Доверие как экономическая категория: подходы к классификации и систематизации

Трындина Н.С., Устюжанина Е.В.
Trust as an economic category: approaches to classification and systematisation - View in English
Об авторах:

Трындина Н.С.1, Устюжанина Е.В.1
1 Центральный Экономико-Математический Институт Российской Академии Наук

 Скачать PDF

Аннотация:
Данная статья посвящена изучению доверия и подходов к его определению и классификации. В статье представлен анализ существующих определений и классификаций доверия, также приводятся примеры основных актуальных работ в данной области. Целью статьи является попытка систематизации современных подходов к классификации доверия и их возможная группировка для проведения дальнейшего анализа влияния доверия (и его различных видов) на функционирование общества. В результате была представлен авторский подход к систематизации различных видов доверия

Ключевые слова:

Доверие; классификация доверия; институциональное доверие; генерализированное доверие; уровень доверия

JEL-классификация: A13, B25, E71

Цитировать публикацию:
Трындина Н.С., Устюжанина Е.В. Доверие как экономическая категория: подходы к классификации и систематизации // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 1. – С. 39-54. – doi: 10.18334/ce.17.1.116590

Tryndina, N.S., & Ustyuzhanina, E.V. (2023) Trust as an economic category: approaches to classification and systematisation. Kreativnaya ekonomika, 17(1), 39-54. doi: 10.18334/ce.17.1.116590 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение. Экономическая значимость отношений доверия

В условиях динамичной внешней среды взаимоотношения социальных акторов оказываются подверженными влиянию большого количества дестабилизирующих факторов, становясь потенциально менее устойчивыми. Одним из факторов, напротив, обеспечивающим стабильность взаимодействия социальных акторов, является социальный капитал, определяющий качество социальных связей в сообществе. Основным компонентом социального капитала является доверие, тема которого активно изучается в экономической литературе. Актуальность работы обусловлена влиянием описанных выше дестабилизирующих факторов на устойчивость социально-экономических систем в условиях фундаментальной неопределенности и необходимостью поиска факторов, повышающих уровень устойчивости этих систем. Целью статьи является исследование роли различных видов доверия в функционировании социально-экономических систем. В данной работе рассматриваются основные подходы к определению понятия и классификации видов доверия, а также проводится их систематизация, на основе которой получен новый взгляд на существующие виды доверия и их взаимосвязь друг с другом. Тема доверия и его классификации является достаточно разработанной, тем не менее в данной работе представлен авторский подход к систематизации существующих классификаций и перегруппировке различных видов доверия на основании не представленных ранее признаков.

Среди основоположников исследований в области доверия можно выделить Ф. Фукуяма [2] (Fukuyama, 2006) и К. Эрроу [1] (Arrow, 1972), которые изучали доверие в рамках концепции трансакционных издержек – то есть как фактор, который способствует экономии данного вида издержек. П. Штомпка [9] (Shtompka, 2012) и М. Сасаки [17] (Sasaki, Davydenko, Latov, Latova, 2009) рассматривали доверие как социологический феномен. Р. Лапорта [5] (La Porta, Lopez-de-Silanes, Shleifer, Vishny, 1997), С. Кнэк и П. Кифер [6] (Knack, Keefer, 1997) занимались поиском значимых взаимосвязей между уровнем доверия в обществе и показателями социально-экономического развития. Ниже представлено изложение части значимых для исследований в области доверия работ ученых.

Работы Кеннета Эрроу (1972) [1] (Arrow, 1972) являются основополагающими в области доверия. Основное внимание в них уделено исследованию роли доверия в коммерческих сделках, в результате чего делается вывод о том, что оно (доверие) является их неотъемлемой частью, а его уровень определяет экономическую эффективность сделок, в то время как недостаток взаимного доверия может являться причиной экономической отсталости. Также, отмечая существование в экономике «сил трения» (трансакционных издержек), автор предполагает, что высокий уровень доверия может являться фактором их снижения, так как значительная доля средств, которые тратятся на проверку информации о надежности партнера и контроль за исполнением им условий сделки, может быть перенаправлена на качественные улучшения предоставляемых экономическим агентом товаров и услуг.

Ф. Фукуяма (1995) [2] (Fukuyama, 2006) считает, что доверие является фундаментом благосостояния общества и его нравственности. Так же как и К. Эрроу Ф., Фукуяма делает вывод о том, что поведение, основанное на взаимном доверии, является более эффективным, чем поведение, базирующееся на формальных правилах, их формулировании и контроле за их соблюдением. Для Ф. Фукуяма доверие – это способ снижения трансакционных издержек и повышения эффективности экономической деятельности за счет высвобождения средств для ее осуществления вследствие отказа от контроля, а отсутствие взаимного доверия для автора сопоставимо с введением дополнительного налога.

С. Левитт и С.Дж. Дабнер (2005) [3] (Levitt, Dabner, 2007) описывают эксперимент Пола Фельдмана, который распространял на работе (как в своем, так и других офисах) выпечку среди своих коллег и начальства без контроля над оплатой (на одном из столов офиса стояли коробка с выпечкой и коробка для оплаты). В результате эксперимента были сделаны следующие наблюдения: (1) чем ближе и теснее связи между доверителем и субъектом доверия, тем меньше вероятность оппортунистического поведения (выше доля оплаченной выпечки); (2) частота проявления оппортунистического поведения зависела как от эндогенных факторов (тип и иерархичность взаимоотношений, наличие непосредственной истории взаимодействия продавца и покупателя), так и от экзогенных факторов (погода, время года, близость праздников, атмосфера в коллективе); (3) начальство по сравнению с подчиненными чаще демонстрировало склонность к оппортунистическому поведению; (4) кража денег и кража выпечки рассматривались нарушителями по-разному (кража денег происходила гораздо реже, чем кража выпечки).

Р. Пантем (1993) [4] (Putnam, 1993) сформулировал гипотезу о том, что иерархическая организация общества обуславливает более низкие темпы экономического развития по сравнению с горизонтальным доверием (доверием между отдельными индивидами или группами индивидов, не связанных в момент взаимодействия отношениями подчиненности). Данная гипотеза также рассматривалась в исследованиях Ла Порта (1997) [5] (La Porta, Lopez-de-Silanes, Shleifer, Vishny, 1997), направленных на изучение влияния уровня доверия на показатели социально-экономического развития (например, темпы роста ВВП, уровень образования, собираемость налогов и др.). В результате был сделан вывод о влиянии уровня доверия в обществе на экономический рост.

С. Кнэк и П. Кифер (1997) [6] (Knack, Keefer, 1997) проводили исследование, которое было направлено на поиск значимых взаимосвязей между уровнем доверия и уровнем общественного благосостояния. В работе оценивалось влияние уровня доверия на два показателя социально-экономического развития: рост ВВП (внутреннего валового продукта) на душу населения и отношение инвестиционной активности к уровню ВВП. Авторами использовались переменные, косвенно отражающие уровень доверия в обществе: открытость экономики, степень развитости теневой экономки, уровень неравенства доходов. В результате было выявлено сильное положительное влияние уровня доверия на объясняемые переменные. Также одним из ключевых выводов является заключение о том, что горизонтальное доверие в значительной степени может заменять отсутствующие или недостаточно развитые формальные институты в качестве фактора экономического роста в менее развитых странах. Более того, уровень горизонтального доверия оказывает большее влияние на экономический рост менее развитых стран по сравнению с более развитыми. Данное исследование было позже дополнено большей базой данных и введением новых переменных для анализа (П. Зак и С. Кнэк (2001) [7] (Zak, Knack, 2001)).

Г. Меллеринг и Й. Сидоу (2018) [8] (Möllering Guido, Sydow Jörg, 2018), в отличиие от перечисленных выше ученых, рассматривают потенциально негативное влияние доверия на эффективность взаимодействия между социальными акторами. Ими на примере американских корпораций изучалось понятие «ловушка доверия», которое представляет собой случай «блокировки» взаимодействия социальных акторов. Результатом «блокировки» является фиксация определенного положения, при которой в случае наступления кризисной ситуации изменения модели взаимодействия партнеров невозможны. Основным выводом было признание возможного негативного влияния доверия на эффективность взаимодействия между партнерами.

П. Штомпка (2012) [9] (Shtompka, 2012) изучал неопределенность как важный элемент «нравственного пространства», выделяя шесть его (пространства) моральных связей, повышающих уровень определенности: доверие, лояльность, взаимность, солидарность, уважение и справедливость. Доверие в данном списке ставится на первое место, так как, согласно П. Штомпка, все остальные моральные связи в определенной степени включают в себя элементы доверия. Иными словами, доверие – это основной инструмент снижения неопределенности в социальном взаимодействии. Также П. Штомпка разработал свою систему для классификации доверия.

Б. Нотебоом (2019) [10], так же как и П. Штомпка, рассматривал доверие в контексте риска и неопределенности. Нотебоом считал, что результатом утраты доверия (несоответствия между ожидаемым и реальным поведением партнера) является неопределенность или неоднозначность (causal ambiguity). Автор особенно выделял роль «компетентностного доверия» и делал вывод о возрастающей экономической потребности в доверии.

Подходы к определению и классификации доверия

Термин «доверие» трактуется учеными по-разному, это в значительной степени может объясняться развитием различных направлений социальных наук. Например, Дж. Барбалет [11, 12] (Barbalet, 2001; (Barbalet, 2014), который исследовал историю изучения темы доверия, отмечает, что в первой половине ХХ века слово «доверие» использовалось преимущественно в текстах, посвященных трастовым фондам. В период 1950–1970 гг. доверие изучалось на межличностном уровне в контексте доверия/недоверия (Дж. Барбалет предполагает, что причиной этому была геополитическая обстановка в мире, находящемся в состоянии холодной войны). В 1970-х годах доминирующим направлением социальных наук, исследующих доверие, стал менеджмент, а начиная с 1980-х годов доверие стало активно изучаться в социологии.

Ф. Фукуяма определял доверие как «возникающее в рамках определенного сообщества ожидание того, что его члены будут вести себя нормально и честно, проявляя готовность к взаимопомощи в соответствии с общепринятыми нормами, культурными традициями, обычаями, общими этическими ценностями» [2, с. 26] (Fukuyama, 2006, р. 26). В соответствии с определением Э. Остром доверие представляет собой «ожидание определенных действий окружающих, которые влияют на выбор индивида, когда индивид должен начать действовать до того, как станут известными действия окружающих» [1, с. 357] (Arrow, 1972, р. 357). А. Захеер [13] (Zaheer, McEvily, Perrone, 1998) определял доверие как «ожидание того, что на партнера можно положиться в отношении его обязательств, предсказуемости его поведения и честности в действиях и переговорах, при том, что он имеет возможность повести себя недобросовестно» (определение было выделено Беляниным А.В [14, с. 13] (Belyanin, Zinchenko, 2010, р. 13)). Общим элементом определений является то, что доверие отражает ожидание определенного поведения от партнера в различных условиях (например, при наличии или отсутствии информации о поведении других заинтересованных лиц, существовании общих ценностей и временного фактора). Для того чтобы сформулировать определение термина «доверие», которое будет использоваться в данной работе, введем два дополнительных рабочих термина: лицо, которое доверяет, – доверитель; лицо, которому доверяют, – субъект доверия. Доверие – это вера доверителя в то, что субъект доверия будет вести себя в соответствии с его (доверителя) ожиданиями.

На данный момент учеными было разработано значительное количество подходов к классификации видов доверия. Одним из наиболее распространенных в научной литературе подходов к классификации доверия является разделение доверия на горизонтальное и вертикальное (в зависимости от наличия иерархии в отношениях между доверителем и субъектом доверия). Такого подхода придерживались П. Штомпка [9] (Shtompka, 2012), Дж. Нагапиет и С. Гошаль [15] (Nahapiet Janine, Ghoshal Sumantra, 1998), А.Н. Татарко и Н.М. Лебедева [16] (Tatarko, Lebedeva, 2009), Ю.А. Латов и М. Сасаки [17] (Sasaki, Davydenko, Latov, Latova, 2009). Наряду с данным подходом также учеными часто используется разделение доверия на институциональное и межличностное. Межличностное доверие предполагает ожидания, связанные с конкретными субъектами доверия; институциональное доверие базируется на вере в то, что акторы будут соблюдать имеющиеся социальные нормы (формальные или неформальные).

Ряд ученых классифицируют виды доверия в зависимости от социопсихологических факторов, определяющих отношения между доверителем и субъектом доверия. Так, Т.К. Дас и Б.С. Тен [18] (Das, Teng, 2001) предлагают разделять доверие на пары: хрупкое (fragile trust) и эластичное (resilient trust); доверие, основанное на чувстве (affect-based trust) и доверие, основанное на знании (cognition-based trust); доверие, основанное на вере в добрую волю (goodwill trust), и доверие к компетентности (competence trust). А Р.Дж. Левицки и Б.Б. Бюнкер [19] (Lewicki, Bunker, 1996) выделяли четыре вида доверия в зависимости от того, на чем оно основано: доверие, основанное на предотвращении нежелательного поведения (deterrence-based), основанное на расчете (calculus-based trust), доверие, основанное на знании (knowledge-based trust) и доверие, основанное на идентификации интересов партнеров (identification-based trust). Некоторые ученые, например Белянин А.В., предлагают разделять доверие на основе присутствия в контексте наличия или отсутствия рационального, часто материального интереса во взаимоотношениях субъекта доверия и доверителя [14] (Belyanin, Zinchenko, 2010).

Авторская таксономия видов доверия

Существующие классификации были сгруппированы и систематизированы в соответствии со следующими основаниями:

- позитивные ожидания;

- субъект доверия;

- объект веры;

- основания веры;

- продолжительность отношений;

- элементы доверия.

1. Позитивные ожидания – это ожидания того, что субъект доверия будет в своем поведении следовать сложившимся социальным нормам и надлежащим образом выполнять или даже перевыполнять свои имплицитные и эксплицитные обязательства.

Социальные нормы могут быть разделены на три группы:

- конвенциональные нормы – это неформальные нормы, сформировавшиеся в данном обществе и охраняемые с помощью системы культурного принуждения;

- конституционные нормы – это документально зафиксированные общие предписания, обязательные для всех субъектов регулирования;

- контрактные нормы – это обязательства, сложившиеся в результате наличия между доверителем и субъектом доверия эксплицитных или имплицитных контрактов.

2. Субъект доверия может быть представлен конкретным актором или сообществом в целом. Следовательно, вера может быть персонализированной – к конкретному субъекту доверия и общей (генерализированной) – к членам сообщества, с которым себя ассоциирует доверитель. Генерализированное доверие показывает уровень доверия в данном сообществе. Оно отражает чувство общественной солидарности, веры в то, что другие члены общества являются частью его нравственной группы (они разделяют с ним общие социальные нормы и ценности). Именно этот показатель обычно измеряется с использованием различных подходов для оценки доверия как в малых группах, так и на уровне государства.

Субъект доверия (как персонализированного, так и генерализированного) может быть связан с доверителем как отношениями равенства, так и отношениями подчинения. При наличии иерархии во взаимоотношениях доверителя с субъектом доверия говорят о вертикальном доверии, в случае равных отношений между субъектом доверия и доверителем говорят о горизонтальном доверии. Данной классификации придерживаются следующие авторы: П. Штомпка, Nahapiet и Ghoshal, Татарко и Лебедева, В. Каина [20] (Viktoria Kaina, 2011), Латов и Сасаки [21] (Sasaki, Davydenko, Latov, Latova, 2009).

П. Штомпка предлагает разделять горизонтальное доверие на персональное, позиционное и групповое (групповое доверие по Штомпка сопоставимо с генерализированным доверием). Персональное доверие в данной классификации существует между людьми, входящими в определенные круги близости (от личного знакомства и постоянного взаимодействия (например, в семье) до опосредованного), а позиционное доверие отражает доверие к социальным ролям, выполняемым людьми (мать, муж, учитель и пр.). В то время как персональное доверие основывается на опыте непосредственного взаимодействия между доверителем и субъектом доверия, позиционное доверие проистекает из ожиданий доверителя от определенных социальных ролей, а не конкретной личности субъекта доверия.

Общая таксономия доверия, основанная на анализе субъекта доверия, может быть представлена следующим образом (рис. 1).

Рис. 1. Таксономия по субъекту доверия

Источник: составлено авторами.

3. Наравне с субъектами доверия основой для классификации видов доверия могут являться объекты веры. Доверие в сообществе может быть непосредственно к субъектам доверия (как к отдельным людям – персонализированное, так и к обществу в целом – генерализированное) или опосредованным и отражать веру доверителя сложившимся в сообществе институтам. На основании объекта веры доверие можно разделять на личностное и институциональное. Личностное доверие, соответственно, включает в себя персонализированное и генерализированное, а институциональное отражает веру в силу, справедливость и эффективность социальных норм (как формальных, так и неформальных), регламентирующих взаимодействие между членами данного сообщества.

В научной литературе классификацию доверия на основании объекта веры соотносят с классификацией, основанной на иерархичности отношений, иными словами, личностное доверие отождествляется с горизонтальным, а институциональное – с вертикальным. Это не совсем точно, так как доверие к институтам может обуславливать доверие к равным по статусу субъектам взаимодействия. Также неверным было бы считать данную классификацию аналогом классификации, основанной на субъекте доверия, так как личностное доверие не ограничивается доверием к отдельным представителям сообщества, но включает в себя доверие к сообществу в целом, а институциональное доверие не полностью включает в себя все разнообразие отношений доверия, относящееся к генерализированному доверию.

4. Доверие может классифицироваться и в соответствии с основаниями веры, среди которых можно выделить:

- знание: доверие может базироваться на информации, полученной в процессе взаимодействия и узнавания партнерами друг друга; знание может быть личным или групповым, а соответствующий вид доверия называется доверием, основанным на знании (knowledge-based trust);

- социальная идентификация представляет собой ощущение единства своих интересов с интересами других членов сообщества и самого общества как социальной целостности; этот вид доверия называется доверием, основанным на социальной идентификации (identification-based trust);

- расчет: доверие может основываться на оценке выгод и издержек отклоняющегося поведения для субъекта доверия, в таком случае говорят о доверии, основанном на расчете (calculus-based trust).

Знание, на котором основывается доверие, может быть получено как в результате непосредственно личного общения между доверителем и субъектом доверия, так и на репутации субъекта доверия в сообществе, с которым ассоциируются и субъект доверия, и доверитель (на символическом капитале). Доверие, основанное на расчете, может быть обусловлено как взаимной выгодой от сотрудничества для доверителя и субъекта доверия, так и жесткими санкциями за отклоняющееся поведение. Социальная идентификация как основание для классификации доверия также может произрастать из опыта предыдущего взаимодействия доверителя с субъектом доверия, так и быть основанной на «моральном» (или «нравственном» доверии) (moralistic trust). «Моральное доверие» отражает безусловное принятие ценностей и установок, которые формируются в процессе воспитания, еще до непосредственного активного взаимодействия с окружающей средой, в которой субъект эмпирически научается концепции доверия [22] (Uslaner, 2002)). «Моральное доверие» было бы некорректно соотносить с генерализированным, так как генерализированное доверие подразумевает общую оценку уровня благонадежности потенциальных субъектов доверия, принадлежащих одному сообществу, оно сопоставимо с заключением «в целом, представителям данного сообщества можно доверять», в то время как «моральное доверие» аналогично утверждению «я доверяю каждому в данном сообществе».

Некоторые ученые ранжировали эти три основания веры по степени долгосрочной устойчивости и степени развитости взаимоотношений между доверителем и субъектом доверия. Например, Левицки и Банкер6 считали, что доверие, основанное на расчете, является самым неустойчивым и поверхностным, так как, по их мнению, оно не подразумевало наличие личных связей между акторами, а эффективность санкций ограниченной. В соответствии с описываемым подходом на втором месте по степени устойчивости и долгосрочности существования находится доверие, основанное на знании, этот вид доверия отличается от доверия, основанного на расчете, тем, что базируется на информации, полученной в процессе взаимодействия и узнавания партнерами друг друга, а не на контроле. В данной иерархии наиболее эффективной моделью взаимодействия данного типа является доверие, основанное на социальной идентификации. Однако, на наш взгляд, такая иерархичность не всегда отражает действительность отношений доверия между доверителем и субъектом доверия. Например, являясь представителями одного сообщества, доверитель и субъект доверия могут иметь разное представление о ценностях, не являющихся системообразующими для данного сообщества, следовательно, если предметом договора будут они, то их отношения нельзя будет охарактеризовать более высоким уровнем доверия по сравнению, например, с отношениями работника и работодателя, базирующимися в основном на расчете.

Классификацию доверия, базирующуюся на основаниях веры, можно представить следующим образом (рис. 2).

Рисунок 2. Классификация по основаниям веры

Источник: составлено авторами.

5. Следующей основой для классификации доверия может являться продолжительность существования отношений доверия между доверителем и субъектом доверия (или объектом веры). В соответствии с этим признаком доверие можно разделить на ситуационное и устойчивое. Ситуационное доверие возникает между контрагентами в результате оценки ими своих потенциальных выгод и потерь в результате взаимодействия друг с другом в рамках конкретной (единичной) ситуации. Данный вид доверия базируется на рациональном расчете и слабо связан с отношениями акторов.

Устойчивое доверие, напротив, подразумевает, что акторы ценят сложившиеся взаимоотношения и поддержку друг друга, следовательно, избегают нарушения социальных норм, так как разделяют общие ценности и считают благонадежное поведение более предпочтительным, ориентируясь на долгосрочную перспективу. Основной отличительной чертой устойчивого доверия является то, что оно базируется на вере доверителя в общие ценности, добрую волю и честность субъекта доверия, а не на рациональных ожиданиях выгод, связанных с отказом от оппортунистического поведения.

6. Доверие как сложное понятие также можно разделить на составные части. Например, доверие, основанное на знании, может включать в себя веру в доброжелательность субъекта доверия (goodwill trust) и веру в компетентность субъекта доверия (competence trust). Вера в доброжелательность подразумевает то, что доверитель считает, что субъект доверия имеет намерение и искреннее желание соблюсти договоренность и выполнить свои обязательства, а вера в компетентность отражает положительную оценку доверителем возможностей и ресурсов, доступных субъекту доверия для выполнения договоренности. Иными словами, субъект доверия может быть морально готов помочь доверителю, но быть неспособным в данный момент удовлетворить ожидания доверителя из-за недостаточной степени подготовленности. С другой стороны, субъект доверия может быть достаточно компетентным для того, чтобы помочь доверителю, но в силу каких-то причин не быть готовым это сделать. Доверие может включать в себя только один из этих двух элементов или оба: в некоторых случаях одного элемента достаточно для эффективного взаимодействия субъекта доверия и доверителя, в ряде других случаев даже обоих элементов может быть недостаточно.

Заключение

В статье были рассмотрены ряд существующих подходов к определению (Ф. Фукуяма, Э. Остром, Захеер) и классификации доверия. На основе критического осмысления работ других исследователей автором было дано собственное определение доверия, в рамках формулирования которого были введены специальные термины, которые затем также использовались для описания предлагаемого подхода к систематизации видов доверия.

Были выделены несколько оснований, которые стали базой для перегруппировки видов доверия. Наиболее разработанными оказались два подхода к классификации: (1) основанный на идентификации субъекта доверия, в рамках которой получилось объединить как иерархический подход, так и подход, основанный на наличии или отсутствии личного взаимодействия; (2) базирующийся на основаниях веры, которые, в свою очередь, могут быть обусловлены рядом факторов, которые сами по себе используются как признаки для классификации доверия.

Таким образом, результатом данной работы является представление нового взгляда на существующие подходы к классификации доверия. Полученные результаты могут быть использованы для поиска взаимосвязей и зависимостей различных видов доверия друг с другом и другими социоэкономическими показателями в ситуациях, где присутствуют отношения доверия, при интерпретации результатов измерения уровня доверия в сообществе и при анализе влияния определенного вида доверия на функционирование сообщества.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Arrow K. J. Gifts and exchanges // Philosophy and Public Affairs. – 1972. – p. 343–362.
2. Фукуяма Ф. Социальные добродетели и путь к процветанию. / Fukuyama F. Trust: the social virtues and the creation of prosperity. - М.: АСТ, 2006.
3. Левитт С., Дабнер С. Дж. Фрикономика. Мнение экономиста-диссидента о неожиданных связях между событиями и явлениями. - М.: Вильямс, 2007.
4. Putnam R. D. Making Democracy Work: Civic Traditions in Modern Italy. - Princeton: Princeton University Press, 1993. – 258 p.
5. La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A., Vishny R. Trust in large organizations // American Economic Review. – 1997. – № 2. – p. 333–338.
6. Knack S., Keefer P. Does social capital have an economic payoff? A cross-country investigation // Quarterly Journal of Economics. – 1997. – № 4. – p. 1251–1288.
7. Zak P. J., Knack S. Trust and growth // Economic Journal. – 2001. – p. 295–321.
8. Möllering Guido, Sydow Jörg Trust Trap? Self-Reinforcing Processes in the Constitution of Inter-organizational Trust. , 2018.
9. Штомпка П. Доверие – основа общества. - М. : Логос, 2012.
10. Nooteboom, Bart. (2019). Uncertainty and the Economic Need for Trust. 10.1163/9789004390430_006
11. Barbalet J. Emotion, Social Theory and Social Structure: A Macrosociological Approach. - Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2001.
12. Barbalet J. The Structure of Guanxi: Resolving Problems of Network Assurance // Theory and Society. – 2014. – № 43(1). – p. 51–69.
13. Zaheer A., McEvily B., Perrone V. Does trust matter: exploring the effects of interorganizational and interpersonal trust on performance // Organization Science. – 1998. – № 2. – p. 141–159.
14. Белянин А.В., Зинченко В.П. Доверие в экономике и общественной жизни. - Москва: Фонд «Либеральная миссия», 2010. – 164 c.
15. Nahapiet Janine, Ghoshal Sumantra Social Capital, Intellectual Capital, and the Organizational Advantage // The Academy of Management Review. – 1998. – № 23. – doi: 10.2307/259373.
16. Татарко А.Н., Лебедева Н.М. Социальный капитал: теория и психологические исследования. / монография. - М.: РУДН, 2009.
17. Сасаки М., Давыденко В.А., Латов Ю.В., Латова Н.В. Проблемы и парадоксы анализа институционального доверия как элемента социального капитала современной России // Журнал институциональных исследований. – 2009. – № 1. – c. 20–35.
18. Das T. K., Teng B. S. Trust, control and risk in strategic alliances: an integrated framework // Organization Studies. – 2001. – № 2. – p. 251–283.
19. Lewicki R. J., Bunker B. B. Developing and maintaining trust in work relationships. / Trust in organizations: frontiers of theory and research. - Thousand Oaks (CA): Sage, 1996.
20. Viktoria Kaina Why Do We Trust Strangers? Revising the Institutional Approach to Generalised Trust Creation // West European Politics. – 2011. – № 34:2. – p. 282-295. – doi: 10.1080/01402382.2011.546573.
21. Сасаки М., Давыденко В.А., Латов Ю.В., Латова Н.В. Проблемы и парадоксы анализа институционального доверия как элемента социального капитала современной России // Journal of Institutional Studies. – 2009. – № 1. – c. 20–35.
22. Uslaner E. M. The Moral Foundations of Trust. - New York, Cambridge University Press, 2002.