Влияние теневой экономики на мультипликатор автономных расходов в России

Герасимук А.Д.
The influence of the shadow economy on the multiplier of autonomous expenditures in Russia - View in English

 Скачать PDF | Загрузок: 10

Аннотация:
В статье показано, что доходы теневой экономики, расходуемые в легальном секторе, увеличивают мультипликатор автономных расходов. Интенсивность этого влияния определяется двумя факторами: во-первых, насколько автономны от Валового Внутреннего Продукта (ВВП) теневые доходы, и во-вторых, какая часть теневых доходов расходуется в легальной экономике, а не реинвестируется в теневую.Проанализировано влияние различных элементов теневой экономики, в т. ч. сокрытие доходов, серые зарплаты и криминальный сектор на расчет значения мультипликатора автономных расходов в России.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Герасимук А.Д. Влияние теневой экономики на мультипликатор автономных расходов в России // Теневая экономика. – 2020. – Том 4. – № 2. – С. 85-92. – doi: 10.18334/tek.4.2.110241

Gerasimuk, A.D. (2020) The influence of the shadow economy on the multiplier of autonomous expenditures in Russia. Tenevaya ekonomika, 4(2), 85-92. doi: 10.18334/tek.4.2.110241 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Мультипликатор автономных расходов является важным инструментом макроэкономической политики. При правильном использовании он может вызвать сильный мультипликативный эффект, приводящий к увеличению доходов, которое, в свою очередь, приводит к увеличению потребления, что вызывает общий экономический рост. Несмотря на положительный аспект использования данного инструмента, мультипликационный эффект может приводить и к негативным последствиям. Рост доходов и потребления во всех секторах экономики влечет за собой инфляционные процессы, вызывающие экономический спад [5] (Eremin, 2018). Исходя из сказанного выше, для поддержания стабильного экономического роста необходимо контролировать мультипликационные эффекты и задавать им правильное направление развития. Именно поэтому изучение мультипликатора автономных расходов важно для макроэкономического регулирования. Первым, кто ввел в оборот понятие мультипликатора, является Джон Мейнард Кейнс. Под этим понятием он понимал коэффициент, показывающий зависимость изменения дохода от изменения инвестиций [6] (Keyns, 1999). Мультипликатор автономных расходов является одним из частных случаев мультипликатора. Он представляет собой коэффициент изменения национального дохода от изменения автономных расходов. Автономные расходы – это расходы, не зависящие от уровня национального дохода. К ним относят автономное потребление и автономные инвестиции. Существует несколько простых способов расчета мультипликатора автономных расходов. Один из них – это нахождение обратной величины от предельной склонности к сбережению (MPS) [4] (Golub, 2018). В свою очередь, MPS можно найти путем вычитания из единицы предельной склонности к потреблению (MPC), которая равна отношению прироста потребления к приросту ВВП: Тогда формула для нахождения мультипликатора автономных расходов выглядит следующим образом:

Таким образом, для определения значения мультипликатора автономных расходов необходимо обладать данными о доходах, потреблении и (или) сбережениях населения.

Для получения корректных значений мультипликатора, позволяющих делать верные выводы об экономике государства, необходимо точно определять факторы, влияющие на этот показатель. На корректную оценку показателей потребления оказывает влияние теневая экономика. Этот сектор экономики не учитывается в официальных службах статистики, поэтому доходы, расходы и сбережения населения, осуществляемые за счет средств теневой экономики, не включаются в расчет мультипликатора автономных расходов. Сектор теневой экономики занимает значительную долю в экономике России. Конкретное значение размера теневой экономики варьируется в зависимости от применяемого метода оценки [9] (Peskova, 2017). По самым скромным оценкам (например, данные Росфинмониторинга) в 2019 году он составлял около 20% от национального ВВП [11] (Solopov, Starostina, Tkachev, 2019). По другим оценкам, размер теневой экономики России варьируется от 20 до 70% ВВП [7, 8, 10] (Malуh, Peskova, 2017; Peskova, 2006; Peskova, 2013).

Теневые доходы, расходуемые в легальной экономике, увеличивают потребление, следовательно повышается предельная склонность к потреблению (MPC), уменьшается предельная склонность к сбережению, соответственно, увеличивается простой мультипликатор автономных расходов. Условно учет влияния данных факторов теневой экономики можно отразить в формуле мультипликатора с помощью деления значения мультипликатора на коэффициент теневой экономики:

где: m1 – значение мультипликатора автономных расходов с учетом теневой экономики; s1 – коэффициент влияния теневой экономики, принимающий значения от 0 до 1. Различные элементы теневой экономики по-разному влияют на значение мультипликатора. Большая доля теневой экономики России приходится на сокрытие официально зарегистрированными предприятиями части своих доходов или прибыли. Это делается для уменьшения налоговых выплат в том числе по налогу на доходы физических лиц и налогу на прибыль организации. Одним из простейших способов, которым пользуются предприниматели, владеющие малым и средним бизнесом, является совершение сделок с потребителями в наличной форме или через банковские онлайн-приложения. Такой вид платежей позволяет не учитывать данную операцию в налоговых документах, так как она нигде не фиксируется. Неучтенные сделки не регистрируются в статистических органах, поэтому они не учитываются при расчете потребления населения и приводят к неточностям в расчете мультипликатора автономных расходов. Помимо неучтенных сделок, погрешность в значении мультипликатора создает выдача серых (теневых, скрытых) зарплат.

Теневая заработная плата (зарплата в конверте) – это незаконно выплачиваемая работодателем заработная плата, при выплате которой государству не были уплачены установленные налоги и взносы [1].

Согласно статистике Росстата, в 2018 году доля серых зарплат составила 12,6% ВВП [3] (Volovatov, Grigoryeva, 2019). Высокая доля серых зарплат оказывает многофакторное влияние на оценку значения мультипликатора. Во-первых, получение неофициальной заработной платы искажает расчет доходов населения, сильно преуменьшая его, что приводит к искажению значений MPS и MPС. Кроме того, сам уровень потребления и сбережения учитывается некорректно. Широкое распространение серых зарплат привело к тому, что, согласно данным статистических органов, население России тратит больше, чем зарабатывает. По таким данным нельзя адекватно оценить ни потребление, ни сбережения населения, что вызывает отклонение значения мультипликатора автономных расходов от своего настоящего значения. Вдобавок к серой зарплате в структуру теневой экономики также входит проблема теневой занятости. В 2018 году около 20% занятого населения работали неофициально [12] (Feinberg, 2019).

А по данным проведенного исследования Центром социально-политического мониторинга Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), практически половина трудящихся граждан России (т.е. 44,8%, см. рис.) так или иначе вовлечены в «серый» (теневой) рынок труда, т.е. получают заработную плату или ее часть «в конвертах» (неофициально), не оформляют трудовые отношения (т.е. не заключают трудовой контракт), а довольствуются с работодателем устными договоренностями. [2]

По данным государственной статистики, в 2014–2017 гг. в неформальном секторе было занято от 14,4–14,3 млн человек, что составляет 20,1–19,8% в общей численности занятых в экономике (табл. 1).

Таблица 1

Численность занятых в неформальном секторе Российской Федерации [3]

Наименование показателя
2014 год
2015 год
2016 год
2017 год
Численность, тыс. чел.
14387
14827
15370
14253
% от общей численности
20,1
20,5
21,2
19,8
Источник: таблица составлена автором на основе документов, представленных на официальном сайте Федеральной службы государственной статистики за 2014–2017 гг. [4]

Доход этих людей не учитывается в официальной статистике, но расходы, если они совершаются законными методами, отражаются, что еще сильнее увеличивает официальное превышение расходов над доходами населения и оказывает негативное влияние на все необходимые для расчета мультипликатора показатели. Немаловажное влияние оказывает и криминальный сектор теневой экономики. Он связан с продажей товаров и услуг, запрещенных законом РФ (наркотики, оружие и т.д.). Масштаб данного элемента теневой экономики оценить труднее всего, но в России, где за 2017 год было совершено более 2 млн преступлений, является неоспоримым тот факт, что расходы и доходы, получаемые от криминальной деятельности, достаточны высоки [2]. Так, общее число только зарегистрированных потребителей наркотиков в 2019 году составляло 459 тыс. человек [1]. Соответственно, этот сектор также оказывает значительное влияние на показатель мультипликатора. В заключение хотелось бы еще раз отметить, что теневая экономика занимает большую долю в общей экономике России, поэтому неучитывание этого сектора экономики не позволяет максимально точно оценить значение мультипликатора автономных расходов. Для наиболее эффективного использования этого инструмента в макроэкономической политике государства необходимо совершенствовать методики анализа теневой экономики. Важно как можно точнее определять долю каждого элемента теневой экономики и влияние, которое каждый из элементов оказывает на показатели предельной нормы сбережения и предельной нормы потребления.

[1] Буров В.Ю. Противодействие государственных органов выдаче работникам скрытой (неофициальной) заработной платы // Теневая экономика. – 2019. – Том 3. – № 4. – doi: 10.18334/tek.3.4.100607

[2] Цит. по: Буров В.Ю. Противодействие государственных органов выдаче работникам скрытой (неофициальной) заработной платы // Теневая экономика. – 2019. – Том 3. – № 4. – doi: 10.18334/tek.3.4.100607

[3] Тумунбаярова Ж.Б., Анциферова М. Д. Неформальная занятость: причины и факторы, определяющие ее уровень // Теневая экономика. – 2018. – Том 2. – № 4. – С. 139-149. – doi: 10.18334/tek.2.4.40935

[4] Рабочая сила, занятость и безработица в России [Электронный ресурс] // составил и разработал территориальный орган Федеральной службы государственно статистики. – Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b18_61/Main.htm – Загл. с экрана.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. В России стало меньше наркоманов. Газета "Известия". [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/842187/2019-02-05/v-rossii-stalo-menshe-narkomanov.
2. Число преступлений в России достигло самого низкого уровня за 10 лет. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/obschestvo/4911816.
3. Воловатов В., Григорьева И. Теневой вектор: объем серых зарплат в России превысил 13 трлн. Газета "Известия". [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/907100/vitalii-volovatov-inna-grigoreva/tenevoi-vektor-obem-serykh-zarplat-v-rossii-prevysil-13-trln.
4. Голуб Л.А. Анализ динамики мультипликатора государственных расходов в Российской Федерации // Вестник Хабаровского государственного университета экономики и права. – 2018. – № 3. – c. 29-34.
5. Еремин В.В. Зависимость мультипликатора автономных расходов от степени загруженности и деградации основного капитала // Вестник евразийской науки. – 2018. – № 3. – c. 21-29.
6. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. - М.: Гелиос АРВ, 1999. – 352 c.
7. Малых О.Е., Пескова Д.Р. Сбалансированность экономической политики государства как основа устойчивого развития // Актуальные вопросы экономической теории: развитие и применение в практике российских преобразований: Материалы VI Международной научно-практической конференции. Уфа, 2017. – c. 284-288.
8. Пескова Д.Р. Теневая экономика и экономический рост. / Монография. - Уфа. РИО БашГУ, 2006. – 32 c.
9. Пескова Д.Р. Особенности количественной и качественной оценки теневой занятости в сельском хозяйстве // Фундаментальные исследования. – 2017. – № 4-2. – c. 374-378.
10. Пескова Д.Р. Теоретические подходы к исследованию и оценке теневой экономики // Экономика и управление: научно-практический журнал. – 2013. – № 2. – c. 49-53.
11. Солопов М., Старостина Ю., Ткачёв И. Финансовая разведка оценила в ₽20 трлн объем теневой экономики в России. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/22/02/2019/5c6c16d99a79477be70257ee?from=newsfeed.
12. Фейнберг А. В России выросла неформальная занятость. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: 5c9a3ea19a7947d947c377c5.