Эффективность реализации концепции «умной специализации» в Тюменской области

Бабаян Л.К.
Efficiency of smart specialization concept in Tyumen region - View in English
Об авторах:

Бабаян Л.К.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

 Скачать PDF

Аннотация:
В данном исследовании анализируется возможность внедрения концепции «умной специализации» в управлении Тюменской областью, а также ее влияние на социально-экономическое развитие региона. В эпоху постепенной цифровизации всех отраслей экономики и активного развития инновационных разработок особую важность представляет устойчивое инновационное развитие регионов, основанное на разработке современных стратегических документов управления и планирования. Актуальность исследования заключается в определении ключевой региональной специализации и оценке возможного применения зарубежного опыта в российских регионах. В ряде европейский стран концепция «умной специализации» хорошо проявила себя, оказав значительное положительное влияние на социально-экономическое развитие государств, так и на их инновационное развитие, в частности. Целью исследования является установление возможности внедрения такой концепции управления и выявление возможных результатов в социально-экономическом развитии. Объектом исследования является экономическая система Тюменской области. Предметом исследования – инструменты регулирования и развития экономических региональных систем. В исследовании использованы логический, нормативный методы, а также комплексный, сравнительный, статистический, а также контент-анализ. Результаты представлены в форме анализа влияния внедрения концепции «умной специализации» в регионе на его социально-экономическое развитие, а также сформулированы основные эффекты внедрения такой концепции в Тюменской области.

Ключевые слова:

умная специализация, пространственное развитие, нефтехимическая промышленность, кластерное развитие, инновации

JEL-классификация: O31, O32, O33, R12, R13

Цитировать публикацию:
Бабаян Л.К. Эффективность реализации концепции «умной специализации» в Тюменской области // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 1. – С. 295-306. – doi: 10.18334/ce.16.1.114060

Babayan, L.K. (2022) Efficiency of smart specialization concept in Tyumen region. Kreativnaya ekonomika, 16(1), 295-306. doi: 10.18334/ce.16.1.114060 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Концепция умной специализации, как правило, базируется на нескольких принципах: выбор четкой специализации, согласованность стратегии и целей, совмещение нескольких отраслей для достижения больших результатов, инвестиционные решения, служащие ориентиром, поиск новых форматов и источников инноваций и другие. Именно поэтому стратегии, основанные на «умной специализации», должны отражать специфику региона и его экономического развития, что в итоге определит его ключевые области и ниши, которые обеспечат устойчивое и динамичное развитие субъекта, тем самым усиливая межотраслевые связи внутри региона, а также межрегиональные связи и сотрудничество [1] (Bosh, Vonortas, 2019).

Исследователями выявлены различные методы оценки результатов реализации внедрения концепции «умной специализации» в региональное управление. Часто такие методы основываются на законодательных инициативах Европейской комиссии, а также других документах на уровне Европейского союза, региональном и местном уровне, касающихся «умной специализации» [2] (Karlsson, Silander, Pircher, 2019). Исследователи Миткэндал И. и Новелэрс К. изучили типологию механизмов «умной специализации», а также проанализировали установившийся разрыв между разработанной концепцией «умной специализации» и тем, как она была реализована [3] (Vanhamäki, Rinkinen, Manskinen, 2021).

Основу исследований ученых Джеммы С. и Булдерберга З. составил синтетический инструмент «Колесо оценки», позволяющий оценить стратегию «умной специализации» региона и сравнить ее среди концепций других регионов [4] (Xu, Loh, Chen, 2020). Их исследования были направлены на выявление различий инновационного развития стран Балтийского региона. Сначала ими были исследованы регионы Латвии с помощью разработанного инструмента, а затем тем же методом исследовано развитие регионов Эстонии [5] (Franchi-Arzola, Martin-Vide, Henriquez, 2018). Целью данного исследования было установление различий в применении и в развитии концепции «умной специализации» в странах Балтийского региона, а также сравнение методов («колес») оценки инновационного развития данных стран.

Анализ влияния концепции «умной специализации» на социально-экономическое развитие Тюменской области

В исследовании использовался метод анализа при изучении уровня развития отраслей экономики в Тюменской области, с помощью чего проведен SWOT-анализ социально-экономического развития региона и выявлены наиболее сильные и значимые экономические ниши области. Также был применен системный подход при рассмотрении концепции «умной специализации» как неотъемлемой части стратегии социально-экономического развития области, выявлении общих признаков и несоответствий данных инструментов управления и планирования.

Методом контент-анализа изучены последние корректировки, планируемые для внесения в Стратегию социально-экономического развития Тюменской области до 2030 года. Данным методом установлено отсутствие выделенных особых экономических ниш в Стратегии, представляющих основу для реализации концепции «умной специализации» [6].

Определение сильных и слабых сторон, а также возможностей и угроз социально-экономического развития Тюменской области представлены в виде SWOT-анализа в таблице 1.

Таблица 1

SWOT-анализ социально-экономического развития Тюменской области

Сильные стороны:
Слабые стороны:
1. Высокий инвестиционный потенциал и благоприятный предпринимательский климат
2. Наличие ведущих кластеров производства (нефтегазовый, нефтехимический – «ЗапСибНефтехим»)
3. Положительная динамика роста численности населения
4. Высокая реализация товаров на душу населения
5. Высокий объем валового регионального продукта (834,8 тыс. рублей)
1. Низкий уровень использования природных ресурсов
2. Низкий уровень развития некоторых инфраструктурных систем (социальная, инженерная, транспортная)
3. Территориальное неравенство социально-экономического развития области
4. Значительная зависимость отраслей экономики от спроса со стороны других регионов (в основном от ХМАО – Югры, ЯНАО)
5. Низкий технологический уровень и высокий физический износ производственных мощностей
Возможности:
Угрозы:
1. Новая государственная политика по развитию инноваций в регионах
2. Развитие государственно-частного партнерства как иного инструмента по привлечению инвестиций в развитие отраслей экономики региона
3. Рост спроса на рынке углеводородного сырья
4. Реализация политики в сфере развития цифровизации экономики региона
5. Совершенствование геологических исследований территории области для наращивания добычи углеводородного сырья
1. Повышение спроса на мировом рынке на альтернативные источники энергии
2. Уменьшение объема инвестиционных вложений
3. Главенство протекционизма на рынке как причина ограничения экспорта российских товаров и услуг на мировые рынки
4. Рост диспропорции доходов населения, отсутствие роста реальных доходов населения
5. Внутрирегиональная дифференциация в обеспечении населения услугами отдельных отраслей экономики
Источник: Стратегия социально-экономического развития Тюменской области до 2030 года.

Эффективность исследовательских систем играет важную роль в экономическом росте и напрямую влияет на все сектора общественной жизни общества [7] (Riggirozzi, 2017). Уровень и эффективное использование государственного финансирования исследований и разработок (НИОКР) являются решающими факторами наряду с созданием, поддержанием и развитием механизмов для улучшения структурных характеристик, условий и процессов инновационного развития [8] (Andrews, Beynon, Genc, 2017).

На сегодняшний момент Стратегией пространственного развития РФ определены 22 перспективные отрасли специализации Тюменской области [9]. Однако европейский опыт реализации концепции «умной специализации» предусматривает финансирование, а следовательно, и приоритезацию, сильнейших и крупнейших отраслей региона или страны [10] (Inshakov, Inshakova, 2017). Российский опыт показывает, что даже закрепление в документах стратегического планирования основных специализаций региона не указывает на выявление особых экономических ниш для реализации концепции «умной специализации» региона [11] (Tambovtsev, Rozhdestvenskaya, 2020).

Изначально концепцией «умной специализации» определялось, что инновационные структуры и их преобразования в какой-то степени зависят от технологической эволюции и опираются на существующие условия, а также способствуют развитию территорий [12] (Gerasimenko, Makar, Nosova, 2021). Тем самым инновации, инновационные технологии и сама концепция должны сосредоточиться на определенной экономической специализации. Акцент именно на определенном секторе экономики помогает достичь адекватных результатов [13] (Koroleva, Khmeleva, Agaeva, 2018).

Для реализации успешной стратегии умной специализации требуется сложный процесс как поиска правильных областей будущей специализации, так и предотвращения сбоев координации, которые могут помешать выбранному пути обеспечения прочного регионального роста [14] (Stroev, Milchakov, Pivovarova, 2021). Таким образом, умная специализация – стратегия роста, основанная на поиске приоритетной экономической ниши региона, которая также является приоритетной в части инвестиций.

Анализ регионального развития Тюменской области показал, что доля ВРП региона в показателе ВРП РФ по сумме субъектов РФ на 2019 год составила 1,3%. При этом 43,28% ВРП области образуют показатели валовой добавленной стоимости по следующим отраслям экономики: добыча полезных ископаемых (18,04%), обрабатывающая промышленность (14,60%) и торговля оптовая и розничная, ремонт автотранспортных средств и мотоциклов (10,64%). Также доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в показателе ВРП Тюменской области составила 19,6%. Важно также отметить, что по итогам 2019 года наибольшая доля инвестиций в основной капитал организаций установлена в отрасли обрабатывающих производств (51,7%), в том числе 45,5% всего объема инвестиций составляют средства, направленные в основной капитал организаций производства химических веществ и химических продуктов, а также в отрасли добычи полезных ископаемых (13,4%), в том числе 11,7% всего объема инвестиций составляют средства, направленные в основной капитал организаций по добыче сырой нефти и природного газа.

Данные отрасли экономики региона также характеризуются значительным числом организаций, осуществляющих инновационную деятельность, что является одним из ключевых факторов реализации концепции «умной специализации». Так, 60% организаций по производству кокса и нефтепродуктов (в структуре обрабатывающих производств) осуществляют инновационную деятельность, а также около 44% организаций по добыче сырой нефти и природного газа осуществляют в своей отрасли инновационную деятельность.

На данный момент в Тюменской области функционируют нефтегазовый и нефтехимический кластеры. Объем закупок вертикальных интегрированных нефтяных компаний в 2019 году у тюменских компаний нефтегазового сектора составил 157 млрд руб. В регионе находится сосредоточение R&D-центров ведущих нефтегазовых компаний, что указывает на научно-технический и инновационный потенциал отрасли [15] (Kutsenko, Islankina, Kindras, 2018). Более 80 предприятий в регионе формируют нефтехимический кластер, крупнейшим участником которого является компания «СИБУР» – одно из самых масштабных производств по базовым полимерам в мире. В целях инновационного развития региона и нефтедобывающей отрасли в частности функционируют более 10 научных институтов, занимающихся проведением исследований в отрасли. Более 65% внутренних затрат предприятий региона распределяются на научные исследования и разработки в сфере промышленного производства, что говорит о важности научных разработок в ведущих отраслях региона [16] (Fattakhov, Nizamutdinov, Oreshnikov, 2019).

Реализация концепции «умной специализации» региона по данной отрасли может иметь следующие результаты:

1. Рост инновационной деятельности в нефтегазовой и нефтехимической отрасли.

2. Использование новых технологий для более глубокого геологического исследования [17] (Repichev, Tugacheva, Vorobeva, Avdeeva, 2018).

3. Формирование новых кластеров на территории региона, увеличение рабочих мест.

4. Рост инвестиционных потоков и повышение привлекательности региона на мировом рынке [18] (Popadyuk, 2020).

5. Развитие государственно-частного партнерства и муниципально-частного партнерства как с отечественными компаниями, так и с иностранными [19] (Kremlev, 2018).

Указанные выше эффекты в дальнейшем могут являться векторами для совершенствования системы кластерного развития региона как части инновационной системы устойчивого развития отраслей производства и социально-экономического развития Тюменской области.

Заключение

Несмотря на определенный перечень специализаций в регионах, согласно Стратегии пространственного развития РФ до 2025 года, федеральным и региональным властям необходимо адекватно оценить возможности приоритизации таких отраслей в субъектах [20] (Plisetskiy, Shedko, 2019). Концепция «умной специализации» может не являться универсальным ключом для развития экономики каждого региона в Российской Федерации, но может представлять собой механизм оценки потенциала отраслей региона для устойчивого экономического развития [21] (Lapin, Vuyko, 2019). Проведенным анализом отраслей экономики, представленных в Тюменской области, установлено, что реализация концепции «умной специализации» региона возможна в нефтехимической и нефтегазовой отрасли тюменской экономики. В секторе нефтехимии и нефтегазовой отрасли проводятся научно-технические исследования и реализуются инновационные разработки, также данные отрасли являются стратегическими направлениями, которые закреплены в документах стратегического планирования региона, государственных и ведомственных программах, что говорит о согласованности целей на федеральном и региональном уровне [22] (Smyslova, Ivanova, 2021). Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод, что данные отрасли являются наиболее подходящими для реализации концепции «умной специализации».



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Бош А., Вонортас Н. «Умная специализация» как стимул инновационной экономики в развивающихся странах. Уроки Бразилии // Форсайт. – 2019. – № 13(1). – c. 32-47.
2. Karlsson C., Silander D., Pircher B. The European Commission and Europe 2020: Smart, sustainable and inclusive growth. / In Smart, Sustainable and Inclusive Growth. - Edward Elgar Publishing: Cheltenham, UK, 2019. – 2–35 p.
3. Vanhamäki S., Rinkinen S., Manskinen K. Adapting a Circular Economy in Regional Strategies of the European Union // Sustainability. – 2021. – № 13.
4. Xu K., Loh L., Chen Q. Sustainable Innovation Governance: An Analysis of Regional Innovation with a Super Efficiency Slack-Based Measure Model // Sustainability. – 2020. – № 12(7). – p. 1-19.
5. Franchi-Arzola I., Martin-Vide J., Henriquez, C. Sustainability Assessment in Development Planning in Sub-National Territories: Regional Development Strategies in Chile // Sustainability. – 2018. – № 10(5). – p. 1398.
6. Об утверждении стратегии социально-экономического развития Тюменской области до 2030 года : Закон Тюменской области №23 : принят 24 марта 2020 года. Российская Федерация. Тюменская область. Законы. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/570710699 (дата обращения: 11.03.2021).
7. Riggirozzi P. Regional Integration and Welfare: Framing and Advocating Pro-Poor Norms through Southern Regionalisms // New Political Economy. – 2017. – № 22(6). – p. 661-675.
8. Andrews R., Beynon M. J., Genc E. Strategy Implementation Style and Public Service Effectiveness, Efficiency, and Equity // Administrative Sciences. – 2017. – № 7(1). – p. 1-19.
9. Об утверждении Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года: распоряжение Правительства Российской Федерации №207-р : текст с изменениями и дополнениями от 13 февраля 2019 года : принят 31 августа 2019 года // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2019. – №35. Ст. 4989.
10. Иншаков О. В., Иншакова Е. И. Кластерное развитие российской наноиндустрии как стратегический компонент «умной̆ специализации» регионов // Региональная экономика. Юг России. – 2017. – № 4 (18). – c. 4-15.
11. Тамбовцев В. Л., Рождественская И. А. Теория стратегического планирования: институциональный подход // Terra Economicus. – 2020. – № 2. – c. 22-48. – doi: 10.18522/2073-6606-2020-18-2-22-48.
12. Герасименко Т. И., Макар С. В., Носова С. С. О потенциальной роли инновационных территориальных кластеров в российских степных регионах // Степи Северной Евразии: материалы девятого международного симпозиума, Оренбург, 07–11 июня 2021 года. – Оренбург: Оренбургский государственный университет. 2021. – c. 207-210.
13. Королева Е. Н., Хмелева Г. А., Агаева Л. К. Концептуальная модель формирования «умной специализации» региона // Экономика и предпринимательство. – 2018. – № 11 (100). – c. 494-498.
14. Строев П. В., Мильчаков М. В., Пивоварова О. В. Опорные регионы пространственного развития России: бюджетный аспект // Финансы: теория и практика. – 2021. – № 2. – c. 53-75. – doi: 10.26794/2587-5671-2021-25-2-53-75.
15. Куценко Е., Исланкина Е., Киндрась А. Можно ли быть умным в одиночестве? Исследование инновационных стратегий российских регионов в контексте умной специализации // Форсайт. – 2018. – № 12(1). – c. 25-45.
16. Фаттахов Р. В., Низамутдинов М. М., Орешников В. В. Оценка устойчивости социально-экономического развития регионов России // Мир новой экономики. – 2019. – № 2. – c. 97-110. – doi: 10.26794/2220-6469-2019-13-2-97-110.
17. Репичев А. И., Тугачева Л. В., Воробьева А. В., Авдеева Д. А. Возможности разработки региональных инновационных стратегий на принципах «умной специализации» // Вопросы управления. – 2018. – № 2 (32). – c. 37-45.
18. Попадюк Н. К. Тенденции субъектизации городов и регионов в формирующемся пространственном формате // Друкеровский вестник. – 2020. – № 2(34). – c. 337-345. – doi: 10.17213/2312-6469-2020-2-337-345.
19. Кремлев Н.Д. Организация мониторинга устойчивого развития территорий // Журнал экономической теории. – 2018. – № 2. – c. 224-232.
20. Плисецкий Е. Л., Шедько Ю. Н. Отечественный и зарубежный опыт пространственного развития территорий нового освоения // Пространственный потенциал развития России: невыученные уроки и задачи на будущее: Сборник научных трудов участников Международной научной конференции - XXVI Кондратьевские чтения, Москва, 22–23 ноября 2018 года / Под редакцией В.М. Бондаренко. – Москва: Межрегиональная общественная организация содействия изучению, пропаганде научного наследия Н.Д. Кондратьева. 2019. – c. 315-320.
21. Лапин А.Е., Вуйко М.Б. Модели регионального развития в Российской Федерации и инвестиционные стратегии // Регионология. – 2019. – № 1. – c. 10–29.
22. Смыслова О. Ю., Иванова Н. В. Систематизация подходов к определению региональной инновационной системы // Стратегирование регионального развития в новых экономических реалиях: Материалы Всероссийского экономического онлайн-форума с международным участием, приуроченного к празднованию 55-летия Липецкого филиала Финуниверситета, Липецк, 16–17 декабря 2020 года / Под общей редакцией О.Ю. Смысловой. – Тамбов: Издательский дом \"Державинский\". 2021. – c. 223-228.