Анализ масштабов теневой экономики в Республике Узбекистан (часть 2)

Мага А.А.
Analysis of the scale of the shadow economy in the Republic of Uzbekistan (part 2) - View in English

 Скачать PDF | Загрузок: 14

Аннотация:
В данной статье автор продолжает свои исследования по определению объема теневой экономики в Республике Узбекистан по двум методам. Согласно результатам анализа, масштабы теневой экономики Узбекистана за анализируемый период очень сильно отличаются, что связано с недостаточной объективностью применяемых методов.
Отмечено, что метод сопоставления ВВП по доходам и расходам дает довольно большую ошибку и позволяет только примерно определить направление развития теневой экономики.
Показано, что разнообразие теневой экономики порождает и разнообразие различных методов определения ее масштабов и это говорит о необходимости использования нескольких подходов с целью получения более объективной оценки масштабов всех секторов и сегментов теневой экономики.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Мага А.А. Анализ масштабов теневой экономики в Республике Узбекистан (часть 2) // Теневая экономика. – 2020. – Том 4. – № 1. – С. 63-69. – doi: 10.18334/tek.4.1.110099

Maga, A.A. (2020) Analysis of the scale of the shadow economy in the Republic of Uzbekistan (part 2). Tenevaya ekonomika, 4(1), 63-69. doi: 10.18334/tek.4.1.110099 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Как уже неоднократно отмечалось, теневая экономика характеризуется своей масштабностью и сокрытием от учета и контроля и вызывает интерес с точки зрения ее многофункциональности, разнородности и, конечно, определения ее масштабов.

В предыдущих выпусках журнала «Теневая экономика» различными авторами рассматривалась проблема измерения масштабов теневой экономики [1, 2, 3] (Burov, 2017; Bochkareva, 2019; Khudaynazarov, 2019).

Разнообразие проявлений теневой экономики порождает и разнообразие различных методов определения ее масштабов. И это говорит о необходимости использования нескольких подходов с целью получения более объективной оценки масштабов всех секторов и сегментов теневой экономики.

Ранее автором в рамках анализа масштабов теневой экономики (ТЭ) в Узбекистане были рассчитаны масштабы ТЭ за 2000–2018 гг. с применением трансакционного подхода (Файг) [4] (Maga, Nikolau, 2019). В данной статье будет применен стандартный денежный подход (метод спроса на деньги), предложенный Ф. Каганом, и метод сопоставления ВВП по доходам и расходам.

Стандартный денежный подход Филиппа Кагана

Стандартный денежный подход (метод спроса на деньги), предложенный Ф. Каганом в 1958 году [5] (Cagan, 1958), является одним из первых методов, который стал применяться для оценки масштабов теневой экономики, поэтому мы и решили его использовать. Основной идеей этого метода является то, что все теневые экономические отношения имеют денежно-кредитный характер, также как и вся экономическая активность, доля бартерных сделок в данном подходе стремится к нулю. В базовой работе Ф. Каган не ставил целью определение масштабов теневой экономики, он определял спрос на денежные средства. И выявил зависимость между налоговым бременем и спросом на деньги.

Безусловно, коллеги из Узбекистана ранее использовали уже модифицированный В. Танзи в 1980 году метод спроса на наличные деньги [6] (Tanzi, 1983), в основную функцию в этом подходе было добавлено соотношение заработной платы к национальному доходу, но почему-то при расчете этот фактор был исключен.

Стандартный денежный подход Филиппа Кагана включает пять основных шагов:

- Расчет спроса на деньги по формуле:

Cₒ = A(Q+1)YₒExp(-gi),

где: Cₒ – это спрос на деньги;

Q – это переменная, отражающая стимул к сокрытию операций с деньгами (например, налоговая нагрузка);

Yₒ – это наблюдаемый регистрируемый ВВП;

i – это альтернативные издержки денежной массы на руках (например, ставка по депозитам).

- Расчет спроса на деньги при условии отсутствия мотивации к сокрытию (Cr).

- Расчет теневой денежной массы по формуле Ch = Ct Cr,

где: Ch – это теневая ДМ, Ct – это общая ДМ.

- Расчет скорости обращения денежной массы в наблюдаемом секторе (Vr) по формуле Vr = P*T/M0, в данном случае за основу взята скорость обращения именно наличной ДМ, так как все денежные подходы основаны на предположении об использовании наличности.

- Расчет размера теневого ВВП по формуле (Yh = Vr*Ch).

Согласно имеющимся данным по спросу на денежную массу и объему денежной массы теневой экономики и скорости обращения денежной массы в наблюдаемом секторе (по М0), мы находим примерный объем теневого сектора в Узбекистане (табл. 1).

Таблица 1

Результаты расчета размера теневой экономики по методу Кагана

в Республике Узбекистан

Год
Скорость обращения ДМ
Объем теневого сектора
Объем теневого сектора, в % к ВВП
Год
Скорость обращения ДМ
Объем теневого сектора
Объем теневого сектора, в % к ВВП
2000
14,6
1 255,6
38,6
2010
18,9
38 850.5
52,5
2001
14,9
1 931,8
39,2
2011
20,3
53 752.0
55,4
2002
19,8
3 571,5
47,9
2012
22,7
76 957.8
64,0
2003
17,7
4 179,3
42,5
2013
21,9
148 789.9
102,9
2004
17,2
5 174,5
42,2
2014
21,3
103 763.4
58,6
2005
15,8
6 522,8
41,0
2015
20,8
116 974.5
55,7
2006
15,7
9 073,3
43,0
2016
20,8
143 059.3
59,0
2007
16,5
13 737,1
48,7
2017
16,9
152 656.0
50,5
2008
16,3
19 527,8
50,1
2018
19,5
212 113.8
52,1
2009
16,3
25 285,0
51,2




Таким образом, согласно методу Кагана, размер теневой экономики относительно размера ВВП в Узбекистане за анализируемый период варьировался между 38,2% и 52,1% с максимальным значением 102,9% в 2013 году и минимальным – 38,6% в начале анализируемого периода.

Результаты, полученные коллегами из Узбекистана по методу Танзи, отличаются от полученных нами результатов. Такое расхождение возможно из‑за использования различных баз данных, а также из‑за корректировок на наличие и отсутствие налогов.

Метод сопоставления ВВП по доходам и расходам

Данный балансовый метод оценки размера теневой экономики известен уже около 30 лет. Он основан на несоответствиях между статистикой расходов и доходов в ВВП. Так как доходная часть ВВП теоретически должна быть равна расходной части ВВП, но в действительности они не равны, то разницу между доходами и расходами авторы используют как индикатор, показывающий увеличение или уменьшение размера теневой экономики.

Этот подход использовался A. Franz для Австрии; Kerrick MacAfee, Michael O’Higgins и James D. Smith – для Великобритании; Hans-Georg Petersen; Daniela Del Boca – для Германии и Tea Park – для Соединенных Штатов [Franz, 1983; MacAfee, 1980; O’Higgins, 1989; Smith, 1985; Petersen, 1982; Del Boca, 1981; Park, 1979]. Международное сравнение теневых экономик ряда стран с использованием этого метода было предпринято Tiho Yoo и Hyun Jin K [Yoo et al., 1998]. Они вычислили размер теневой экономики Кореи (1996 г. – 20,3%), Тайваня (1995 г. – 16,5%), Италии (1995 г. – 19,2%), Испании (1990 г. – 50,5%), России (1995 г. – 74,9%) и Венгрии (1994 г. – 56,9%). Эти результаты разнятся с множеством других международных исследований. Так, Ceyhun Elgin и Oguz Oztunali (Elgin et al., 2012) или Friedrich Schneider (Feld et al., 2010) получили, что теневая экономика Испании в 1995 г. была на уровне 25%, а Италии – 29% от их ВВП [7] (Kostin, 2015).

Показатель ВВП, рассчитанный по методу доходов, должен быть равен показателю ВВП, рассчитанному по методу расходов. Таким образом, если имеется независимая оценка расходной части национальных счетов, разрыв между показателем расходов и показателем доходов можно использовать в качестве оценки размера теневой экономики. Поскольку национальные СНС стремятся свести к минимуму это несоответствие, в качестве оценки теневой экономики следует использовать первоначальное расхождение или первую оценку, а не опубликованное расхождение. Если бы все компоненты на стороне расходов были бы измерены без ошибок, тогда этот подход действительно дал бы хорошую оценку размера теневой экономики. К сожалению, это не так. Вместо этого расхождение отражает все упущения и ошибки в СНС, а значит, искажает также оценку размера теневой экономики, которая может трактоваться как «грубая» оценка.

Величина расхождения между ВВП, рассчитанным по расходам и доходам, является теневой экономикой (табл. 2).

Таблица 2

Оценка размера теневого сектора по методу ВВП,

Узбекистан, 2000–2017 гг.

Year
GDP by Expenditure (bln)
GDP by Income (bln)
Discrepancy (bln)
SE %
Год
ВВП по расходам (млн UZ)
ВВП по доходам (млн UZ)
Расхождение
Объем теневой экономики, в % к ВВП
2000
3255,5660
3255,6000
0,0340
0,00 %
2001
4925,2698
4925,3000
0,0302
0,00 %
2002
7450,2340
7450,2000
-0,0340
0,00 %
2003
9843,9990
9844,0000
0,0010
0,00 %
2004
12261,0000
12261,0000
0,0000
0,00 %
2005
15923,4000
15923,4000
0,0000
0,00 %
2006
21124,9000
21124,9000
0,0000
0,00 %
2007
28190,0000
28190,0000
0,0000
0,00 %
2008
38969,8000
38969,8000
0,0000
0,00 %
2009
49375,6000
49375,6000
0,0000
0,00 %
2010
62388,3000
74042,0000
11653,7000
15,74 %
2011
78764,2167
96949,6000
18185,3833
18,76 %
2012
97929,3011
120242,0000
22312,6989
18,56 %
2013
120861,5469
144548,3000
23686,7531
16,39 %
2014
145846,4364
177153,9000
31307,4636
17,67 %
2015
171808,3125
210183,1000
38374,7875
18,26 %
2016
199993,3656
242495,5000
42502,1344
17,53 %
2017
254043,1000
302536,8000
48493,7000
16,03 %
Источник: Bloomberg Database.

Этот подход неидеален (между 2000 и 2009 годами теневой экономики не обнаружено, такие интересные результаты могут быть связаны с изменением метода расчета ВВП).

Thomas J.J [9] (Thomas, 1992) обобщил недостатки этого метода. Данный метод, несмотря на его простоту, имеет ряд недостатков:

· не учитывает теневые доходы, которые переводятся за границу;

· не учитывает скрытые расходы, а также теневые элементы, которые остаются скрытыми при расчете и доходной, и расходной части ВВП.

Данный метод дает довольно большую ошибку и позволяет только примерно определить направление развития теневой экономики.

Разнообразие теневой экономики порождает и разнообразие различных методов определения ее масштабов. Каждый метод описывает определенную часть теневой экономики, используя свои индикаторы. Некоторые методы уже используются вместе, но не как объединенный метод, а как создание одним методом контрольных точек для другого. И это говорит о необходимости использования нескольких подходов с целью получения более объективной оценки масштабов всех секторов и сегментов теневой экономики.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Буров В.Ю. Теоретические основы исследования теневой экономики: ретроспективный анализ // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 57-72. – doi: 10.18334/tek.1.2.37712.
2. Бочкарева И.В. Определение размера теневого сектора малого бизнеса на региональном уровне (на примере Забайкальского края) // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 165-174. – doi: 10.18334/tek.3.3.41179.
3. Худайназаров А.К. Определение, виды и основные факторы теневой экономической деятельности: обобщение на основе обзора исследований // Теневая экономика. – 2019. – № 4. – doi: 10.18334/tek.3.4.41495.
4. Мага А.А., Николау П.Э. Анализ масштабов теневой экономики в Республике Узбекистан // Теневая экономика. – 2019. – № 2. – c. 115-126. – doi: 10.18334/tek.3.2.40936.
5. Cagan P. The Demand for Currency Relative to the Total Money Supply // Journal of Political Economy. – 1958. – № 4. – p. 303-328.
6. Tanzi V. The underground economy in the United States: annual estimates, 1930– 1980, IMF Staff Papers. - 1983. - №30 - 283–305
7. Костин А.В. Моделирование, измерение и механизмы возникновения теневой экономики на примере Российской Федерации. / автореферат диссертации. - Новосибирск, 2015. – 22 c.
8. Bloomberg Database
9. Thomas J.J. Informal Economic Activity, LSE. / Handbooks in Economics. - London: Harvester Wheatsheaf, 1992.
10. Schneider F. Restricting or Abolishing Cash: An Effective Instrument for Fighting the Shadow Economy, Crime and Terrorism? // War on Cash: Is there a Future for Cash?: International Cash Conference 2017? 25 – 27 April. Island of Mainau.Germany, 2017.
11. Feige E.L. Defining and Estimating Underground and Informal Economies: The New Institutional Economics Approach // World Development. – 1990. – № 7. – p. 989-1002. – doi: 10.1016/0305-750X(90)90081-8.