Общественное участие в высшем образовании: неоинституциональный подход

Молокова Е.Л., Куликова Е.С.
Public participation in higher education: a neo-institutional approach - View in English
Об авторах:

Молокова Е.Л.1, Куликова Е.С.1
1 Уральский государственный экономический университет

 Скачать PDF

Аннотация:
В настоящее время общество по-прежнему не готово и не желает осуществлять активности в сфере высшего образования, что спровоцировало ключевую проблему – отсутствие сформированного общественно-профессионального профиля выпускника, включающего перечень востребованных компетенций и качеств как профессионального, так и надпрофессионального характера (например, патриотизм, способность к социализации, уважение к старшему поколению и др.). В условиях отсутствия (несформированности) стимулов, практик, неформальных институтов, тем более рутин в сфере взаимодействия общества и университетов, актуализировались исследования посвященные идентификации роли общественности в развитии высшего образования.
В настоящей работе посредством проведенного анализа методологических подходов к изучению институтов, идентифицирован и обобщен когнитивный потенциал изучения общественного участия в высшем образовании посредством экстраполяции научных интерпретаций их ключевых признаков.
Полученные в статье результаты могут быть интересны научно-преподавательской общественности высшей школы, заинтересованной в привлечении институтов гражданского общества, работодателей и домохозяйств в образовательной процесс.

Ключевые слова:

высшее образование, общественное участие, институциональная теория, институт

JEL-классификация: I23, I24, I25, I26

Цитировать публикацию:
Молокова Е.Л., Куликова Е.С. Общественное участие в высшем образовании: неоинституциональный подход // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 9. – С. 3363-3376. – doi: 10.18334/ce.16.9.116262

Molokova, E.L., & Kulikova, E.S. (2022) Public participation in higher education: a neo-institutional approach. Kreativnaya ekonomika, 16(9), 3363-3376. doi: 10.18334/ce.16.9.116262 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

В настоящее время актуализируется обусловленность эффективности высшего образования общественным участием в нем. Сказанное продиктовано следующими явлениями:

¾ по-прежнему расширяющийся непрофессиональный спрос домохозяйств на профессии, уже не востребованные экономикой, не смотря на попытки государственной корректировки;

¾ трудоустройство выпускников не по полученной профессии, более того, анализ показывает, что в планах обучающихся зачастую отсутствует нацеленность на трудовую деятельность в рамках избранного направления обучения, что говорит о нестыковке общественных интересов и интересов рынка труда. В качестве возможной корректировки данной ситуации требуется формирование пула надпрофессиональных компетенций, способных стать драйвером для социализации личности в рамках любой профессиональной траектории;

¾ растущее недовольство общественности молодым поколением в отсутствии воспитательной работы вузов, не прививающих социально значимые качества (патриотизм, добровольчество, чуткость, уважение к старшему поколению, истории и т.п.) требует от общества формирования социального профиля выпускника вуза, данная работа не осуществляется системно в настоящее время;

¾ интересы общества в сфере высшего образования в настоящее время идут в разрез с интересами бизнеса (работодателям важны профессиональные компетенции, обществу надпрофессиональные и социально-гражданские), работа по гармонизации разнонаправленных интересов институтов общества также отсутствует.

Указанные проблемы могут быть решены посредством активного участия общественности в реализации образовательных программ высшего образования. Однако в настоящее время уровень общественной вовлеченности является весьма низким. Важным является отсутствие общественной саморефлексии собственной роли, общество не готово и не желает осуществлять активности в сфере высшего образования.

Для изучения процессов общественного участия, коммуникаций, связей и взаимодействий университетов и общества требуется самостоятельная исследовательская программа, предполагающая адекватный инструментарий и методические подходы, способные учесть специфику общественных отношений в данной сфере. Представляется, что институциональная парадигма имеет высокий теоретико-методологической и праксеологический потенциал решения важной социально-экономической проблемы низкой эффективности взаимодействия общества и высшей школы.

Ключевой задачей исследования является попытка осмысления проблем общественного участия в высшем образовании в терминах институциональной теории, а целью - определение теоретико-методологических контуров решения актуальной научной социально-экономической проблемы низкой эффективности взаимодействия общества и системы высшего образования, посредством когнитивных возможностей неоинституциональной теории.

В настоящей работе посредством проведенного анализа методологических подходов к изучению институтов, идентифицирован и обобщен когнитивный потенциал изучения общественного участия в высшем образовании посредством экстраполяции научных интерпретаций их ключевых признаков.

Методология.

Общество рассматривается в работе как совокупность независимых от государства общественных институтов, которые одновременно являются реципиентом и участником системы высшего образования.

В качестве базовой основы, опираясь на работы Д. Норта, напомним, что любая деятельность опосредуется институтами: формальными – правовое регулирование, стратегическое планирование и т.п. и неформальными – привычки, традиции, обычаи, рутины. Категория института удобна и гносеологически потенциальна в рамках заявленного исследования поскольку речь идет об общественных отношениях, эффективность которых не оптимальна. Таким образом, анализу подвергаются социальные взаимодействия, связи, коммуникации, а также мотивы принятия решений о их налаживании. Для построения исследовательской программы зададим в данной статье базовые рамки использования методологии институциональной парадигмы посредством анализа характеристик концепта «институт» в научных исследованиях.

Результаты исследования и их обсуждение.

Опираясь на работу В.В. Дементьева [1] осуществившего исчерпывающее обобщение научных интерпретаций института, выделим ряд принципиальных тезисов.

1. Институт – это социальный продукт, т.е. продукт человеческой деятельности или человеческого разума, производимый в определенных условиях, что дает нам инструментарий для анализа конкретных действий в сфере общественного участия в условиях существующих ресурсов. Сказанное подводит исследователя к рассмотрению общественного участия в высшем образовании с точки зрения анализа социальных взаимодействий, связей, коммуникаций, а также мотивов принятия решений о их налаживании.

В разное время в своих работах ученые интерпретировали институт в контексте социальных интеракций, характеризующихся «наличием общественной связи между людьми», «наличием…социального взаимодействия» [7, с.43], «стремлением жить и работать совместно, вести социальную жизнь» [9].

Систематизация существующего опыта взаимодействия университетов с обществом позволяет выделить особенности связей и роли образовательных организаций. Университет в рамках взаимодействия с обществом реализует роль участника (например, профессионально-общественная аккредитация), катализатора (например, профориентация или работа по трудоустройству выпускников, поддержка экологических проектов студентов или политическое просвещение молодежи), а также роль посредника, дайвера, связующего звена (например, университет как площадка для взаимодействия в рамках форумов, конференций и тап.).

2. Институты – это взаимодействия между людьми, что диктует необходимость оценки индивидуальных интересов, мотивов стейкхолдеров системы высшего образования, а также траектории возникновения тех или иных решений, причин и способов влияния индивидуальных предпочтений и стимулов на общество и общественные решения. Поведение индивида рассматривается во взаимосвязи с обществом, что позволяет отследить эволюцию формирования текущего состояния общественной вовлеченности в высшее образование посредством интерпретации отношения к данному процессу отдельных индивидов. Таким образом, анализируемые отношения рассматриваются в комплексе, как с точки зрения мотивов и действий институтов гражданского общества (общественности, населения, некоммерческих организаций и др.) т.е. коллективного субъекта, так и отдельного индивида, его интересов, мотивов, стимулов.

При этом, подчеркнем, что индивид, в рамках институциональной парадигмы, рассматривается не как отдельный субъект, а как член общества. Основным принципом традиционной институциональной теории является методологический коллективизм (предположение, что поведение отдельного экономического агента нельзя понять без учета социальной среды его формирования (воспитания) и взаимодействия с другими акторами) [6]. Использование институционального контекста требует изучения взаимовлияний и взаимообусловленности действий общества и индивида.

В настоящее время университеты в очередной раз стоят на пороге изменений, обусловленных общественно-политическими и социально-экономическими обстоятельствами. Современная высшая школа развивается в условиях трансформации формальных институтов и сохранения традиционных неформальных институтов академического сообщества, иными словами модель предпринимательского вуза находится в противоречии с сохраняющейся моделью гумбольтовского университета. При этом, государственная образовательная политика наряду с формированием модели предпринимательского университета (коммерческие наборы, коммерциализация интеллектуальной собственности, создание хозяйственных обществ при вузах и др.), одновременно закрепляет необходимость реализации «третьей миссии», включающей социальные функции. В таких условиях, принятие новых правил (формальных) недостаточно для обеспечения массового предсказуемого поведения акторов высшего образования. Необходима диффузия новых формальных институтов, установленных «сверху», посредством развития неформальных, поддерживающих их институтов, формирующихся «снизу». Согласимся с Никитенко Е. В. в том, что «…понимание и принятие новой идентичности – это задачи не только самого университета, но и всех субъектов образовательной деятельности, некоторые из которых все еще отождествляют высшую школу и образование с их традиционной функцией с возможностью получить профессию» [4, с. 41].

3. Институт – это внешняя (социальная по своему происхождению) регулирующая сила, устанавливающая ограничения поведения индивида. Социальные ограничения всегда являются внешними [7] и формируют мотивы и стимулы. Когнитивный потенциал данного утверждения для настоящего исследования заключается в возможности исследования последствий комбинирования, соединения неформальных институтов, лежавших в основе поведения индивидов и формальных институтов, заданных государственной образовательной политикой, иными словами, интересно изучение отношения индивидов к государственной идее вовлечения общества в образовательный процесс.

Также важным в контексте интерпретации института в качестве ограничительных рамок, формирующих стимулы поведения [5] представляется анализ эволюции мотивов включения в образовательный процесс общественных институтов и индивидов. В настоящее время, в условиях расширения миссии, которую общество и государство возлагает на университеты от обслуживания рынка труда, к обеспечению научной деятельности и сегодня, реализации третьей миссии, вузы способны формировать как экономические, так и социальные основы общества. В рамках такой трансформации университета как социальной организации основным участником высшего образования является государство, диктующее целый спектр формальных правил поведения образовательных организаций, выражая свои интересы (низкий уровень безработицы, стабильность общества, воспитание лояльности власти, формирование идеологических рамок и др.). Вместе с тем у бизнеса (работодателей, рынка труда) другие интересы и потребности: наличие у выпускников вузов соответствующих профессиональных качеств, возможность удовлетворения собственного спроса на работников с соответствующей квалификацией. В то же время, домохозяйства, формирующие непрофессиональный спрос на образовательное благо, имеют интерес в экономии средств и сил на освоение образовательной программы. Институты гражданского общества, в свою очередь, заинтересованы в формировании выпускника с социальными и гражданскими качествами, важными для общества. Таким образом несмотря на то, что все интересы находятся в поле общих образовательных отношений, акторы имеют противоречивые предпочтения. При этом, большая часть интересов коррелирует с традиционной деятельностью университетов – образовательной. При этом, культурный и социальный контекст, появившийся в последнее время в рамках государственного стратегического планирования в связи с реализацией концепции устойчивого развития, находится в противоречии с большей частью интересов стейкхолдеров высшего образования. В частности, речь идет о третьей миссии университетов, реализация которой предусмотрена в национальном проекте «Наука и университеты», где зафиксирован единственный целевой показатель, отражающий вектор взаимодействия общества и университетов - «Количество субъектов Российской Федерации, на территории которых образовательные организации высшего образования входят в Московский международный рейтинг «Три миссии университета»».

В то же время, формальное регулирование, предусматривающее реализацию высшего образования в интересах общества (ст.2 и ст. 69 ФЗ №273 Об образовании в Российской Федерации»), закрепляет узкий круг направлений взаимодействий общества и университетов (независимую оценку качества образования, общественную и общественно-профессиональную аккредитацию) не предлагая и не регулируя иные механизмы взаимодействий, способы учета мнения общественности, направления налаживания связей и коммуникаций. Таким образом, наряду с довольно слабыми неформальными институтами общества в сфере общественного участия в высшем образовании, констатируем абсолютную недостаточность и отсутствие осмысления проблемы низкой эффективности взаимодействия университетов и общественности в действующих в настоящее время правовых и стратегических актах.

4. Институт структурирует социальные взаимодействия [7, с. 28] индивидов между собой и по отношению друг к другу, что в контексте данного утверждения обуславливает изучение формирования признаков устойчивости и повторяемости во взаимодействиях акторов высшей школы, анализа направлений структурирования сетей и связей стейкхолдеров высшего образования, способов их цементирования. По мнению Д. Норта, ключевая роль институтов заключается «в уменьшении неопределенности путем установления устойчивой (хотя не обязательно эффективной) структуры взаимодействия между людьми» [5, с. 21]. Сказанное ставит вопрос об оценке эффективности уже налаженных взаимодействий университетов и общественности. В рамках данного утверждения представляется актуальным систематизация лучших практик взаимодействий институтов гражданского общества и университетов, а также их масштабирование на всю систему высшего образования. Следует отметить, что университеты осуществляют самостоятельные действия по налаживанию связей с обществом, вовлечению общественности в высшее образование, отдельные практики являются довольно успешными.

5. Институт как совокупность правил, имеющих «формальное (закон), или же неформальное (традиция) происхождение» [1, с.20], являясь субъективной информацией, диктует, регулирует поведение актора и ставит вопрос об идентификации наиболее влиятельных правил, соотнесении формальных и неформальных норм, их качестве и эффективности, институциональных лакунах в регулировании общественных отношений, а также о регуляторной избыточности, влекущей институциональные риски и ловушки.

Трактовка института Д. Норта как правила поведения в совокупности с механизмом принуждения к его исполнению обуславливает постановку вопроса об изучении принуждающей силы институтов, а также об эффективности механизмов принуждения к их реализации, будь то соглашения или принуждение (в виде санкций, например). Здесь потенциальным представляется анализ поведения университетов, реализующих государственную образовательную политику, закрепившую вектор на установку связей с бизнесом (рынком труда, консолидированными работодателями, предприятиями и т.п) во взаимосвязи с возможными механизмами принуждения к реализации данной задачи. При этом, согласимся с авторами, отмечающими, что механизм принуждения является факультативным, институт может не предполагать принуждения к его реализации и содержать только правило [1].

Также представляет интерес информирование акторов (иными словами доведение диспозиции до реципиентов), очевидно, что само по себе правило (информация о модели поведения) не означает его автоматического выполнения без соответствующих мотивов (стимулов, санкций). Однако, представляется важным, в контексте данного исследования, низкий уровень информирования общественности о наличии права участия в управлении высшим образованием (направлениях участия, способах взаимодействий и тп.), не смотря на наличие соответствующих норм в законодательных и стратегических документах. Таким образом, актуален вопрос о доведении правила до сведения общественности.

6. В свою очередь, интерпретация института как механизма коллективного контроля за индивидуальным действием раскрывает еще один спектр направлений исследований: возможности влияния общества на высшее образование, например посредством общественного контроля качества образовательного блага. Согласно Т. Эггертссону [8, с. 665] институциональная среда — это система контроля, а соответственно институты ее составляющие, это действия, выражающие власть. Актуален вопрос соотношения возможностей влияния стейкхолдеров в системе высшего образования, демонстрирующих проявление власти [2]. Рассматривая общество и бизнес в качестве экспертных систем [10], несомненна недооценка общественной экспертной системы [3], академическое сообщество не ждет общественного участия, не видит роли и значения общественного мнения в образовательном процессе. При этом, очевидно патерналистское отношение университетов к мнению общества как непрофессионального стейкхолдера. В свою очередь, влияние государства на высшее образование представляется избыточным.

7. Институт как социальный порядок предполагает массовое следование правилу, похожее поведение, деятельность «из общих соображений». В данном контексте представляет интерес проблема диффузии обществом идеи необходимости участия в высшем образовании, распространенности гражданской и социальной вовлеченности домохозяйств, студентов, преподавателей, работодателей в образовательные процессы. Потенциал формирования образца массового поведения включенности в образовательные процессы остается весьма низким в настоящее время, что требует отдельного внимания со стороны ключевых стейкхолдеров высшей школы. Существенным представляется вопрос соотношения действующих формальных, неформальных правил и существующего социального порядка как отдельных способов структурирования поведения акторов в сфере налаживания взаимодействий, связей, коммуникаций, а также анализ их направлений (зачастую они являются разнонаправленными).

Выводы.

На основе проведенного анализа методологических подходов к изучению институтов идентифицируем и обобщим когнитивный потенциал исследования общественного участия в высшем образовании посредством экстраполяции научных интерпретаций их ключевых признаков (рисунок 1).

Рисунок 1 - Когнитивный потенциал институциональной теории в исследовании общественного участия в высшем образовании в разрезе интерпретации концепта "институт"

Источник: составлено автором

Не претендуя на полноту описанных характеристик концепта «институт» отметим, что каждая из них родилась в недрах праксеологии и имеет свое эмпирическое подтверждение.

Проведенный анализ свидетельствует о целесообразности применения теории и методологии институциональной теории в исследовании высшего образования в целом и отдельных его аспектов в частности. В настоящей статье был продемонстрирован когнитивный потенциал институциональной теории в исследовании общественного участия в высшем образовании в разрезе интерпретации концепта "институт".

Применение инструментария институциональной теории позволяет в комплексе взглянуть на проблему низкой эффективности взаимодействия университетов и общества, открывая широкие аналитические возможности.

·



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Дементьев В.В. Что мы исследуем, когда исследуем институты? // Terra Economicus. – 2009. – № 1. – c. 13-30.
2. Дементьев В.Е., Устюжанина Е.В. Проблема власти с точки зрения институционального подхода // Journal of Institutional Studies. – 2016. – № 3. – c. 91-101. – doi: 10.17835/2076-6297.2016.8.3.091-101.
3. Журавлева И.А. Особенности экспертного сообщества в высшем образовании. Научный редактор. [Электронный ресурс]. URL: http://socio.isu.ru/ru/sociolab/docs/Sbornik_Ekspertnye-instituty-v-XXI-veke_2022-1.pdf#page=49 (дата обращения: 02.09.2022).
4. Никитенко Е.В. Формирование идентичности современного университета в логике неоинституциональной концепции Д. Норта // Профессиональное образование в современном мире. – 2022. – № 1. – c. 37-45. – doi: 10.20913/2618-7515-2022-1-5.
5. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. - М.: Фонд экономической книги «НАЧАЛА», 1997. – 180 c.
6. Устюжанина Е.В. Вопросы построения теории координации хозяйственного взаимодействия // Journal of Institutional Studies. – 2022. – № 1. – c. 25-35. – doi: 10.17835/2076-6297.2022.14.1.025-035.
7. Ходжсон Дж. Что такое институты? // Вопросы экономики. – 2007. – № 8. – c. 28-48.
8. Eggertsson T. Neoinstitutional Economics. / The New Palgraive Dictionaty of Economic and Law. – V.2. - London: The Macmillan Press Limited, 1997. – 665-671 p.
9. Knight J. Institutions and Social Conflict. - New York: Cambridge University Press, 1992. – 234 p.
10. Vlasova N.Y., Lyashenko E.A. University-business-government relations in the development of the institutional environment of Russian regions // R-Economy. – 2021. – № 4. – p. 214-224. – doi: 10.15826/recon.2021.7.4.019.