Многофакторная модель роли предпринимательских союзов в управлении экономикой на современном этапе российской цивилизации (с использованием германского опыта)

Рыбковская О.Н.
Multifactorial model of the role of business unions in economic management at the present stage of Russian civilization (using German experience) - View in English
Об авторах:

Рыбковская О.Н.1
1 Московский государственный гуманитарно-экономический университет (МГГЭУ)

 Скачать PDF

Аннотация:
Первое десятилетие XXI в. стало переломным периодом в развитии российской цивилизации, так как началось преодоление низшей точки завершающегося 400-летнего цикла. В этот период возникают отдельные значимые точки роста и постепенно нарастают центростремительные тенденции, однако в условиях обострения конфронтации со странами Запада возникает необходимость оперативного создания условий для позитивных перемен на широком фронте. Для этого необходимо в полной мере задействовать интегральный фактор управления, и прежде всего такой мощный источник самостоятельного развития России, как сотрудничество государства и бизнеса, объединенного в различного рода ассоциации, палаты и союзы с целью осуществления оперативного самоуправления экономикой и взаимодействия с государством в сфере формирования и проведения экономической и социальной политики.
В статье анализируется как исторический опыт оперативного самоуправления российской экономикой предпринимательскими союзами, который был слишком кратковременным в период капитализма XIX-XX вв. в России, так и современные проблемы и перспективы сотрудничества российского государства и организованного бизнеса.
Автор анализирует германский опыт использования потенциала предпринимательских союзов и их взаимодействия с государственными институтами в переломные моменты германской истории, в частности, их роль в формировании общегерманского рынка, политического объединения Германии и превращении страны в одну из ведущих мировых промышленных держав начала ХХ в.
Это позволяет сделать выводы в отношении перспектив взаимодействия российского государства и предпринимательских ассоциаций России. Следует как можно скорее возродить и использовать практически еще не реализованный с 1917 г. потенциал обеспечения эффективной управляемости российской экономикой – широкую самоорганизацию хозяйствующих субъектов в различных объединениях и осуществление ими оперативного самоуправления экономикой при активной направляющей, стратегической роли государства. Российскому государству целесообразно было бы оказывать всемерную поддержку учреждению торгово-промышленных палат, союзов мелких и средних предпринимателей, а также сельскохозяйственных союзов, учитывая, что в силу ряда обстоятельств самоуправление в сфере российской экономики должно быть инициировано сверху, а российскому бизнесу – ускорить процесс консолидации общенационального представительства интересов предпринимателей с целью координации воздействия деловых кругов страны на экономическую и социальную политику государства.

Ключевые слова:

интегральный фактор управления, циклический характер развития цивилизаций, сотрудничество государства и бизнеса, оперативное самоуправление экономикой, самоорганизация хозяйствующих субъектов в предпринимательские союзы и другие ассоциации, стратегическая роль государства в управлении экономикой

JEL-классификация: M11, M21, L26

Цитировать публикацию:
Рыбковская О.Н. Многофакторная модель роли предпринимательских союзов в управлении экономикой на современном этапе российской цивилизации (с использованием германского опыта) // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 8. – С. 3155-3176. – doi: 10.18334/ce.16.8.116155

Rybkovskaya, O.N. (2022) Multifactorial model of the role of business unions in economic management at the present stage of Russian civilization (using German experience). Kreativnaya ekonomika, 16(8), 3155-3176. doi: 10.18334/ce.16.8.116155 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




ВВЕДЕНИЕ

Еще в Древнем мире было известно, что все стороны жизни различных цивилизаций развиваются по циклическому типу. Однако и поныне на Западе и до последнего времени в России преобладают представления о том, что существует только линейный путь общественного прогресса. Примером является известное утверждение Фрэнсиса Фукуямы о том, что после 1991 г. якобы достигнута конечная точка социокультурной эволюции человечества, от которого он, впрочем, под давлением известных фактов действительности впоследствии был вынужден отказаться.

Между тем знания о циклическом характере развития цивилизаций в наибольшей мере сохранились на Востоке. Так, руководство Китая на протяжении столетий при определении своей стратегии руководствуется законами циклического развития китайской цивилизации и при наличии благоприятных внешних условий, как правило, в целом обеспечивает успешное социально-экономическое и культурное развитие страны.

«Сверхдлинные волны» продолжительностью около 400 лет наблюдаются и в истории России: некоторые современные российские ученые, как, например, Агеев А.И., Кузык Б.Н. и др. выделяют примерные временные рамки циклов, которым были даны следующие названия: циклы Крещения Руси (середина IX–XIII веков), Куликова поля (середина XIII-последняя четверть XVII в.) и Имперского развития (последняя четверть XVII –XXI век) [1].

При этом управление выступает как своего рода интегральный фактор, который «организует» и направляет действие всех элементов (экономика, наука, внешняя политика, армия и др.), обеспечивающих развитие любой цивилизации, в т.ч. российской.

Первое десятилетие XXI века стало переломным периодом в развитии российской цивилизации и ознаменовалось началом преодоления низшей точки очередного, завершающегося 400-летнего цикла, подобного концу Смутного времени начала XVII века, которое завершилось установлением царской династии Романовых на троне в 1613 г. и постепенной нормализацией ситуации в России.

Однако в отличие от начала XVII в., когда даже в низшей точке цикла молодым поколением не были утрачены основные культурные ценности цивилизации предков, вся сложность и своеобразие настоящего момента заключается в необходимости решения сложнейшей задачи – восстановления «культурного кода» российской цивилизации, обрушенного второй раз за ХХ век.

Начало переломного периода обычно характеризуется возникновением отдельных значимых точек роста, примером которых в экономике в настоящее время может служить создание и деятельность мощных корпораций в ряде ключевых отраслей, как, например, ВПК, авиа- и судостроение и т.д.

Вместе с тем по окончании данного переходного периода российское руководство в условиях обострения конфронтации со странами Запада оказывается в ситуации, когда оно оказывается перед необходимостью создания условий для позитивных перемен на широком фронте. Для этого уже действуют программы развития в ряде областей, которые должны обеспечить синергетический эффект развития России (военно-промышленный комплекс, сельское хозяйство и т.д.), предпринимаются усилия для осуществления постепенного поворота к стратегическому планированию развития экономики и т.д.

По причине высокого уровня изношенности основных производственных фондов и с учетом в целом высокого образовательного потенциала населения существует реальный шанс инновационного, прорывного выхода из очередного завершающегося 400-летнего цикла российской истории. Однако для реального перехода к такому сценарию необходимо в полной мере задействовать интегральный фактор управления и обеспечить то, что было упущено в последние десятилетия советского периода российской истории - эффективное, рентабельное управление, причем как экономикой, так и осуществлением фундаментальных и прикладных исследований.

Между тем эффективность фактора управления в наибольшей мере зависит от человеческой воли, от разрушительного или созидательного вектора его действия. Опыт изучения различных цивилизаций показывает, что в конце 400-летнего цикла, после самого тяжелого его периода, среди все более широких масс населения постепенно набирают силу центростремительные тенденции (начало возврата молодежи к традиционным ценностям большой семьи, стремление граждан объединяться в различные ассоциации и группы для достижения конкретных целей, например, предпринимательские союзы, производственные кооперативы, артели). Задача федеральных, региональных и местных властей заключается в том, чтобы всемерно поддерживать этот тренд, который чрезвычайно важен для успешного вступления российской цивилизации в новый 400-летний цикл развития.

При этом необходимо учитывать, что в 90-е г.г. экономика России лишилась половины своего потенциала. Именно поэтому еще в своем послании Федеральному собранию 26 мая 2004 г. Президент РФ В.В.Путин поставил задачу обеспечения экономического роста опережающими темпами, чтобы Россия смогла занять ведущие позиции в мировой экономике. Особо было отмечено, что решение этой задачи возможно лишь при опоре на собственные силы.

Ввиду этого большой интерес представляет использование мощного источника самостоятельного развития экономики России, не задействованного в советское время начиная с хрущевской эпохи, — самоорганизация российских хозяйствующих субъектов, осуществление ими оперативного самоуправления экономикой при активном взаимодействии с государством.

В последнее время в России постепенно растет понимание необходимости рационального сочетания оперативного сетевого управления экономикой с централизованным, иерархическим принципом управления. В советское время, после насильственного слома в 1917 г. традиционного строя экономической жизни в России, доминирующим преимущественно был иерархический принцип, когда управление территориями и отраслями осуществлялись централизованно, без учета специфики регионов и отраслей. Порой начальство из Москвы решало, чем засеивать поля и когда начинать посевные работы. Это сковывало потенциал развития страны на разных уровнях.

Однако до революционных потрясений 1917 г. для российской экономики был характерен высокий уровень развития самоуправления.

Самоуправление на Руси восходит к известному институту Древней и Средневековой Руси – вече, которое проводилось в виде сходки жителей селений и городов для решения общих проблем. Со временем возобладали такие формы характерного для Руси самоуправления в сфере экономики, как община, артель и дружина.

Особенность общины нашей цивилизации заключалась в том, что она являлась не только общественно-производственным, но и духовным объединением крестьян. Оно базировалось на самоуправлении, взаимопомощи и совместном владении землей. Этот институт сформировался на гигантской по размерам территории нынешней России в процессе ее заселения и освоения, что к тому же происходило в условиях сурового континентального климата. В этой ситуации самоуправление небольших общин было единственной возможностью выживания крестьян посредством их сплочения, разумной организации труда, производства и распределения. Сбор податей в казну государства самостоятельно осуществляли общины. Более того, они даже имели свои институты - низший суд и полицию. Таким образом, на началах самоуправления формировалась организация труда, производства и распределения, что вполне устраивало и центральные, и региональные органы государства, а также самих собственников земли.

Помимо этого, на протяжении столетий, а именно до начала ХХ в., на селе существовали т.н. «обчие» артели – земледельческие самоуправляющиеся организации, которые не всегда были идентичны общине. В них входили крестьяне с целью решения отдельных конкретных хозяйственных проблем, в т.ч. для совместной подготовки земли к проведению сельскохозяйственных работ и последующего пользования расчищенными участками.

По аналогии с этими формами самоуправления в городах России на артельных началах возникали объединения ремесленников. Еще в ХII в. на Руси ремесленники объединялись в корпорации, во многом сходные с западноевропейскими цехами.

Однако позднее, в XIV-XV в.в. типичной формой организации ремесла стала дружина – артель во главе со старейшиной, или мастером. Дружина представляла собой производственный коллектив и в то же время - общественную организацию со взаимопомощью и взаимовыручкой работников, в чем и состояло ее сходство с крестьянской общиной. Артели обеспечивали связь в виде круговой поруки между отдельно взятым ремесленником, остальными членами артели, заказчиками и государством. На Руси осуществляло свою деятельность множество разных форм объединений ремесленников (братчины, обчины и т.д.), но все они тяготели к общинному самоуправлению.

Аналогичные объединения в виде гильдий и сотен возникали и у купцов. Они даже могли осуществлять судопроизводство, а также строили свои церкви.

Ремесленные самоуправляющиеся организации на Руси были более демократичны и предоставляли своим членам значительно большую свободу в труде по сравнению с западноевропейскими цехами ремесленников. Они не подавляли талантов и не создавали помех в труде. Распределение осуществлялось по результатам трудовой деятельности. Если на Западе господствовало принуждение к членству в цехе, т.е. разрешалось заниматься ремеслом только тем, кто был записан в цех, точно регулировались цены, количество и качество производимых каждым ремесленником товаров и помимо этого, были подробно регламентированы взаимоотношения мастеров, подмастерьев и учеников, то на Руси эти вопросы решала каждая отдельно взятая самоуправляющаяся организация; при этом другие дружины-артели и свободные ремесленники могли решать их каждый по-своему.

Деятельность этих объединений носила нравственный характер, ее цель заключалась не только в удовлетворении материальных интересов своих членов, но и в соблюдении духовно-нравственных принципов справедливости в распределении материальных благ и оказании взаимопомощи.

Как в петровскую, так и в екатерининскую эпоху при создании и развитии ремесленных цехов, а впоследствии и заводов учитывались эти традиции самоуправления. Деятельность бывших крестьян на заводах организовывалась с учетом их общинных и артельных традиций. В артели объединяли даже тех рабочих, кто был беглым крестьянином или не имел паспорта.

Артельные формы труда на заводах и фабриках оказывались столь эффективными, что Россия по объему выплавки чугуна в конце XVIII в. даже превзошла Англию, Швецию, Францию и некоторые другие страны.

До 1917 г. в России бурно развивались маслодельные артели. В результате маслоделие в Сибири «зарабатывало» золота в два раза больше, чем вся сибирская золотопромышленность. Деятельность маслодельных артелей базировалась на договорах, подписанных всеми участниками. Каждый член артели отвечал всем своим имуществом за обязательства артели. В этих объединениях существовали строгие правила с учетом и контролем, со штрафами и исключениями из числа членов артели за несоблюдение условий договора. Наиболее успешные артели впоследствии трансформировались в производственные, снабженческие и сбытовые кооперативы.

Таким образом, самоуправление в сфере российской экономики на протяжении длительного периода истории России в значительной мере способствовало поступательному развитию народного хозяйства страны.

Предпринимательские союзы России эпохи капитализма второй половины XIX – начала ХХ в. продолжили, хотя и на другой основе, осуществлять самоуправление в сфере экономики.

В отличие от артелей и общин, которые представляли собой самоуправляющиеся объединения лиц, непосредственно осуществлявших трудовую деятельность с целью оперативного саморегулирования экономики, предпринимательские союзы эпохи капитализма и применения наемного труда наряду с выполнением этой задачи со временем стали заниматься и политической деятельностью в интересах отдельных групп предпринимателей, входивших в эти организации.

Старейшими предпринимательскими союзами царской России являлись купеческие общества, которые стали возникать в российских городах после образования гильдий еще при Елизавете I. Они имели право обращаться через биржевые комитеты или городских голов в Министерство финансов с представлениями о потребностях в сфере торговли, а также о создании комитетов торговли и мануфактур.

Биржевые комитеты стали первой и главной формой представительства интересов российских предпринимателей эпохи капитализма. Они представляли собой региональные организации и выражали интересы российского местного бизнеса. Первоначально биржевые комитеты занимались исключительно всеми текущими биржевыми делами, а впоследствии эволюционировали в организации, представляющие интересы российского регионального бизнеса. К 1917 г. их численность составляла 101 комитет.

Постепенно на добровольной основе появились более крупные объединения – торгово-промышленные съезды, которые создавались по отраслевому признаку и объединяли часть монополистического капитала России. Однако эти отраслевые съезды собирались лишь нерегулярно, по мере необходимости, не имели ни постоянных участников, ни органов, ни единой стратегии.

В начале ХХ в. возникали общества заводчиков и фабрикантов, наиболее известным из которых являлось Петербургское общество заводчиков и фабрикантов. Эти общества стали органами работодателей отдельных регионов.

Наряду с этим в масштабах всей страны стали создаваться отраслевые союзы крупных предпринимателей, впрочем, преимущественно в легкой и пищевой промышленности, например, Всероссийское общество сахарозаводчиков.

Помимо этого, в России действовало 6 экспортных палат, возникших в основном в начале ХХ в. (например, Русско-английская палата (1908 г.)).

Однако влияние всех этих представительных организаций российского капитала на выработку экономической политики страны до 1905 г., а в определенной мере и до 1917 г. носило преимущественно совещательно-рекомендательный характер и в основном ограничивалось ходатайствами и прошениями, что в основном объясняется сохранением дворянством позиций господствующего класса вплоть до 1917 г. [2].

Поэтому предпринимательским союзам царской России только в марте 1917 г. удалось объединиться в центральную организацию – Всероссийский съезд торговли и промышленности, которому, однако, не удалось развернуть какую-либо активную деятельность по причине революционных потрясений в октябре того же года.

В целом в истории России XIX-ХХ в.в. опыт деятельности предпринимательских союзов был слишком кратковременным (период после отмены крепостного права в 1861 г. до 1917 г. в царской России и время проведения в СССР новой экономической политики в 20-х г.г. ХХ в., а также 90-е гг. ХХ – начало XXI вв.).

Возникновение предпринимательских союзов в постсоветской России было обусловлено прежде всего тем, что в период перестройки не был решен вопрос об эффективном среднем уровне управления экономикой. В эти годы предприятиям была предоставлена экономическая самостоятельность, а отраслевые министерства и ведомства, которые в советский период составляли основу среднего звена управления экономикой, были упразднены. В результате государство было больше не в состоянии осуществлять стратегическое регулирование процессов в реальном секторе экономики, и в экономике возобладали хаотические процессы.

Несмотря на то, что в ходе проведения реформ в СССР, а позднее в РФ независимо от государства стали возникать отдельные предпринимательские союзы как первые элементы среднего звена управления экономикой, их потенциал в первой половине 90-х г.г. прошлого века был невелик, что затрудняло его использование для обеспечения поступательного развития экономики страны.

К середине 90-х г.г. возникшие в начале этого десятилетия центральные предпринимательские союзы стали постепенно активизировать свою политическую деятельность. Так, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) стал принимать участие в работе совещательных и консультативных органов при федеральных и региональных органах государственной власти, а Президент ТПП РФ стал членом коллегии Министерства экономики РФ.

С 1994 г. российским министерствам и ведомствам рекомендовано привлекать ТПП РФ к работе над программами по содействию развитию предпринимательства и экономическому развитию, а также к подготовке и экспертизе соответствующих постановлений правительства. ТПП РФ имеет постоянное представительство в Госдуме и даже вправе выдвигать законодательные инициативы. Как ТПП РФ, так и ее члены-палаты на местах смогли добиться больших успехов во взаимодействии с федеральными и региональными органами власти.

Помимо этого, с 2000 г. на постоянной основе проводятся встречи представителей крупного российского бизнеса (в т.ч. руководителей предпринимательских ассоциаций) с Президентом РФ, с главой российского правительства (в рамках Совета по предпринимательству при Правительстве РФ). Иногда во встречах с Президентом РФ теперь принимают участие и представители мелкого и среднего бизнеса.

Несмотря на это, в России до сих пор отсутствует тщательно выверенная, обоснованная промышленная политика, которая теоретически должна была бы стать результатом консенсуса между представителями государства, предпринимательских ассоциаций и профсоюзов и проводиться в интересах большинства населения страны, которое объективно заинтересовано в проведении реиндустриализации и модернизации реального сектора отечественной экономики и готово работать над реализацией понятного ему «общего проекта» развития страны.

Переходу к экономическому росту опережающими темпами по-прежнему препятствуют деиндустриализация экономики и сокращение сектора реальной экономики, за исключением таких отдельных отраслей, как военно-промышленный комплекс и сельское хозяйство. Разлаженный механизм воспроизводства и недостаточно активное участие государства в управлении экономикой создают особенно большие трудности для успешной деятельности малых и средних предприятий.

Поэтому все более актуальной становится проблема обеспечения консолидации общенационального представительства интересов предпринимателей в ведении продуктивного диалога между бизнесом и органами власти.

Для того, чтобы решить все эти накопившиеся с 1991 г. проблемы российской экономики, целесообразно обратиться к зарубежному опыту использования потенциала предпринимательских союзов и их взаимодействия с государственными институтами при переходе к динамичному развитию реального сектора национальных экономик и стран в целом.

Особенно полезным мог бы оказаться опыт Германии, т.к. на протяжении ХХ в. и поныне время эта страна устойчиво опережает другие промышленно развитые государства по степени организованности предпринимателей, совершенству структуры и единству действий их союзов.

Между тем в начале XIX в., когда начался очередной 400-летний цикл развития германского этноса, политическая и экономическая ситуация в Германии была с точки зрения степени разобщенности отдельных германских территорий и их населения на порядок сложнее, чем современная ситуация в Российской Федерации. После заключения Вестфальского мира по окончании Тридцатилетней войны в 1648 г. Германия окончательно стала и в юридическом отношении конгломератом 297 государств, в которых действовали свои юридические нормы, в т.ч. различные таможенные правила, единицы мер и весов. Одной из главных причин раздробленности Германии являлось отсутствие общегерманского внутреннего рынка по причине крайне непрочных экономических связей между отдельными областями при их различном политическом статусе и контрастах в уровне развития.

В этих условиях, когда в германских государствах зачастую даже не были созданы органы управления экономики, их задачи в течение длительного времени выполняло самоуправление на уровне отдельных профессий, сельских населенных пунктов и городов. Это самоуправление носило объективно необходимый характер и осуществлялось силами объединившихся в различные союзы и ассоциации ранее разрозненных торговцев, ремесленников и аграриев, для которых это было единственным выходом для выживания. По-видимому, это и является основной причиной того, что именно Германия имеет длительные исторические традиции самоуправления отдельных профессиональных групп производителей и торговцев.

Преодолевать многовековую территориальную раздробленность, различия в правовых, финансовых и других системах, что приводило к глубокому экономическому и политическому отставанию от других европейских государств, можно было только объединенными усилиями властей и этих общественных институтов.

Функции самоуправления осуществляли, в частности, товарищества-марки, сельские товарищества и Светские общинные союзы (Weltliche Gemeindeverbände) в сельской местности и купеческие гильдии, ремесленные цеха и мануфактурные корпорации в городах. Это были замкнутые группы, существовавшие в виде союзов лиц, имевших примерно равный имущественный и социальный статус. Членство в таких замкнутых группах рассматривалось как условие, необходимое для обеспечения статуса и правоспособности отдельно взятого члена союза.

Некоторые союзы возникали с целью осуществления совместной экономической деятельности; со временем, по мере разделения труда, стало создаваться все больше ассоциаций, независимых от общины: цеховые объединения, союзы зажиточных крестьян-мейеров, союзы по эксплуатации дорог, плотин, шлюзов и использованию водных ресурсов (Wegeverband; Deich-, Schleusen- und Wasserverband) [7].

Все эти союзы до окончания Крестьянской войны 1524-1525 гг. имели статус частноправовых институтов, независимых от государства. Впоследствии, после восстановления крепостной зависимости, права крестьянства на самоуправление были значительно урезаны, и сельские товарищества (Dorfgenossenschaften), которые регулировали широкий круг общественных отношений, постепенно превратились в публично-правовые корпорации [3].

Эти многовековые, столь «полезные» для экономики традиции деятельности сельских “союзов равных” способствовали возникновению купеческих гильдий, ремесленных цехов и мануфактурных корпораций во многих городах Германии.

По окончании Тридцатилетней войны, во время значительного сокращения объема торговой и ремесленной деятельности, в некоторых городах купеческие корпорации и органы городского самоуправления решили объединить свои усилия в борьбе с упадком. Конец XVII в. как раз совпадает с окончанием последнего завершенного 400-летнего цикла развития Германии. Это именно тот период, который недавно завершился в России, поэтому применительно к нашей стране особый интерес представляет вопрос о том, как городские или государственные органы германских государств совместно с органами самоуправления производителей и представителей торгового класса боролись за преодоление упадка отдельных германских территорий.

Так, например, в начале 70-х г.г. XVII в. по инициативе городского совета города Любека была создана постоянная коммерческая коллегия, в которой каждая из корпораций получила по два места. Это означало инкорпорирование организаций торгового капитала в единый орган по управлению экономикой города.

Аналогичные органы (коммерциальные коллегии, советы и депутации) создавались в германских государствах на протяжении XVII-XVIII вв. Однако их положение в административной системе было нестабильным, поскольку они не наделялись исполнительной властью, а в их составе преобладали чиновники.

Участие представителей торгового капитала в работе коммерциальных органов способствовало распространению идеи представительства по интересам с начальными элементами самоуправления и возникновению “торговых правлений” из числа купцов-профессионалов (Handlungsvorstände). При этом инициатива исходила вначале от купцов, а впоследствии – от самих германских князей. Так, в 1681 г. в Лейпциге, который к тому времени стал крупным центром международной торговли, возникла торговая коллегия [4].

Деятельность организаций германского торгового капитала, с одной стороны, позволяла купцам осуществлять более прибыльные торговые операции, а с другой – способствовала становлению и укреплению рыночных связей между ранее разобщенными территориями и отраслями экономики, а, следовательно, — развитию производительных сил Германии, преодолению потрясений, которые вызвала Реформация, а также Крестьянская и Тридцатилетняя войны.

В XIX в. на территории германских государств происходили процессы модернизации государства, экономики и общества в целом. В сфере экономики основной вектор развития постепенно смещался от сельского хозяйства к промышленности. Все чаще решения принимались уже на более высоком уровне – уровне отдельных германских государств. С целью оказания воздействия на эти решения стали возникать новые объединения по интересам, а именно частноправовые союзы (Vereine, Gemeinschaften). Они существенно отличались от корпораций, т.к. последние являлись институтом сословного общества, а частноправовые союзы по интересам – капиталистического общественного строя.

В зависимости от сословной или профессиональной принадлежности люди становились членами корпораций. В отличие от них, частноправовые союзы по интересам на добровольной основе включали в себя людей различного социального происхождения. Если корпорации пытались регулировать все стороны жизни и быта своих членов, частноправовые союзы, напротив, ставили своей целью решение отдельных проблем или задач, никак не затрагивая частную жизнь. Членство в корпорациях определяло статус человека и его место в обществе. В отличие от зависимости социального статуса человека от его членства в корпорациях, членство в частноправовых союзах никак не влияло на социальный статус и не было ограничено ремеслом или территорией. Если отраслевые промышленные союзы как самый распространенный вид частноправовых союзов возникали сугубо по частной инициативе, то промысловые и сельскохозяйственные союзы при своем возникновении и развитии пользовались поддержкой государства.

Это объяснялось следующим. В то время как в промышленных отраслях концентрация капитала и производства была высокой, инициатива по созданию союзов исходила снизу, от самих промышленников, и такие союзы развивались динамично. Иначе обстояло дело с крестьянскими хозяйствами, ремесленниками, а также малыми и средними предприятиями. В среде малого и среднего предпринимательства, как правило, значительно в меньшей мере проявляют себя центростремительные тенденции. Чтобы ускорить экономическое развитие своих территорий, германские государства оказывали всестороннюю поддержку созданию торговых и ремесленных палат, а также промысловых и сельскохозяйственных союзов. Некоторые из таких организаций существовали как публично-правовые ассоциации, а другие — как частноправовые объединения. Эти два типа организаций хозяйствующих субъектов частично конкурировали друг с другом, частично дополняли друг друга и существуют в Германии и в начале XXI в.

Без непосредственной поддержки со стороны государства с 50-х годов XIX в. во всех частях Германии возникали отраслевые союзы промышленников; особенно интенсивно процесс их создания происходил в 50-х гг. XIX в., когда в период длительного экономического подъема в Германии наблюдалась дифференциация отдельных отраслей промышленности (1834-1873 гг.).

Наиболее влиятельные союзы сложились в сталелитейной, металлообрабатывающей и горнодобывающей отраслях [6].

Отраслевые промышленные союзы занимались решением широкого круга проблем: в их компетенцию входили регулирование и калькуляция цен с учетом величины себестоимости продукции и конъюнктуры, разработка и внедрение типовых условий платежа и поставок, вопросы предоставления скидок, обеспечение централизованного снабжения членов союза необходимыми видами сырья. Через эти ассоциации осуществлялся также обмен опытом и изобретениями с целью повышения уровня конкурентоспособности отрасли в целом, чем несколько ограничивалась склонность индивидуального предпринимателя к сохранению коммерческой тайны и технологических новинок.

Предпринимательские объединения отдельных германских государств, и в первую очередь торговые палаты стали также «мотором» вначале экономического, а затем и политического объединения отдельных германских государств во главе с Пруссией.

Торговые палаты имели, а современные торгово-промышленные палаты Германии до сих пор сохраняют публично-правовой, т.е. полуофициальный статус, основу которого составляет принцип обязательного членства. Каждый предприниматель, выплачивающий промысловый налог, должен платить взносы в соответствующую палату и имеет право участвовать в выборах членов палаты, определяющих состав правления. Палатам также делегируются некоторые задачи государства. С одной стороны, палаты включены в состав государственных учреждений на низовом уровне, а с другой — им предоставляются широкие права на самоуправление.

Впоследствии, например, торговые палаты Пруссии получили те права на самоуправление, которые имели купеческие корпорации (создавать склады, торговые музеи, транспортные и портовые сооружения), а также стали обеспечивать профессиональное обучение в школах, учреждавшихся самими палатами.

В первой трети XIX века, т.е. в период начала нового 400-летнего цикла, для которого всегда характерно постепенное нарастание объединительных, центростремительных тенденций, палаты активно добивались создания единого таможенного пространства, поскольку обилие таможенных границ в Германии мешало формированию общенационального рынка и внешней торговле германских государств. Все более острой становилась также потребность в формировании и проведении единой внешнеторговой торговой политики.

Во многом благодаря усилиям торговых палат в 1834 г. возник Германский таможенный союз (Deutscher Zollverein), к которому присоединились почти все германские государства, что по сути завершило процесс формирования единого общенационального внутреннего рынка на соответствующей территории.

Однако в 30-40-е гг. XIX века в Германском таможенном союзе возникла несовместимость групповых интересов торгового и промышленного капитала. Политика свободной торговли, которая проводилась в начальный период становления капиталистических отношений в Германии, входила в противоречие со значительной частью германских промышленников, заинтересованных в защите от иностранной конкуренции.

Это обусловило создание в 1861 г. Германского конгресса торговых палат - ДХТ (Deutscher Handelstag - DHT), в котором попытались найти общий знаменатель своих интересов торговые и ремесленные палаты, торговые правления, а также отраслевые предпринимательские союзы государств-членов Германского таможенного союза.

С созданием Германского конгресса торговых палат появился общенациональный орган предпринимателей, главной задачей которого стало преодоление политической и экономической раздробленности страны [5].

После объединения Германии в 1871 г., в котором значительную роль сыграл Германский конгресс торговых палат, экономика страны развивалась высокими темпами вплоть до экономического кризиса 1873 г., который был вызван в основном последствиями введения золотого стандарта, поразил ведущие отрасли промышленности Германии и распространился на многие страны Европы.

Для защиты интересов германских промышленников и с целью сохранения и увеличения рабочих мест в отечественной промышленности, а, следовательно, для перехода Германии к политике протекционизма был образован Центральный союз германских промышленников для поощрения и защиты национального труда — ЦФДИ (Centralverband Deutscher Industrieeller zur Beförderung und Wahrung nationaler Arbeit — CVDI). Это произошло 29 января 1876 г.

Позднее к лозунгу «защиты национального труда» примкнуло юнкерство, которое стремилось оградить себя от конкуренции более дешевого зерна из США, России и Австро-Венгрии. В результате протекционизм стал совместным лозунгом крупных промышленников и аграриев, что привело к формированию внепарламентской коалиции по важнейшим вопросам экономической и социальной политики, основу которой составлял т.н. «союз ржи и железа». Впоследствии эта коалиция получила поддержку парламентского большинства.

В результате победу в ходе выборов в рейхстаг в 1878 г. одержали консерваторы, выступавшие за переход к протекционистской политике, и вновь сформированный парламент отказался от принципа свободной торговли и выступил за закрытие таможенных границ.

Таким образом, предпринимательские ассоциации – предпринимательские союзы и торговые палаты – во многом повлияли на такие важнейшие события текущего 400-летнего цикла развития Германии, как объединение Германии и переход к введению протекционистских пошлин во внешней торговле страны. Это позволило Германии к началу ХХ в. превратиться из отсталой, раздробленной страны в развитую индустриальную державу и даже стать второй страной в мире по производству промышленной продукции после США.

Таким образом, перед началом первой мировой войны в Германии сложилась система предпринимательских ассоциаций, два основных звена которой – отраслевые промышленные союзы и организованные по региональному признаку торговые палаты с соответствующими центральными организациями – сохранились вплоть до настоящего времени. По меткому выражению Фридриха Науманна, немцы стали «людьми, объединенными в союзы» (Verbandsmenschen) [8].

Центральные предпринимательские союзы нередко проявляли инициативу и в другие переломные периоды истории Германии, разрабатывая с опережением стратегические планы развития экономики страны. В частности, по инициативе Имперского союза промышленности (Reichsverband der Deutschen Industrie = RDI) незадолго до окончания второй мировой войны в рамках Группы «Шталь» с привлечением профессора Л.Эрхарда, который впоследствии стал министром экономики, а затем и федеральным канцлером ФРГ, была разработана будущая модель социальной рыночной экономики Германии.

Из германского опыта предпринимательских союзов по оперативному самоуправлению экономикой в тесном взаимодействии с государством можно сделать следующие выводы в отношении его применения в современной постсоветской России.

Представляется, что России следует как можно скорее возродить и использовать практически еще не реализованный с 1917 г. потенциал обеспечения эффективной управляемости национальной экономикой – широкую самоорганизацию российских хозяйствующих субъектов в предпринимательских союзах, торгово-промышленных палатах, кооперативах и других различных объединениях и осуществление ими оперативного самоуправления экономикой при активной направляющей, стратегической роли государства. При этом следует опираться как на собственный исторический опыт, так и на опыт стран, которые научились грамотно использовать фактор управления экономикой в своем развитии.

Следует отметить некоторую аналогию в проявлении объединительных тенденций на соответствующих стадиях цикла в Германии и России: вначале преобладают слабые пока объединительные тенденции, которые скорее проявляются в отраслях с более высоким уровнем концентрации производства и капитала, в то время как центростремительные тенденции среди малого и среднего предпринимательства и крестьянства еще очень слабо выражены и нуждаются в поддержке государства.

В России характерным примером является контраст между объединительными тенденциями в сфере энергетики, авиа- и судостроения, нанотехнологий и т.д. и первыми робкими их проявлениями в среде малого и среднего бизнеса в городе и на селе. Так, например, руководители крупнейших российских частных компаний в перспективных отраслях экономики, представители государства и научных кругов проявляют активность в деле создания государственных корпораций с целью объединения национальных ресурсов для возрождения и модернизации отдельных отраслей, которые должны сыграть решающую роль в прорыве России к новейшим технологиям, до сих пор не имеющим аналогов в мировой экономике. Несомненно, такой подход оправдан и необходим, он позволит добиться наиболее быстрых результатов и послужить тем самым звеном, которое поможет вытащить другие звенья цепи и внести большой вклад в модернизацию экономики и общества в России.

Однако следует иметь в виду следующее. Постепенно в российском обществе будут набирать силу продуктивные формы поведения и взаимодействия, направленные не на перераспределение и сиюминутную индивидуальную выгоду, а на производство и сотрудничество, которое приносит не максимальные, но долгосрочные выгоды каждому члену обществу. Будут нарастать доверие друг к другу, стремление и умение заключать и соблюдать договоренности, как они наблюдались у русских купцов-староверов еще в конце XIX – начале XX в.в., когда для доверия и успеха дела достаточно было честного слова, не подкрепленного никакими юридическими обязательствами. По мере нарастания центростремительных тенденций и оздоровления общественных отношений в целом корпорации не смогут и не должны оставаться единственными «оазисами» и субъектами модернизации России.

Ведь большую часть территории нашей страны образуют огромные полупустые пространства, откуда до сих пор уходят и капитал, и трудовые ресурсы и где постоянно растут издержки по поддержанию жизни. Очевидно, что само длительное существование оазисов благополучия невозможно без модернизации российской «глубинки». Имеющиеся на данный момент традиционные административные ресурсы не приносят желаемого эффекта, т.к. обычные государственные механизмы регулирования или принуждения «пробуксовывают» вследствие того, что человеческая энергия не увеличивается благодаря принуждению, а после определенного предела не возрастает и при материальном стимулировании. Что касается коммерческих ресурсов, они преимущественно используются только в тех или иных зонах экономического роста.

Таким образом, традиционных ресурсов явно недостаточно для того, чтобы поднять бескрайнюю российскую «глубинку», здесь наблюдается явная «управленческая недостаточность». Именно поэтому и следует запустить механизмы активизации дополнительных ресурсов человеческой энергии, которые заключаются в коллективном, групповом взаимодействии людей, объединенных по интересам и целям своей деятельности в кооперативы, кредитные товарищества, органы территориального самоуправления и предпринимательские союзы.

Важнейшим условием модернизации страны является оказание государством финансовой и организационной поддержки данному процессу (как это происходило в Германии в начале XIX в.), которое само будет, тем более в условиях ведения Специальной военной операции России на Украине, ориентировано на идею развития и в силу этого объективно заинтересовано в содействии или инициировании создания и развития густой сети эффективных институтов оперативного самоуправления экономикой.

Что касается крупного бизнеса, то большинство корпораций пока не демонстрирует готовность выходить за рамки территории своего присутствия. Однако ситуация может измениться в условиях дальнейшего ухудшения отношений России с Западом, и особенно введения новых санкций, которые предусматривают представление министром финансов США ежегодного открытого доклада комитетам Конгресса США об олигархах и полугосударственных организациях РФ, включая масштабы их состояний и источники доходов. В этой ситуации, грозящей олигархам конфискацией оффшорных активов, наиболее разумным из них придется «разворачиваться лицом» к стране и под руководством государства включаться в работу по улучшению условий жизни в России для большинства населения, а оптимальное средство для этого – откупоривание «социальных лифтов» через работу с народными энергиями самоорганизации и самоуправления.

Однако государство в лице региональных органов управления пока еще или мало поддерживает, или даже торпедирует первые робкие проявления объединительных тенденций, например, среди крестьянства.

Остается лишь сожалеть о том, что России так не повезло в ХХ в., когда было по сути разрушено самоуправление широких народных масс в сфере экономики. Следует отметить, что в этом-то и заключается одна из основных сложностей перехода страны к поступательному развитию на широком фронте, к широкой модернизации экономики. В данных условиях успех действительно в значительной мере определяется политикой, которая проводится сверху органами государственной власти и управления.

Германский опыт показывает, что российскому государству было бы целесообразно оказывать организационную, финансовую и правовую поддержку учреждению торгово-промышленных палат, союзов мелких и средних предпринимателей в городах, а также сельскохозяйственных союзов самого широкого профиля, всячески пропагандируя преимущества, которые предоставляет малому и среднего бизнесу членство в этих ассоциациях. На начальном этапе отдельные государственные органы, как это имело место в Германии в XIX в., даже могли бы возглавлять некоторые объединения. Со временем можно было бы делегировать некоторым ассоциациям, и прежде всего торгово-промышленным палатам, часть функций государственных органов, которые они не должны или не могут осуществлять.

В Германии вековые традиции самоуправления в области экономики в целом продолжали существовать даже после заключения Вестфальского мира, когда по окончании тяжелой, по сути гражданской Тридцатилетней войны с иностранной интервенцией Германия юридически распалась на 297 отдельных государств. Эти традиции и позволили начать процесс возрождения и объединения страны в XIX в. снизу, вначале силами низовых объединений производителей и предпринимателей.

В отличие от германского опыта выхода из самого кризисного периода 400-летнего цикла, процесс экономического возрождения на широких просторах России посредством самоуправления в сфере экономики неизбежно должен быть инициирован сверху в силу двух причин. Во-первых, исторические традиции самоуправления в сфере экономики в значительной мере утеряны и, во-вторых, в силу несовершенства нынешнего правового статуса предпринимательских союзов и торгово-промышленных палат.

С целью преодоления лоббизма узкогрупповых интересов и разработки согласованной промышленной политики в интересах развития страны целесообразно было бы также ускорить процесс консолидации общенационального представительства интересов предпринимателей, что позволило бы осуществлять более слаженное и плодотворное сотрудничество между бизнесом и органами власти.

Начало этому процессу положило Соглашение об учреждении Координационного совета предпринимательских союзов России (КСПСР) от 29 июля 2004 г., заключенное тремя крупнейшими организациями бизнеса: Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), "Деловой Россией" и "ОПОРОЙ России". Недавно к КСПСР присоединилась и Торгово-промышленная палата России. Координационный совет представляет собой первый общественный орган в истории российского бизнеса, который претендует на представительство широкого круга интересов различных групп предпринимателей. В будущем не исключена возможность полного слияния вошедших в него организаций бизнеса.

В Германии также существует аналогичный координационный орган, в который вошли наиболее крупные предпринимательские ассоциации страны – Совместный комитет немецкой промысловой экономики c (Gemeinschaftsausschuss der Deutschen Gewerblichen Wirtschaft) с участием 13 головных экономических союзов, что позволяет эффективно координировать воздействие различных деловых кругов страны на экономическую и социальную политику государства. Важно, чтобы Координационный совет предпринимательских союзов России стал представительным совместным органом отечественных предпринимателей.

Заключение

Таким образом, изучение германского опыта использования потенциала предпринимательских союзов в оперативном самоуправлении экономикой и их взаимодействия с государственными институтами представляется весьма перспективным для решения актуальных проблем успешного развития экономики России и становления активного гражданского общества в нашей стране, ориентированного на сохранение и всестороннее развитие российской цивилизации в условиях острого, на грани прямого военного столкновения, противостояния с цивилизацией Запада.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Кузык Б.Н., Агеев А.И., Доброчеев О.В., Куроедов Б.В., Мясоедов Б.А. Россия в пространстве и времени (история будущего). - М.: Институт экономических стратегий, 2004. – 336 c.
2. Рыбковская О.Н. Предпринимательские союзы царской России и Февральская революция: уроки на будущее // 100-летие русской революции. Социально-экономические итоги и перспективы развития России в XXI веке: Труды XVII Чаяновских чтений. М., 2017. – c. 110-121.
3. Borg Ingomar Dorfgemeinde. Freiheit und Unfreiheit in Franken. - Stuttgart, 1956. – SS.64-65 p.
4. Facius Friedrich Wirtschaft und Staat. Die Entwicklung der staatlichen Wirtschaftsverwaltung in Deutschland vom 17.Jahrhundert bis 1945. - Boppard am Rhein: H. Boldt, 1959. – 33S p.
5. Fischer Wolfram Unternehmerschaft, Selbstverwaltung und Staat. Die Handelskammern in der deutschen Wirtschafts- und Staatsver-fassung des 19. Jahrhunderts. - Berlin: Verlag Duncker & Humblot,, 1964. – 67 (122S) p.
6. Schulz Gerhard Über Entstehung und Formen von Interessengruppen in Deutschland. / Interessenverbände in Deutschland. Hrsg. von H.J.Varain. - Köln, 1973. – S37 p.
7. Dr. Stübe G. Wesen und Verfassung der Landgemeinden und des ländlichen Grundbesitzes in Niedersachsen und Westphalen. - Jena, 1851. – S.106 p.
8. Hans-Peter Ullmann Interessenverbände in Deutschland. - Frankfurt am Main, 1988. – 114 p.
9. Schäfer Dieter Der Deutsche Handelstag auf dem Weg zum wirtschaftlichen Verband. / Interessenverbände in Deutschland. Hrsg. Von H.J.Varain. - Köln: Kiepenheuer & Witsch, 1973. – SS120,123 c.