Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»12 / 2015
DOI: 10.18334/ce.9.12.2137

Формы и механизмы интеграции науки, образования и бизнес-сообщества в условиях инновационного обновления региональной экономики

Есина Юлия Леонидовна, кандидат экономических наук, доцент, Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Россия

Степаненкова Наталья Михайловна, кандидат экономических наук,  доцент, Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Россия

Агафонова Елена Евгеньевна, кандидат экономических наук,   ст. преп. кафедры бухгалтерского учета и аудита, Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Россия

Forms and mechanisms for integration of science, education and the business community under conditions of innovative renovation of the regional economy - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 219

Аннотация:
Анализ мирового опыта свидетельствует о наличии различных форм взаимодействия науки и бизнес-сообщества. Однако их применение в российской практике не приносит ожидаемого результата. Необходимо дальнейшее расширение интеграции с учетом специфики национальной экономики и уровня социально-экономического развития региона, в том числе путем создания предпринимательских университетов, направленных на увеличение региональной инновационной активности. Данное исследование может быть полезно представителям региональных органов государственной власти, руководителям бизнес-структур и научному сообществу.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Есина Ю.Л., Степаненкова Н.М., Агафонова Е.Е. Формы и механизмы интеграции науки, образования и бизнес-сообщества в условиях инновационного обновления региональной экономики // Креативная экономика. – 2015. – Том 9. – № 12. – С. 1491-1508. – doi: 10.18334/ce.9.12.2137

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Переход к постиндустриальному способу общественного воспроизводства и расширение концепции общества знаний существенно изменили вектор мировой экономики, определили его инновационную направленность. Передовой международный опыт доказывает, что пик инновационной активности достигается в точке пересечения интересов трех экономических субъектов: государства, бизнес-сообщества, научных и профессиональных образовательных учреждений. При этом генератором инновационных процессов являются именно вузы. Государство и бизнес-сообщество выступают в роли заказчиков, потребителей и соинвесторов инновационных разработок.

Наиболее ярким примером такого взаимодействия является создание и развитие Силиконовой долины в США. Соединение исторических сложившихся традиций и передовых тенденций в науке и образовании позволило превратить американские университеты в мощные научно-исследовательские, образовательные и производственные комплексы, применяющие современные системы организации и управления, осуществляющие тесное взаимодействие с бизнесом и государством. Примерно 235 университетов США относятся к так называемым исследовательским университетам I и II категории, в которых осуществляется примерно 2/3 всех фундаментальных и прикладных исследований (Исследовательские университеты США, 2009).

Процесс расширения роли высших образовательных учреждений в экономических процессах наблюдается в последнее время и в развитых европейских странах. Известные классические университеты Великобритании, такие как Кэмбридж, университет Йорка и др., не только генерируют научные исследования, но и активно внедряют бизнес-образование, распространяют предпринимательскую практику, осуществляют коммерциализацию исследовательских разработок, содействуют развитию экономики региона.

В Германии научные и образовательные учреждения, обладая богатыми исследовательскими традициями и владея высокими технологиями, оказывают большое влияние на формирование региональных инновационных систем и уровень их экономического развития. Так, только на территории земли Баден-Вюртемберг сосредоточено 14 исследовательских институтов, осуществляющих фундаментальные и поисковые исследования, 14 институтов прикладных исследований, более 60 исследовательских центров промышленных компаний, 9 университетов, 39 технических колледжей и т.д. (Мухамедьяров, Диваева, 2011).

Примером активного взаимодействия образовательных учреждений, государства и бизнес-сообщества является Швеция. Здесь посредством государственного финансирования, а также привлечения инвестиций и заказов крупных частных компаний, правительство целенаправленно реализует курс осуществления и коммерциализации научных разработок. Такой подход позволил университетам Швеции стать своеобразным ядром крупнейших технопарков, например, технопарка «Идеон» на базе Университета Лунда, осуществляющего разработку и внедрение наукоемкой и высокотехнологичной продукции, технопарка «Kista Science City» на базе Университета информационных технологий, образованного Королевским технологическим институтом и Стокгольмским университетом, который называют «Силиконовой Долиной Швеции» (Лучко, 2010).

В последние годы существенно расширяются формы взаимодействия образования, науки, государства и бизнес-общественности во Франции. Так, учебным организациям законом об инновациях разрешено создавать стартапы и коммерциализировать результаты научных исследований, осуществляемых за государственный счет. Кроме того, в результате реформы научных исследований были созданы новые институциональные структуры, объединившие вузы и научно-исследовательские учреждения – Центры исследований и высшего образования (PRES) [1].

Мировые тенденции и инновационная направленность социально-экономических процессов ставят острую проблему недостаточного взаимодействия научно-образовательных учреждений и бизнес-сообщества в России. Одним из противоречий заданного вектора инновационного развития национальной экономики и реального положения дел является тот факт, что на фоне повышенного внимания к инноватике происходит сокращение институтов, призванных обеспечить генерацию научных идей, трансферт исследовательских разработок в реальный сектор и их коммерциализацию. Так, за период с 2000 по 2014 годы число организаций, занимающихся исследованиями и разработками, сократилось на 499 единиц, или 12%. Наиболее существенное сокращение наблюдается по числу научно-исследовательских (с 2 686 до 1 689, или на 37%) и проектных и проектно-изыскательских организаций (с 85 до 32, или на 62%). При этом образовательные учреждения высшего образования и опытные заводы – рост почти в 2 раза (с 390 до 700 ед. и с 33 до 53 ед. соответственно).

На 18% сократилась численность персонала, занятого исследованиями и разработками. Если в 2000 году численность составляла 887,7 тыс. человек, то в 2014 году лишь 732,3 тыс. человек. По численности исследователей на 1 тыс. лиц, занятых в экономике, Россия уступает более чем 20 государствам, в том числе Финляндии, Франции, Германии, Соединенным Штатам Америки и Японии.

Усиливающиеся диспропорции в институциональной структуре науки усугубляются тем фактом, что негосударственные вузы, составлявшие в 2013–14 годах 40,3% от общего числа образовательных организаций высшего образования, практически не вели исследований. В целом, из 969 образовательных организаций высшего образования за этот период исследования осуществляли лишь в 560 организациях [2].

Реальный сектор экономики, за исключением отдельных крупных бизнес-структур, не проявляет должного интереса к научно-исследовательской деятельности. В структуре затрат на технологические инновации российских организаций промышленного производства затраты на приобретение машин, оборудования, программных средств составляют порядка 60%, тогда как исследования и разработки, выполненные собственными силами, – лишь 14%. Эти же виды затрат в странах Евросоюза имеют другое соотношение: в Германии – 33% и 53%, Швеции – 16% и 61%, Финляндии – 19% и 67%.

Недостаточное взаимодействие науки, образования и бизнес-сообщества в России приводит к тому, что интеллектуальные, инвестиционные, производственные и другие ресурсы изолированы друг от друга, а исследовательские разработки российских ученых не удовлетворяют в полной мере инновационные потребности национальных бизнес-структур. Так, если в 2013 году в стране было разработано 1 429 передовых технологий, то число импортных соглашений оказалось в 1,8 раз больше и составило 2 637 соглашений. При этом следует отметить практически равное количество импортируемых и экспортируемых патентных лицензий на изобретения: 104 и 101 соответственно. В то же время экспорт осуществляемых отечественными учеными научных исследований почти в 2 раза превышает импорт, что подтверждает разнонаправленность интересов науки и реального сектора, свидетельствует о несовершенстве форм и механизма их интеграции.

Обособленность системы высшего образования и невостребованность научно-исследовательских разработок бизнес-сообществом в РФ резко контрастирует с практикой ведущих стран мира, крайне негативно сказывается на авторитете российских вузов, объясняет незначительную роль системы высшего образования как в национальной инновационной системе, так и в разрезе отдельных территорий, например, Липецкой области. Так, в 2013 году в регионе научно-исследовательские разработки осуществляли лишь 12 организаций, что на 25% меньше, чем в 2000 году. В Центральном федеральном округе по данному показателю, а также численности исследователей и сумме затрат на осуществление исследований регион занимает предпоследнее место, опережая лишь Костромскую область. Внутренние затраты на исследования и разработки в 2013 году составили 233 млн руб., или всего лишь 0,08% ВРП, что в 14 раз ниже среднероссийского показателя (1,12% ВВП). Для сравнения, Калужская область в 2013 году направила на эти цели 9,3 млрд руб., то есть более 3% ВРП, или в 40 раз больше.

Спрос на инновации устойчиво растет, доля инновационно-активных организаций в регионе в 2013 году составила 17,5%, но характеризуется явным приоритетом в приобретении готовой техники и технологий из-за рубежа в ущерб собственным изобретениям. Так, если число используемых передовых технологий возросло в сравнении с 2008 годом на 67% и достигло 3 653 единиц в 2013 году, то за тот же период в регионе было создано лишь 3 передовые технологии. Для сравнения, в Калужской области за тот же период было создано 208 передовых технологий. В то же время в 2013 году область занимала второе место (13,6%) в Центральном федеральном округе по доле инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг, уступая лишь г. Москва (15,3%). Но следует отметить, что 77,1% инновационной продукции региона приходится на металлургическое производство и производство готовых металлических изделий, что свидетельствует о зависимости инновационного развития Липецкой области от локомотива региональной экономики – НЛМК.

В настоящее время, когда в развитых странах повсеместно активизируются интеграционные процессы, дающие синергетические эффекты за счет координации усилий науки и промышленности, недостаточное использование механизма интеграции и несогласованность целей научного сообщества и реального сектора чреваты реальной угрозой как деградации научно-образовательной сферы, так и консервации технологической отсталости предприятий отдельных регионов и РФ в целом.

Как следствие, обеспечение безопасности национальной экономики в условиях обострившихся мировых вызовов обусловило необходимость реализации стратегии инновационного развития и разработки государственной социально-экономической политики РФ, направленной на «усиление интеграции науки, образования и производства» [3]. Тесное взаимодействие науки и реального сектора экономики при посредничестве государства будет способствовать не только качественному обогащению человеческого капитала, но и позволит удовлетворить инновационные запросы рынка труда, повысить уровень конкурентоспособности как отдельных регионов, так и национальной экономики.

Механизм интеграции науки, образования и бизнес-сообщества направлен на создание благоприятных условий для генерации знаний в целях дальнейшего их распространения и использования и должен базироваться на глубоком исследовании научных разработок и практических достижений в этом направлении. Поэтому возможные формы взаимодействия и оценка их эффективности, в первую очередь на уровне отдельных регионов, широко обсуждаются как в мировом и отечественном научном сообществе, так и в рамках различных нормативно-законодательных актов.

Еще на стадии формирования рыночной системы хозяйствования в России в монографии Кельчевской Н.Р. и Срогович М.И. «Разработка механизма взаимосвязи вуза и предприятия – объективная необходимость XXI века» была дана сравнительная оценка зарубежного и отечественного опыта развития и осуществления интеграции предприятий и вузов. В результате исследования авторами на многочисленных примерах выявлено более 10 форм практического взаимодействия высшего образования и бизнес-сообщества за рубежом. Все они нашли применение и в российской практике, а наиболее распространенной формой является содействие трудоустройству молодых специалистов. Вместе с тем авторы отмечают значительно меньшее разнообразие используемых способов взаимосвязи вузов и предприятий в России, объясняя это тем фактом, что обязательное распределение в системе плановой советской системы было ликвидировано сравнительно недавно, а рынок труда молодых специалистов как составная часть рыночной экономики в России находится в стадии становления (Кельчевская, Срогович, 2002).

Платонова Т.А. предлагает классифицировать взаимодействия вуз–предприятие в соответствии с циклами управления:

1.    Формы взаимодействия-целеполагания:

- мониторинг рынка труда;

- согласование целей, результатов и содержания образования;

- совместные маркетинговые и социологические исследования идр.

2.    Формы взаимодействия-планирования:

- создание, адаптация образовательных программ под требования работодателей;

- совместная разработка, корректировка образовательных программ;

- разработка систем профессиональных компетенций выпускников, модели выпускника на основе требований работодателей;

- совместное формирование компетенций;

- разработка документов по стратегическому взаимодействию сработодателями и др.

3.    Формы взаимодействия-реализации:

- курсовое и дипломное проектирование;

- привлечение к преподаванию ведущих специалистов предприятий;

- проведение практик на базе различных организаций региона;

- активное участие предприятий в реализации образовательных программ, совместная реализация;

- целевая подготовка специалистов;

- создание совместных кафедр, структур и др.

4.    Формы взаимодействия-анализа:

- привлечение работодателей к участию в работе ГАК;

- анализ востребованности выпускников, образовательных программ;

- внешняя общественная экспертиза со стороны профессионального и экспертного сообщества образовательных программ университета и др.

Данная классификация помогла выявить, что при взаимодействии с предприятиями вузы чаще используют формы, относящиеся к стадии цикла управления «Реализация» (80%). Менее всего вузы занимаются оценкой, контролем и анализом реализованных мероприятий (21%). Таким образом, автор видит проблему каждого вуза в потребности разработки общей системы управления взаимодействием с предприятиями (Платонова, 2013).

По мнению Сюпова М.С. и Бондаренко Н.А., в последнее время во взаимодействии вузов и предприятий фокус смещается от «потребительских» к активным формам участия действующих специалистов и экспертов предприятий в учебном процессе. К основным формам такого взаимодействия относятся:

- участие работодателей в формировании учебных планов и рабочих программ подготовки специалистов (ООП);

- организация производственных практик и дипломного проектирования студентов в организации-партнере;

- целевая подготовка специалистов по заказу организации-партнера;

- использование кадрового и научно-технического потенциала организации-партнера в учебном процессе, в том числе путем создания базовых кафедр.

Участие работодателей в процессе формирования основных образовательных программ (ООП) вузов является сегодня обязательным условием образовательного процесса. В ФГОС высшего образования определена доля работодателей в общем числе преподавателей (по программам бакалавриата и специалитета в количестве не менее 5%; по программам магистратуры – от 7 до 20%) (Сюпова, Бондаренко, 2014).

Ермалович Л.П., исследуя данную проблематику, обращает внимание, что взаимодействие нужно начинать с первых курсов, создавая мастер-классы, формировать творческие коллективы, осваивать проектный подход. Формируя тем самым специалистов, которые видели бы бизнес как единую систему, хорошо ориентировались во всех подсистемах и досконально знали свою (Ермалович, 2011).

Рассматривая возможности и ограничения интеграционного взаимодействия между вузами и бизнесом в целях эффективного развития национальной инновационной системы, Челнокова О.Ю. рассматривает следующие формы:

- соглашение о совместных разработках или совместных рисках;

- консорциум с государственным финансированием (например, европейские программы);

- участие в программах общественных исследовательских организаций;

- исследования, поддерживаемые внешними ресурсами (например, докторские проекты);

- субсидируемые исследования (гранты на работы с обязательным условием, согласно которому университеты не имеют права принимать финансирование от конкурирующих компаний);

- консультационные проекты, проводимые членами научного сообщества университетского общества;

- сети с малыми или средними предприятиями для обмена знаниями и опытом;

- поддержка недавно созданного бизнеса;

- создание малых инновационных предприятий, технопарков, временных творческих комплексов;

- создание механизма биржи наукоемких продуктов;

- трансфер технологий;

- обсуждение требований учебного плана между «наукой» и «производством», что позволяет представителям бизнеса участвовать в создании данного плана.

Как отмечает автор, многие университеты и компании используют сразу несколько из вышеперечисленных форм, что способствует усилению их интеграционного взаимодействия (Челнокова, 2011).

Выбор форм и методов взаимодействия конкретного вуза и предприятия зависит от ряда условий: от целей, преследуемых предприятиями и вузами; от условий и технологий, на которых основывается производство на предприятиях; от направленности научно-исследовательских разработок вузов; от наличия финансовых ресурсов и др.

В рамках исследования, проведенного Дымарской О.Я. и Твороговой С.В., были систематизированы существующие методы интеграции вузов и предприятий-работодателей:

- обеспечение студентов максимально полной информацией о вакансиях, стажировках, требованиях работодателей, содействие в организации презентаций компаний-работодателей, проводимые в вузах в самых разных формах (лекции, мастер-классы, участие в Днях карьеры и т.п.);

- партнерство бизнеса и вузов в научных исследованиях и технологических разработках (создание бизнес-инкубаторов, технопарков, инновационных площадок и т.п., организация конкурсов студенческих научных работ и бизнес-проектов);

- разработка и внедрение финансовых механизмов для бизнеса, заинтересованного в сотрудничестве с вузами – эндаумент, налоговые льготы и т.п., и вузов, заинтересованных в сотрудничестве с бизнесом;

- участие бизнеса в управлении вузами (переход последних в статус автономных учреждений);

- обеспечение внешней оценки деятельности вузов со стороны бизнеса при участии экспертного сообщества (рейтингование вузов);

- разработка стандартов образования, опирающихся на профессиональные стандарты, ориентированных не на жесткую регламентацию, а на общие рамки взаимодействия двух систем;

- разработка инструментов оценки соответствия специалистов профессиональным стандартам (сертификация) [4].

Согласно исследованиям, проведенным среди 64 стратегических планов вузов страны, представленных на их официальных сайтах, наиболее предпочтительными формами взаимодействия являются: совместная разработка и корректировка образовательных программ (31% исследуемых вузов), целевая подготовка специалистов (30%), мониторинг текущих и перспективных потребностей работодателей в специалистах (26%), мониторинг востребованности выпускников (18%), проведение практик на базе различных организаций региона (17%), привлечение к контролю качества образования представителей организаций, внешних специалистов и других заинтересованных сторон (17%) (Платонова, 2013).

Вместе с тем Седунов А.В., Седунова С.Ю. в своей работе указывают на то, что многие работодатели так и остались в рамках советской модели образования и не готовы сегодня переходить на иные, более гибкие образовательные формы, ориентированные на быстрое изменение конъюнктуры рынка. При этом отмечают, что даже там, где диалог удается наладить, формы взаимодействия остаются пока достаточно традиционными – участие в образовательном процессе – чтение лекций и проведение мастер-классов, посещение Дня карьеры, представление информации о вакансиях, участие в государственной аттестации, предоставление мест практик. В то же время европейская традиция уже выработала более интересные формы взаимодействия, многие из которых будут интересны и востребованы и в российской системе образования (Седунов, Седунова, 2011).

Переход от иерархической системы с государственными директивами к сетевой модели взаимодействия с гибкими структурами, развитыми коммуникационными каналами и государственному координированию деятельности всех заинтересованных групп участников требует кардинальной перестройки механизма интеграции науки, образования и бизнес-сообщества. В этой связи большое одобрение и распространение получила книга доктора Г. Ицковица, являющегося сотрудником Института технологических, гуманитарных наук и передовых технологий (H-STAR) Стэнфордского университета и Бизнес-школы Эдинбургского университета (Центр исследований в области предпринимательства), «Тройная спираль. Университеты – предприятия – государство. Инновации в действии» [5]. В ней предложена модель тройной спирали, которая адекватно определяет и измеряет взаимоотношения участников инновационной системы, а именно власти, бизнеса и университета. Автор на примерах США, Бразилии, Швеции, Японии и Китая обосновывает высокую значимость развития вузов, выступающих в роли генераторов инноваций, и отмечает, что не существует ни одного примера в мире, где бы национальная инновационная система эффективно действовала вне принципов тройной спирали, где бы университеты находились не в центре этих событий.

Поддерживая идею Ицковица Г., Уваров А.Ф., директор Института инноватики Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники, выделяет два подхода к инновационному развитию – ресурсный и институциональный. Согласно первому, что-то новое, передовое зарождается благодаря активному вливанию финансовых и энергетических (нефти и газа) ресурсов. Институциональный подход предполагает формирование необходимых условий для создания инноваций. При этом «тройная спираль» – это именно институциональный подход. Государство должно обеспечить развитие и укрепление институтов частной собственности, информационного и интеллектуального права, судопроизводства, гражданского общества, экспертного сообщества, которые будут способствовать интеграции и расширению форм взаимодействия науки, образования и бизнес-сообщества.

Расширение участия работодателей на всех этапах образовательного процесса системы профессионального образования предусмотрено Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. «Стратегическая цель государственной политики в области образования повышение доступности качественного образования, соответствующего требованиям инновационного развития экономики, современным потребностям общества и каждого гражданина» предполагает, в частности, решение таких приоритетных задач, как «становление системы привлечения работодателей к созданию образовательных стандартов и аккредитации образовательных программ и формирование национальной квалификационной структуры с учетом перспективных требований опережающего развития инновационной экономики и профессиональной мобильности граждан, обновление государственных образовательных стандартов и модернизация программ обучения всех уровней на базе квалификационных требований национальной квалификационной структуры» [6].

Достижение данной цели невозможно без тесной интеграции научно-образовательных учреждений, бизнес-сообщества и государства, основанной не только на учете и объединении интересов всех выделенных субъектов, но и на частичном делегировании и взаимном выполнении функций каждого субъекта. Так, вузы, кроме традиционных функций оказания образовательных услуг и научно-исследовательских разработок, могут осуществлять предпринимательскую деятельность, внося тем самым свой вклад в развитие региональной экономики и чутко реагируя на изменения регионального рынка труда. Участие бизнес-сообщества в реализации образовательного процесса позволит сочетать академические формы обучения и приобретение практических навыков, сформирует и расширит профессиональные компетенции будущих выпускников, будет стимулировать научно-исследовательскую деятельность и способствовать коммерциализации ее результатов. Государство, кроме традиционной законодательной и регулирующей функции, может выступать соинвестором и заказчиком инновационных разработок с учетом потребностей и уровня социально-экономического развития региона. Учитывая, что современное общество – это общество, основанное на знаниях, то создание (формирование) знаний можно рассматривать в качестве источника общественного производства и основного фактора экономического роста. Как следствие, ведущая роль в процессе совершенствования и развития механизма интеграции науки, образования, бизнес-сообщества и государства должна отводиться вузам. Именно они должны стать генератором инноваций.

Однако существующая в настоящее время традиционная модель вуза данную роль осуществлять не может. В этой связи расширение форм возможного взаимодействия научно-образовательных учреждений и бизнес-сообщества должно содействовать формированию университетов нового типа предпринимательских университетов. Впервые данный термин сформулировал Б. Кларк в 1998 году и выделил такие отличительные характеристики, как: усиление управленческого ядра, расширение связей с группами и организациями за пределами вуза, диверсификация источников финансирования, стимулирование предпринимательской активности подразделений вуза, развитие всеобъемлющей предпринимательской культуры.

Предпринимательские университеты не только реализуют образовательные программы, но и осуществляют научно-исследовательскую и предпринимательскую деятельность, направленную на коммерциализацию результатов инновационных проектов. Таким образом, они создают возможность приобретения профессиональных умений и навыков, расширения профессиональных компетенций, подготовки инновационно ориентированных специалистов, а также производства инновационной продукции в реальном секторе экономики.

Кроме того, в отличие от существующих в настоящее время федеральных и национальных исследовательских университетов, создание предпринимательских университетов прежде всего направлено на оптимизацию региональных образовательных структур, укрепление их связи с бизнес-сообществом на данной территории и повышение уровня воздействия на социально-экономические процессы в регионе.

Для формирования предпринимательского университета необходимо, во-первых, усилить научную составляющую в его деятельности за счет изменений в образовательных программах и привлечения студентов к научно-исследовательским проектам.

Во-вторых, отойти от существующих в настоящее время линейных форм взаимодействия научно-образовательных учреждений и бизнес-среды, расширить их интеграцию. В этой связи университеты должны осуществлять мониторинг спроса в целях поиска и расширения потребителей своих услуг. Со стороны бизнес-среды необходимо формирование запросов и определение направлений научно-исследовательских разработок, создание благоприятных условий для их реализации и последующей коммерциализации полученных результатов.

В-третьих, государство как собственник бюджетных образовательных учреждений может при помощи грантовой или иных форм поддержки способствовать расширению источников финансирования научно-исследовательской деятельности и расширению инновационных процессов.

В-четвертых, для формирования университета, закладывающего в основу своей деятельности целевую инновацию и способность работать в условиях динамичного рыночного спроса, неопределенности и риска, необходимо включить основы предпринимательской деятельности в подавляющее большинство дисциплин основных образовательных и дополнительных профессиональных программ.

Заключение

Совершенствование интеграции науки, образования и бизнес-сообщества посредством применения наиболее эффективных форм и инструментов их взаимодействия потребует от руководителей образовательных учреждений, бизнес-структур и региона понимания в первую очередь сущности, необходимости и неизбежности данного процесса для повышения уровня конкурентоспособности национальной и региональной экономик. Во-вторых, значимости качества современных профессиональных кадров, основанного на системе опережающего и непрерывного образования, готовности к коммуникационной кооперации. В целях достижения максимального эффекта руководители образовательных учреждений и бизнес-структур должны видеть перспективы и оценивать результаты расширения интеграции, владеть способами моделирования образовательного процесса, всесторонне использовать возможности информационных технологий. Кроме того, выбор инструментов и форм интеграции должен осуществляться с учетом современных темпов и особенностей развития национальных и региональных социально-экономических процессов, науки, информационных технологий, а также мировых экономических и политических вызовов.



[1] Галье, Э.-П. (2011). Каждый кластер конкурентоспособности составляет пятилетний план. Бюллетень Инновационные Тренды, 11, 24-27.

[2] Сайт Федеральной службы государственной статистики.

[3] Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утв. Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 № 537.

[4] Дымарская, О.Я., Творогова, С.В. (2009). Работодатели и вузы: тенденции и перспективы взаимодействия (Аннотация результатов исследования). Режим доступа: http://www.socaction.ru/downloads/analytics/2009-08%20Rabotodaneli%20i%20vuzy_Annot.%20rezult.pdf

[5] Ицковиц, Г. (2010). Тройная спираль. Университеты – предприятия – государство. Инновации в действии. Томск: Издательство Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники.

[6] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241