решить задачи подпрограммы, достигнуть цели: повышение инновационной активности бизнеса.

Заключение

Таким образом, был проанализирован раздел 3.14 уточненного сводного годового доклада о ходе реализации и оценке эффективности государственных программ Российской Федерации по итогам 2014 года. Значение показателя Степень эффективности для Госпрограммы № 15 в 2014 году составила 92,9 %, что соответствует уровню «Эффективность реализации выше среднего уровня». Этот показатель сформирован как среднее арифметическое из трёх субпоказателей:

1)           Степень достижения целевых показателей Госпрограммы № 15 = 94,1 %;

2)           Степень реализации контрольных событий Госпрограммы № 15 = 85,4 %;

3)           Уровень кассового исполнения расходов федерального бюджета Госпрограммы № 15 = 99,28 %.

Наиболее низкое значение оказалось у субпоказателя «Степень реализации контрольных событий». В разделе 3.14 уточненного сводного доклада указано, какие именно плановые контрольные события не выполнены, однако не сформулированы причины их невыполнения. Тогда как в этом разделе довольно подробно описаны причины, из‑за которых субпоказатель «Степень достижения целевых показателей» не достиг 100 %-го значения. Третий субпоказатель равен почти 100 %, поэтому он не является проблемным.

Также существенно низкими оказались фактические расходы бюджетов субъектов РФ и юридических лиц в рамках Госпрограммы № 15 в 2014 году по сравнению с планом. Причины этого указаны в разделе 3.14 уточненного сводного доклада.

Рекомендации

1) Делать доступным в виде файловых документов квартальные и годовые отчеты о выполнении Госпрограммы № 15 на портале государственных программ и на сайте Министерства экономического развития РФ.

2) В сводных докладах указывать причины, из‑за которых не выполнены отдельные контрольные события планов контрольных событий.

3) Для выхода отечественной экономики на траекторию устойчивого развития необходимо признание:

• новой экономической концепции;

• утвердить индикаторы принципиально нового механизма управления и государственного регулирования воспроизводственных процессов;

• организовать пилотный проект по внедрению нового механизма хозяйствования.

1.     Новая парадигма

Модель устойчивого развития экономики, по нашему мнению, может быть построена исключительно на основе концепции экономической ценности, в которой содержится научное обоснование общественно необходимой стоимости. Новая экономическая парадигма подразумевает восстановление комплексной экономической логики, суженой (и таким образом искаженной) в рамках актуальной парадигмы до исследования в первую очередь рыночных (обменных) процессов. Новый теоретический подход состоит не в отрицании необходимости анализа динамики цен, а в доказательстве доминанты стоимости, создаваемой и формируемой в сфере производства.

Вне логики соотнесения факторов производства национальная экономика не только лишается возможности оценивать макроэкономическую эффективность производства, но и функционирует в отсутствие механизма эндогенного развития. Сегодня, рассматривая эффективность производства в виде отношения объёма и цены продукта «на выходе» к затратам «на входе», хозяйствующие субъекты функционируют как автономные индивидуалисты, а не в качестве элементов целостной национальной экономической системы. Следствием такого подхода стали серьёзные структурные диспропорции в экономике. Кроме того, отношения в сфере обмена никак не влияют на параметры стоимости в релевантном периоде. Стоимость толерантна к колебаниям спроса и предложения. Следовательно, в поиске механизма устойчивого развития необходимо руководствоваться новым механизмом формирования вновь создаваемой стоимости.

Стоимость является экономической функцией ценности, с ее помощью можно получить математические пропорции, отражающие полезность производства, капитала, труда, благ, самой стоимости и эффективность функционирования экономической системы в целом. Величина стоимости без анализа и оценки ее структуры является исключительно субъективной характеристикой. Только понимание сущности категорий издержек позволяет определить их относительную ценность, а с ней получить инструмент для обеспечения экономического равновесия не на рынке, а в базисе экономики – в сфере производства.

Под экономической ценностью понимается ценность факторов производства, превращенная в ценность товара. Процесс такого превращения регулируется законом стоимости в его обновлённой интерпретации. Это значит, что экономическая ценность товара тем выше, чем более сбалансирована потреблённая в процессе производства стоимость труда и капитала. Таким образом, уровень вновь созданной ценности находится в прямой пропорциональной зависимости от сбалансированности органической структуры производительного капитала, трансформированного в стоимость товара. Иными словами, масштаб экономической ценности товара определяется уровнем сбалансированности стоимости живого и прошлого труда, перенесённой на стоимость производимой продукции.

Концепция экономической ценности позволяет сформировать новую экономическую модель, ориентированную на устойчивое развитие.

2.     Модель

Архитектура новой экономической модели выстраивается на основе классической производственной функции [Q = f(L,K)].Сегодня прикладное значение производственной функции сведено на «нет» в силу отсутствия обоснования связей и зависимостей между элементами органической структуры капитала и является непреодолимым препятствием на пути формирования механизма эндогенного развития экономики.

Наш вклад в её развитие заключается в обосновании инструментов стоимостного измерения живого труда (L) и прошлого труда (K). В частности, в системе воспроизводственных отношений нами аргументирована связь отношений производства и отношений потребления в части производительного потребления. Такой методологический подход позволил не только выявить экономическую связь между стоимостью затрат живого труда и стоимостью потребленного капитала, но и впервые получить научное обоснование общественно необходимой стоимости затрат живого труда.

Кроме того, довести теоретическое содержание производственной функции до состояния практического инструмента управления бизнесом позволила её трансформация в производственно-распределительную функцию. Это оказалось возможным за счёт интеграции отношений распределения и отношений производства. Для этого отправной точкой финансового бизнес-планирования принято сбалансированное потребление стоимости затрат живого и прошлого труда. Это позволило обосновать дефиниции и формальные признаки понятий «экономическая ценность» товара (VE) и его «экономическая полезность» (UE):

VE = 2min(L x A)

UE = 2min(LxA)/С

Именно такое соотношение факторов производства в части компенсации затрат на их потребление характеризует эффективность или экономическую ценность экономики. Именно в такой пропорциональной зависимости затраты на производство товара являются общественно необходимыми, т.е. оптимальными. Логика производственно-распределительной функции подсказывает, что ключевым параметром механизма эндогенного развития является не превышение стоимости потребленного труда (З) над стоимостью потребления капитала (А):

З ≤ A

Качество описанной инновационной экономической модели подтверждает тот факт, что в её архитектуре присутствуют три сферы воспроизводственных отношений (производство, распределение, потребление). Именно это обстоятельство позволяет характеризовать предлагаемую модель в качестве модели эндогенного развития.

Научный и методологический заделы трансформированы в инновационную методику бизнес – планирования, которая прошла успешное внедрение.

3.     Процесс

Модель развития экономики на эндогенной основе апробирована в организациях реального сектора экономики в процессе инвестиционного бизнес – планирования. Результаты внедрения характеризуют сравнительные параметры стоимости в традиционном и альтернативном вариантах, полученные в одной из организаций реального сектора.

Модель стоимости

Структура стоимости производства и реализации, %

материалы

амортизация

оплата труда

прочие затраты

прибыль

всего

Традиционная

63,0

1,2

12,0

23,8

- 0,8

99,2

Инновационная

51,5

16,0

16,0

15,0

1,5

100,0

Расчеты показывают принципиальные качественные трансформации в структуре стоимости производства:

• в концепции бизнес-плана цена продаж не меняется ввиду государственного регулирования цен на данную группу товаров. При этом в стоимости производства товарной продукции вместо убытка сформирована прибыль;

• сбалансирована органическая структура потреблённого капитала, что актуализировало задачу поиска резервов снижения стоимости материальных затрат (у всех субъектов, участвующих в эксперименте, такая задача решалась довольно просто);

• скорость простого воспроизводства капитала выросла в 13 раз, а, значит, задано ускорение всего воспроизводственного процесса;

• стоимость затрат живого труда приобрела научное обоснование и превысила абсолютные и относительные параметры этих затрат в традиционной модели;

• повышена финансовая устойчивость хозяйствующего субъекта за счёт наращивания внутренних источников финансирования;

• создан механизм текущего контроля непрерывности накопления капитала в реальном секторе экономики;

• индекс добавленной стоимости увеличился с 57 до 94 копеек на рубль материальных затрат;

• средняя заработная плата наёмных работников выросла на 14 % при росте производительности труда почти на треть.

Таким образом, модель сбалансированного развития обладает мультипликативным эффектом, существенно повышая эффективность использования всех факторов производства.

В настоящее время модель готова к системному внедрению в организациях реального сектора как вновь создаваемых, так и действующих.








[1] Гурунян Т.В. Инвестиционно-инновационный лифт для малого и среднего предпринимательства: вопросы финансирования стратапов //Вестник Томского государственного Университета. Экономика – 2013. – № 3;

Финансовая политика в сфере инноваций: проблемы формирования и реализации : монография / О. Н. Владимирова [и др.] ; [под общ.ред. О. Н. Владимировой] ; М-во образования и науки РФ, Сиб. федер. ун-т. - Москва ; Красноярск : Инфра-М ; СФУ, 2014. - 229 с.; Симачев, Ю. Российские финансовые институты развития: верной дорогой? / Ю. Симачев, М. Кузык, Д. Иванов // Вопр. экономики. – 2012. – № 7. – С. 4–29:

[2] Разработка модели инвестиционно-инновационного лифта для малого и среднего предпринимательства: отчет о науч.-исслед. работе по гранту/Сибирский институт управления-филиал РАНХиГС ; рук. темы Т. В. Гурунян. - Новосибирск, 2013. – С.59.

[3] Электронный ресурс: Сайт РВК.О компании. Режим доступа: http://www.rusventure.ru/ru/company/brief/(дата обращения 06.10.2015)

[4] Электронный ресурс: Сайт РВК. Программы. Режим доступа: http://www.rusventure.ru/ru/programm/p1//(дата обращения 06.10.2015)

[5] Электронный ресурс: Российские инновации идут своим путем. Всероссийский информационно-аналитический портал «Венчурная Россия»/режим доступа: http://www.allventure.ru/articles/332/#replies_page1 //(дата обращения 06.10.2015)


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
Нуреев Р.М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики. / 2-е изд., перераб. И доп. - М.: Норма, 2008. – 639 с.
Nurkse R. Problems of Capital Formation in Underdevelopment Countries. Oxford, 1955
Шульц Теодор У. Экономика пребывания в бедности. / Нобелевские лауреаты по эконеомике: взгляд из России. Ред. Акад. РАЕН, проф. Ю.В. Яковец. - СПб: Изд-во «Гуманистика», 2003. – 284-299 с.
Солоу Р.М. Теория роста и дискуссия о ней. / Нобелевские лауреаты по эконеомике: взгляд из России. Ред. Акад. РАЕН, проф. Ю.В. Яковец. - СПб: Изд-во «Гуманистика», 2003. – 482-501 с.
Тироль Ж. Рынки и рыночная власть: теория организации промышленности. / В 2-х томах. - СПб.: Экономическая школа, 2000.
Федеральный закон от 28.06.2014 N 172-ФЗ "О стратегическом планировании в Российской Федерации". [Электронный ресурс].
Паспорт Государственной программы «Экономическое развитие и инновационная экономика»
Научная Программа Международного научного конгресса «Глобалистика 2015» и Кондратьевских чтений «Тупики глобальной экономики: поиск новой теоретической парадигмы»
9. Черняева И.В., Гамза В.А. Проблемы воспроизводства капитала или почему банки не кредитуют промышленность // Вестник финансового университета. – 2010. – № 4.
Черняева И.В., Черняев Ю.А. Гармония экономики XXI века. / Бюллетень Всемирного Нобелевского экономического форума. - Днепропетровск: Изд-во Днепропетровского университета им. Альфреда Нобеля, 2012. – 446-452 с.
Черняева И.В. Управление капиталом в международной и российской практике. - М.: Изд-во МГАДА, 2011.
Черняева И.В., Черняев Ю.А. Концепция развития экономики на эндогенной основе // Xxiii кондратьевские чтения: тупики глобальной экономики, поиск новой научной парадигмы: Сборник докладов. М., 2015.
13. Черняева И.В., Черняев Ю.А. Глобальная экономика: аргументы к перезагрузке // Европейский вектор экономического развития. – 2013. – № 1(14). – С. 193-201.
14. Черняева И.В., Черняев Ю.А. Формирование стоимости интеллектуального капитала // Вестник московского городского педагогического университета. серия: экономика. – 2013. – № 2(22). – С. 81-92.
Черняева И.В. Альтернативная модель экономического развития // XXI Кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?»: Тезисы участников Чтений. М.: Международный фонд Н. Д. Кондратьева. М., 2013. – С. 417-420.
Черняева И., Черняев Ю. Финансы и воспроизводство капитала / // Розвиток фiнансiв вумовах хаотично структурированноiекономiки: III Мiжнароднагауково-практична конференцiя молодихвченийi студентiв: трезидоповiдей. Днiпропетровськ, 4 квiтня 2013 р. / за заг. ред. С.А. Кузнецовоi. Днiпропетровськ:, 2013. – С. 160-161.
17. Гурунян Т.В. Инвестиционно-инновационный лифт для малого и среднего предпринимательства: вопросы финансирования стратапов // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2013. – № 3.
Владимирова О.Н., Петрова А.Т., Астраханцева И.А., Мигунова М.И., Елгина Е.А., Руйга И.Р., Гаврильченко Г.С., Рустамова И.Т. Финансовая политика в сфере инноваций: проблемы формирования и реализации. / Монография / О. Н. Владимирова [и др.] ; [под общ.ред. О. Н. Владимировой]. - М.:, Издательский Дом , 2014. – 229 с.
19. Вешняковская Е. Стартап: умные начинают – и выигрывают // Наука и жизнь. – 2012. – № 9. – С. 15-22.
Сайт Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Программа «Старт». [Электронный ресурс]. URL: http://www.fasie.ru/programmy/start ( дата обращения: 15.07.2015 ).
Фонд посевных инвестиций рвк. Рвк. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rusventure.ru/ru/investments/fpi/( ( дата обращения: 15.07.2015 ).
22. Симачев Ю.., Кузык М.Г., Иванов Д.С. Российские финансовые институты развития: верной дорогой? // Вопросы экономики. – 2012. – № 7. – С. 4-29.
Уточненный сводный годовой доклад о ходе реализации и оценке эффективности государственных программ Российской Федерации по итогам 2014 года. [Электронный ресурс]. URL: http://programs.gov.ru/Portal/analytics/summaryReport ( дата обращения: 27.06.2015 ).