Эволюция социально-экономической системы мегаполиса как результат государственной политики

Арбузова Т.А., Фоменко Н.М.
Evolution of the megalopolis socio-economic system as a state policy result - View in English
Аннотация:
В статье представлено исследование эволюции социально-экономической системы в мегаполисах Российской Федерации. В результате проведенного анализа установлено, что в исследованиях действующей в мегаполисах модели социально-экономической системы не учитывается ее эволюция под влиянием государственной политики страны. Целью данного исследования является рассмотрение эволюции городских систем в зависимости от специфики государственной политики по этапам развития страны. В работе выдвинута гипотеза о том, что изменение структуры городских систем мегаполисов находится в определенной зависимости от ситуационной целевой направленности государственной политики. В ходе отработки выдвинутой гипотезы предложена проблемно-ориентированная модель социально-экономической системы мегаполиса, определены тенденции ее модификации под влиянием государства, установлена современная специфика городской системы. Полученные результаты можно рассматривать как развитие методических основ публичного управления городских властей, обеспечивающих формирование структуры городской системы, расходование бюджетных средств и определение эффективности деятельности городских ведомств в зависимости от полноты реализации общественных потребностей

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Арбузова Т.А., Фоменко Н.М. Эволюция социально-экономической системы мегаполиса как результат государственной политики // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 12. – С. 3321-3342. – doi: 10.18334/ce.14.12.111428

Arbuzova, T.A., & Fomenko, N.M. (2020) Evolution of the megalopolis socio-economic system as a state policy result. Kreativnaya ekonomika, 14(12), 3321-3342. doi: 10.18334/ce.14.12.111428 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

В современных условиях особая роль при рассмотрении вопросов социально-экономического развития страны отводится крупнейшим городам, представляющим собой ядро динамических процессов, происходящих в рамках определенных территорий. К группе крупнейших относят городские поселения и округа с численностью постоянного населения более 1 млн чел. В 2020 г. в России насчитывалось 16 крупнейших городов (мегаполисов). Взаимосвязь между социально-экономическим развитием (СЭР) страны и эволюцией городов отражается в работах отечественных и зарубежных ученых, среди которых Морани С. [1] (Moroni, Cozzolino, 2019), Касаткина С.С. [7] (Kasatkina, 2019), Хурматуллина А.Ф. [8] (Khurmatullina, 2017), Елохов А.М. [10] (Elokhov, 2020), Баранов Н.А. [11], Загидуллина Г.М. [12] (Zagidullina, Elokhova, Elokhov, 2017), Кеннеди С., Суглар Л. [13] (Sug1ar, Kennedy, 2020), Сухарев О.С. [14, 22] (Sukharev, Voronchikhina, 2019; Sukharev, 2019), Ворончихина Е.Н. [14] (Sukharev, Voronchikhina, 2019), Шаров С.Ю., Шнейдерман И.М. [15] (Sharov, Shneyderman, 2020), Соколов А.А. [17, 26] (Sokolov, Rudneva, 2017; Sokolov, Rudneva, 2018), Руднева О.С. [17, 26] (Sokolov, Rudneva, 2017; Sokolov, Rudneva, 2018), Аганбегян А.Г. [20] (Aganbegyan, 2019), Глазьев С.Ю. [21] (Glazev, 2018), Кочухова Е.С., Мартьянов В.С. [23] (Kochukhova, Martianov, 2019), Флорида Р. [25] (Florida, 2018), Пальгова В.О. [28] (Palgova, 2019), Городнова Н.В. [29, 30] (Gorodnova, Samarskaya, Krupkin, 2019; Gorodnova, Shablova, 2019), Самарская Н.А., Крупкин А.В. [29] (Gorodnova, Samarskaya, Krupkin, 2019), Шаблова Е.Г. [30] (Gorodnova, Shablova, 2019), Олифер Д.И. [31] (Olifir, 2019), Гильтман М.А., Сумик Е.А. [32] (Giltman, Sumik, 2019), Андреева О.В., Сухорева А.А. [33] (Andreeva, Sukhoveeva, 2019) и др.

На протяжении всего периода изучения городов исследователи направляли свои усилия на построение модели, определяющей факторную зависимость возрастания роли мегаполисов в развитии национальной и глобальной экономической системы. В архитектурно-планировочных документах города рассматриваются как социально-территориальная целостность. При этом доминируют пространственные характеристики. Географы при изучении города используют понятие «среда жизнедеятельности» и выводят ее особенности в сравнении с неурбанизированными территориями. Экономисты и юристы определяют город как комплекс субъектов, выполняющих социальные, производственные, коммерческие, правовые, организационные и информационные функции. Социологи трактуют город через описание социальных составляющих – образ жизни, особенности социальных связей, интересы и потребности людей.

Очевидно, что город как часть цивилизации воплощает в себе все перечисленные экономико-социальные срезы. С. Морони и С. Коццолино, рассматривая причины сложности города, указывают на то, что действия агентов, составляющих город, несомненно, являются основным источником его сложности [1, с. 43] (Moroni, Cozzolino, 2019, р. 43). В свете этого город как объект исследования раскрывается не только через синтез специфических агентов городской системы, но и в их деятельности и взаимодействиях, внутренних и внешних. Данный подход к изучению городской социально-экономической системы (ГСЭС) находит свое отражение в документах ООН-Хабитат, тематических повестках урбанистических форумов [2].

При исследовании феномена города с системных позиций внимание всегда концентрируется на познании структуры ГСЭС. В данной работе составим представление о городе как территориальной социально-экономической действительности, существующей в реальном контексте государственной социально-экономической политики. Сопоставление эволюции ГСЭС и изменений в политике государства позволяет выдвинуть рабочую гипотезу о наличии корреляционной связи между этими явлениями. Исследование этой связки обусловило актуальность данной работы.

Для исследования использованы научные методы, системно-структурный, причинно-следственный, ситуационный, компаративный анализ развития мегаполисов России, отражающие тенденции эволюции их ГСЭС.

Целью данного исследования является рассмотрение эволюции ГСЭС мегаполисов России в зависимости от специфики государственной политики по этапам развития страны. Для достижения цели последовательно реализованы следующие исследовательские задачи:

1) разработка методических подходов к определению сущности и выделению подсистем ГСЭС;

2) оценка направлений эволюции ГСЭС в зависимости от ситуационной государственной политики;

3) рассмотрение специфики современной ГСЭС.

Результаты исследований

Сущность ГСЭС и выделение ее подсистем. Прежде всего, рассмотрим особенности и значение мегаполисов для социального и экономического развития страны.

Во-первых, мегаполисы характеризуются значительной концентрацией разнообразных ресурсов, и прежде всего, людских. При численности населения в 33,7 млн чел. в мегаполисах сосредоточено 23,1% всего населения России и 30,8% городского населения [3].

Во-вторых, российские мегаполисы отличаются особым положением в системе национальной экономики. Они обеспечивают формирование значительной доли ВВП и ВРП, бюджета соответствующего субъекта РФ, инвестиций бизнеса и государства. Мегаполисы формируют 32% ВВП страны [4, с. 4], например, Екатеринбург обеспечивает 60% всех поступлений в бюджет области, а Омск – 97% [5, 6].

В-третьих, многопрофильные социально-экономические и управленческие потенциалы обеспечивают мегаполисам лидерские позиции в развитии не только соответствующих регионов, но и в прогрессе всей страны, роль «узловых центров» формирования и поддержания единой экономической, культурной, научной и информационной системы России.

В-четвертых, мегаполис как место жизни и деятельности населения предстает в виде автономной саморазвивающейся территориальной социально-экономической общности, способной решать проблемы не только государства, но и удовлетворять разнообразные потребности горожан. В их число входят повседневные заботы людей, связанные с функционированием сферы услуг и жизнеобеспечения, которые решаются органами местного самоуправления (ОМС) городов.

Органы местного самоуправления в отличие от федеральных и региональных властей лучше представляют повседневные и перспективные приоритеты преобразований, необходимые программы и проекты. Удовлетворяя общегородские потребности, соответствующие долгосрочным интересам горожан, ОМС заботятся об улучшении их качества жизни, создают основу для роста конкурентных преимуществ города за счет привлечения инвестиций и развития человеческого потенциала. Эта деятельность ОМС 1) обеспечивает формирование эффективной ГСЭС, 2) перераспределяет государственный управленческий функционал с учетом местного самоуправления, 3) позволяет избежать создания громоздкой и неэффективной ведомственной городской системы, формируемой по функциональному принципу, и 4) построить структуру ГСЭС в соответствии с необходимостью и возможностью решения насущных городских проблем, результирующих степень удовлетворения общественных потребностей.

Таким образом, основой для выделения ГСЭС как самостоятельного и целостного объекта управления является, по нашему мнению, единство социальных и экономических интересов, определяемых городской спецификой и определяющих однонаправленность и взаимозависимость целей удовлетворения частных, городских и государственных потребностей. ГСЭС всегда связана с определенными интересами и выступает как механизм их реализации.

Вопрос заключается в определении содержания данного механизма. Так, Касаткина С.С. определяет город как социальную общность, реализуемую через многообразие форм и видов социальных связей [7, с. 3] (Kasatkina, 2019, р. 3). Хурматуллина А.Ф. исследует различные основы формирования города, имеющиеся у различных авторов [8, с. 14] (Khurmatullina, 2017, р. 14). Так, О. Салливан использует показатель плотности населения на городской территории. До начала ХIХ века в российских исследованиях доминировал политико-административный статус города. Татищев В.Н. выделял при определении города правовые характеристики. М. Вебер, Ф. Бродель, Занадворов В. С., Ильина И.П., Велихов Л.А. для характеристики города используют экономические критерии. Елохов А.М. в работе [9, с. 180] (Elokhov, Arbuzova, 2018, р. 180), рассматривая позиции Дж. Форрестера, Анимицы Е.Г., Лаппо Г.М., Глазырина М.В., считает наиболее обоснованным при определении города системный подход.

Обобщая имеющиеся подходы к определению сущности ГСЭС, можно отметить ее интегральность, которая включает: социальность (жизнь городского сообщества), экономичность (наличие и степень развитости различных видов деятельности), правовую и территориальную локальность (соотнесенность с конкретной территорией и системой власти). По нашему мнению, нужно учитывать еще глобальность (понимание города как части социально-экономической системы более высокого уровня) и динамичность (зависимость от ситуационной государственной политики).

Системный подход позволяет определить ГСЭС как территориальное относительно автономное и устойчивое единство субъектов, работающих на удовлетворение общественных потребностей (запросов горожан, бизнеса, государства), использующих на правовой основе располагаемый потенциал. Целевой установкой существования ГСЭС является обеспечение устойчивого функционирования города, т.е. способности противостоять и адаптироваться к воздействию различных негативных факторов, быстрое восстановление нарушенных стандартов, развитие и повышение качества жизни горожан, не уменьшая возможности будущих поколений удовлетворять свои потребности за счет расширенного воспроизводство на территории города.

Системный взгляд на ГСЭС является основанием для ее структурирования. Выделение в составе ГСЭС отдельных подсистем, по нашему мнению, основывается на проблемно-ориентированном моделировании и системной динамике. При таком подходе подсистемы – это элементы ГСЭС, которые обеспечивают благоприятные условия жизнедеятельности населения. Опираясь на результаты исследований в работах [9, 10] (Elokhov, Arbuzova, 2018; Elokhov, 2020) и изучение стратегий социально-экономического развития крупнейших городов России, считаем возможным выделить подсистемы ГСЭС в зависимости от их влияния на прирост населения: социальная; экономическая; пространственная; экологическая; инфраструктурная; управленческая. Городские подсистемы как институциональные образования служат отражением интересов горожан в устранении городских проблем, решение которых определяет развитие и изменение социальных и экономических характеристик города и которые далеки от динамического равновесия.

Изменение потребностей горожан приводит к уменьшению значимости одних и нарастанию важности других подсистем ГСЭС. Все интересы (потребности) горожан можно представить в виде базовых (занятость, доход, комфортное жилье), основных (безопасность, здоровье, инфраструктура), высшего порядка (образование, досуг и отдых, экология). Каждый блок потребностей реализуется через структурные подсистемы города. Например, основные потребности реализуются в городских структурах, отвечающих за создание и поддержание транспортной и дорожной инфраструктуры, сферы социальных услуг, ЖКХ, комфортной и безопасной городской среды. Таким образом, формирование ГСЭС обеспечивает управление по интересам жителей города и заключается в динамической трансформации ее подсистем с учетом их актуальности и возможностей для функционирования в рамках теории устойчивого развития (рис. 1).

Рисунок 1. Структурная модель социально-экономической системы города

Примечания:

1. Ситуационная государственная политика. 2. Проблемные области развития города (неудовлетворенные общественные потребности): 2.1. Социальные проблемы(снижение численности населения, нарушение норм общения и поведения). 2.2. Территориальные проблемы (нерациональность использования городского пространства, экологический кризис). 2.3. Экономические проблемы (сокращение видов деятельности, темпов воспроизводства, снижение эффективности). 2.4. Финансовые проблемы (несбалансированность бюджета, сокращение доходов). 2.5. Инфраструктурные проблемы (неразвитость и старение инфраструктуры города). 2.6. Управленческие проблемы (слабость стратегического планирования, низкая управленческая активность жителей, кадровые и информационные проблемы). 3. Подсистемы города, функционирование которых служит удовлетворению общественных потребностей: 3.1. Социальная подсистема (образование, медицина, культура, физкультура и спорт). 3.2. Пространственная подсистема (архитектурно-планировочное и экологическое ведомства). 3.3. Экономическая подсистема (подразделения, курирующие развитие рынка, малый и средний бизнес (МСБ)). 3.4. Бюджетно-финансовая подсистема (финансовая служба). 3.5. Инфраструктурная подсистема (ЖКХ, транспорт, дороги, информатизация). 3.6. Управленческая подсистема (планирование, контроль, кадры, территориальное общественное самоуправление, правопорядок, безопасность). 4. Инструменты решения проблем города (планы, программы, проекты, бюджеты, инструкции, нормы, правила, ограничения, ответственность, учет, отчетность, публичность). 5. Информация об эквивалентности удовлетворения потребностей.

Источник: составлено авторами.

Основным мерилом развития ГСЭС в теории устойчивого развития является качество жизни горожан. Концентрированное выражение потребностей и интересов городского сообщества определяет содержание и структурирование ГСЭС. Драйвером, центром регулирования функционирования ГСЭС выступает ситуационная государственная политика, которая влияет на актуальный набор городских институциональных форм, обеспечивающих адаптивное самоуправление. Проблемно-ориентированная часть модели ГСЭС основана на постоянном мониторинге степени эффективности удовлетворения потребностей городского сообщества в деятельности городских структур.

Однако ввиду открытости ГСЭС она должна обеспечивать реализацию запросов не только городских жителей, но и региона и государства. Интересы этих субъектов меняются в соответствии с ситуационной государственной политикой и не совпадают, а порой противоречат друг другу. Все это отражается на структуре и направлениях трансформации ГСЭС.

Эволюция ГСЭС под влиянием государственной политики. В настоящее время сложились различные толкования сущности государственной политики. Например, широко известен термин governance, переводимый как управленческая деятельность государства. Зачастую в зарубежных исследованиях используется понятие public policy, которое связано с публичностью государственного управления. Мы придерживаемся определения государственной политики «как процесса управленческого воздействия государства на основные сферы общества, опирающегося на непосредственное применение государственной власти как при разработке, так и при осуществлении стратегии и тактики регулирования функционированием и развитием экономики, социальной сферы и других подсистем общества посредством размещения ресурсов, распределения, перераспределения общественных благ и других мер» [11].

Решение проблем, возникающих на различных этапах развития города, связано с выработкой новой или трансформацией существующей государственной политики. При отсутствии прямой политики в отношении городов воздействие государства на реформирование ГСЭС происходит через модификацию финансовых и правовых условий ее функционирования. Регулирующее влияние государства на ГСЭС осуществляется на матричной основе сочетания мер воздействия в зависимости от городских проблем, актуальных в каждый временной период для удовлетворения запросов жителей города в рамках теории устойчивого развития.

Проследим эволюцию ГСЭС под влиянием государственной политики по основным историческим вехам развития страны.

С 1929 года в нашей стране началась программа индустриализации, предполагающая строительство крупных промышленных предприятий, вокруг которых возникли сначала поселения, а затем и города. Крупные промышленные предприятия требовали большого количества работающих, что привело к многократному росту населения городов. Функции городов определялись в рамках концепции «функциональной специализации» Ле Корбюзье, Хойта и Александерсона и обеспечивали работу градообразующих предприятий (рис. 2).

Рисунок 2. Город как индустриально-сервисная система

Примечания:

1 – трудовые, природные, финансовые ресурсы, использование территории города. 2 – использование инфраструктуры города для нужд бюджетной сферы и градообразующих предприятий. 3 – обеспечение услугами социальной сферы бюджетных учреждений города и градообразующих предприятий. 4 – обеспечение нужд градообразующего предприятия ведомственной инженерной инфраструктурой. 5 – обеспечение нужд градообразующего предприятия ведомственной социальной инфраструктурой. 6 – ведомственная стратегия развития градообразующего предприятия и его инфраструктурного обеспечения.

Источник: составлено авторами

Главная функция города – это создание условий для восстановления работоспособности персонала предприятий, определяющих функциональный профиль города. Потребности производственных работников удовлетворялась предприятиями, расположенными в городе и составляющими градообслуживающую или социальную инфраструктуру.

Вектор развития и структуризации ГСЭС формировался извне. Города ограниченно участвовали в стратегии формирования производственно-функционального профиля, зависели от отраслевых министерств и в основном фокусировались на поддержании функционирования градообслуживающей сферы. Городские власти не могли координировать ведомственные планы развития, до 40% которых не доводились до городских ведомств [12, с. 57] (Zagidullina, Elokhova, Elokhov, 2017, р. 57).

Сервисная роль ГСЭС приводила к тому, что отраслевые министерства, руководящие промышленными предприятиями, расположенными на территории города, зачастую обеспечивали эффективность инвестиций без учета затрат на развитие инфраструктуры города. В итоге в городах нарастали проблемы рациональной организации и использования городского пространства, защиты природы, организации транспортных систем, использования инженерной и социальной инфраструктуры. Развитие градообразующих предприятий опережало наращивание мощностей городской инфраструктуры. Поэтому полное удовлетворение социальных потребностей горожан потребовало создания ведомственной инфраструктуры, которая обслуживала учреждения, подведомственные градообразующим предприятиям. Пропорционально росли инвестиции в городскую инфраструктуру, способствующую формированию и возрастанию «агломерационного эффекта». Рост капитальных вложений в инфраструктуру в расчете на одного жителя составил в крупнейших городах 250% [12, с. 56] (Zagidullina, Elokhova, Elokhov, 2017, р. 56). Однако удорожание инфраструктуры не принималось в расчет центральными ведомствами при размещении предприятий в крупнейших городах.

Сервисная структура ГСЭС в России окончательно сформировалась в конце 30-х годов ХХ в. и в последующие периоды основные ее установки лишь модернизировались по второстепенным аспектам. ГСЭС трактовалась как территориальное образование, имеющее стандартную сервисную инфраструктуру, регулируемую в зависимости от плотности населения в жилых кварталах. Ключевые параметры социалистического города определялись государственным управлением в зависимости от рейтинга градообразующих предприятий.

Доминирование обеспечения ГСЭС деятельности градообразующих предприятий постепенно привело к тому, что в мегаполисах быстрыми темпами стали нарастать экологические проблемы, связанные с загрязнением почвы и воздуха, которые ухудшали здоровье и трудоспособность горожан, демографические показатели. Концентрация производств в крупнейших городах усилила приток в них трудовых ресурсов из региона и обострила проблемы комфортности жизни горожан. Как следствие появились и стали нарастать негативные явления в жизни городского сообщества, углублялись социальные противоречия, которые до определенного уровня компенсировались преимуществами жизни в городе. Л. Шугар и С. Кеннеди, исследуя этот феномен, определяют его как «чистую городскую выгоду», определяемую по социальной отдаче города за вычетом рассеиваемых затрат на инфраструктуру и рассматриваемую ими как показатель устойчивости города [13] (Sug1ar, Kennedy, 2020).

С начала 90-х годов ХХ в. стала проводиться государственная политика рыночного развития, приватизации государственных предприятий, децентрализации управления и демократизации общественных отношений. В итоге к проблемам диспропорций между экономической и социальной составляющей ГСЭС добавилась проблема деиндустриализации городов. На приватизированных предприятиях отмечается снижение эффективности производства. Для смягчения остроты кризисной ситуации предприятия стали освобождаться от затрат на содержание социальных и инфраструктурных ведомственных объектов, передавая их городу. Для ГСЭС это означало расширение властных полномочий и превращение в монопольного распорядителя муниципальной инфраструктурой. ГСЭС по форме стала формироваться самостоятельно с учетом участия города в рыночных конкурентных отношениях, но ее содержание оказалось объектом государственного регулирования.

Центром ГСЭС стали вложения в инфраструктуру, которые содействуя улучшению условий для ведения бизнеса, способствуют росту конкурентного потенциала городов за счет привлечения в города инвестиций, новых предприятий и квалифицированных трудовых ресурсов. Приоритетами эволюции ГСЭС становятся: 1) формирование и совершенствование комфортной городской среды, обеспечивающей рост уровня и качества жизни горожан; 2) укрепление рыночных отношений в решении проблем функционирования и развития бизнеса; 3) опора в развитии не только на собственные ресурсы, но и привлечение инвестиций на основе муниципально-частного и муниципально-государственного партнерства; 4) развитие форм местного и территориального самоуправления, демократизации системы управления; 5) превращение инфраструктуры (инженерной, социальной, рыночной, информационной) в градообразующий фактор развития городов (рис. 3).

Рисунок 3. Современная структура ГСЭС

Примечания:

1 – создание условий для развития экономики. 2 – инвестиции в развитие инфраструктуры. 3 – человеческие ресурсы. 4 – условия для жизни людей. 5 – налоги на прибыль. 6 – налоги на доходы населения. 7 – финансовая поддержка МСБ. 8 – доходы работников предприятий. 9 – трудовые ресурсы для бизнеса. 10 – доходы от развития инфраструктуры. 11 – размещение на территории города. 12 – обеспечение развития территории города. 13 –управленческое воздействие. 14 – финансирование развития инфраструктуры.

Новая государственная политика заменяет централизованно управляемую сервисную специализацию ГСЭС на концепцию ограниченно регулируемого социально-производственного комплекса. В новой модели ГСЭС инфраструктурные виды деятельности создают благоприятные условия для привлечения в город коллективных и индивидуальных субъектов для осуществления современного наукоемкого бизнеса. На это указывают О.С. Сухарев и Е.Н. Ворончихина, говоря о том, что фирмы, занимающиеся НИОКР, используют труд инженеров и специалистов, которые обращают большое внимание на наличие хороших условий для жизни [14, с. 58] (Sukharev, Voronchikhina, 2019, р. 58). В ГСЭС градообразующими в значительной степени стали отрасли сферы услуг. По оценке С.Ю Шарова и И.М. Шнейдермана, «градообразующим становится качество городской среды в связи с резким повышением его значения в притяжении населения и капитала» [15, с. 80] (Sharov, Shneyderman, 2020, р. 80).

Исследование современной специфики ГСЭС. До настоящего времени в России нет четкой и самостоятельной государственной политики в отношении социально-экономического развития мегаполисов. В принятой в 2019 году «Стратегия пространственного развития России до 20205 года» внимание сосредоточено на городских агломерациях, которые рассматриваются в качестве «перспективных центров экономического роста Российской Федерации»» [16, с. 21]. Рассматривая задачи и направления реализации стратегии, можно смоделировать конфигурацию современной ГСЭС, которая должна обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие за счет модернизации жилого фонда и объектов коммунальной инфраструктуры, развития и благоустройства общественных пространств, реставрации объектов культурного наследия; развития транспорта общего пользования, сбалансированного развития городских территорий, улучшения состояния окружающей среды, приоритетной поддержки высокотехнологических и наукоемких отраслей производства товаров, услуг, творческих (креативных) индустрий; за счет содействия кооперации учреждений науки и образовательных организаций высшего образования с бизнесом, планирования развития сети организаций отраслей социальной сферы, создания и развития межрегиональных центров оказания услуг отраслей социальной сферы федерального значения посредством: формирования и развития многопрофильных центров (медицинских, образовательных, компетентностных), внедрения информационно-телекоммуникационных технологии smart city; стратегического планирования, градостроительной политики, обеспечения безопасности жизни и деятельности.

Может показаться, что в составе ГСЭС не произошло существенных изменений. Выделяются традиционные подсистемы города. Однако современная государственная политика коренным образом меняет взгляды на цели ГСЭС и критерии оценки ее эффективности. Концепция устойчивого развития города дополняется ориентированностью на обеспечение конкурентоспособности на основе научно-технологического прогресса и инноваций. ГСЭС рассматривается как механизм концентрации человеческого капитала, интеллектуальных возможностей и предпосылок инновационного развития на основе аккумулирования внутренних и внешних инвестиции и использования выгод от использования трудовых и других городских ресурсов [17, с. 132] (Sokolov, Rudneva, 2017, р. 132).

Государственное регулирование ГСЭС в направлении устойчивого развития моделирует деятельность приоритетных подсистем ГСЭС с учетом особенностей городского развития (состояние экономики, качество человеческого капитала, комфортность городской среды) [16, с. 31].

Первая особенность современной ГСЭС состоит в том, что она вынуждена решать проблемы де- и неоиндустриализации. Это связано с тем, что в экономической подсистеме городов значительна доля производственных отраслей. Валовой городской продукт (ВГП) российских миллионников, за исключением Москвы, на 51% формируется за счет индустриальных отраслей (обрабатывающие производства, строительство, производство и распределение электроэнергии, газа и воды, транспорт и связь, сырьевые товары). Формирование ВГП преимущественно за счет отраслей городского «харда» указывает на схожесть миллионников с городами индустриальной эпохи [4, с. 51]. Например, в Екатеринбурге доля отраслей «харда» в экономике составляет 35,3%, Омске – более 40%, Уфе – 72,4%, Волгограде – 85% [5, 6, 18, 19]. Ухудшение ситуации на этих предприятиях отражается на доходах горожан, сокращает объем их спроса и негативно отражается на развитии городов.

По расчетам А.Г. Аганбегяна, в сегодняшней России около 23% оборудования – с истекшим сроком амортизации. По мнению академика, инвестиции нужно направить на обновление действующего производства, на создание новых мощностей для высокотехнологичных отраслей – фармацевтики, электроники, приборостроения, самолетостроения и других, на развертывание инфраструктуры, жилищное и социально-бытовое строительство, на создание новой транспортно-логистической инфраструктуры. Нужно увеличить вложения в развитие информационно-коммуникационных технологий, удвоить инвестиции в науку, увеличить вложения в образование и здравоохранение [20, с. 17] (Aganbegyan, 2019, р. 17).

Однако преодоление промышленного спада должно сочетаться со стимулированием неоиндустриализации, обеспечивающей структурные сдвиги, рост эффективности за счет адресных инноваций, нивелирование отрицательных последствий деиндустриализации экономики города. Следовательно, для ГСЭС крупнейших городов России актуален дуализм экономического развития. О.С. Сухарев, ссылаясь на мнение С.Ю. Глазьева, обращает внимание на то, что возможности научно-технологического прогресса сильно зависят от наличного технологического базиса [21, 22, с. 38] (Glazev, 2018; Sukharev, 2019, р. 38).

Вторая особенность современной ГСЭС крупнейшего города связана с тем, что развитие отраслей постиндустриальной экономики, определяющих функциональное разнообразие общественно-деловой и социально-досуговой инфраструктуры города (финансы, операции с недвижимостью, торговля, гостиницы, рестораны, нерыночные услуги), сталкивается с определенными трудностями и составляет пока 49% в ВГП [4, с. 51]. Е.С. Кочухова и В.С. Мартьянов, исследуя эту ситуацию, приводят высказывание Лэндри о том, что разработка городских проектов и программ все еще нацелена на решение базовых проблем горожан, а не на создание креативной индустрии [23, с. 51] (Kochukhova, Martianov, 2019, р. 51).

Стремление крупнейших российских городов, за исключением некоторых из них (Москва, Санкт-Петербург, Казань, Екатеринбург), не подтверждается наличием развитой инфраструктуры, накопленным культурным капиталом массового креативного класса. В городах появляются псевдопризнаки постиндустриальной трансформации. Так, в Екатеринбурге, по наблюдениям М. Черных, элементы постиндустриальных сфер деятельности, не поддержанные населением и псевдоразвиваемые властями, на деле становятся лишь примерным образом креативных перемен [24]. Муниципальная статистика показывает, что в крупнейших российских городах, постиндустриализация зачастую сводится к трансформации индустриальной модели города в прообраз типового торгового центра. Точечных постиндустриальных нововведений оказывается недостаточно для массового перехода к новой экономике [23, с. 52] (Kochukhova, Martianov, 2019, р. 52).

Третья особенность – современная ГСЭС, ориентируясь на постиндустриальную идеологию, должна обеспечивать формирование и развитие креативного слоя населения. Достижение этой цели тормозится бюджетными приоритетами, ориентированными на поддержание комфортного проживания в ущерб обеспечению условий для креативного развития города.

Исследуя этот аспект, Р. Флорида оценивает попытки городских властей превратить креативных людей в драйвер постиндустриальных изменений как свершившийся провал. По его мнению, креативная стратегия привела к расслоению городского сообщества, «размыванию среднего класса и деиндустриализации, которая не была компенсирована ростом занятости в креативных отраслях» [25, с. 233] (Florida, 2018, р. 233).

Четвертая особенность функционирования ГСЭС вызвана бюджетной дефицитностью. Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определил городские полномочия. Однако бюджетное обеспечение их исполнения поставлено в зависимость от органов государственной власти. В результате ГСЭС превратилась в механизм, во многом регулируемый государством. Плавающие доходные ресурсы города создают ограничения при реализации расходных обязательств по удовлетворению городских потребностей. Централизованное дотирование и субсидирование снижает мотивацию города к стабилизации и увеличению собственных доходов и эффективному их распределению по городским проблемам [23, с. 54] (Kochukhova, Martianov, 2019, р. 54). Бюджетная политика на муниципальном уровне настроена таким образом, что у руководства городов отсутствует мотивация повышать объем валового продукта: при росте ВГП нестоличных миллионников в два раза в текущих ценах объем доходов муниципальных бюджетов вырос меньше чем на 50% [4, с. 11].

С другой стороны, финансовые ограничения делают ГСЭС открытой для привлечения внебюджетных средств на основе муниципально-частного и муниципально-государственного партнерства. Привлечение частных инвестиций для развития подсистем города происходит на основе открытости городских программ и проектов для бизнеса и населения. Привлечение федеральных и региональных средств происходит на основе участия города в реализации государственных программ и национальных проектов.

Кроме того, конкурентоспособность ГСЭС современных мегаполисов определяется не только разнообразием их стратегий развития, но и ее способностью к динамическим изменениям [26, с. 153] (Sokolov, Rudneva, 2018, р. 153). В условиях нестабильной внешней среды мегаполисам в целях сохранения позитивной и устойчивой динамики развития необходимо постоянно учитывать происходящие изменения, быть готовыми эффективно наращивать свои конкурентные преимущества и быстро адаптироваться к новым вызовам.

Заключение

По оценкам ООН, в первой четверти XXI века более 50% населения мира проживает в городах, а к 2050 году в городах будет жить 68% населения [27]. Согласно оценкам специалистов «КБ Стрелка», 86% прироста мирового ВВП в ближайшие годы будет генерироваться в крупных городах [4, с. 7].

В развитых странах процесс урбанизации в целом уже завершен, в развивающихся он находится в интенсивной фазе. Россия давно является урбанизированной страной. Однако в ГСЭС все последние десятилетия происходят турбулентные изменения. Так, российские мегаполисы, за исключением Москвы, оказались в «ловушке среднего дохода» – утратив индустриальные ресурсы экономики и не достигнув оптимального уровня благосостояния, они пока не выработали ясную стратегию устойчивого роста.

Исследование рабочей гипотезы позволило установить, что действующая в мегаполисах страны модель ГСЭС может быть представлена как территориальное, относительно автономное и устойчивое единство субъектов, обеспечивающих удовлетворение потребностей городского сообщества, опираясь на располагаемый потенциал и государственную политику.

Модернизация структуры и содержания ГСЭС отражает дрейф государственной политики от прямого управления городами к косвенному регулированию условий их существования. Сервисная, по отношению к градообразующим предприятиям, ГСЭС постепенно трансформируется в механизм обеспечения глобальной конкурентоспособности мегаполисов на основе обеспечения роста качества жизни, постиндустриального, научно-технологического и инновационного развития.

Государственное регулирование ГСЭС крупнейших городов в России должно обеспечивать высокий уровень жизни горожан при минимизации комплекса социальных, экономических и иных рисков. Приоритетом развития ГСЭС является создание условий для конкурентоспособности мегаполиса в национальном и глобальном пространстве. Достижение этой цели не представляется возможным без успешного разрешения существующих противоречий, составляющих особенности современной модели ГСЭС.

Во-первых, в ускорении развития креативных отраслей, опережающем параметры функционирования индустриальных отраслей.

Во-вторых, переход от псевдопостиндустриализма к созданию условий для развития реальных отраслей «софта», и прежде всего, за счет формирования и привлечения креативного человеческого капитала.

В-третьих, уменьшение стремления федеральных властей к постоянному сокращению финансовой базы и полномочий ГСЭС, которое препятствует эффективному развитию мегаполисов и не соответствует их потенциалу воздействия на инновационное развитие регионов и всей России.

В связи с этим рекомендуется разработать самостоятельную государственную политику развития мегаполисов в качестве одного из приоритетов государства на современном этапе. Комплекс мер государственной городской политики должен обеспечивать ГСЭС, предупреждать возникновение и предотвращать нежелательные последствия неудовлетворенных общественных потребностей. С другой стороны, государственная политика должна способствовать формированию реальной самостоятельности ГСЭС, обеспечивающей выработку и реализацию инновационной стратегии развития, отвечающей вызовам конкурентоспособности мегаполисов на национальном и международном уровнях.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
Moroni S., Cozzolino S., Action and the city. Emergence, complexity, planning//Сities.2019. Vol 90.P.42-51.
2. Мегаполис будущего. Новое пространство для жизни. Moscow Urban Forum [Электронный ресурс]. URL: https://mosurbanforum.com/upload/iblock/e80/e80663c35d01e0e46438f8ba31435586.pdf (дата обращения 16.12.2020).
3. Города миллионники России 2019. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. URL: http://www.statdata.ru/goroda-millionniki-rossii-po-naseleniu (дата обращения: 16.12.2020).
4. Экономика городов-миллионников: право на развитие. М.: ООО «КБ Стрелка», 2019. - 77с.
5. Решение Екатеринбургской городской Думы от 25.05.2018г. № 12/81 «Стратегический план развития Екатеринбурга». Официальный сайт Екатеринбургской городской Думы [Электронный ресурс]. URL: https://www.egd.ru/docs/acts/_aview_b6848 (дата обращения: 16.12.2020).
6. Решение Омского городского Совета от 19 декабря 2018 года № 101 Стратегия СЭР города Омска до 2030 года. Официальный сайт Электронного фонда правовой и нормативно-технической документации [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/430673269 (дата обращения: 16.12.2020).
7. Касаткина С. С. Урбосфера: системно-семиотический анализ. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук.- Архангельск .– 2019-38с.
8. Хурматуллина А.Ф. Стратегическое планирование как инструмент управления социально-экономическим развитием муниципальных образований. Диссертация на соискание учѐной степени кандидата экономических наук .-Уфа, 2017.-170с.
9. Елохов А.М., Арбузова Т.А. Программно-целевое территориальное управление [Электронное издание] : монография /Перм. гос. нац. исслед. ун-т.- Электрон. дан. - Пермь, 2018. – 236 с.
10. Елохов А.М.Целевые программы и проекты в системе стратегического управления [Электронное издание]: монография; Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – Пермь, 2020. – 205 с.
11. Баранов Н.А. Сущность государственной политики. Персональный сайт Баранова Н.А. [Электронный ресурс]. URL: https://nicbar.ru/politology/study/49-kurs-gosudarstvennaya-politika-i-upravlenie/494-lektsiya-4-gosudarstvennaya-politika (дата обращения 16.12.2020).
12.Загидуллина Г.М., Елохова Т.А., Елохов А.М. Объективные предпосылки трансформации системы управления в крупнейших городах России//Теория и практика корпоративного менеджмента: сб. науч. ст. / Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – Пермь, 2017. – Вып. 14. С.52-62.
13. Sug1ar L., Kennedy С. Urban Scaling and the Benefits of Living in Cities// Sustainable Cities and Society. 2020. Vol 62. doi: 10.1016/j.scs.2020.102617
14. Сухарев О.С., Ворончихина Е.Н. Стратегии индустриализации экономики: Исследование структуры экономического роста и технологического развития. М.: ЛЕНАНД, 2019.-320с.
15. Шаров С.Ю., Шнейдерман И.М. Особенности постиндустриального развития агломераций как ядра экономики // Народонаселение.— 2020.— Т. 23.— № 1.— С. 76-87
16. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Официальный сайт Министерства экономического развития РФ [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/dokumenty/rasporyazhenie_ot_13_fevralya_2019_g_207_r.html (дата обращения 16.12.2020)
17. Соколов А.А., Руднева О.С. Рейтинг крупнейших и крупных городов России по уровню комфортности проживания // Народонаселение. — 2017. — № 3. — С. 130-141.
18. Решение Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 19.12.2018 г. № 35/2 Стратегия социально-экономического развития городского округа город Уфа республики Башкортостан до 2030 года. Официальный сайт Горсовета Уфы [Электронный ресурс]. URL: http://gorsovet-ufa.ru/resheniyanew/?SECTION_ID=337 (дата обращения 16.12.2020).
19. Решение Волгоградской городской Думы от 25.01.17. № 53/1539. «Стратегия СЭР Волгограда до 2030 года». Официальный сайт Электронного фонда правовой и нормативно-технической документации [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/446507709 (дата обращения 16.12.2020).
20. Аганбегян А.Г. О преодолении стагнации, рецессии и достижении пятипроцентного роста//Экономическое возрождение России. 2019. № 2 (60). С. 17-23.
21. Глазьев С.Ю. Рывок в будущее. Россия в новых технологическом и мирохозяйственном укладах. М. : Книжный мир, 2018. 768 с.
22. Сухарев О.С. Технологическое развитие: влияние структуры инвестиций // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2019. Т. 12. № 2. С. 36-55.
23. Кочухова Е.С., Мартьянов В.С. Креативный город или право на город: альтернативы урбанистического развития в российском контексте // Антиномии, 2019. Т. 19, вып. 2.С. 45–66.
24. Черных М. «Столб, лестница, лужа, киоск»: общественники пересчитали препятствия на велодорожках Екатеринбурга. Официальный сайт «Екатеринбург онлайн» [Электронный ресурс]. URL: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-478308.html (дата обращения 16.12.2020).
25. Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М. : Изд. группа «Точка».- 2018.-360 с.
26. Соколов А. А., Руднева О.С. Современная урбанистическая структура России и ее пространственная дифференциация // Народонаселение Т. 21. № 3, 2018. С. 146-156.
27. World Urbanization Prospects: The 2018 Revision, Online Edition. Официальный сайт ООН [Электронный ресурс]. URL: https://population.un.org/wup/Download/ (дата обращения: 16.12.2020).
28. Пальгова В.О. Конкурентоспособность городов в условиях пространственного роста // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – с. 1817-1826. – doi: 10.18334/eo.9.3.40886.
29. Городнова Н.В., Самарская Н.А., Крупкин А.В. Реализация проекта «Системный город» (на примере г. Екатеринбург) // Жилищные стратегии. – 2019. – Том 6. – № 4. – doi: 10.18334/zhs.6.4.40924.
30. Городнова Н.В., Шаблова Е.Г. Применение информационных технологий в концепции развития городов: экономико-правовые аспекты // Жилищные стратегии. – 2019. – Том 6. – № 3. – с. 277-294. – doi: 10.18334/zhs.6.3.40892.
31. Олифир Д.И. Синергия пространства как источник инновационной системы управления и развития городских агломераций (на примере Санкт-Петербургской агломерации) // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 4. – с. 1403-1414. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41300.
32. Гильтман М.А., Сумик Е.А. Города, привлекательные для мигрантов: рост зарплат или цен на жилье? // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 3. – с. 1257-1270. – doi: 10.18334/et.6.3.40920.
33. Андреева О.В., Суховеева А.А. Направления совершенствования системы социального обслуживания граждан в рамках стратегических приоритетов социально-экономического развития города // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – с. 1839-1850. – doi: 10.18334/eo.9.3.40994