Методы оценки цифровой зрелости: обзор международной практики

Мерзлов И.Ю.
Methods for assessing digital maturity: an overview of international practice - View in English
Об авторах:

Мерзлов И.Ю.1
1 Пермский государственный национальный исследовательский университет

 Скачать PDF

Аннотация:
Повышение эффективности функционирования хозяйствующих субъектов на основе их цифровой трансформации является одним из наиболее значимых трендов в менеджменте последних лет. При этом актуальным остаётся вопрос поиска подходов, позволяющих оценить текущий уровень цифровизации организаций, то есть их цифровой зрелости. В этой связи нами проведён сравнительный анализ существующих методов оценки цифровой зрелости, основанный на обзоре зарубежных и российских литературных источников. Новизна исследования заключается в том, что в работе выявлены преимущества и ограничения совокупности методов оценки уровня цифровой зрелости, а также сделан аргументированный вывод о необходимости разработки более объективных и точных подходов. Данное исследование представляет теоретический и практический интерес для исследователей и менеджмента организаций, занимающихся вопросами цифровой трансформации. В этом контексте основные положения и выводы статьи могут выступить основой для разработки новых методов оценки цифровой зрелости, которые нивелируют ограничения существующих подходов, в более точной степени и более объективно оценивают как текущий уровень цифровизации объекта исследования, так и потенциал его дальнейшей цифровой трансформации

Ключевые слова:

цифровая зрелость, цифровизация, цифровая трансформация

JEL-классификация: O31, O32, O33

Цитировать публикацию:
Мерзлов И.Ю. Методы оценки цифровой зрелости: обзор международной практики // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 2. – С. 503-520. – doi: 10.18334/ce.16.2.114163

Merzlov, I.Yu. (2022) Methods for assessing digital maturity: an overview of international practice. Creative Economy, 16(2), 503-520. doi: 10.18334/ce.16.2.114163 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Процессы, связанные с цифровизацией, продолжают оказывать существенное влияние на многие аспекты жизнедеятельности нашего общества. Это одинаково затрагивает как граждан, так и целые страны, регионы и отдельные организации. В результате появляются новые специальности, формы взаимодействия между людьми и бизнес-модели. В результате в экономической литературе цифровая трансформация начинает рассматриваться подавляющим большинством авторов как один из наиболее эффективных инструментов, обеспечивающих повышение конкурентоспособности. При этом под цифровизацией (цифровой трансформацией) – термины, которые, большинство исследователей рассматривают как синонимы – в наиболее общем виде понимают процесс внедрения современных информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) в различные сферы жизнедеятельности общества с целью повышения конкурентоспособности и роста качества жизни населения. Альтернативное понимание данного термина дает Ханна Н.К. [1] (Hanna, 2020), которая определяет цифровую трансформацию как экосистему, приводящую к изменениям в социально-экономической сфере и формирующую цифровую экономику. Пандемия COVID-19 оказала существенное влияние, которое привело к ускорению процессов цифровой трансформации во всем мире [2] (Wuest, Kusiak, Dai, Tayur, 2020). Цифровая зрелость может оцениваться как на уровне отдельных организаций, так и на уровне стран [3, с. 26] (Kuvayeva, 2020, р. 26). При этом цифровая зрелость может характеризоваться рядом составляющих элементов: стратегия, организация, люди, технологии и данные [4, с. 446] (Aslanova, Kulichkina, 2020, р. 446). Существенное внимание при исследовании вопросов оценки цифровой зрелости уделяется человеческому фактору, включая наличие компетенций для создания инноваций, лидерским качествам и способностям к организации бизнес-процессов [5] (Wittenstein, 2020). В этом же контексте предпринимаются попытки сформулировать функции цифрового предпринимательства как одного из основных условий цифровой трансформации [6] (Bican, Brem, 2020). Также в качестве еще одного фактора, влияющего на скорость и качество цифровизации, рассматривается организационная готовность [7] (Halpern, Mwesiumo, Suau-Sanchez, Budd, Bråthen, 2021).

Попов Е.В. и др. [8, c. 90] (Popov, Simonova, Cherepanov, 2021, р. 90) отмечают, что в научной литературе отсутствуют решения, касающиеся вопроса дифференциации уровней внедрения цифровых технологий. Филипп Р. [9, с. 48] (Philipp, 2020, р. 48) делает заключение, что помимо оценки текущего уровня цифровой зрелости необходимо также иметь инструменты, позволяющие разрабатывать дорожные карты, обеспечивающие дальнейшую цифровую трансформацию.

В этом контексте одним из наиболее актуальных вопросов является оценка уровня цифровизации, то есть цифровой зрелости. Подтверждением значимости данного вопроса для Российской Федерации является то, что в Указе президента РФ № 474 от 21.07.2020 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» одной из целей определено достижение цифровой зрелости отдельных сфер экономики страны.

В течение последнего десятилетия в литературе были предложены различные альтернативные методы, позволяющие оценивать текущий уровень цифровой зрелости как отдельных хозяйствующих субъектов, так и стран и регионов. В этой связи для широкого круга ученых и практиков, занимающихся вопросами цифровизации, остается актуальным вопрос понимания содержания, возможностей применения, сравнительных преимуществ и ограничений всего многообразия методов оценки уровня цифровой зрелости. В частности, Абрамов В.И. [10, с. 8] (Abramov, Borzov, Semenkov, 2021, р. 8) в своем исследовании отмечает, что ряд методик, направленных на измерение цифровой зрелости, основаны исключительно на учете прошлого опыта, что не гарантирует успешности их применения в будущем.

Целью исследования является проведение сравнительного анализа существующих в мире методов оценки цифровой зрелости. В этой связи мы предполагаем, что при всем многообразии указанных методов отсутствует какой-либо универсальный, обеспечивающий измерение цифровой зрелости для объектов любой сложности (в том числе организации, региона, отрасли и страны) и обладающий высокой степенью объективности.

Научная новизна заключается в выявлении существенных ограничений существующих методов оценки цифровой зрелости, что является отправной точкой дальнейших исследований, направленных на разработку более совершенных новых подходов, позволяющих оценивать уровень цифровой зрелости организаций, регионов, отраслей и стран.

Результаты

В мировой практике первые методы оценки цифровой зрелости появились в начале 2010-х годов. На этом этапе, как правило, их разработчиками являлись различные консалтинговые компании. В этой связи подавляющее большинство таких методов в свой основе не имели какого-либо теоретического обоснования. Вместе с тем они строились на широкой накопленной эмпирически-статистической базе, которой, как правило, обладали компании, практикующие управленческий консалтинг.

Так, в этот период был опубликован отчет одной из ведущих мировых консалтинговых компаний PricewaterhouseCoopers (PwC), содержащий оценку уровня цифровизации основных отраслей экономики на общемировом уровне [11] (Friedrich, Le Merle, Gröne, Koster, 2011). Предложенная методика основана на определении использования ИКТ в работе компаний с численностью более 10 человек по четырем укрупненным блокам:

1. Бизнес-процессы, связанные с организацией закупок.

2. Бизнес-процессы, обеспечивающие взаимодействие с внешними партнерами и внутриорганизационный обмен информацией.

3. Бизнес-процессы в части организация продаж.

4. Наличие инфраструктуры, обеспечивающей работу информационных систем (например, подключение к сети Интернет, наличие проводных и беспроводных компьютерных сетей и т.д.).

Результаты расчетов данного индекса показали, что наибольший уровень цифровой зрелости имел четвертый блок, связанный с инфраструктурой (90%), а наименьший – бизнес-процессы в части организация продаж. В отраслевом разрезе наибольшим уровнем цифровизации обладали финансовый сектор и автомобилестроение, наименьшим – производство электронных компонентов, гостиничный и ресторанный бизнес.

Альтернативное исследование 2011 года, имеющее название «Цифровая трансформация: дорожная карта для организаций с миллиардными оборотами», предлагает оценивать уровень цифровой зрелости отдельных компаний по двум группам параметров [12]:

1. Интенсификация усилий по цифровизации, включая уровень инвестиций в приобретение новых ИКТ и наличие уже используемых в деятельности компании различных ИКТ.

2. Качество менеджмента в части цифровой трансформации, в том числе оценивается наличие соответствующей стратегии и качество ее реализации.

Указанные параметры, по мнению авторов метода, имеют только качественную оценку. А метод может использоваться менеджментом компании для проведения самодиагностики уровня цифровой зрелости.

По итогам такой оценки данный метод предлагает каждую исследуемую организацию относить в одну из четырех групп:

1. «Новички» – оценка по обеим указанным выше группам параметров низкая.

2. «Консерваторы» – первая группа параметров «Интенсификация усилий по цифровизации» имеет низкое значение, а вторая – «Качество менеджмента в части цифровой трансформации» – высокое.

3. «Подражатели моде» – первая группа параметров «Интенсификация усилий по цифровизации» имеет высокое значение, а вторая – «Качество менеджмента в части цифровой трансформации» – низкое.

4. «Цифровизаторы» – оценка по обеим указанным выше группам параметров высокая.

Авторы приведенного выше метода в 2012 году уточнили показатели, входящие в указанные выше две группы параметров, оценивающих уровень цифровой зрелости [13]:

1. Интенсификация усилий по цифровизации включает оценку использования ИКТ во внутренних бизнес-процессах и для привлечения клиентов (например, использование инструментов цифрового маркетинга и мониторинг производственного процесса в режиме реального времени).

2. Качество менеджмента в части цифровой трансформации оценивается по таким показателям, как наличие цифровой корпоративной культуры, соответствующего видения и стратегии, владение сотрудниками соответствующими цифровыми навыками.

В 2016 г. Роланд Бергер при исследовании уровня цифровизации экономики Германии предложил следующие группы параметров оценки [14]:

1. Инструменты сбора, обработки и анализа цифровых данных, что дает бизнесу возможность делать более точные прогнозы и принимать решения.

2. Автономность, которая заключается в том, что сочетание традиционных технологий с возможностями искусственного интеллекта позволяет работать отдельным подсистемам компаний автономно и самоорганизовываться. В результате это позволяет снижать количество ошибок, увеличивает скорость бизнес-процессов и сокращает эксплуатационные расходы.

3. Сопряженность различных ИКТ, которая приводит к тому, что вся цепь создания добавленной стоимости объединяется в единую систему благодаря мобильным или стационарным телекоммуникационным сетям, имеющим высокую пропускной способность. Такой подход позволяет синхронизировать цепочки поставок, а также сокращает длительность циклов разработки новых видов продукции.

4. Цифровые каналы взаимодействия с клиентами, которые благодаря возможностям интернета повышают информационную прозрачность и сокращают сроки информирования клиентов о новых видах продуктов и услуг.

На основании качественных оценок указанных выше параметров автор данного метода выделяет три уровня цифровой зрелости: очень высокий, высокий и низкий.

В последующие годы к разработке альтернативных методов оценки цифровой зрелости присоединились ученые, исследования которых привели к появлению полноценных методологий.

Так, в 2016 году была представлена методология, позволяющая оценивать уровень цифровой зрелости организаций по девяти параметрам [15]:

1. Пользовательский опыт, включающий два критерия (опыт проектирования и аналитика).

2. Продуктовые инновации, включающие три критерия (выход в новые бизнес-сегменты, инновационный потенциал и интеграция с клиентами).

3. Стратегия, включающая два критерия (стратегические инновации и цифровые стандарты).

4. Организация, включающая три критерия (наличие команды, обладающей компетенциями в сфере цифровизации, гибкость в построении организационной структуры и наличие функционирующей сети, обеспечивающей взаимодействие с партнерами).

5. Оцифровка процессов, включающая три критерия (цифровые коммуникации в маркетинге, автоматизация бизнес-процессов и использование больших данных в принятии управленческих решений).

6. Совместная работа, включающая три критерия (командное взаимодействие, управление знаниями и гибкость в организации рабочих процессов).

7. Информационные технологии, включающие три критерия (использование гибкого (agile) подхода в управлении проектами, единая информационная платформа и наличие экспертизы в сфере информационных технологий).

8. Культура и экспертность, включающие три критерия (приверженность к использованию ИКТ, готовность к принятию риска и культура, допускающая наличие ошибок в работе).

9. Управление изменениями, включающее три критерия (организация системы управления, наличие системы, позволяющей оценивать эффективность работы, и системы поддержки).

Следует отметить, что данные параметры и критерии авторы методологии определили на основании интервьюирования экспертов, имеющих опыт в сфере цифровизации более 10 лет. Далее, на основании анкетирования 547 экспертов из 417 компаний авторы сформулировали 5 уровней цифровой зрелости:

1. «Продвижение и поддержка». К этому уровню цифровой зрелости авторы методологии относят организации, имеющий базовый набор цифровых услуг, большинство сотрудников в которых владеют базовыми цифровыми навыками. Цифровизация является стратегическим приоритетом организации.

2. «Создание и конструирование». На этом уровне цифровые инновации начинают играть более существенную роль в деятельности организации как на стратегическом, так и на операционном уровне. В организации выстроены тесные связи между ИТ-подразделением и другими службами. Применяемые информационные технологии находятся в процессе постоянного улучшения. Особый фокус делается на постоянное развитие цифровых навыков сотрудников. На этом уровне организация только пробует, экспериментирует с применением тех или иных ИКТ.

3. «Приверженность преобразованию». Организации, находящиеся на данном уровне цифровой зрелости, главным образом характеризуются наличием корпоративной культуры, поощряющей гибкие методы управления и право сотрудников на совершение ошибок. Большое внимание уделяется построению и функционированию организационной структуры, которая бы наилучшим образом способствовала реализации принятых стратегических планов по цифровой трансформации.

4. «Клиентоцентричность». Основной характеристикой организаций данного уровня цифровой зрелости является ориентация на клиента, как внешнего, так и внутреннего. Это выражается в системном учете пользовательского опыта при принятии операционных и стратегических решений.

5. «Цифровое предприятие». Организации, находящиеся на максимальном уровне цифровой зрелости, используют в своей работе передовые технологии анализа данных для планирования расходов, сбора данных о клиентах и персонализации взаимодействия с ними, а также разработки соответствующих новых продуктов и услуг. При этом эффективность принимаемых решений имеет четкие метрики измерения.

В результате апробации своей методологии авторы отмечают, что подавляющее большинство исследованных организаций (85%) относятся ко 2-му и 3-му уровням цифровой зрелости.

В 2016 году также была опубликована еще одна методология, имеющая название «Модель цифровой зрелости Форестера 4.0» [16]. Авторы используют 4 параметра для оценки уровня цифровой зрелости: корпоративная культура (оценивается отношение организации к цифровым инновациям и качество взаимодействия сотрудников с ИКТ, применяемыми в работе), применяемые технологии (какие ИКТ применяет организация и как они интегрируются между собой), организация (каким образом сформулирована и реализуется стратегия и тактика в части цифровой трансформации) и инсайты (в какой степени и каким образом организация использует данные о пользовательском опыте и внутренних бизнес-процессах при принятии управленческих решений). В рамках каждого параметра авторы методологии в процессе интервьюирования предлагают задавать по семь вопросов, которые подразумевают выбор из четырех вариантов ответов (полностью не согласен; частично не согласен; частично согласен; полностью согласен).

В зависимости от количества набранных баллов организация может быть отнесена к одной из четырех групп: «Скептики» (организации, имеющие минимальный уровень цифровизации и недавно начавшие задумываться над возможностями цифровой трансформации), «Последователи» (организации, которые активно инвестируют в развитие информационных технологий и соответствующих навыков у сотрудников), «Соавторы» (организации, которые активно используют цифровые решения в целях создания конкурентных преимуществ) и «Иные» (организации, использующие цифровые данные для построения эффективных каналов взаимодействия с клиентами).

Еще одна методология позиционируется ее авторами как инструмент оценки цифровой зрелости телекоммуникационных компаний [17] (Valdez-de-Leon, 2016). Между тем, по нашему мнению, данный подход является достаточно универсальным и может быть применим к организациям различных сфер деятельности. Оценка осуществляется по семи группам показателей:

1. Стратегия. Оценивается уровень и качество проработки вопросов, направленных на цифровизацию организации, в стратегических документах и управленческих бизнес-процессах.

2. Организация. Проводится оценка изменений в качестве коммуникаций, корпоративной культуре, организационной структуре, процессах управления человеческими ресурсами, направленных на становление организации как «цифровой».

3. Потребители. Дается оценка использования клиентского опыта в целях нахождения инновационных способов взаимодействия с клиентами, а также разработки новых продуктов и услуг.

4. Технологии. Оценивается уровень использования ИКТ, создающих основу для цифровизации бизнес-процессов организации.

5. Операции. Проводится оценка уровня автоматизации отдельных операций, осуществляемых сотрудниками организации.

6. Экосистема. Оценивается качество и количество собственных и партнерских сервисов, объединенных вокруг одной организации.

7. Инновации. Проводится оценка уровня использования гибких (agile) подходов к управлению организацией.

Данная методология не предусматривает расчет итогового интегрального показателя уровня цифровой зрелости. Вместо этого авторы предлагают оценивать данный уровень отдельно (по каждой из семи указанных выше групп показателей). При этом выделяются шесть уровней цифрой зрелости:

1. Организации, не инициировавшие внутри себя процессы цифровизации.

2. Организации, которые приняли решение о начале своей цифровой трансформации и начали предпринимать первые практические шаги в этом направлении.

3. Организации, начавшие на системной основе реализовывать принятую у себя программу мероприятий, направленных на цифровизацию.

4. Программа цифровой трансформации реализуется организациями на основе единой информационной платформы, затрагивающей все основные бизнес-процессы.

5. При принятии стратегических решений организация начинает учитывать результаты своего предыдущего опыта цифровой трансформации и старается оптимизировать свои будущие решения в данном направлении.

6. Инновации становятся частью корпоративной культуры организации и реализуются на постоянной основе.

Результаты применения данной методологии авторами показали, что по группам показателей 1–3 и 5 исследованные телеком-компании находятся на 2-м уровне цифровой зрелости; по группе показателей 4 и 7 – на 1-м уровне, и по группе показателей 6 – на 3-м уровне. Также следует обратить внимание, что исследование проводилось однократно в 2016 г.

Отличным от представленных выше является исследование, в котором предпринята попытка выявить взаимосвязь между рядом стратегических факторов и характеристиками цифровой зрелости [18] (Salviotti, Gaur, Pennarola, 2019). Так, авторы исходят из гипотезы, что наличие указанных ниже стратегических факторов способно оказывать положительное влияние на рост уровня цифровой зрелости организации:

ü Наличие «цифрового» видения у топ-менеджмента.

ü Видение топ-менеджмента, основанное на готовности к трансформации.

ü Наличие инструментов внутренних коммуникаций, основанных на «цифровом» видении.

ü Ожидаемое влияние цифровых технологий на бизнес-модель организации.

ü Обучение и подбор персонала.

При этом уровень цифровой зрелости авторы метода предлагают оценивать на основе структурированного интервьюирования том-менеджеров организации, которые последовательно выражают свое мнение, выбирая возможные варианты ответа на вопрос «Ваша компания уже инициировала цифровые преобразования или планирует это сделать? Если да, то в какой стадии находятся данные преобразования?» (варианты ответов: 1) цифровые инициативы отсутствуют; 2) запланированы; 3) инициативы только что начаты; 4) находятся в процессе внедрения; 5) уже внедрены и используются в работе организации в отношении следующих аспектов деятельности организации: ИТ-инфраструктура; управление человеческими ресурсами; научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР); администрирование, финансы и контроль; закупки; логистика; производство; маркетинг и логистика; послепродажное обслуживание).

Следует отметить, что данный метод не предполагает расчета какого-либо интегральное показателя, оценивающего совокупный уровень цифровой зрелости организации. При этом в качестве основного результата своего исследования авторы делают вывод о наличии прямой статистической зависимости между указанными выше стратегическими факторами и уровнем цифровой зрелости организации.

В 2019 г. был опубликован еще один метод оценки уровня цифровой зрелости. По утверждению авторов, он применим в отношении образовательных учреждений [19] (Ifenthaler, Egloffstein, 2019), но по нашему мнению, предлагаемый подход с минимальными корректировками может быть одинаково применен к организациям и других сфер деятельности.

Метод оценивает уровень цифрой зрелости следующих аспектов деятельности образовательных учреждений: инфраструктура, стратегия и лидерство, организационная структура, сотрудники, культура и образовательные технологии. Авторы предлагают 5 уровней цифровой зрелости, к которым может быть отнесена исследуемая организация: «цифровые минималисты», «цифровые консерваторы», «цифровые прагматики», «цифровые передовики» и «цифровые лидеры». Сама же оценка осуществляется на основе структурированного интервью по шкале Лайкерта.

Авторы апробировали свой метод на одной организации путем интервьюирования 222 ее сотрудников. В результате ими был сделан вывод, что исследованное образовательное учреждение относится к третьему уровню цифровизации «цифровые прагматики».

Следует отметить, что попытки измерения уровня цифровой зрелости не ограничиваются только уровнем отдельно взятых организаций. В этом контексте отдельного внимания заслуживает потребительский цифровой индекс (Consumer Digital Index), который используется для оценки уровня использования ИКТ жителями Великобритании [20]. Расчет данного индекса основан на структурированном опросе жителей страны. Вопросы включают три блока: 1) как человек совершает платежи, 2) как человек использует цифровые услуги и продукты и 3) как цифровые технологии используются в повседневной жизни. Значения индекса ранжируются по четырем уровням: 1) очень низкий (респондент не пользуется электронной почтой и персональным компьютером), 2) низкий (респондент пользуется электронной почтой и имеет персональный компьютер), 3) высокий (респондент пользуется интернет-банкингом и различными онлайн-услугами) и 4) очень высокий (респондент пользуется различными онлайн-услугами и очень часто совершает платежи онлайн).

На наш взгляд, наиболее комплексной и всеобъемлющей является методология расчета индекса цифровой экономики и общества (Digital Economy and Society Index (DESI)), который разработан Европейской комиссией и используется для оценки уровня цифровизации в странах Евросоюза [21]. Расчет данного индекса основан на оценке показателей, входящих в пять основных субиндексов:

1. Доступность и качество связи (включая уровень использования фиксированного и мобильного широкополосного доступа и его охват, а также уровень цен на широкополосный доступ).

2. Человеческий капитал (включая уровень цифровых навыков населения).

3. Уровень проникновения Интернета среди населения.

4. Уровень использования ИКТ бизнесом.

5. Уровень государственных услуг, предоставляемых в цифровой форме.

Следует отметить, что в последние несколько лет ряд отечественных исследователей также предприняли попытки проводить исследования, посвященные разработкам методик оценки уровня цифровой зрелости [22–24] (Babkin, Pestova, 2019). При этом предлагаемые методологические подходы не имеют существенных отличий от тех, которые были описаны выше. Также следует отметить, что все многообразие предлагаемых методов фокусируются главным образом на двух объектах исследования: или уровне отдельно взятой организации, или на уровне региона (субъекта Федерации).

Заключение

Всю совокупность рассмотренных в настоящей статье методов оценки цифровой зрелости можно обобщить по следующим классификационным признакам:

(1) По способу оценки: используются качественные и количественные методы оценки. При этом доминирует количественный подход, основанный на проведении структурированных интервью по шкале Лайкерта.

(2) По уровню объекта исследования: организация, регион, отрасль, страна. Подавляющее большинство методик фокусируются на уровне оценки стадии цифровизации отдельных организаций. В российской практике представлено достаточно большое количество методик, основанных на рейтинговании регионов, по тем или иным аспектам цифровизации [25] (Merzlov, Shilova, Sannikova, Sedinin, 2020).

Среди преимуществ, которые дают методы оценки уровня цифровой зрелости, можно выделить следующие:

1. Наличие объективной оценки, основанной на расчете соответствующих коэффициентов.

2. Результаты оценки могут выступать в качестве основы для разработки дорожных карт по дальнейшему повышению уровня цифровой зрелости.

3. Наличие возможности проведения сравнительного анализа с бенчмарками других организаций.

По нашему мнению, основным недостатком методов оценки уровня цифровой зрелости, основанных на качественных оценках, получаемых в результате анкетирования, является их определенная субъективность. Например, когда респондента спрашивают о том или ином аспекте цифровизации его организации, учитываются ответы «мы планируем» или «мы только начали внедрять». На наш взгляд, в таких случаях существует значительный риск того, что респондент может несколько «приукрасить картину». В таком случае ответ «мы планируем», например, может подразумевать реализацию планов только через несколько лет. Именно поэтому необходимо дальнейшее совершенствование методик в целях нахождения более объективных параметров измерений и критериев оценки цифровой зрелости.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Hanna N. K. Assessing the digital economy: Aims, frameworks, pilots, results, and lessons // Journal of Innovation and Entrepreneurship. – 2020. – p. 16.
2. Wuest T., Kusiak A., Dai T., Tayur S. R. // SSRN Electronic Journal. – 2020. – url: SSRN Electronic Journal.
3. Kuvayeva Yu. V. Digital economy: Concepts and Russia’s readiness to transition. Izvestiya Uralskogo gosudarstvennogo ekonomicheskogo universiteta // Journal of the Ural State University of Economics. – 2020. – № 1. – doi: 10.29141/2073-1019-2019-20-1-3.
4. Aslanova I. V., Kulichkina A. I. Digital maturity: Definition and model. Proc. 2nd Int. Sci.-Prac. Conf. “Modern Management Trends and the Digital Economy: from Regional Development to Global Economic Growth” (MTDE 2020) // Atlantis Press. – 2020. – p. 443–449.
5. Wittenstein D. Champions of digital transformation? The dynamic capabilities of hidden champions (ZEW Discussion Papers no. 20-065). Mannheim: ZEW // Leibniz Centre for European Economic Research. – 2020.
6. Bican P.M., Brem A. Digital business model, digital transformation, digital entrepreneurship: Is there a sustainable “digital”? // Sustainability. – 2020. – № 13.
7. Halpern N., Mwesiumo D., Suau-Sanchez P., Budd T., Bråthen S. Ready for digital transformation? The effect of organizational readiness, innovation, airport size and ownership on digital change at airports // Journal of Transportation Management. – 2021. – № 101949.
8. Попов Е.В., Симонова В.Л., Черепанов В.В. Уровни цифровой зрелости промышленного предприятия // Journal of New Economy. – 2021. – № 2. – c. 90. – doi: 10.29141/2658-5081-2021-22-2-5.
9. Philipp R. Digital readiness index assessment towards smart port development // Sustainability Management Forum. – 2020. – p. 49–60.
10. Абрамов В.И., Борзов А.В., Семенков К.Ю. Критерии оценки цифровой зрелости российских предприятий малого и среднего бизнеса // Социально-экономическое развитие России: проблемы, тенденции, перспективы: Сб. науч. ст. уч. 20-й Международной научно-практической конференции в рамках III Московского академического экономического форума, Курск, 25 мая 2021 года. Курск, 2021. – c. 7-12.
11. Friedrich R., Le Merle M., Gröne F., Koster A. Measuring industry digitization & leaders and laggards in the digital economy. - PwC, 2011. – 24 p.
12. Westerman G., Calméjane C., Bonnet D., Ferraris P., McAfee A. Digital transformation: a roadmap for billion-dollar organizations. MIT Center for Digital Business and Capgemini Consulting. 2011, pp. 61-62
13. Westerman G., Tannou M., Bonnet D., Ferraris P., McAfee A. The digital advantage: how digital leaders outperform their peers in every industry. MIT Center for Digital Business and Capgemini Consulting. 2012, p.3
14. Berger R. The digital transformation of industry. [Электронный ресурс]. URL: fromwww.rolandberger.com/publications/publication_pdf/roland_berger_digital_transformation_of_industry_20150315.pdf, 2015 (дата обращения: 21.01.2022).
15. Berghaus S., Back A. Stages in digital business transformation: results of an empirical maturity study. Mediterranean Conference on Information Systems, 22. [Электронный ресурс]. URL: http://aisel.aisnet.org/cgi/viewcontent.cgi?article=1022&context=mcis2016 (дата обращения: 21.01.2022).
16. Gill M., VanBoskirk S. Digital Maturity Model 4.0. Benchmarks: Digital Transformation Playbook. [Электронный ресурс]. URL: https://dixital.cec.es/wp-content/uploads/presentacions/presentacion06.pdf, 2016 (дата обращения: 21.01.2022).
17. Valdez-de-Leon O. A digital maturity model for telecommunications service providers. Technol. Innov. Manag. Rev. [Электронный ресурс]. URL: https://timreview.ca/article/1008 (дата обращения: 24.01.2022).
18. Salviotti G., Gaur A., Pennarola F. Strategic factors enabling digital maturity: an extended survey. MCIS 2019 Proceedings. [Электронный ресурс]. URL: https://aisel.aisnet.org/mcis2019/15 (дата обращения: 24.01.2022).
19. Ifenthaler D., Egloffstein M. Development and implementation of a maturity model of digital transformation // TechTrends. – 2019. – № 64. – p. 1-8.
20. UK Consumer Digital Index 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.lloydsbank.com/banking-with-us/whats-happening/consumer-digital-index.html (дата обращения: 24.01.2022).
21. Digital Economy and Society Index (DESI). [Электронный ресурс]. URL: https://digital-strategy.ec.europa.eu/en/policies/desi (дата обращения: 24.01.2022).
22. Бабкин А.В., Пестова А.Ю. Алгоритм оценки уровня цифровизации промышленного предприятия. / Цифровая трансформация экономики и промышленности: сборник трудов научно-практической конференции с зарубежным участием, 20-22 июня 2019 г. / под ред. Д-ра экон. Наук, проф. А. В. Бабкина. - СПб.: ПОЛИТЕХ-ПРЕСС, 2019. – 683-680 c.
23. Бурлак Д.С. Разработка методики оценки уровня цифровизации предприятия. Электронная библиотечная система открытого доступа «Научный корреспондент». [Электронный ресурс]. URL: https://nauchkor.ru/pubs/razrabotka-metodiki-otsenki-urovnya-tsifrovizatsii-predpriyatiya-5efdd9d0cd3d3e00013dcd30 (дата обращения: 24.01.2022).
24. Оценка цифровой зрелости компании. [Электронный ресурс]. URL: https://terralink.ru/tsifrovizatsiya-uslugi-po-upravlencheskomu-konsaltingu/otsenka-tsifrovoy-zrelosti-kompanii/ (дата обращения: 24.01.2022).
25. Мерзлов И.Ю., Шилова Е.В., Санникова Е.А., Сединин М.А. Комплексная методика оценки уровня цифровизации организаций // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 9. – c. 2379-2396. – doi: 10.18334/epp.10.9.110856.