Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»12 / 2007

К анализу прогрессивных организационных моделей управления компаниями

Товстых Леонид Евгеньевич, канд. техн. наук, доцент кафедры информационных технологий Санкт-Петербургского Государственного морского технического университета, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 34

Аннотация:
Креативная деятельность в наиболее полной мере может быть реализована в компаниях, использующих самые прогрессивные организационные модели бизнеса, а также там, где предлагаются новые организационно-управленческие модели. Именно их использование способно вызвать появление и распространение новых креативных корпораций, основные черты которых описаны в ряде работ В.Л. Иноземцева.
Цитировать публикацию:
Товстых Л.Е. К анализу прогрессивных организационных моделей управления компаниями // Креативная экономика. – 2007. – Том 1. – № 12. – С. 3-12.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Креативная деятельность в наиболее полной мере может быть реализована в компаниях, использующих самые прогрессивные организационные модели бизнеса, а также там, где предлагаются новые организационно-управленческие модели. Именно их использование способно вызвать появление и распространение новых креативных корпораций, основные черты которых описаны в ряде работ В.Л. Иноземцева.

 

В своей предыдущей статье (№№ 4, 5, 6 «кэ») автор предложил процессно-качественный подход к макроразвитию новой экономики знаний и отметил такие  элементы-факторы этого развития как «модернизация экономических и управленческих наук»; «модернизация практического бизнеса»; «многогранные и разноплановые процессы конвергенции и интеграции». 

Рассматривая и оценивая организационные модели экономики знаний с позиций их перспективности можно выделить:  

1. Интеграционные концепции, в частности, становление организаций, основанных на виртуальных и сетевых моделях;

2. Интеллектуализацию бизнеса и становление компаний интеллектуального типа (корпорации знания, обучающиеся организации, гипертекстовые организации).

Как и большинство специалистов, мы считаем, что особый интерес представляют новые организационно-управленческие модели гибридного типа. В настоящее время автор активно исследует гибридные модели интеллектуально-виртуального(интегративного) типа, полагая, что именно подобные модели станут доминирующими в креативном бизнесе будущего.

Очевидно, что для полноценного и плодотворного синтеза и получения практически ценной гибридной модели необходимо проведение качественного анализа их составных компонент. Исходя из этого, актуальным в общей проблематике креативной экономики является анализ интеграционных концепций и моделей виртуально-сетевого бизнеса.

В данной статье изложены результаты такого анализа, в процессе которого выявились отдельные аспекты, которым в отечественной периодике не уделяется должного внимания. На основе выполненного анализа автором предложена концепция и модели бизнеса виртуального (интегративного) типа, способные, по его мнению, послужить одним из краеугольных камней для наиболее перспективной гибридной модели.  

Об эволюции идей интеграционного содержания.

Концепция М. Портера о связи системы ценностей и становления категории «бизнес-система».

Как известно, согласно М. Портеру (см., например, [6]), любую организацию можно рассматривать как бизнес-систему ‑ цепочку создания ценностей, состоящую из отдельных звеньев.

Важнейшей задачей любой компании является организация анализа (Value Chain Analysis) и управления всей цепочкой ценностей в интересах повышения эффективности входящих в нее процессов. Очень важно, что в этом участвует не только сама фирма, но и ее партнеры ‑ участники создания ценности в тех или иных звеньях цепи.

Фундаментальной управленческой инновацией Портера явилась идея, послужившая развитию принципиально новой концепции конкуренции – конкуренции не отдельных фирм, а  цепочек ценностей, то есть такой конкуренции, когда фирме становится выгодным бизнес- партнерство и профессиональная кооперация в отдельных звеньях цепочки.

С наступлением эпохи, так называемой, новой экономики указанные идеи и концепции М. Портера были освоены и развиты в реальном бизнесе большинством его ведущих представителей. Так, например, с легкой руки одного из лидеров ИТ-индустрии ‑ компании «Intel», широкое распространение получила бизнес-стратегия «Win-Win» («выигрыш-выигрыш»). В бизнес-лексикон был введен термин «coopetition» (конгломерат англоязычных «кооперации» и «конкуренции»).

Своего рода творческим продолжением и развитием идей Портера, на наш взгляд, является  модель бизнес-систем, разрабатываемая отечественным специалистом В.С. Ефремовым [3, 4], под которой понимается система отношений между предпринимателями, работниками, инвесторами, конкурентами коммерческого предприятия, а также потребителями его продукции и третьими сторонами, имеющими определенный интерес в отношении данного предприятия. Их еще называют stakeholders – держателями интересов.

Созвучные идеи интеграционной направленности бизнеса содержатся и в книге Ф. Янсена, где, в частности отмечается, что «к внешним заинтересованным лицам (входящим в состав действующих сил инновации и разработки новых видов бизнеса) по Ф. Янсену относятся: заказчики; поставщики; конкуренты; институциональные заинтересованные лица (органы власти и контролирующие органы инфраструктуры) и общество» [13].

Ф. Янсен также считает актуальным и продуктивным введение в бизнес-лексикон категории «бизнес-система» (business system). Это «система, которая удовлетворяет определенный класс потребностей рынка, заданных в виде комбинации рынков и продуктов, в состав которой также входят все действующие лица, функционирующие в системе». Отмечается также необходимость учета и изучения, «помимо внутренних бизнес-процессов (БП), также и процессов рынка, цепи поставок и процессов у конкурентов». Очень интересными представляются и идеи автора о взаимодействии отдельных процессов, в результате чего порождается нелинейная динамика системы, на которую можно влиять. А также его концепция под названием «благоприятные петли взаимного усиления», являющиеся своего рода мультипликаторами при создании ценности для участников.

 

Концепции BPI и  ТФТБ.

Известная специалистам концепция BPI (Business Process Improvement) определяет уровни совершенства, или уровни непрерывного улучшения бизнес-процессов предприятия. Философия BPI указывает, что достичь совершенства невозможно, но к нему нужно все время приближаться, и декларирует 5 уровней улучшения бизнес-процессов на предприятии. Выделим лишь три верхних уровня из этой пятерки:

3 уровень. Оптимизация — упрощение основных бизнес-процессов на предприятии, что ведет к снижению издержек.

4 уровень. Адаптация — адаптивность бизнес-процессов к условиям внешней среды.

5 уровень. Мировой класс — возможность предприятия формировать рынок.

Совершенствование БП, согласно этой концепции происходит в двух основных плоскостях-направлениях, одно из которых связано с адаптацией к внешней бизнес-среде с выходом на формирование будущего спроса и соответствия продукции скрытым потребностям клиента (мировой класс БП-модели).

Среди управленческих концепций следует отметить развиваемую в последнее время специалистами российской фирмы «БКГ» концепцию, обозначенную ими как «Теория фазовых трансформаций бизнеса – ТФТБ» [11], и опирающуюся на исследования американца Л. Грейнера и его «Теорию трансформаций систем управления» (1972).

Она связана в некоторых своих элементах с концепцией BPI. Кратко ее суть сводится к наличию пяти основных стадий развития систем управления: компания, начиная со стадии создания (или фазы управления бизнес-идеей), последовательно проходит цепочку традиционных стадий управления (функции, бизнес-процессы) и выходит на фазы «управления сетями» и «управления нематериальными активами».

В двух последних концепциях обращают на себя внимания два аспекта, важных нам для последующего развития наших идей:

первый – присутствие категории «Сети» ( концепция ТФТБ) и идея интеграции с внешней средой бизнеса и адаптации к ней (BPI);

второй ‑ постановка категории «Сети» в ТФТБ рядом с нематериальными активами (интеллектуальными ресурсами/активами), что увязывает упомянутые нами выше исследуемые темы А и Б.    

Идеи М. Хаммера.

Весьма интересные идеи на тему интеграционных процессов, подкрепленные рядом примеров из практического бизнеса, содержится в статье одного из основоположников концепции реинжиниринга бизнеса М. Хаммера [9]. Приведем отдельные наиболее важные для нас тезисы и фрагменты этой статьи

«Стоит признать, что сегодня эффективность заканчивается на границе компании».  «Многим компаниям теперь предстоит решить еще более трудную задачу — рационализировать производственные процессы, которые зависят от других компаний».

На ряде примеров из реального бизнеса отдельных компаний показывается, что только создание новых интегрированных БП (с поставщиками в цепи снабжения или с клиентами в цепи поставок) кардинально изменило ситуацию в этих компаниях и обусловило их успешное развитие.

В качестве резюме работы Хаммера можно привести такой фрагмент:

«Рационализация процессов взаимодействия с другими компаниями — это следующий стратегический шаг в сокращении стоимости, увеличении качества услуг и ускорении рабочих процессов. В следующем десятилетии именно в этой области будет идти основная борьба за производительность труда. Победителями из нее выйдут те компании, которые найдут новый подход к бизнесу, смогут тесно работать с партнерами над созданием и управлением процессами, выходящими за традиционные рамки корпораций. Они будут первыми, кто решится на новый прыжок от эффективности к суперэффективности». Автор дает и следующий прогноз бизнеса будущего: «Мы вскоре увидим примеры процесса сотрудничества абсолютно нового типа, которые обещают изменить образ того, как мы думаем и даже говорим о бизнесе».

 В одной из последних работ М.Хаммер развивает свои идеи о роли интеграции в бизнесе в несколько ином контексте, в смысле важности интеграции для того, чтобы    «справиться с быстрыми переменами» необходимо  быстро реагировать на них [10].

 

Идеи П. Друкера.

Один из «гуру» современного менеджмента П.Ф. Друкер, в связи с задачами менеджмента 21-го века [2] анализирует и развенчивает распространенные мифы традиционного менеджмента и формулирует ряд тезисов, выражающих суть этого нового менеджмента . В силу высочайшего мирового авторитета автора возведем некоторые важнейшие (в контексте нашей работы)  из них в ранг постулатов менеджмента 21-го века

Постулат 1. Не существует и не может существовать единственно правильный тип организационной структуры.

Постулат 2. Сфера деятельности менеджмента не должна быть ограничена юридически. Менеджмент должен охватывать весь процесс целиком. Он должен ориентиро­ваться на результат и эффективность на всех этапах экономической цепочки.

Постулат 3. В сферу внимания и ответственности менеджмента входит все, что каким-либо образом оказывает влияние на производительность организации и результативность ее деятельности — внутри организации или за ее пределами, в подконтрольных организации сферах или в сферах, ею не контролируемых

Постулат 4. В будущем непотребители продукции предприятия будут играть в его деятельности не менее важную роль, чем потребители.

 

Сетевые и виртуальные организационные модели.

Считается что термин «виртуальное предприятие» предложил специалист в области компьютерной техники Дж. Хопланд из фирмы DEC, исходя из аналогии с виртуальной машиной, для которой характерно, что ни один процесс не может монопольно применять какой-либо ресурс, и все системные ресурсы считаются потенциально предназначенными для совместного (коллективного) пользования.

Основная общепризнанная идея модели виртуальной организации состоит в объединении  географически распределенных ресурсов различных субъектов рынка в интересах общей работы над уникальными проектами или новыми продуктами.

В [8] отмечено что «Виртуальные корпорации являются откликом на новую экономику, а их конкретная форма пока еще не определена». Рассмотрены несколько возможных различных трактовок таких корпораций.

В работе [1] виртуальная организация рассматривается как разновидность корпорации знания и указывается, что «виртуальные организации основаны на том, что знание компании стало самым важным источником ее конкурентного преимущества».

Приведем теперь  фрагмент из работы [5]:

«Существуют различные интерпретации термина «виртуальное предприятие». В абстрактном смысле (по У. Дэвидоу и М. Мэлоуну) ‑ это из ряда «мысленно возможных» наиболее передовая и эффективная форма организации предприятия, наилучшая с точки зрения имеющихся технических и экономических условий. Конкретнее, виртуальное предприятие означает сетевую, компьютерно-интегрированную организационную структуру, объединяющую неоднородные ресурсы, расположенные в различных местах. Нередко акцент делается на временный характер объединения ресурсов в виртуальной организации. Тогда она понимается как «межорганизационное гибкое предприятие», создаваемое на ограниченный период».

Обратим внимание на следующие тезисы.

«Важнейшей характеристикой виртуальной организации является гибкая, адаптивная, динамичная сетевая структура. Поскольку такая сеть не существует в реальном физическом пространстве, а создается путем информационной интеграции ресурсов партнеров, ее нередко называют «квазипредприятием». В то же время виртуальное предприятие объединяет цели, культуру, традиции, ресурсы, опыт ряда предприятий-партнеров, координируя их развитие и представляя собой «предприятие над предприятиями» т.е. «метапредприятие».

В случае виртуального предприятия речь идет об интенсивном взаимодействии специалистов и подразделений юридически оформленных предприятий в виртуальном пространстве. Возникает искусственное сообщество, при этом продлевается жизненный цикл отдельного предприятия (причем одни и те же предприятия могут одновременно входить в состав нескольких виртуальных объединений).

В качестве примеров приведены европейский консорциум «Airbus Industries»; фирмы «Apple» и «Sony», объединившие усилия при работе над проектом Powerbook, а также такая комплексная форма виртуальных предприятий как виртуальная финансово-промышленная группа.

В работе [12] формулируются принципы новых организационно-управленческих форм: «гетерархия, децентрализация ответственности, вертикальные и горизонтальные коммуникации, координация сотрудничества».

Весьма обстоятельный обзор нашей темы предложен в работе [7], где рассматриваются более широкий класс бизнес-структур (бизнес-систем), обладающих высочайшей  гибкостью и способных «быстро адаптироваться к изменениям рынка и трансформироваться в новые структуры, формируя при этом тот уровень компетенции, который необходим для организации производства товаров и услуг в зависимости от потребностей рынка».

Приведен опыт предприятий реального бизнеса, формирующих в сети стабильные бизнес-системы: компания Dell (Dell Computer, США), швейцарские компании «UBS» (крупнейший банк Европы), MIGROS Cooperative» (торговля).

Отмечено, что «наиболее эффективной формой, способной выживать в условиях жесткой конкуренции свободного рынка, является динамическая бизнес-система, именуемая «виртуальной организацией» (ВО). В работе, помимо этого, рассмотрены такие интересные  темы как «Виртуальный удаленный доступ», Виртуальная Web — корпорация, ее базовая компетенция и виртуальная web-платформа», «Виртуальный менеджмент».

В [7] указано, что «на практике оперируют несколькими типами виртуальных структур от мобильных торговых агентов до разобщенных территориально партнерских кластеров» и рассмотрены такие их разновидности как «виртуальное малое предприятие», «виртуальные команды» «виртуальные предприятия»

В то же время в [5] выделяются два главных класса виртуальных организаций: «виртуальные корпорации» и «виртуальные товарищества (партнерства)».

Выделим следующие характерные особенности виртуальных организаций:

1. Многоуровневость. Одновременно может осуществляться кооперация на разных уровнях ‑ между организациями в целом, бизнес-единицами внутри организации, бизнес-единицами разных организаций, организациями и индивидуальными субъектами рынка;

2. Возможности принятия временных форм для решения конкретной деловой задачи или удовлетворения потребности конкретного клиента с последующим видоизменением для решения следующей задачи.

 

Заключительное замечание.

В России получили распространение упрощенные обывательские значения и употребления термина «виртуальный».

Во-первых, их увязывают с виртуальностью в смысле иллюзорности. Иногда также «теневой, «черный» или «серый» бизнес называют виртуальным. Однако из представленных в данной статье рассуждений следует, что рассматриваемые нами идеи и модели виртуальных организаций к указанным «вульгаризмам» не имеют ни малейшего отношения.

Во-вторых, рассматриваемое значение используют, когда говорят о «виртуальной реальности» или «виртуальном мире», в котором живут современные дети и молодежь. Здесь правильней будет заменить термин «виртуальный» на «компьютерный» или «Интернет».

 


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Вентцель М. Корпорация знания. / Информационные технологии в бизнесе. (Бизнес-класс). Под ред. Желены М./ Пер. с англ. СПб: Питер. 2002.
2. Друкер П. Задачи менеджмента в 21-ом веке: Пер. с англ. – М.: Издат. Дом «Вильямс». 2000. 272 с.
3. Ефремов В.С. Организации, бизнес-системы и стратегическое планирование //Менеджмент в России и за рубежом. 2001. №2.
4. Ефремов В.С. Стратегическое управление в контексте организационного развития // Менеджмент в России и за рубежом. – 1999. №1.
5. Манюшис А., Смольянинов В., Тарасов В. Виртуальное предприятие как эффективная форма организации внешнеэкономической деятельности компании ПТПУ. – 2003. №4
6. Портер М. Конкуренция.: пер. с англ.:Уч. пос. – М.: «Вильямс», 2000. 495 с.
7. Сердюк В.А., Сердюк В.А Сетевые и виртуальные организации: состояние, перспективы развития.// Менеджмент в России и за рубежом. – 2002. ,№5
8. Фэлгуни Сен. Виртуальная корпорация. / Информационные технологии в бизнесе. (Бизнес-класс). Под ред. Желены М./ Пер. с англ. СПб: Питер. 2002
9. Хаммер М. От эффективности — к суперэффективности. http://www.e-xecutive.ru/publications.
10. Хаммер М. Готовьтесь к непредсказуемому будущему: создание системы раннего оповещения 4 10. 2006. www.elitarium.ru
11. Хлебников Д., БКГ менеджмент консалтинг. Бизнес: проблемы роста. www.cfin.ru. (Из материалов журнала "Новые рынки", http://www.newmarkets.ru.
12. Штюрм Й. Р., Янг М. Значение новых сетеобразных организационно-управленческих форм для динамизации предприятий. ПТПУ. – 2001. №3
13. Янсен Ф.. «Инновационная эпоха». – М.:Инфра-М, 2002. –308 с.