Качество жизни: подходы к определению и особенности мотивации населения

Устинова О.Е.
Quality of life: approaches to the definition and features of the motivation of the population - View in English
Об авторах:

Устинова О.Е.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

 Скачать PDF

Аннотация:
Мониторинг достижения целей в области качества жизни требует разработки инструментов, позволяющих провести анализ и измерить качество жизни для принятия социальных, политических и экономических решений. Понимание влияния психологических механизмов на поведение людей важны для изменения их индивидуального выбора и предпочтений. С позиции внешнего влияния государственное регулирование имеет важное значение в формировании мотивации индивидуального выбора граждан. В данной работе представлены подходы к определению, измерению качества жизни и оценки эффективности инструментов системы мотивации населения.

Ключевые слова:

мотивация, население, качество жизни

JEL-классификация: I30, I31, I39

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета в 2022 год.
Цитировать публикацию:
Устинова О.Е. Качество жизни: подходы к определению и особенности мотивации населения // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 7. – С. 2873-2890. – doi: 10.18334/ce.16.7.114894

Ustinova, O.E. (2022) Quality of life: approaches to the definition and features of the motivation of the population. Creative Economy, 16(7), 2873-2890. doi: 10.18334/ce.16.7.114894 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

В отношении представлений о качестве жизни с 1960-х годов сложились два пересекающихся, но довольно разных исследовательских направления, одно с довольно узким фокусом на вопросах, связанных со здоровьем, а другое включает более широкий спектр проблем. Во многих отношениях центральные проблемы этих областей уходят своими корнями в наблюдения и размышления древних философов, создавая непрерывные исследования качества человеческого существования в различных исторических и культурных обстоятельствах на протяжении нескольких столетий. Актуальность исследования обусловлена необходимостью формирования потенциала развития общества, включающий не только экономический рост, но и социальную направленность страны. Более четырех десятилетий социологи, политики и экономисты используют широкий спектр статистических и эконометрических методов для анализа и измерения качества жизни людей с целью получения полезных инструментов для принятия социальных, политических и экономических решений. Целью данной работы является обобщение подходов к определению и оценке «качества жизни», в результате которого предложена модель формирования системы мотивации населения к повышению качества жизни. В качестве гипотезы выдвинуто предположение о том, что качество жизни формируется на основе внешних и внутренних (субъективных) факторов при условии государственной поддержки и мотивации населения.

Методы

Методологическая основа исследования включает теории потребительского поведения. В качестве ведущего метода в статье использован сравнительный анализ, позволивший исследовать подходы к определению и оценке качества жизни. На основе структурного метода были выделены методы и инструменты системы мотивации населения к повышению качества жизни.

Мотивация человеческого действия

Человеческое поведение обычно характеризуется стремлением к эффективности и организовано в фазы вовлечения и отказа от цели. Мотивация людей к достижению определенной цели зависит от ситуационных стимулов, личных предпочтений, а также взаимодействия между этими двумя факторами. В идеале мотивационно-волевая регуляция поведения чередуется на разных поведенческих фазах и четко отделена друг от друга. И те, и другие по-своему обеспечивают функциональную оптимизацию выбора цели, целеустремленности и реализации цели. Индивиды чрезвычайно различаются по своей мотивационно-волевой регуляции. Оба типа регуляции поведения начинают формироваться в раннем детстве и тесно связаны с поведением взрослых. В юности и зрелости, стремление индивидов к контролю становится направленным на собственное развитие. Таким образом, он динамически завершает диалектическое взаимодействие между индивидуумом и окружающей средой.

Человеческая жизнь состоит из непрерывного потока деятельности. Помимо бесконечного разнообразия явных действий и выражений, влияющих на социальную и физическую среду, оно также имеет более скрытую сторону в умственной деятельности переживания, восприятия, мышления, чувства и воображения. Эти умственные действия являются частью потока, хотя они не могут быть непосредственно наблюдаемы другими и не имеют прямого влияния на окружающую среду. Таким образом, масштабы человеческой деятельности варьируются от сновидений [14] до заранее спланированных преднамеренных действий. Психология мотивации конкретно занимается деятельностью, которая отражает стремление к определенной цели и в этой функции образуется значимую характеристику поведения. Мотивационные исследования стремятся объяснить их с точки зрения причин проявления. Итак, две универсальные характеристики определяют базовую структуру и общую направленность мотивированного человеческого действия: стремление к контролю и организация целевого вовлечения и целевого разъединения. Казалось бы, человеческое поведение направлено на изменение окружающей среды, однако, при более глубоком анализе становится ясно, что эти характеристики на самом деле являются результатом поведенческой эволюции. Более того, функция, которую они выполняют, направляя и организуя деятельность организма, является высоко адаптивной.

Стремление к контролю, т. е. стремление к прямому или первичному контролю над физической и социальной средой, является частью мотивационной структуры вида [28]. Таким образом, в изменяющихся условиях окружающей среды организм может оставаться сосредоточенным на желаемом результате в качестве ориентира для изменения своего поведения. Фиксированные паттерны «стимул-реакция» и инстинктивное поведение недостаточно гибки, чтобы позволить адаптивные реакции на изменения окружающей среды. В последние десятилетия наблюдается рост исследований когнитивных модулей, таких как восприятие риска и принятие решений [10], социальный обмен [5]. Однако сравнительная и эволюционная психология практически игнорировала мотивационно-волевую регуляцию поведения. Тем не менее есть как теоретические, так и эмпирические основания предполагать, что набор базовых мотивационных модулей регулирует стремление к контролю и поведение, связанное с контролем.

Человеческое действие состоит из организованного поведения и опыта. Восприятие, мысли, эмоции, навыки и действия координируются, чтобы способствовать либо достижению целей, либо отказу от недостижимых или бесполезных целей. В периоды достижения цели люди сосредотачиваются на том, что важно, и игнорируют нерелевантные стимулы. Они устанавливают ключевые процедуры, настраивают свое внимание и восприятие на стимулы, которые запускают или сигнализируют о поведении, и ограждают себя от возможных отвлекающих факторов. При этом ожидания от контроля оптимистичны. Напротив, в периоды отключения цели деактивируются. Это не означает постепенного снижения вовлеченности в цели; напротив, отказ от цели — это активный процесс [29]. Он включает в себя принижение первоначальной цели и повышение ценности и достижимости альтернативных целей, защиту самооценки от переживаний неудач и, в более общем плане, стремление гарантировать, что отказ от конкретной цели не подорвет мотивационные ресурсы в долгосрочной перспективе [11].

Вовлечение цели и отказ от цели можно рассматривать как два мотивационных режима: идти и останавливаться. По крайней мере, в адаптивном поведении эти два режима не перекрываются, а дискретно фокусируют когнитивную, поведенческую и мотивационную деятельность организма на эффективное вложение ресурсов. В итоге, гораздо эффективнее определиться с целью и решительно идти к ней, чем колебаться между вариантами, растрачивая ресурсы и не достигая желаемой цели. Если цель оказывается недостижимой или ее стоимость слишком высока, имеет смысл отказаться от этой цели раз и навсегда, не ввязываясь в конфликты после принятия решения или нерешительно цепляясь за старые привычки, тем самым растрачивая умственные, поведенческие и временные ресурсы, которые можно было бы лучше использовать для достижения новых, достижимых целей.

Результаты

В последние годы было написано много работ о понятии «качество жизни». Тем не менее единого мнения относительно общепринятого определения не сформировалось. Европейские исследователи подходили к исследованию «качества жизни» по-разному, а подходы соответствуют разнообразию определений, присутствующих разным культурам. В настоящее время социальный прогресс больше не связан исключительно с более высоким уровнем жизни, поскольку необходимо принимать во внимание и качественное измерение. Кроме того, понятие «качество жизни» не может быть определено исключительно с точки зрения объективных условий жизни (доход, имущество и проч.), поскольку необходимо также учитывать субъективные аспекты, такие как восприятие населением своего качества жизни.

Анализ качества жизни и общественного благосостояния считается одной из основных задач экономической науки ввиду ее важной роли в политической, социальной и экономической областях. В этом отношении использовалось несколько подходов, однако, наиболее важным и обобщенным является подход, основанный на социальных индикаторах, посредством которого социальное благополучие разделяется на несколько компонентов, каждый из которых определяет социальный индикатор, а совокупность всех индикаторов определяет статус социального благосостояния. Следовательно, синтетические индикаторы предназначены для объединения информации, предоставляемой каждым социальным индикатором, с целью предложить глобальный синтез всех таких индикаторов, чтобы предложить индикатор благосостояния. Одной из основных проблем построения показателей качества жизни является определение подходящего метода агрегирования для включения многомерных переменных качества жизни в общий индекс.

Метод главных компонентов (PCA - Principal components analysis) использовался несколькими авторами в качестве инструмента для построения синтетических показателей качества жизни [20, 21, 25). Этот метод состоит в преобразовании набора исходных переменных в другой набор некоррелированных главных компонентов. Количество информации, включенной в компонент, зависит от изменчивости данных. В синтетическом индикаторе главные компоненты веса переменных представляют собой факторные нагрузки в первом главном компоненте, которые можно считать эквивалентными благосостоянию. По сравнению с другими статистическими альтернативами основные преимущества этого метода заключаются в том, что он проще в отношении вычисления и позволяет избежать дублирования информации. Кроме того, его можно использовать для сравнения стран при условии, что отдельные индексы рассчитываются с использованием одних и тех же переменных.

Тем не менее, некоторые авторы критикуют анализ основных компонентов как допустимую процедуру для получения синтетических индикаторов [15, 19, 20, 21]. Основные критические замечания по поводу этой методологии как инструмента построения синтетических индикаторов заключаются в следующем: синтетический индикатор, полученный в результате этой процедуры, является индикатором исключительно порядкового типа, а веса частичных индикаторов не имеют социально-экономической интерпретации. Кроме того, эта процедура не принимает во внимание всю неизбыточную информацию, поскольку она объясняет только дисперсию в первом компоненте и, следовательно, может удалить полезную информацию из синтетического индикатора. Более того, анализ главных компонент не позволяет проводить межпространственные или межвременные сравнения, за исключением порядковых сравнений. Иными словами, интересным аспектом анализа основных компонентов для получения синтетических индикаторов является не его способность к агрегированию, а то, что это полезный метод выбора переменных.

Методология анализа оболочки данных (DEA - Principal components analysis) традиционно использовалась для оценки относительной эффективности набора производственных единиц, DMU (DMU = единицы принятия решений). В последние несколько лет были разработаны другие приложения, которые включают DEA в качестве возможного инструмента для получения синтетических индикаторов. Анализ оболочки данных изначально представляет собой непараметрическую техническую процедуру, в которой используется метод линейного программирования для оценки относительной эффективности набора однородных производственных единиц. Для этого он использует количество входов и выходов, потребляемых и производимых каждой единицей с использованием методов линейного программирования.

Другой подход в исследование качества жизни был Э. Аллардт посредством скандинавского исследования благосостояния. Это исследование проводилось в Дании, Финляндии, Норвегии и Швеции [3] и относится к так называемому скандинавскому подходу к качеству жизни. Автор предложил свое знаменитое «иметь, любить и быть», чтобы дать более полное описание человеческого состояния: «иметь» связано с материальными условиями человеческого развития и существования и относится к материальным условиям жизни (ресурсный подход); «любовь» коррелирует с необходимостью быть связанным с другими людьми и формировать социальную идентичность (семья, друзья); «бытие» относится к необходимости интегрироваться в общество и жить в гармонии с природой.

Рассмотрим некоторые показатели качества жизни. Одним из индикаторов доступа к занятости целесообразно выбрать уровень занятости в конкретной стране. Так, в Российской Федерации удельный вес безработных почти в два раза ниже, чем в странах Евросоюза [2]. Также в качестве показателя качества работы можно рассмотреть оценку индивидом удовлетворенности своей работой, а не только традиционные показатели, например, заработную плату. В качестве дополнительного показателя может выступать процент людей, воспринимающих свою работу как стрессовую, отметив, что многие люди считают свою работу одновременно и удовлетворительной, и стрессовой. Являясь одной из основных проблем современного общества, стресс оказывает крайне негативное влияние на качество жизни. Относительно дохода можно выделить три переменные: величина дохода, измерение неравенства и удовлетворенность человека своим уровнем жизни.

Доступ к приличному жилью в хорошем районе является признаком материальных возможностей и статуса. Показатели аспекта образования охватывают удовлетворенность человека полученным образованием, ожидаемую продолжительность школьной жизни и расстояние до ближайшей начальной школы. Эти три показателя формируют представление о качестве образования. Стоит иметь в виду большую неоднородность, существующую между разными странами в области образования.

Другим аспектом, рассматриваемым в качестве важного показателя благосостояния, является здоровье. При этом учитываются такие индикаторы, как ожидаемая продолжительность жизни при рождении, ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 65 лет, процент лиц, весьма или достаточно удовлетворенных своим здоровьем, и оценка индивидуумом качества системы здравоохранения. Целесообразно изучить такие аспекты, как семья, друзья и социальная жизнь человека, удовлетворенность человека своей семьей, удовлетворенность человека своей социальной жизнью и способность людей доверять другим людям. Кроме того, следует обратить внимание на показатель, отражающий климат доверия и безопасность среды обитания человека, а именно, чувствует ли человек себя небезопасно на улице в ночное время и его доверие к судебной системе. Наконец, два других показателя более широкого характера: общая удовлетворенность своей жизнью и счастье, поскольку оба они представляют собой так называемое субъективное благополучие.

Измерение индивидуального или общественного благосостояния требует понимания, что представляет собой «хорошая жизнь» или «хорошее общество» [16, 17], а также каковы наиболее важные ресурсы и условия для достижения хорошей жизни [9]. Различные представления о хорошей жизни предполагают разные представления о благосостоянии и качестве жизни. Широко используется ранее упомянутый подход скандинавского уровня жизни, центральным элементом которого является владение человеком ресурсами и условиями «в форме денег, владения, знаний, умственной и физической энергии, социальных отношений, безопасности и скоро, посредством которых индивидуум может контролировать и сознательно направлять условия своей жизни» [9]. Этот подход сосредоточен на объективных элементах качества жизни, а не на их субъективном восприятии отдельными людьми, поскольку он пытается «оценить уровень жизни человека таким образом, чтобы на него как можно меньше влияла оценка индивида, собственной ситуации» [9].

Следует также подчеркнуть, что при изучении ресурсов и условий использование объективных индикаторов представляется неизбежным, потому что они специально разработаны для характеристики ресурсов и условий, которые люди могут использовать для улучшения своей жизни и реализации своих жизненных проектов. Очень интересно отметить, что подход, основанный на социальных индикаторах Р. Эриксона, и подход А.К. Сена, основанный на возможностях, очень похожи. Подход А.К. Сена, фактически требует «более широкой информационной базы, уделяя особое внимание возможности людей выбирать ту жизнь, которую они имеют основания ценить» [24]. Отсюда следует, что он выдвигает на первый план социальные и экономические факторы, предоставляющие людям возможность делать и быть тем, что они считают ценным. С теоретической точки зрения, основные различия между подходом, основанным на социальных показателях, и подходом, основанным на возможностях, заключается в том, что первый в основном это представление о качестве жизни, подразумевающее статичное понятие благосостояния, основанное на реальности в том виде, в каком оно воспринимается. В то время как подход А.К. Сена передает динамическое понятие благосостояния как свободы для реализации своего собственного наиболее ценного жизненного проекта. Подход социальных показателей предполагает статическую перспективу, которая понимает благосостояние как ситуацию, обеспечивающую заданное качество жизни для людей в определенный момент вовремя. Однако с практической точки зрения значимость подхода социальных показателей заключается в том, что он полезен для принятия государственных решений. Социальные показатели необходимы для разработки политики, поскольку они основаны на фактических элементах, и цели разработки политики должны выражаться в терминах таких элементов, а не в терминах способности людей реализовывать свои жизненные проекты.

Забота о качестве жизни возникла в конце шестидесятых как ответ на уже не удовлетворяющую погоню за материальным благополучием и экономическим ростом, продиктованную господствующими предписаниями неоклассической экономики. Мониторинг достижения целей в области качества жизни сообществ требует разработки инструментов, позволяющих определять направления действий. Построение индикаторов сообщества представляет собой полезный инструмент для определения целей, направленных на улучшение качества жизни. Среди основных приложений можно выделить: отслеживание и мониторинг процессов сообщества для определения тенденций; их вклад в стратегическое планирование для облегчения принятия решений; способность к синтезу, связь и возможность предоставления доступа к полезным и сопоставимым данным.

Среди ученых широко распространено мнение о том, что качество жизни можно анализировать с помощью трех методологических и теоретических подходов: экономического, социального и субъективного, используемых в эмпирических приложениях соответствующие семейства индикаторов (экономических, социальных и субъективных). Мнение о том, что экономический подход, основанный на утилитарном понятии благосостояния, может дать лишь частичную картину качества жизни и, в более широком смысле, благосостояния, значительной степени принят социологами [6, 7, 9, 23, 24]. Измерения благосостояния обычно выводятся из наблюдения за предпочтениями, выявленными в результате фактического выбора, и интерпретируются в терминах числового представления этого выбора. Таким образом, это понятие благосостояния отражает только класс различий, охватываемых денежной метрикой, исходя из экономической рациональности максимизации полезности в собственных интересах. Более того, этот утилитарный подход к благосостоянию не принимает во внимание разнообразие людей и неоднородность случайных обстоятельств.

Доход можно более точно рассматривать как средство для достижения приемлемого уровня жизни, а не как самоцель, поскольку существуют другие важные аспекты благосостояния, которые он не охватывает, в частности, здоровье, образование, социальные связи, долголетие, занятость, экологические условия, безопасность, гражданские и политические свободы, которые может раскрыть только подход, основанный на более широких основаниях. С этой точки зрения экономические показатели нельзя считать единственно правильными показателями качества жизни, поскольку они произвольно включают и исключают определенные элементы [13]. Таким образом, с теоретической точки зрения доход не может охватить качество жизни отдельных людей и обществ в их сложных разветвлениях, даже если в некоторых конкретных реалиях он может быть с практической точки зрения хорошим показателем качества жизни.

Подход, основанный на социальных показателях, охватывает в целом те аспекты благосостояния, которые игнорируются экономическими показателями и направлен на установление характеристик, воплощающих нормативные цели, будь то моральные ценности или политические цели, для определения качества жизни [8].

Третий подход, основанный на субъективных показателях, относится к опыту людей с точки зрения удовлетворенности жизнью, удовольствия и достижений. Чтобы изучить эти параметры, следует «непосредственно измерить когнитивные и аффективные реакции человека на всю его жизнь, а также на определенные области жизни» [8]. При правильном измерении субъективные показатели дают достоверную информацию о качестве жизни [27] и ни в коем случае не менее «научны», чем экономические или социальные [17]. Тем не менее, они также имеют ряд недостатков, связанных главным образом с тем, что зависят от личностных и темпераментных характеристик респондентов: «проблема подхода, основанного на собственной оценке людьми степени их удовлетворенности, заключается в том, что она частично определяется уровнем их устремлений, то есть тем, что они считают своим законным долгом» [9]. Кроме того, восприятие субъективного благополучия сильно различается в разных странах из-за их различных культурных, исторических и традиционных особенностей. Следовательно, успешные измерения субъективных показателей благополучия должны относиться к сообществам, ограниченным однородными ценностями. Напротив, объективность социальных показателей делает «технически удобным сравнение социальных показателей по странам, регионам, демографическим секторам и времени» [8]. Следует обратить внимание на значимые факторы, которые оказывают существенное влияние на поведение людей и качество жизни. Так, исследователями отмечается протестная активность населения во время эпидемии Covid-19, в частности отказ от вакцинации, приводящий к усугублению ситуации и, как следствие снижению качества жизни [1].

С позиции внешнего влияния следует обратить внимание на важную роль государственного регулирования мотивации индивидуального выбора граждан. Государство задает необходимые правила и ориентиры в целях формирования системы мотивации населения к повышению качества жизни. Более того, создает условия, при которых вероятность выбора человека в должном направлении усиливается и обретает устойчивый характер. Вместе с тем используемые методы, как мягкие, так и более жесткие в виде ограничений, могут не оказать существенного влияния на рациональных потребителей. Понимание влияния психологических механизмов на поведение людей важны для изменения их индивидуального выбора, их предпочтений и «желаемых» решений [26]. Такие изменения могут являться ключевыми для формирования повестки дня государственной политики и оказания услуг, направленных на трансформацию поведения граждан.

Рисунок 1. – Модель формирования системы мотивации населения к повышению качества жизни

Источник: составлено автором

В контексте государственной мотивационной политики целесообразно использовать основные методы мотивации, предложенные Дж.К. Гэлбрейтом, среди которых: принуждение в части регулирования нормативно-правовыми актами; материальное и нематериальное вознаграждение; солидарность посредством создания определенного климата, ощущения единства и стиля поведения; приспособление через участие в общих делах.

Учитывая результаты Отчета о развитии Всемирного банка [30] относительно измерений мышления человека при разработке системы мотивации населения к повышению качества жизни целесообразно особое внимание уделить выявлению проблем в области повышения качества жизни, разработке мер по их преодолению с одновременным мониторингом и контролем и учету субъективных факторов, включая предпочтения потребителей.

Выводы

В контексте формирования инструментов системы мотивации населения к повышению качества жизни в современных условиях следует отметить значимость внутренних и внешних факторов, направляющих поведения человека к достижению целей. При этом следует отметить, что на внутреннюю мотивацию, присущую самому человеку, довольно сложно оказать. Вместе с тем, лучшие примеры, практики, образ жизни кумиров могут оказать воздействие на человеческое поведение. В этой связи крайне важна роль средств массовой информации, включая социальные сети, в пропаганде здорового образа жизни, мобильности в целях поиска лучшей работы, семейных ценностей и др. Важно подчеркнуть существенное значение потенциала информационных и коммуникационных технологий и масштабов их использования в российской системе государственного управления в последние годы. Задача развития системы оказания государственных (муниципальных) услуг должна быть направлена ​​на улучшение интеграции с населением, повышение эффективности деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, доступности для населения к необходимой информации, что в итоге позволит повысить качество жизни российских граждан.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Дудин М.Н. Общественно-политический дискурс, качество жизни и протестная активность населения // Экономические отношения. – 2022. – № 1. – c. 121-148. – doi: 10.18334/eo.12.1.114129.
2. Жаркова Н.Ю. Исследование уровня жизни населения России и стран Европейского союза // Экономика труда. – 2018. – № 1. – c. 285-294. – doi: 10.18334/et.5.1.38767.
3. Allardt E. Dimensions of welfare in a comparative scandinavian study. / Research Report, no.9. - Helsinki: Research Group for Comparative Sociology, University of Helsinki.
4. Brock D. Quality of life in health care and medical ethics. / In M. C. Nussbaum & A. K. Sen (Eds.), The quality of life. - Oxford: Oxford University Press, 1993. – 95–132 p.
5. Cosmides L., Tooby J. Cognitive adaptations for social exchange. / In J. H. Barkow, L. Cosmides, & J. Tooby (Eds.), The adapted mind: Evolutionary psychology and the generation of culture. - New York: Oxford University Press, 1992. – 163–228 p.
6. Dasgupta P., Weale M. Measuring quality of life // World Development. – 1992. – № 20. – p. 119–131.
7. Dasgupta P. Human well being and the natural environment. - Oxford: Clarendon Press, 2001.
8. Diener E., Suh E. Measuring quality of life: Economic, social, and subjective indicators // Social Indicators Research. – 1997. – № 40. – p. 189–216.
9. Erikson R. Description of inequality: The Swedish approach to welfare research. / In M. C. Nussbaum & A. K. Sen (Eds.), The quality of life. - Oxford: Oxford University Press, 1993. – 67–83 p.
10. Gigerenzer G., Todd P. M., & the ABC Research Group Simple heuristics that make us smart. - New York: Oxford University Press, 1999.
11. Heckhausen J. Developmental regulation in adulthood: Age-normative and sociostructural constraints as adaptive challenges. - New York: Cambridge University Press, 1999.
12. Heckhausen J., Wrosch C., Schulz R. A motivational theory of life-span development // Psychological Review. – 2010. – № 117. – p. 32–60.
13. Land K. C. Social indicators // Annual Review of Sociology. – 1983. – № 9. – p. 1–26.
14. Klinger E. Structure and functions of fantasy. - New York: Wiley, 1971.
15. Mishra S. K. Construction of maximin and non-elitist composite indices - alternatives to elitist indices obtained by the principal components analysis. / MPRA Paper, 3338. - University Library of Munich: Germany, 2007.
16. Noll H. H. Towards a European system of social indicators: Theoretical framework and system architecture // Social Indicators Research. – 2002. – № 58. – p. 47–87.
17. Noll H. H. Social indicators and quality of life research: Background, achievements and current trends. / In N. Genov (Ed.), Advances in sociological knowledge over half a century. - Wiesbaden: VS Verlag für Sozialwissenschaften, 2004. – 151–181 p.
18. Nussbaum C., Sen A.K. (Eds.) The quality of life. - Oxford: Oxford University Press, 1993. – 67–83 p.
19. Pena J. B. Problemas de la medición del bienestar y conceptos afines. Una aplicación al Caso Español. - I.N.E.: Madrid, 1977.
20. Ram R. Composite indices de physical quality of life, basic needs fulfilment as income // Journal of Development Economics. – 1982. – № 11. – p. 227–247. – doi: 10.1016/0304-3878(82)90005-0.
21. Ram R. International inequality in the basic needs indicators: a recent Perspective // World Development. – 1982. – № 20. – p. 899–905. – doi: 10.1016/0305-750X(92)90059-5.
22. Sirgy M. J., Michalos A. C., Ferriss A. L., Easterlin R. A., Patrick D., Pavot, W. The Quality-Of-Life (QOL) research movement: Past, present, and future // Social Indicators Research. – 2006. – № 76. – p. 343–466.
23. Sen A. K. Choice, welfare and measurement. - Oxford: Basic Blackwell, 1982.
24. Sen A. K. Inequality re-examined. - Cambridge: Harvard University Press, 1992.
25. Slottje D., Scully G., Hirschberg J. G., Hayes K. J. Measuring the Quality of Life across countries. / Editorial Westview., 1991.
26. Thaler R.H., Sunstein C. Nudge: improving decisions about health, wealth, and happiness. - New Haven, CT: Yale University Press, 2008.
27. Veenhoven R. Happy life-expectancy - A comprehensive measure of quality-of-life in nations // Social Indicators Research. – 1996. – № 39. – p. 1–5.
28. White R. W. Motivation reconsidered: The concept of competence // Psychological Review. – 1959. – № 66. – p. 297–333.
29. Wrosch C., Scheier M. F., Miller G. E., Schulz R., Carver C. S. Adaptive self-regulation of unattainable goals: Goal disengagement, goal reengagement and subjective well-being // Personality and Social Psychology Bulletin. – 2003. – № 29(12). – p. 1494–1508.
30. World Development Report 2015: Mind, Society, and Behavior. International Bank for Reconstruction and Development. Washington, DC: The World Bank, 2015.