Оценка масштабов и факторов теневой экономики в Узбекистане на основе экспертного опроса

Закиров Э.З., Ахмадалиев А.У.
Assessment of the scale and factors of the shadow economy in Uzbekistan based on an expert survey - View in English

 Скачать PDF | Загрузок: 4

Аннотация:
В статье рассмотрена актуальность исследования явления «теневая экономика». В результате проведённого экспертного опроса выявлены масштабы, причины и факторы теневой экономики с выработкой предложений по её сокращению. Показано совпадение в оценки масштабов теневой экономики официальной статистикой и респондентами.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Закиров Э.З., Ахмадалиев А.У. Оценка масштабов и факторов теневой экономики в Узбекистане на основе экспертного опроса // Теневая экономика. – 2020. – Том 4. – № 1. – С. 47-62. – doi: 10.18334/tek.4.1.110102

Zakirov, E.Z., & Akhmadaliev, A.U. (2020) Assessment of the scale and factors of the shadow economy in Uzbekistan based on an expert survey. Shadow Economy, 4(1), 47-62. doi: 10.18334/tek.4.1.110102 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Актуальность заявленной темы подтверждается тем, что теневая экономика характеризуется своей масштабностью и сокрытием от учета и контроля и вызывает интерес с точки зрения ее многофункциональности и разнородности, поскольку охватывает чрезвычайно широкий спектр социально-экономических явлений, имеющих порой различную природу и не всегда сопоставимые основы функционирования [2] (Burov, 2017).

Явление «теневая экономика» привлекает внимание многих ученых и специалистов. В таблице 1 дана информация о направлении исследований данного явления зарубежными учеными.

Таблица 1

Направления исследований теневой экономики зарубежными учеными

Ученый
Направления исследования
Г. Беккер (Bekker, 2000)
Анализирует преступность как деятельность рационального индивида, максимизирующего свою выгоду
Э. Сатерленд [4] (Sutherland Edwin, 1983)
Разработал концепцию «беловоротничковой преступности», согласно которой скрытая, противоправная деятельность является органическим компонентом повседневной деловой практики «большого бизнеса»
К. Харт [5] (Hart, 1973)
Открыл неформальный сектор экономики в Африке и ввел в научный оборот термин «неформальная экономика»
Э. Файг [6] (Feige, 1990)
Считает, что основным фактором, определяющим успех создания и функционирования эффективной рыночной экономики, является степень согласованности формальных и неформальных норм: при их рассогласованности создаются сильные стимулы для ухода в нелегальную экономику
Э. де Сото [7] (De Soto, 1995)
Внес большой вклад в исследование роли и значения неформальной экономики и теневых экономических отношений в современном рыночном хозяйстве. Основной причиной разрастания городского неформального (теневого) сектора, по его мнению, является бюрократическая заорганизованность, препятствующая свободному развитию конкурентных отношений
Г. Ямада [8] (Yamada, 1996)
Указал на то, что неформальная экономическая деятельность есть результат добровольного выбора людей, стремящихся получать более высокие доходы
Ф. Шнайдер и А. Бауэн [9] (Schneider, Buehn, 2009)
Проведение оценки величины теневой экономики косвенными методами
П. Леминье [10] (Lemieux, 2007)
Предложил методологический подход к пониманию теневой экономики как экономической категории. Отмечает, что теневая экономика возникает в сфере обмена как результат ограничений, связанных с правилами, налогами и запретами
Г. Зеннгольц [11] (Sennholz, 1984)
Полагал, что свойства теневой экономики вытекают из потребности человеческой природы выбирать оптимальную альтернативу из заданных: еще в древнем мире правители устанавливали законы и нормы, внедряя их через насилие и террор, а население либо подчинялось, либо отыскивало способы сопротивления, нередко предпочитая сокрытие экономической деятельности от контроля
Источник: составлено авторами на основе [2] (Burov, 2017).

«Среди российских ученых много споров вызывает вопрос о масштабе теневой экономики. Учеными проанализированы, дополнены и разработаны многочисленные методы измерения масштабов теневой экономики, среди них можно отметить работы М.И. Николаева и А.Ю. Шевякова [12] (Nikolaeva, Shevyakov, 1990), В.В. Попова [13] (Popov, 2002), А. Пономаренко [14] (Ponomarenko, 1997). Следует отметить анализ методов учета и измерения теневой экономики, проведенный Н. Бокун и И. Кулибаба [15] (Bokun, Kulibaba, 1997), которые проанализировали статистические методы оценки теневой экономики, а также рассмотрели методы оценки в странах Восточной Европы» [16] (Maga, Nikolau, 2019).

Теневая экономика характеризуется большими масштабами и своей деструктивностью. Рост теневой экономики может привести к сокращению государственных доходов, что, в свою очередь, приводит к снижению качества социально-экономических условий для населения в целом.

Именно поэтому в целях сокращения масштабов теневой экономики утверждена «Дорожная карта основных направлений структурных реформ на период 2019–2021 гг.» [1]. В соответствии с данным документом предусмотрена разработка Программы по сокращению теневой экономики.

Целью проведенного экспертного опроса являлось выявление масштабов, причин и факторов теневой экономики с выработкой предложений по ее сокращению. Исходя из поставленной цели основными задачами данного опроса являлись:

1. Отбор респондентов, обеспечивающих получение объективной и актуальной информации о состоянии теневой экономики.

2. Определение основных социальных и экономических причин теневой экономики.

3. Определение условных масштабов теневой экономики в разрезе отдельных отраслей.

4. Анализ факторов, вынуждающих предпринимателей находиться в теневой экономике.

5. Выработка предложений по сокращению размеров теневой экономики.

Методология проведения опроса

Исходя из вышеуказанных задач, в качестве интервьюируемых были выбраны следующие категории респондентов:

1. Эксперты в области таможенных и налоговых операций, работающие, соответственно, в таможенных и налоговых органах государственного управления (далее – эксперты) со средним стажем работы в своей отрасли порядка 12 лет. Данная категория является важной, так как указанные органы непосредственно нацелены на обеспечение сокращения объемов теневых операций.

2. Лица, осуществляющие свою трудовую деятельность неофициально, не состоящие в семейных отношениях, имеющие в основном среднее специальное образование, средний возраст которых составляет 28 лет. Данная категория представляет особый интерес, так как согласно данным Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике, в 2018 году в неофициальном секторе было занято 7 870 081 человек, или 68 % общего количества занятых по стране. В этой связи занятые в неформальном секторе формируют основной компонент теневой экономики и обладают важной информацией, характеризующей теневую экономику. Отобранные респонденты осуществляют неофициальную трудовую деятельность в сфере торговли (2 респондента – мужчина и женщина) и строительства (2 респондента – мужчина и женщина) [2]. Эти сферы были выбраны исходя из данных ГКС РУз по статистике, согласно которым торговля и строительство лидируют по количеству неофициально занятых по сравнению с другими отраслями. В торговле занято 17,8 %, а в строительстве – 17,3 % общего количества неформальных работников [3].

3. Предприниматели, осуществляющие деятельность в следующих сферах: промышленность (4 респондента), строительство (4 респондента), сфера услуг (4 респондента), транспорт (4 респондента) и сельское хозяйство (4 респондента) [4]. Определенная часть предпринимателей, как правило, формируют один из ключевых элементов теневых отношений и обладают информацией, необходимой для изучения теневой экономики.

Общее количество интервьюируемых составило 30 человек. Респонденты отбирались исходя из компетентности в вопросах оценки масштабов и причин теневой экономики.

География опроса включала г. Ташкент. Это было вызвано тем, что в столице сосредоточены центральные аппараты государственных органов и экспертное сообщество, которые владеют общей информацией о состоянии теневой экономики по всей республике, а также ограниченностью ресурсов для проведения опроса.

Методом сбора информации было выбрано глубинное интервью, позволяющее использовать открытые вопросы для получения детальной информации по вопросам, касающимся теневой экономики. Глубинные интервью проводились анонимно. При этом все интервьюируемые были проинформированы о том, что конечная цель опроса – это анализ состояния теневой экономики.

По окончании каждого глубинного интервью полученные сведения заносились в единую базу данных MS Excel для последующей обработки, группировки и анализа.

Результатом проведенных глубинных интервью стало обобщение высказанных мнений респондентов и их сопоставительный анализ. В этой связи в анализе отсутствуют какие-либо процентные соотношения и пропорции, полученные исходя из репрезентативности выборки (которые используются в количественных опросах). Важно понимать, что полученные оценки являются чисто субъективным мнением респондентов и не могут являться репрезентативными. Во-первых, это связано с тем, что у респондентов из одной отрасли наблюдался значительный разброс в значениях. Например, оценки доли теневой экономики в сельском хозяйстве варьировались от 10 до 90 %. Во-вторых, в отличие от количественного опроса, глубинные интервью направлены на получение субъективного экспертного мнения опрашиваемого.

Размер теневой экономики

Согласно данным ГКС РУз, в 2018 году занятые в неформальном секторе экономики распределились по следующим сферам: торговля (17,8 %), строительство (17,3 %), промышленность (14,2 %), сельское хозяйство (10,9 %) и прочие услуги (28,2 %) [5].

Результаты экспертного опроса показывают почти схожее отраслевое распределение теневой экономики. Респонденты отметили, что самые высокие доли теневой экономики имеют место в торговле (75 %), строительстве (50 %), промышленности (45 %) и сельском хозяйстве (40 %). Помимо указанных отраслей теневая экономика имеет сильные позиции в сфере услуг, особенно, в сфере образования и здравоохранения. Данный факт может быть связан с тем, что эти сферы являются бюджетными и уровень заработной платы в них низкий.

Важно отметить единство мнений и оценок респондентов при определении отраслей, в которых теневая экономика имеет наибольшее распространение.

Неофициальная занятость

Одним из проявлений ТЭ является неформальная занятость. Зачастую у работодателей в целях экономии своих расходов появляется желание уйти от уплаты налогов. С целью сокращения своих расходов недобросовестные работодатели выплачивают работникам «серую» заработную плату – «заработную плату в конвертах / скрытую». Предпосылками также выступают «низкая правовая культура» большей части населения и нежелание обращаться в суды, боязнь потерять работу из‑за ограниченных возможностей рынка труда. Высокий уровень склонности населения к неформальной занятости проявляется не только в тенденции роста социальной уязвимости работников, но и в том, что существуют и другие факторы, влияющие на развитие неформальной занятости [18] (Tumunbayarova, Antsiferova, 2018).

Неофициальная занятость является одним из главных столпов теневой экономики. На вопрос о том, насколько в стране распространена практика сокрытия доходов со стороны неофициальных работников, эксперты зачастую отмечали, что данное явление широко развито в частном бизнесе. Респонденты отмечают, что количество таких работников в Узбекистане достаточно велико, но оно постепенно сокращается вследствие проводимых реформ в экономике. По мнению большинства экспертов, наибольшее количество неофициальных работников трудятся в таких отраслях, как строительство, торговля, транспорт и сфера услуг.

Социологический портрет неофициального работника, согласно мнению экспертов, имеет следующие черты: это лицо без высшего образования, безуспешно ищущее работу в официальном секторе (по причине отсутствия работы как таковой или по причине недостаточной оплаты). Средний заработок неофициального работника, согласно мнению экспертов, составляет около 1,5 млн сумов в месяц.

Среди причин, побуждающих людей заниматься незарегистрированной трудовой деятельностью, респонденты-эксперты отметили желание неофициальных работников сохранить свои доходы на высоком уровне уходом от уплаты подоходного налога и низкий уровень правосознания. При этом и эксперты, и сами незарегистрированные работники отмечают, что неофициальная занятость порождает немало проблем: потеря возможностей получения гарантий охраны труда, социальной защиты и социального обеспечения со стороны государства, нерегулярность дохода, несправедливое отношение работодателей. Предприниматели, в свою очередь, выделяют такие проблемы незарегистрированной трудовой деятельности, как низкий уровень оплаты труда (по сравнению с занятыми в официальном секторе), плохие условия труда, отсутствие социальных гарантий, несправедливое отношение руководства, ограниченность профессионального развития.

Все респонденты – неофициальные работники отмечают, что хотели бы работать легально. При этом основными условиями для официального трудоустройства, согласно мнению респондентов, являются наличие рабочих мест и соответствующий удовлетворяющий уровень заработной платы (назывались оценки в 2–3 млн сумов).

Большинство предпринимателей высказались, что невыгодно принимать на работу лиц без оформления трудовых контрактов по причине возможных трений с государственными контролирующими органами. Однако представители сферы сельского хозяйства отметили обратное, что может быть связано с тем, что фермеры при выполнении сельскохозяйственных работ и сборе урожая зачастую нуждаются в быстром наборе временных работников для выполнения полевых работ за ограниченное время (неделя-две), что вынуждает их к тому, чтобы не оформлять с ними договоры на выполнение услуг. Многие эксперты, отвечая на вопрос о выгодности неофициального трудоустройства, отметили, что предпринимателям выгодно неофициально нанимать людей в целях избежания расходов на налоги при выплате заработной платы и сокращения административных и бухгалтерских операций.

Факторы и причины теневой экономики

«Одной из форм проявления теневых экономических отношений является уклонение от уплаты налогов. Уклонение от уплаты налогов представляет собой способы уменьшения налоговых платежей, при которых налогоплательщик умышленно избегает уплаты налога (налогов) или уменьшает размер своих налоговых обязательств с нарушением действующего законодательства….. Анализируемая нами проблема становится особо актуальной в условиях экономического кризиса и приближающей рецессии, когда субъекты хозяйственной деятельности стремятся к уменьшению налоговых и других обязательных платежей, что характерно как для мировой экономики, так и российской» [19] (Burov, Burova, Gonin, 2014).

Касательно причин и факторов, влияющих на развитие теневой экономики в целом, важно отметить, что респонденты продемонстрировали единое восприятие. Подавляющее большинство опрошенных главной причиной совершения теневых операций определили уход от уплаты налогов. Респонденты отметили, что осуществлять различные бизнес-операции легально экономически невыгодно и нецелесообразно ввиду высокого уровня налогообложения, неофициальных расходов, связанных с прохождением процедур налогообложения.

Дополнительно к этому упоминаются такие факторы, как низкий уровень финансовой грамотности у предпринимателей, сложность ведения бухгалтерского учета и проведения банковских операций, неразвитость администрирования в банковской и налоговой системах в целом, их «забюрократизированность».

Например, один из предпринимателей отметил следующее: «После нескольких шагов государства по либерализации валютных операций теневой рынок значительно сократился. Но на этом не нужно останавливаться. По моему мнению, существует очень много искусственных барьеров в фискальном и монетарном секторе, которые влияют на все бизнес-процессы и способствуют ведению двойной бухгалтерии». Было озвучено также мнение, что теневая экономика имеет и положительные стороны для бизнеса: например, в процессе осуществления предпринимательской деятельности возникает острая необходимость купли-продажи чего-либо по наличному расчету, что позволяет предпринимателям оперативно реагировать и решать проблемы. Респонденты отмечают, что порой бывает очень сложно получить кредит на расширение деятельности или закупку нового оборудования. Однако многие находят решение этой проблемы через использование знакомств или родственных связей. Таким образом, такие незаконные действия позволяют предпринимателям в отдельных случаях решать сложные проблемы и успешно вести свой бизнес.

Один из факторов теневой экономики – сокрытие реальной хозяйственно-экономической информации при ведении предпринимательской деятельности. На вопрос о том, предоставляют ли предприятия достоверные данные о своей прибыли контролирующим органам, подавляющая часть респондентов отметили, что предприниматели указывают в официальных отчетностях в среднем менее половины фактической прибыли. Один из предпринимателей даже ответил более саркастично: «Меньше половины прибыли обычно показывают. Самые честные и справедливые предприниматели, наверное, половину прибыли показывают».

Следующий фактор теневой экономики – это коррупция. В целом уровень коррупции в стране оценивается как высокий. Высказывалось мнение, что она постепенно снижается. При этом наличие и уровень коррупции зависят от вида отрасли: в промышленности и сельском хозяйстве она имеет низкий уровень, но в строительстве, торговле и услугах – наоборот. Большинство респондентов отметили возникновение случаев коррупции при взаимодействии предпринимателей с государственными органами: при получении разрешений, прохождении процедур лицензирования, регистрации и сертификации. Также было отмечено, что уровень коррупции наиболее высок на государственных предприятиях или предприятиях с государственной долей в уставном капитале.

«Коррупция в современном мире является одной из наиболее острых проблем экономической, социальной и правовой действительности. Это явление присутствует во всех государствах. При этом необходимо отметить, что коррупция стала привычным явлением как для развитых стран, так и для развивающихся государств, в которых ее последствия оказываются наиболее заметны и это в первую очередь относится к России» [20] (Burov, 2014).

На вопрос о том, насколько бизнес может успешно работать, не нарушая при этом закон, отдельные респонденты отметили, что это зависит от вида отрасли. Например, представители сферы строительства, торговли и транспорта заявили, что успешно работать и не нарушать закон – невозможно. Большинство же респондентов отметили, что это вполне реально. При этом был отмечен ряд факторов, вынуждающих предпринимателей осуществлять свою деятельность вне рамок закона. К ним относятся: высокое налогообложение и стремление предпринимателей его избежать, сложность и непостоянство законодательных норм и требований к ведению бизнеса. Отмечается, что стремление избежать налогообложения поспособствовало введению новой ставки НДС. Также было высказано мнение, что ведение успешного бизнеса без нарушения закона невозможно по причине того, что государственные контролирующие органы сами вынуждают предпринимателей нарушать законодательство при реализации своих полномочий. Это подтверждается следующими ответами респондентов:

«Думаю, что работать успешно и не нарушать закон – невозможно, так как все очень быстро меняется и предприниматели не успевают приспособиться. Для того чтобы не нарушать эти законы, надо быть гениями».

«Нельзя работать, не нарушая закон. Все законы созданы против предпринимателей, система такая».

«Очень сложно искоренить то, что годами приживалось. В основном, к нарушению закона подталкивают сами государственные служащие. Если оплата труда в государственных органах будет достойной, а набор сотрудников – прозрачен, то это поможет соблюдать законность и поспособствует развитию бизнеса».

В целях проверки объективности ответов респондентов-предпринимателей им был задан дублирующий вопрос касательно факторов, негативно влияющих на предпринимательскую деятельность (проверка вопроса о возможности (невозможности) ведения бизнеса без нарушения законодательства). Так, среди основных барьеров, которые затрудняют предпринимательскую деятельность, около половины респондентов отметили большое количество и размер налогов, а также бюрократию в государственных органах. При этом отдельные предприниматели отметили, что недостаток знаний и опыта для ведения бизнеса также является фактором ухода в тень. Эксперты, отвечая на данный вопрос, отметили, что главными барьерами, препятствующими ведению предпринимательской деятельности, являются недостаток опыта и знаний, а также коррупция в государственных органах.

Подавляющее большинство респондентов-предпринимателей отметили, что за последние несколько лет на их предприятиях не было осуществлено ни одной проверки со стороны контролирующих государственных органов. При этом предприниматели отмечают, что в случае выявления нарушения законодательства с проверяющими всегда можно «договориться» и «решить вопрос» в целях избежания ответственности. Аналогичного мнения придерживаются и эксперты. Эксперты также утверждают, что подобная практика постепенно исчезает, так как количество проверок значительно сократилось. Помимо этого высказывалось мнение о том, что если на предприятии не зафиксировано нарушения законодательства, то предпринимателю ничего платить не приходится. Как отметил один из предпринимателей, финансовая и правовая грамотность в отдельных случаях позволяет отстаивать свою позицию при отсутствии нарушения законодательства: «Сталкиваемся с этим, но наши сотрудники стараются не оставлять ни малейшего повода для этого и отстаивают наши интересы».

На вопрос о том, приходилось ли предпринимателям уплачивать денежные средства определенным лицам для решения вопросов, связанных с предпринимательской деятельностью, около половины респондентов отметили, что подобные случаи периодически происходят, при этом отмечается, что отдельные предприниматели вместо денежных средств оказывают разного рода услуги:

«Я выбираю позицию «не брать и не давать». Однако по мелочам бывает: СЭС, пожарники, «мусорка». Но это средства небольшие, не значимые».

«Я никому ничего не плачу. Я иду до конца, я знаю все законы. Но вот другие, конечно, платят, так как им это удобно».

«Нет, деньги мы не даем, но иногда даем машины на праздники для перекрытия дорог».

Вопрос о степени влияния налоговой реформы на сокращение неформальной занятости разделил респондентов-предпринимателей на два лагеря. Первая группа респондентов отметили, что результаты реформы пока до конца непонятны и нужно время для их усвоения. Они также заявили, что в целом ее результаты положительно влияют на сокращение неформальной занятости. Вторая группа опрошенных были более категоричны в своем мнении и отметили, что налоговая реформа привела к росту количества неофициальных работников, в том числе за счет введения новых ставок НДС, из‑за которых поднялись цены на товары и размер заработной платы, что послужило импульсом к росту неформальной занятости. Так, один из предпринимателей отметил: «Фирма, работающая в рамках общего режима налогообложения, стала основным фактором для роста неформальной занятости. Общий режим налогообложения увеличил налоговую нагрузку в разы, что косвенно побуждает растущие малые фирмы дробиться или останавливать (технологическое) развитие. Выросло целое поколение бухгалтеров, которые не умеют работать вне общего режима налогообложения. Нужно продолжить налоговую реформу и проработать вопрос снижения ставки НДС».

Эксперты, в отличие от предпринимателей, оказались более оптимистично настроены. Они утверждают, что неформальная занятость в целом снизилась и многие люди стали работать официально. Так, например, один из них утверждает следующее: «Реформа очень сильно повлияла на снижение неофициальной занятости. По итогам первого квартала 2019 года появилось до миллиона новых налогоплательщиков».

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в отдельных случаях неофициальное трудоустройство может быть выгодно предпринимателям, если они не хотят платить налог с заработных плат своих работников и нести лишнее бремя административных и бухгалтерских операций. С другой стороны, предприниматели негативно относятся к неофициальному трудоустройству по причине опасения возможных трений с государственными контролирующими органами. При этом сами неофициальные работники, согласно опросу, положительно относятся к возможности легального трудоустройства.

Таким образом, согласно результатам экспертного опроса, основным фактором теневой экономики является стремление предпринимателей избежать налогообложения, что объясняется, с одной стороны, нежеланием предпринимателей отдавать часть прибыли государству и, с другой – сложностью и неэффективностью ведения бизнеса официально. Другими факторами являются сложность осуществления бухгалтерских и банковских операций, низкий уровень финансовой грамотности предпринимателей, неразвитость банковской системы и налогового администрирования.

Заключение

На основании вышеизложенных результатов оценки масштабов и структуры теневой экономики можно сделать следующие выводы:

1. Теневая экономика в Узбекистане – среда, объективно сформировавшаяся за годы независимости в результате несовершенства системы налогового и таможенного администрирования, сложности процедур налогообложения и таможенного контроля (большого количества отсылочных норм в законодательстве, видов налогов, сборов и отчислений), высокого уровня коррупции в органах государственного управления и, как следствие, искажения образа мышления у большинства трудоспособных граждан и предпринимателей с формированием у них «привычки ухода в тень». Основной принцип поведения в данной среде заключается в том, что субъект будет «уходить в тень» всегда, если есть недоверие к государству из‑за бюрократии, коррупции, несправедливого налогообложения, сложности «правил», регулирующих легальное поведение и налогообложение.

2. Масштабы теневой экономики в Узбекистане варьируются между 40 и 50 % по отношению к ВВП, это связано с тем, что не существует метода оценки, который обеспечил бы ее точности. Вместе с тем многие оценки показали, что тренд размера теневой экономики повышался в течение последних двух десятилетий, и только начиная с 2018 года ожидается снижение ее масштабов.

3. Выборочные опросы предприятий и экспертные опросы показали, что наибольшие масштабы теневых экономических операций наблюдаются в сфере строительства, промышленности и сельского хозяйства.

[1] Указ Президента Республики Узбекистан от 8 января 2019 года №УП-5614 «О дополнительных мерах по обеспечению дальнейшего развития экономики и повышению эффективности экономической политики»

[2] Поиск работы осуществляется через знакомых, социальные сети и сайты с объявлениями. Для части опрошенных неофициальная работа является основным заработком. Часть респондентов отметили, что осуществляют незарегистрированную трудовую деятельность периодически в целях получения дополнительного заработка. Респонденты работают как на частных объектах (физическое присутствие), так и в сети (удаленно). Заработную плату опрошенные получают как по результатам реализованных услуг/работ, так и на почасовой или поденной основе. Средний уровень заработной платы среди опрошенных составляет около 1,9 млн сумов в месяц. При этом те респонденты, которые работают неофициально на постоянной основе, имеют больший заработок по сравнению с теми, кто осуществляет незарегистрированную деятельность периодически (непостоянно).

[3] https://stat.uz/uz/

[4] Преобладающая часть опрошенных предпринимателей – это малые и средние предприятия в форме обществ с ограниченной ответственностью, средний жизненный цикл которых составляет 8,5 года. Помимо этого в выборке также присутствуют крупные предприятия в форме обществ с ограниченной

[5] https://stat.uz/uz/



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Аналитический доклад «Поддержка стратегических исследований в целях устойчивого развития» на основе обобщения результатов исследования, проведённого группой национальных консультантов. Программа развития ООН. [Электронный ресурс]. URL: http://www.undp.org.
2. Буров В.Ю. Теоретические основы исследования теневой экономики: ретроспективный анализ // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 57-72. – doi: 10.18334/tek.1.2.37712.
3. Беккер Г. Преступление и наказание: экономический подход. / Истоки. Вып. 4. - М.: ГУ-ВШЭ, 200. – 28-90 c.
4. Sutherland Edwin H. White Collar Crime. / Foreword by Donald R. Cressey. - Westport, Conn.: Greenwood Press, 1983.
5. Hart K. // Journal of Modern African Studies. – 1973. – № 1. – p. 61-89. – url: https://www.sv.uio.no/sai/english/research/projects/anthropos-and-the-material/Intranet/economic-practices/reading-group/texts/hart-informal-income-opportunities-and-urban-employment-in-ghana.pdf.
6. Feige E.L. Defining and Estimating Underground and Informal Economies: The New Institutional Economics Approach // World Development. – 1990. – № 7. – p. 989-1002. – doi: 10.1016/0305-750X(90)90081-8.
7. Де Сото Э. Иной путь. Невидимая революция в третьем мире. - М.: Catallaxy, 1995.
8. Yamada G. Urban Informal Employment and Self-Employment in Developing Countries. Theory and Evidence // Economic Development and Cultural Change. – 1996. – № 2. – p. 289-313. – doi: 10.1086/452214.
9. Schneider F., Buehn A. Shadow Economies and Corruption All Over the World: Revised Estimates for 120 Countries // Economics: The Open-Access. – 2009. – № 1.
10. Lemieux P. The underground economy. Causes, extent, approaches. Montreal Economic Institute Research Paper. - 2007. - 34 p
11. Sennholz H.F. The underground economy. - Auburn: Ludwig von Mises Institute, 1984. – 27 p.
12. Николаева М.И., Шевяков А.Ю. Теневая экономика: методы анализа и оценки. / Т.26. - М.: Экономика и математические методы, 1990. – 926-935 c.
13. Попов В.В. Методы измерения теневой экономики и их использование в постсоветской России. / глава в книге: Экономическая теория преступлений и наказаний. Теневая экономика в советском и постсоветском обществах. - М., 2002.
14. Пономаренко А. Неучтенные доходы и структура ВВП // Вопросы статистики. – 1997. – № 4.
15. Бокун Н., Кулибаба И. Проблемы статистической оценки теневой экономики // Вопросы статистики. – 1997. – № 7. – c. 11-19.
16. Мага А.А., Николау П.Э. Анализ масштабов теневой экономики в Республике Узбекистан // Теневая экономика. – 2019. – № 2. – c. 115-126. – doi: 10.18334/tek.3.2.40936.
17. Указ Президента Республики Узбекистан от 8 января 2019 года №УП-5614 «О дополнительных мерах по обеспечению дальнейшего развития экономики и повышению эффективности экономической политики»
18. Тумунбаярова Ж.Б., Анциферова М.Д. Неформальная занятость: причины и факторы, определяющие ее уровень // Теневая экономика. – 2018. – № 4. – c. 139-149. – doi: 10.18334/tek.2.4.40935.
19. Буров В.Ю., Бурова Л.А., Гонин В.Н. Уклонение от уплаты налогов как фактор снижения экономической безопасности малого предпринимательства. / Монография. - Чита: ЗабГУ, 2014. – 158(69-70) c.
20. Буров В.Ю. Теневая экономика и малое предпринимательство: теоретические и методологические основы исследования. / Монография. - Чита: ЗабГУ, 2014. – 204(57) c.
21. Государственный портал Республики Узбекистан. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gov.uz.
22. Государственный комитет Республики Узбекистан. [Электронный ресурс]. URL: http://www.stat.uz.
23. Налоговый комитет Республики Узбекистан. [Электронный ресурс]. URL: http://www.soliq.uz.
24. Министерство занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mehnat.uz.