Цифровое и экологическое агрохозяйство: стратегическая платформа гармонизации удовлетворения пищевых потребительских интересов многоконфессиональной европейской среды

Дудин М.Н.
Digital and environmental agribusiness: strategic platform for harmonizing the satisfaction of food consumer interests in a multi-faith European environment - View in English
Аннотация:
В статье исследуется многоконфессиональная среда современного европейского сообщества и его пищевые потребительские интересы, связанные с религиозными предпочтениями. Цель статьи – обоснование необходимости перехода на технологии экологически чистого сельского хозяйства в сочетании с дальнейшим развитием цифрового агропроизводства в Европе в целях удовлетворения разнообразных пищевых потребительских интересов.
В статье проанализированы структурные изменения конфессионального состава жителей современной Европы, обусловленные активизацией миграционных процессов в течение последнего десятилетия, а также вызванные этим обстоятельством изменения состава и структуры продовольственной корзины европейских стран. Особое внимание уделено приросту числа и удельного веса мусульман в общей численности жителей Евросоюза. Показано, что пищевые потребности мусульманского населения не гармонизированы и подвержены принудительной коррекции в связи с общей тенденцией падения спроса на баранину, что противоречит принципам удовлетворения пищевых потребительских интересов всех конфессий, населяющих Европу.
В статье сделан вывод, что без учета пищевкусовых пристрастий и особенностей рациона представителей различных конфессий, в т.ч. мусульман, гармонизация удовлетворения пищевых потребностей жителей Европы представляется неполной или невозможной. С целью более полного удовлетворения пищевых потребностей представителей различных конфессий предлагается план действий, включающий дальнейшее развитие технологий экологически чистого сельского хозяйства, а основным инструментом для реализации данной концепции, как представляется, должны послужить современные цифровые технологии агропроизводства, развитию которых в Европе уже уделяется достаточное внимание. Кроме того, в условиях распространения коронавирусной инфекции элементы роботизации и умного земледелия послужат дополнительным фактором безопасности работников агросектора и всего населения Европы.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Дудин М.Н. Цифровое и экологическое агрохозяйство: стратегическая платформа гармонизации удовлетворения пищевых потребительских интересов многоконфессиональной европейской среды // Продовольственная политика и безопасность. – 2020. – Том 7. – № 3. – doi: 10.18334/ppib.7.3.100925

Dudin, M.N. (2020) Digital and environmental agribusiness: strategic platform for harmonizing the satisfaction of food consumer interests in a multi-faith European environment. Prodovolstvennaya politika i bezopasnost, 7(3). doi: 10.18334/ppib.7.3.100925 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




ВВЕДЕНИЕ

В последнее время в Европе понятие многоконфессиональности принимает новый оборот – существенно растет доля мусульманского населения, а удельный вес христиан, агностиков и атеистов постепенно уменьшается. Доля представителей других конфессий несущественна и пока не рассматривается как значимая. В любом случае для обеспечения всего многоконфессионального населения Европы продовольствием требуется увеличение и (или) перераспределение объема и структуры агропроизводства с учетом специфических запросов всех жителей, обусловленных их религиозными предпочтениями. В этих условиях необходимо и далее развивать цифровые технологии агропроизводства (в коих Европа и так в числе традиционных лидеров) и экологически чистого сельского хозяйства (тем более что спрос на продукцию органического земледелия и экологически чистой продукции без ГМО и так достаточно высок).

Экологически чистая продукция зеленого сельского хозяйства и органического земледелия в настоящее время выступает эталоном качества. То же самое можно сказать и о продуктах, помеченных марками «халяль», или кошерном питании. Мало того, в торговой сети они часто соседствуют в одном отделе, а некоторая продукция одного и того же производителя одновременно помечена как экологически чистая и халяльная или кошерная. Таким образом, экологически чистая продукция по своему качеству часто не уступает кошерным или халяльным продуктам, а иногда является фактически их синонимом и поэтому в состоянии удовлетворить не только самые изысканные вкусы, но и учесть предпочтения правоверных мусульман или представителей других конфессий.

Еще один важный момент: в настоящее время далеко не все представители этносов, традиционно причисляемых к мусульманам или, к примеру, иудеям, являются ортодоксальными сторонниками потребления именно специальной еды, приготовленной по заветам Корана или Торы. Конечно же, мусульманин не будет есть свинину, но все остальные продукты, не числящиеся под запретом (халяльные), полноправно занимают место в его рационе. Соответственно, все остальные экологически чистые продукты питания, за исключением запретных (харам), не будут противоречить его культурным и национальным традициям.

В современном мире обеспечить всех мусульман халяльной едой не представляется возможным, но этого и не требуется. Достаточно соблюдения морально-этических, социокультурных и национальных традиций, некоторые из которых основаны на религиозных предпочтениях. Иными словами, вслед за ростом численности и удельного веса мусульман должно возрасти, к примеру, производство баранины и несколько снизиться производство свинины в Европе. Пока что существенную долю баранины Европа закупает в других регионах, в частности в Австралии. Цифровое сельское хозяйство как наиболее передовой способ аграрного производства должен помочь фермерским хозяйствам Европы в данном начинании.

О глобальной продовольственной безопасности говорят и пишут во всем мире уже давно. По оценкам ООН, население планеты возрастет до 9,6 миллиардов человек к 2050 году [1] (Trendov, Varas, Tszen, 2019), и для обеспечения его пищей рост продовольственного производства должен возрасти на 70% [2]. Одним из главных решений проблемы продовольственной безопасности специалистами и экспертами агрорынка называется переход на цифровое сельское хозяйство, т.е. трансформация традиционных технологий земледелия в пользу новых принципов, основанных на технологиях переработки больших данных, роботизации и искусственного интеллекта.

В Европе население возрастет не столь сильно или даже снизится, однако существенно возрастет доля мусульманского населения. По имеющимся прогнозам ООН, к середине ХХI века население Европы сократится на 26–30 миллионов человек [3] (Shcherbakova, 2017) при одновременном многократном росте численности мусульман.

Рост удельного веса и численности мусульман и представителей других конфессий вызывает проблему обеспечения их пищей, соответствующей их религиозным обычаям, предпочтениям и канонам. Уже сейчас представляется, что обеспечить всех мусульман халяльной пищей проблематично или невозможно. Поэтому проекты зеленого сельского хозяйства следует расценивать как один из возможных компромиссных вариантов обеспечения всех конфессий высококачественной продовольственной продукцией.

Проблема ограниченных возможностей одновременного удовлетворения всех потребностей обусловлена особенностями кошерной и халяльной еды. Существуют довольно серьезные ограничения и отличительные особенности выращивания и откорма животных, растениеводства, вызывающие огромные сложности производства больших объемов такой продукции, а также ее сильное удорожание по сравнению с традиционной системой ведения сельского хозяйства. Мясо и мясные продукты могут стоит в 3 раза дороже, крупы – в 1,2–2 раза. И так по всем основным позициям. Соответственно, многие истинно верующие иудеи и мусульмане могут столкнуться с проблемой недостатка финансовых возможностей для обеспечения нормальной жизнедеятельности своей семьи, если будут использовать только кошерную или халяльную продовольственную продукцию. Кроме того, во многих странах ЕС (во Франции, Дании, Польше, Швеции, Финляндии и многих других), несмотря на высокую долю мусульманского населения, существуют прямые запреты на приготовление мяса по канонам Корана (и Торы).

В любом случае все это не способствует росту производства продовольственной продукции по специальным духовным заветам и требует поиска новых вариантов решения проблемы удовлетворения специфических запросов представителей различных конфессий, связанных с их религиозными предпочтениями.

Цель исследования – обоснование необходимости перехода на технологии экологически чистого сельского хозяйства в сочетании с дальнейшим развитием цифрового агропроизводства в Европе в целях удовлетворения разнообразных пищевых потребительских интересов.

Основная гипотеза исследования состоит в том, что цифровые технологии сельского хозяйства и зеленое агропроизводство способны не только решить проблему продовольственной безопасности многоконфессионального состава жителей, населяющих Европу, но и удовлетворить их специфические пищевые запросы и предпочтения. Однако для этого нужно, чтобы представители разных конфессий без сопротивления восприняли необходимость принятия данного непростого решения. И в этом плане показателен пример мусульманства, в чьей главной книге содержится прямое указание на то, что если что-то не запрещено, то оно разрешено. Подобная толерантность должна быть взята за основу по отношению к новым видам агропроизводства в целях гармонизации пищевых потребностей.

В ходе написания работы применялись следующие общенаучные методы исследования: анализ и синтез, обобщение, сравнение, дедукция и индукция; статистический анализ демографических показателей, а также проведено кабинетное исследование рынка баранины в Европе путем осуществления мониторинга и анализа материалов печатных и электронных изданий, аналитических обзоров рынка в сети Интернет.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Особое место в вопросах реализации концепции продовольственной безопасности стран ЕС и всей Европы занимает демографическая проблема, в списке вопросов которой не последнее место отводится европейскому демографическому кризису, существенным образом повлиявшему на численность и состав этнических общин на территории европейских стран.

В настоящее время население Евросоюза растет только за счет миграционного прироста. Население стран Евросоюза (ЕС-28) составило на начало 2019 года 513 471 676 жителей [1], а среднегодовой темп прироста населения составляет в последние годы, в зависимости от методики расчета, всего от 0,20% до 0,09% [2] и обеспечивается преимущественно за счет миграционного прироста мусульманского населения. Снижение естественного прироста наблюдается с середины 60-х годов XX века, и без международной миграции Европу ждет постепенное старение и вымирание, а также дефицит рабочей силы. Низкая рождаемость фактически вынудила Евросоюз открыть границы для мигрантов всего мира. Начиная с 90-х годов естественный прирост составлял стабильно менее 1 млн чел. в год, и это падение компенсируется международными мигрантами. Начиная с 2002 года миграционный прирост был стабильно выше 1 миллиона человек, в отдельные годы превышал 1,8 миллиона чел. в год. Начиная с 2015 года наблюдается естественная убыль населения Европы (в 2016 году – незначительный прирост). Таким образом, в современных условиях без массового притока мигрантов (причем целыми семьями) Европейский cоюз ждет медленное вымирание (рис. 1).

b_graf05

Рисунок 1. Динамика естественного и миграционного прироста населения Евросоюза в 1960–2018 гг., тыс. чел.

Источник: [4, 5] (Shcherbakova, 2019)

За период 1990–2019 гг. доля международных мигрантов в составе населения Евросоюза возросла с 6,9% до 11% [6] (Shcherbakova, 2019), большая часть из которых являются представителями ислама. Тем самым международная миграция выступает важнейшим драйвером изменения конфессионального состава населения Европы.

Вполне естественно, прирост количества мигрантов, преимущественно мусульман, и увеличение их удельного веса формирует спрос на новые виды продовольствия, не присущие коренному населению. Вернее, формирует увеличение спроса на те категории продуктов, которые были менее востребованы местным населением. Особенно это явно проявляется в странах с наибольшим миграционным приростом мусульман и в районах их компактного проживания. Почему именно мусульман? Потому что до 68% всех международных мигрантов в Европе составляют мусульмане (и до 80% прироста населения), а оставшиеся доли делят преимущественно христиане и неверующие (агностики и атеисты), что практически не влияет на структуру традиционного христианского населения Европы.

Преобладающее население Европы – христиане и атеисты. Доля верующих христиан оценивается в 75%, а более 18% составляют атеисты. Миграция христиан в Европу за период 2010–2016 гг. составила около 1,9 миллионов [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017). В христианстве никаких особых правил, связанных с производством продуктов питания, нет.

Ислам – наиболее интенсивно растущая религия планеты и Европы. Пока что доля мусульман в Европе составляет около 5–6 % (называются данные от 4,9 до 5,8%) и, несмотря на европейский демографический кризис 2015–2016 годов, существенно не возросла по сравнению с 2013 годом. Приводятся данные, что за период 2010–2016 гг. в Европу переселилось 3,7 миллиона мусульман [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017). Тем не менее, по существующим прогнозам, их численность возрастет многократно благодаря высокой рождаемости (в среднем 1 мусульманка в Европе рожает 2,6 ребенка против 1,6 у христиан) и составит от 14% до 30% населения многих стран Европы к 2050 году [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017). В отдельных странах показатель рождаемости мусульман гораздо выше (например, 4 ребенка на 1 женщину во Франции), но во втором и следующем поколении ассимилировавшиеся мусульмане, как правило, рожают меньше (всего на 19% больше, чем местные жители). Фертильность мусульман в Европе выше аналогичного показателя местного населения в среднем на 47%, (у мусульман-мигрантов – на 62%, у рожденных в Европе – на 19% [8] (Stonawski, Potančoková, Skirbekk, 2016). Общая доля мусульманского населения, по разным оценкам, предложенным специалистами Pew Research Center, составит 7,4–14 % к 2050 году, т.е. порядка 75,6 миллионов человек против нынешних 30 миллионов при сокращении общей численности населения Европы. При этом наиболее вероятным представляется более высокий показатель, так как уже сейчас доля мусульман в Европе приближается к 6%, а в отдельных странах превышает 9% (Франция, Швеция, Австрия). Максимальный рост ожидается во Франции (до 18%), Германии (до 20%), Норвегии, Великобритании, Швеции (до 31%) [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017).

Вопреки расхожему мнению, иудеев в Европе очень мало (0,2%), а истинных евреев, придерживающихся кошерной пищи и принципов иудаизма, и того меньше. Также ничтожно количество буддистов и представителей других религий (0,4% и менее).

В целом именно мусульмане признаются драйвером роста численности населения Европы. Следует отметить, что с 2000 года вплоть до 2007 года удельный вес мусульманского населения был относительно стабилен и составлял 3,2–3,3%. Рассмотрим динамику прироста удельного веса мусульман по данным Pew Research Center.

Для начала проанализируем данные Pew на предмет сопоставимости с данными Eurostat (табл. 1).

Таблица 1

Расчет изменения удельного веса мусульман в населении стран Европы за 2010–2016 гг.

Показатели
2010
2016
Изменение,
абс.
Изм.,
%
Численность населения ЕС-28 (+ Швейцарии
и Норвегии), млн чел. (Eurostat)
515,815
523,719
7,904
1,5
Численность населения ЕС
(+ Швейцарии и Норвегии), млн чел. (Pew)
514,800
520,800
6,000
1,2
Численность мусульман, млн чел. (Pew)
19,5
25,8
6,300
32,3
Удельный вес численности мусульман, % (Pew)
3,79
4,95
1,17
-
Удельный вес численности мусульман, % (расчет)
3,78
4,93
1,15
-
Источник: Pew Research Center [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017), Eurostat [9], расчеты автора.

Как видим, данные, полученные расчетным путем, практически совпадают с данными Pew, что позволяет использовать их как базу для дальнейших расчетов: изменение удельного веса мусульман в Европе составило порядка 1,2 процентных пункта: с приблизительно 3,8% до чуть более 4,9%. При этом стоит отметить, что численность Евросоюза возросла всего на 1,2–1,5%, в то время как число мусульман увеличилось на треть – на 32,3% за период 2010–2016 гг. При этом, по данным Pew, прирост числа мусульман даже превысил прирост населения Евросоюза (6,3 млн против 6 млн), что можно объяснить их высокой рождаемостью внутри Евросоюза и естественной убылью коренного населения, но логичнее просто сравнить с приростом по данным Евростата (7,9 млн). При этом, по данным Pew, въехало в Европу за указанный период 3,7 млн мусульман и 3,3 млн других мигрантов (всего 7,0 млн).

Таким образом, из вышеуказанных расчетов и статистических данных следуют следующие выводы:

– мусульмане дают почти 80% (79,7% за 2010–2016 гг.) всего прироста населения ЕС;

– среднегодовая доля мусульман в числе мигрантов составляет 53%;

– среднегодовой прирост населения – 1,317 млн чел., или 0,26%;

– среднегодовой прирост мусульман – 1,050 млн чел, или 5,4%;

– внутренний прирост мусульман составил 2,6 млн, т.е. в среднем 433 тыс. в год. Эта величина – минимальный прирост без учета миграции в год.

Ориентируясь на данные показатели, составим оценку современной численности и удельного мусульманского населения в ЕС, так как достоверных сведений нигде не опубликовано (табл. 2).

Таблица 2

Расчет удельного веса мусульман в населении стран Европы в 2016–2020 гг.

Показатели
2016
2017
2018
2019
2020
(оценка)
Численность населения ЕС-27
(+ Великобритании, Швейцарии, Норвегии), млн чел. (Eurostat)
523,719
525,056
526,152
527,344
528,552
Годовой прирост населения, млн чел.
1,317
1,337
1,096
1,192
1,208*
то же, %
0,26
0,26
0,21
0,23
0,23
Естественная убыль (-) или прирост (+),
млн чел. (Eurostat)
0,020
-0,191
-0,354
-0,300*
-0,300*
Миграционный приток, млн чел.
(мин. оценка с учетом убыли)
1,297
1,528
1,450
1,492*
1,508*
в т.ч мусульман, млн чел (53%)
0,688
0,810
0,769
0,791
0,799
Прирост мусульман всего, млн чел.
1,121
1,243
1,202
1,224
1,232
то же, %
5,75
4,82
4,44
4,33
4,18
Численность мусульман в ЕС+,
млн чел. (расчет)
25,8
27,0
28,2
29,5
30,7
Удельный вес численности мусульман,
% (расчет)
4,93
5,15
5,37
5,59
5,81
Источник: Pew Research Center [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017), Eurostat [9], расчеты автора.

* – оценка

Расчеты показали, что в 2020 году, по самой скромной оценке, удельный вес мусульман в странах Европы достигнет 5,8% даже при условии отсутствия роста внутренней рождаемости и снижения годового прироста с 5,75% в 2016 году до 4,18% в 2020 году.

Проследим динамику прироста и структурные изменения за анализируемый период (табл. 3).

Таблица 3

Расчет удельного веса мусульман в населении стран Европы в 2016–2020 гг.

Показатели
2010
2016
2020
(оценка)
Изменение
2020/2010,
абс.
Изменение
2020/2010,
%
Изменение
2020/2016,
абс.
Изменение
2020/2016,
%
Численность
населения,
млн чел.
515,815
523,719
528,552
12,738
2,5
4,833
0,9
Численность
мусульман,
млн чел.
19,5
25,8
30,7
11,201
57,4
4,901
19,0
Удельный вес
численности
мусульман, %
3,8
4,9
5,8
2,0
-
0,9
-
Источник: Pew Research Center [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017), Eurostat [9], расчеты автора.

Рост численности населения европейских стран за период 2010–2020 гг. оценивается в 12,7 млн чел., а рост численности мусульман – в 11,2 млн чел. Таким образом, общий вклад мусульман в прирост числа жителей Европы в 2010–2016 гг. достигает в настоящее время 88%. а на горизонте 2016–2020 гг. прирост численности мусульман (4,9 млн) опережает численность прироста населения в целом (4,8 млн), что подтверждает выводы, содержащиеся в отчете [7] (Cooperman, Hackett, Schiller, 2017): население Европы целиком и полностью регулируется приростом мусульманского населения.

Численность мусульман составит в 2020 году 30,7 млн чел., прирост к 2010 году – 57,4%, к 2016 году – 19%.

При этом, несмотря на впечатляющие количественные показатели прироста, структурные изменения не так заметны: удельный вес мусульман возрос в 2020 году по сравнению с 2010 годом на 2 пп., а по сравнению с 2016 годом – всего на 0,9 пп.

Как видим, структурные изменения, на первый взгляд, совершенно незначительны, но это только так кажется. В будущем они чреваты серьезными демографическими сдвигами и изменениями в расово-этническом и конфессиональном составе населения Европы. К тому же, нужно учитывать изменение удельного веса в отдельных странах и регионах, тогда разница будет еще более значительной.

Как ни парадоксально, у ученых-демографов нет единого мнения насчет численности жителей Европы в будущем – высказываются оценки от уменьшения населения в 30 или даже в 100 миллионов до роста на 50–70 миллионов к 2050 году. С учетом имеющихся тенденций прироста мусульманского населения и его высокой плодовитости (фертильности) автор склоняется к мнению о незначительном росте общей численности жителей Европы.

Таким образом, явным образом проблема перенаселения и голода Европе не угрожает, но остается проблема наличия пахотных земель, сельхозугодий, пастбищ. В ООН небезосновательно полагают, что в Европе ресурсы возделанных земель практически исчерпаны и рост производства продовольствия должен осуществляться исключительно интенсивными методами, основными из которых являются в настоящее время цифровые технологии агропроизводства. Уже сейчас в Европе внедрение отдельных элементов цифровизации затрагивает до 80% агрофирм и фермерских хозяйств, и ожидается дальнейший ее рост в агросфере вплоть до 90% и более [10] (Truflyak, Kurchenko, Kreymer, 2019).

Как и в случае со структурой населения, растянутые во времени постепенные сдвиги в объемах потребляемой продовольственной продукции, на первый взгляд, кажутся совершенно незаметными. Но вслед за прогнозируемым и весьма вероятным изменением структуры населения пищевые потребности новых мусульман выйдут на первый план, и Европе нужно быть готовой к этому новому вызову.

Вполне естественно, прирост количества мигрантов, преимущественно мусульман, и увеличение их удельного веса формируют спрос на новые виды продовольствия, не присущие коренному населению. Вернее, формируют увеличение спроса на те категории продуктов, которые были менее востребованы местным населением. В местах компактного проживания мусульман, в общинах других конфессий проявляется устойчивое повышение спроса на привычную им еду. Заметим, обусловленное не только религиозными канонами, но и национальными обычаями и традициями, вкусовыми предпочтениями, к примеру, мусульман: не именно как верующих, а как расово-этнической группы, национальной общины. То, что с детства привыкли есть, к примеру, россияне (холодец на свиной ноге, гречневая каша с мясом свинины и др.), неприемлемо большинству жителей Европы и незнакомо даже самым цивилизованным мусульманам. Они просто не видели этого в магазинах и не употребляли в пищу, их рацион кардинальным образом может отличаться от всех других конфессий, стран, национальностей. Поэтому учет их запросов и потребностей, пищевых вкусов и пристрастий должен рассматриваться при формировании планов производства продовольственной продукции в Европе.

Баранина как главный мясной продукт мусульман является объектом повышенного спроса в Европе в силу недостаточного его производства на территории европейских стран.

Потребление мяса в странах ЕС составляет в среднем 80 кг на человека в год [11] (Nasyrova, 2019), причем опыт других стран показывает, что повсеместно баранина активно замещается птицей [12] (Dashkovskiy, 2015). В мусульманском мире традиционно предпочтение отдается баранине, нежели говядине и другим видам красного мяса, а свинина находится под строжайшим запретом.

Главные импортеры баранины в мире – европейские страны: Франция, Великобритания (она же – и один из главных производителей и экспортеров), а также Германия [13] (Bezhenar, 2014).

Рассмотрим статистику производства и потребления баранины на примере главной мусульманской страны в Европе – Франции. Во Франции мясная корзина, по данным ФАО ООН, составляет – 84–87 кг, но потребление баранины составляет незначительную ее часть – 3,2 кг на одного человека в год. Расчетным путем показано, что в реальности эта цифра еще ниже – 2,5 кг/чел. (табл. 4).

Таблица 4

Расчет потребления баранины на одного жителя во Франции

Показатели
1990
2016
Отклонение
%
Производство, тыс. т
160
78
-82
-51,3
Импорт, тыс. т
60
88
28
46,7
Потребление, тыс. т
220
166
-54
-24,5
Население, тыс. чел.
57 793
66 638
8845
15,3
Мусульманское население, тыс. чел.
3 853
5 720
1867
48,5
Потребление на душу населения,
кг в год (согласно источникам)
4,4 [3]
3,2 [4]
-1,2
-27,3
Потребление на душу населения, кг в год (расчет)
3,8
2,5
-1,3
-34,6
Приходится на 1 мусульманина, кг в год
57,1
29,0
-28,1
-49,2
Источник: [14, 15, 16] (Sokolov, Kuts, 1994; Tsyngueva, 2015; Belaya, 2017), расчеты автора.

Расчеты показали, что совокупное потребление во Франции снизилось к 2016 году на 54 тыс. т (24,5%), притом что население страны с 1990 года возросло на 15,3%, а мусульманское – на 48,5%. Стала заметней зависимость от импорта, а собственное производство снизилось. Но не это самое главное.

Наблюдается парадоксальная картина – мусульманское население и его удельный вес растет, а потребление баранины снижается! Потребление на душу населения снизилось на 1,2–1,3 кг в год, что составляет (в зависимости от методики расчетов) 27–35 %. На одного мусульманина в 1990 году приходилось 57,1 кг мяса баранины, а в 2016 году – всего 29 кг (снижение 49,2%). Это очень большое падение, и свидетельствует оно только об одном – о переориентации традиционных потребностей и пищевкусовых предпочтений в пользу другой, менее дефицитной продукции. Представляется, что при наличии достаточного количества высококачественной продукции спрос на баранину не претерпел бы столь радикальных изменений.

Дефицит составляет: по сравнению с потреблением на одного человека в 1990 году – 87,67 тыс. тонн, если же сравнивать удельное количество мяса баранины, приходящееся на одного мусульманина – 160,2 тыс. тонн, т.е фактически объем текущего потребления (96,7%).

Полученное расчетным путем значение в 2,5 кг на человека в год – долговременный тренд, так как, несмотря на активизацию производства баранины во Франции после 2014 года, в течение последних 5 лет среднее потребление не превышает 2,4 кг/чел. [17].

Как видим, несмотря на увеличение количества и доли мусульман, удельное потребление баранины падает. Объяснить это можно только тем, что в условиях дефицита баранины мусульмане переключаются на другие виды мяса.

Судя по всему, как и в Российской Федерации, падение производства и отсутствие баранины в продаже в достаточном количестве во Франции компенсируется мясом птицы.

Говоря в контексте толерантности, понимания и смирения, следует признать, что выявленные факты свидетельствуют о явном ущемлении интересов и возможностей благоверных мусульман, что неприемлемо в современном европейском сообществе. Это то же самое, если бы в условиях дефицита свинины или говядины христиане превысили все мыслимые пределы потребления птицы в ущерб своим религиозным и национальным традициям. Тихая, неафишируемая дискриминация по пищевым потребительским интересам таким образом на самом деле имеет место в современной многоконфессиональной европейской среде.

Говоря о пищевых традициях мусульман, следует учитывать, что далеко не все из них соблюдают ортодоксальные взгляды на пищу, закрепленные в Коране и законами шариата, а в основном придерживаются национальных традиций и основных принципов, главным из которых является неупотребление свинины и продуктов, изготовленных с ее использованием. Приверженность многих мусульман исламу во многом базируется не на слепой вере, а на «этнической идентичности, культурной практике и семейных узах», причем гораздо больше, чем на ортодоксальном теологическом понимании [18] (Pratt, 2015). Это дает возможность задействовать скрытые возможности ассимиляции в современное общество, заложенные в каждом человеке. Но уважать чувства верующих и обеспечивать элементарные пищевые потребности, обусловленные религиозными канонами, представляется совершенно необходимым. Покрытие существующего дефицита и дальнейшее наращивание объемов производства такой традиционно мусульманской продукции, как баранина, – важнейшая задача для Франции в условиях стремительного роста мусульманского населения. Причем не столь важно, халяльная она или нет, т.к. праведный мусульманин может не знать точно ее происхождение, но свинину есть точно не станет.

В обозримом будущем спрос на баранину в Евросоюзе возрастет на 10–15 % и более вслед за ростом численности мусульман. Вырисовывается картина роста товарного дефицита по некоторым позициям, представляющим интерес для определенной части мусульман и представителей других конфессий. Существующие агрофирмы Европы уже не обеспечивают требуемый объем, значительная часть продукции импортируется из‑за океана (в случае с бараниной – это Австралия и Новая Зеландия). Конечно, прирост спроса может и не достигнуть расчетной величины прироста мусульманского населения, так как уже произошла смена приоритетов в пищевых предпочтениях, но, безусловно, он будет иметь положительную динамику. В таких странах, как Франция, Германия, Швеция, рост спроса на такую продукцию в недалеком будущем будет достигать десятков процентов. Поэтому готовиться к этому необходимо уже сейчас в целях гармонизации спроса и предложения и более полного удовлетворения пищевых потребностей представителей различных конфессий.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

За счет чего же обеспечить рост производства продовольственной продукции, удовлетворяющей разнообразным потребностям многоконфессиональной Европы, если традиционные ресурсы прироста уже исчерпаны? Отличным и едва ли не единственно приемлемым решением является цифровое сельское хозяйство и развитие экологически чистого агропроизводства. По мнению GoldmanSachs, цифровизация агропродовольственной сферы способна обеспечить прирост агропроизводства на 70% к 2050 году [10] (Truflyak, Kurchenko, Kreymer, 2019). Аналогичной точки зрения придерживаются и многие другие аналитики.

Основным резервом повышения эффективности сельского хозяйства в настоящее время является процесс внедрения современных технологий, приоритетными из которых являются цифровые технологии, основанные на сборе, анализе, обработке и использовании больших массивов данных (Big Data). В будущем ключевая роль в данном процессе будет принадлежать искусственному интеллекту (ИИ).

Современные цифровые технологии агропроизводства включают в себя мощнейший набор инструментов:

– искусственный интеллект, применяемый для компьютерного зрения, беспилотного вождения, использующий обработку больших массивов информации (Big Data);

– системы умной аналитики;

– системы предиктивной (прогнозной) аналитики;

– робототехнику: беспилотные летательные аппараты, автоматические тракторы и комбайны, роботы-сборщики урожая и роботы для дифференцированного внесения удобрений и средств защиты растений, полива, борьбы с сорняками и т.д.;

– технологии точного земледелия;

– технологии точного животноводства;

– автоматические роботизированные животноводческие комплексы (фермы, птицефабрики, молочные заводы и т.п.);

– автоматизированные и роботизированные теплицы;

– многие другие высокотехнологичные решения.

И это еще не упомянуты технологии, применяемые в процессе окончательной обработки собранного урожая или произведенной продукции животноводства; хранения, транспортировки, упаковки, предпродажной подготовки; пищевой промышленности и торговли продовольственными товарами.

Экологически чистая продукция, произведенная при помощи современных цифровых технологий, оказывается еще и более безопасной для окружающей среды, т.е. более экологичной не только для потребителя, но и для природы, так как экономит ценные ресурсы, включая воду, а также топливо и другие горюче-смазочные материалы, уменьшает количество внесенных удобрений и средств защиты растений, уменьшает вредное воздействие на почву, воды и атмосферу за счет уменьшения вредных выхлопов и парниковых газов. Этот список можно продолжать, но наша задача показать, что применяемые в комплексе данные решения способны удовлетворить продовольственные потребности и запросы подавляющего большинства современных жителей Европы. Затрачивая меньше ресурсов, цифровые зеленые технологии обеспечивают население продовольственной продукцией более высокого качества и дают значительный прирост производительности. По мнению подавляющего большинства экспертов, именно цифровые технологии сельского хозяйства способны избавить планету от проблем, связанных с голодом. Исследования Research and Markets, GoldmanSachs, ФАО ООН (FAO) и др. организаций показывают, что рост эффективности агропроизводства составляет минимум 20–30% в краткосрочном периоде, а в долгосрочной перспективе – 2–3 раза.

При производстве органической и экологическим чистой продукции использование ГМО запрещается, равно как и небезопасных для человека химикатов, средств защиты растений и удобрений, добавок, гормонов и стимуляторов, применение разрешенных удобрений должно быть четко дозировано и регламентировано, а производство такой продукции должно быть обособлено от обычной продукции агропромышленного комплекса и должно быть основано на использовании современных технологий, включая цифровые. Такой подход напрямую приближает использование данной продукции в пищевом рационе практически всех конфессиональных групп, существующих в настоящее время в европейском сообществе. В ЕС уже давно используют цифровые технологии агропроизводства, регион является одним из лидеров по производству экологически чистой и органической продукции [19] (Kokova, 2019), а использование ГМО в большинстве стран запрещено. Поэтому база для развития экологически чистой продукции с использованием цифровых технологий просто превосходная.

Нельзя сказать, что в Европе не осталось места и для экологически чистого животноводства – альпийские луга Швейцарии и Франции, обширные пастбища Северной Англии и Шотландии были и остаются прекрасной базой для разведения овец.

Таким образом, в европейском сообществе назрели существенные изменения, связанные с:

а) пониманием важности сохранения и развития традиций экологически чистого сельского хозяйства;

б) необходимостью выделения класса особой, экологически чистой продовольственной продукции (неорганической продукции);

в) необходимостью внедрения современных технологий агропроизводства, позволяющих в массовом порядке производить данный вид продукции;

г) осознанием того, что органическая продукция, равно как халяльная и кошерная, не может быть продукцией массового производства.

В контексте рассматриваемой темы важность данных аспектов заключается в том, что указанный подход позволяет в некоторой степени удовлетворить потребности большинства групп населения, включая представителей различных конфессий, тем самым гармонизируя их пищевые потребности, обусловленные наличием определенных религиозных (и этнических) предпочтений.

Тем самым во всей Европе назрела необходимость перехода на зеленые и цифровые технологии сельского хозяйства для гармонизации пищевых потребностей представителей различных конфессий. Поясним на примере мусульман. Мясной рацион мусульман преимущественно составляют: 1. Говядина. 2. Курица. 3. Индюшатина. 4. Баранина.

Как видим, за исключением свинины, такой рацион ничем не отличается от христианского. Кроме того, при выращивании всех видов мясных и растительных продуктов свиной жир и его производные не могут применяться даже в виде пищевых добавок и кормов. Но баранина у мусульман замыкает список по объему потребления (2,5 кг из мясной корзины в 87 кг во Франции), хотя, согласно религиозным предпочтениям, должна была его возглавлять. Налицо явный диссонанс, несоответствие религиозных предпочтений и фактического потребления.

Необходимо ли учитывать запросы религиозного меньшинства? Безусловно, да, и это уже реализуется путем развития сети халяльных магазинов и специализированных отделов в супермаркетах. Для всех остальных (большинства христианского населения) необходимо реализовать возможность доступа к экологически чистому агропроизводству, а безопасность, производительность и стабильность данного производства должны обеспечить цифровые технологии сельского хозяйства.

Конечно, никто не отрицает факт наличия радикально настроенных исламистов и представителей других конфессий, которые чрезвычайно строго придерживаются только установленной канонами пищи. Для них давно сформирован соответствующий рынок производства и сбыта продовольственной продукции, целиком удовлетворяющей их требованиям. Но для всех остальных представителей мусульманского населения и других этнических групп, принадлежащих определенным конфессиям, должен быть обеспечен доступ к продукции сельского хозяйства, к которой они привыкли в ходе своего этнокультурного развития. И в этом им помогут зеленые технологии сельского хозяйства и цифровизация агропромышленного производства.

В условиях пандемии коронавируса COVID-19 многие сельхозпроизводители европейских стран уже столкнулись с дефицитом рабочей силы. Если бы их производство было бы автоматизировано и роботизировано в высокой степени, как это осуществляется на ведущих цифровых фермах и на предприятиях, использующих преимущества точного земледелия, такая ситуация была бы в значительной части смягчена либо не возникла вовсе.

Наиболее оптимальным вариантом будет такой план.

1. Формирование оптимальной структуры агропроизводства и перспективных планов развития сельского хозяйства с учетом прироста доли мусульман и представителей других конфессий.

2. Увеличение доли зеленых технологий агропроизводства и органического земледелия.

3. Сохранение и увеличение доли традиционной халяльной и кошерной продукции.

4. Всеобщее внедрение систем ИИ и робототехники, других элементов цифрового сельского хозяйства там, где это представляется возможным.

5. В условиях распространения коронавируса последний пункт имеет решающее значение в целях соблюдения элементарной безопасности работников сельского хозяйства и населения.

Самый главный аргумент для перехода на зеленое сельское хозяйство – практически любая пища растительного происхождения, выращенная в экологически чистых условиях без применения добавок, гормонов и удобрений, не является запретной для любого вида религии. Сложнее дело обстоит с животной пищей, но при надлежащей маркировке можно легко отличить «нехахяльную» и «некошерную» пищу. Таким образом, зеленые технологии в сочетании с цифровизацией агарного сектора расширяют традиционные горизонты доступной еды для представителей практически всех конфессий.

Каковы же основные выводы из всего этого?

1. Растениеводство без удобрений (или только с органическими без следов свиного мяса, жира, крови) удовлетворяет представителей всех без исключения конфессий, независимо от вероисповедания, религиозной принадлежности, национального (этнического) состава.

2. Зеленые технологии и точное земледелие, умное животноводство достигли значительных успехов в Европе, что делает развитие данного способа агропроизводства весьма перспективным (предпочтительным) в целях удовлетворения специфических потребностей различных этнических групп, обусловленных их религиозными предпочтениями.

Рассматривая соотношение производства и потребления мяса баранины до и после европейского миграционного кризиса, приходим к выводу, что во Франции оно практически не изменилось (2,4–2,5 кг на 1 человека в год), как и удельный вес по отношению к другим видам мяса и представленность в общедоступной торговой сети. Из чего заключаем, что:

1. Либо всех мусульман устраивает существующий рацион и представленность продовольственной продукции в торговой сети.

2. Либо мусульмане находят новые пути удовлетворения своих пищевых потребностей (рынки, закрытая торговля на территории общин, специализированные «халяльные» магазины, магазины только для своих).

3. И самое очевидное: не имея возможности купить, к примеру, баранину, в силу отсутствия ее в торговой сети на постоянной основе, потребители из числа мусульман замещают ее в рационе другими видами мяса, в частности куриным. То же самое происходит, вероятно, и с другими продуктами. Тем самым представляется, что не достигается полное удовлетворение пищевых потребностей, не обеспечивается гармонизация рациона всех конфессий, представленных на европейском континенте.

Возможные пути решения:

1. Развивать производство только той продукции, что пользуется спросом сейчас, т.е. традиционного ассортимента – это самое спорное решение, не учитывающее интересы религиозного (пока еще) меньшинства из числа мусульман.

2. Учитывать предпочтения мусульман и переориентировать агропроизводство (в некоторой степени) на учет их потребностей, развивая параллельно зеленые, экологически чистые технологии агропроизводства.

С учетом планируемого прироста численности и удельного веса мусульман 2-е направление следует считать не только целесообразным, но и необходимым в целях наиболее гармоничного удовлетворения пищевых потребностей представителей различных конфессий не только в настоящем, но и в недалеком будущем.

С учетом планируемого роста спроса удовлетворить имеющиеся потребности всех конфессий с учетом ограниченных территорий пашни и пастбищ (сельхозугодий) без увеличения производительности невозможно.

Поэтому основным способом достижения данной цели могут служить только современные цифровые технологии агропроизводства, которые зарекомендовали себя с наилучшей стороны в плане повышения урожайности и увеличения производительности животноводства, сокращения затрат и роста эффективности агропроизводства в целом.

С учетом наличия преобладающего контингента умеренно религиозной публики и факта удовлетворения экологически чистой продукцией растениеводства и животноводства запросов подавляющего большинства представителей практически всех конфессий, данное решение должно быть положено в основу всей современной концепции сельского хозяйства европейских стран.

ВЫВОДЫ

В каждой религии есть свои предпочтения по употреблению пищи, и в настоящее время, особенно во времена кризисов и эпидемий, становится затруднительно обеспечить всех нужным питанием, но учитывать специфические пристрастия, обусловленные религиозными предпочтениями, не только можно, но и нужно. Тем парадоксальнее выглядят выводы, полученные их двух проведенных исследований: определения удельного веса мусульман в Европе на 2020 год и потребления баранины на 1 человека в год. Выявлен обескураживающий факт – несмотря на увеличение количества и доли мусульман, потребление такого традиционного продукта, как баранина, снижается! Налицо ущемление прав правоверных мусульман, необходимы меры по гармонизации их пищевых потребностей, обусловленных религиозными предпочтениями.

Правоверные мусульмане подвергаются, по существу, дискриминации по религиозному признаку в связи с отсутствием привычной им пищи, что требует незамедлительного разрешения.

Задачей современного агропроизводства должно стать обеспечение возможности получения представителями всех конфессий беспрепятственного доступа к той еде, к которой они привыкли исторически, культурно и путем соблюдения религиозных обрядов.

Кроме того, установлено:

1. Рост агропроизводства без совершенствования цифровых технологий в настоящее время практически невозможен.

2. Необходимо развивать зеленые технологии агропроизводства с учетом возросшего спроса и будущего роста объемов потребления в будущем.

3. В недалеком будущем экологически чистая продукция будет востребована представителями всех конфессий, поэтому расширение производства данного вида продукции не просто возможно, но и необходимо.

4. Экологически чистая продукция зеленого сельского хозяйства и органического земледелия в настоящее время выступает эталоном качества и поэтому в состоянии удовлетворить не только самые изысканные вкусы, но и учесть специфические предпочтения как правоверных мусульман, так и представителей других конфессий, что послужит способом гармонизации их запросов.

5. Развитие массовых технологий цифрового агропроизводства экологически чистой продукции не должно мешать развитию специфических секторов органической, халяльной и кошерной продукции, направленных на удовлетворение самых изысканных вкусов и ортодоксальных взглядов верующих.

У сторонников экологически чистого питания есть железный аргумент: практически любая пища растительного происхождения, выращенная в экологически чистых условиях без применения добавок, гормонов и удобрений, не является запретной для любого вида религии. Зеленые технологии экологически чистого агропроизводства в сочетании с цифровизацией аграрного сектора расширяют традиционные горизонты доступной еды для представителей практически всех конфессий.

[1] https://ec.europa.eu/eurostat/tgm/table.do?tab=table&plugin=1&language=en&pcode=tps00001

[2] https://countrymeters.info/en/Europe

[3] Статья 1994

[4] Статья Агроинвестор «Пора считать овец» https://www.agroinvestor.ru/investments/article/27794-pora-schitat-ovets/



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Трендов Н.М., Варас С., Цзэн М. Цифровые технологии на службе сельского хозяйства и сельских районов. Справочный документ [Электронный ресурс] / Food and Agriculture Organization of the United Nations (ФАО ООН), Рим, 2019 год. URL: http://www.fao.org/3/ca4887ru/ca4887ru.pdf
2. Global agriculture towards 2050. High Level Expert Forum – How to Feed the World in 2050. Rome 12-13 October 2009. URL: http://www.fao.org/fileadmin/templates/wsfs/docs/Issues_papers/HLEF2050_Global_Agriculture.pdf
3. Щербакова Е.М. Международная миграция, 2017 [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. 2017. № 753–754. URL: http://demoscope.ru/ weekly/2017/0753/barom01.php
4. Щербакова Е.М. Первые демографические итоги 2018 года в ЕС [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. 2019. № 831-832. URL: http://demoscope.ru/weekly/2019/0831/barom01.php
5. Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 16.10.19, Extracted on 17.10.19).
6. Щербакова Е.М. Международная миграция по оценкам ООН 2019 года [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. 2019. № 835-836. URL: http://demoscope.ru/weekly/2019/0835/barom01.php
7. Cooperman A., Hackett С., Schiller A. Pew Research Center, Nov. 29, 2017, “Europe’s Growing Muslim Population” URL: https://www.pewforum.org/wp-content/uploads/sites/7/2017/11/FULL-REPORT-FOR-WEB-POSTING.pdf
8. Marcin Stonawski, Michaela Potančoková, Vegard Skirbekk. Fertility Patterns of Native and Migrant Muslims in Europe = Fertility Patterns of Native and Migrant Muslims in Europe // Population, Space and Place, 2016. № 22(6). С. 552-567. doi:10.1002/psp.1941.
9. Eurostat – Tables, Graphs and Maps Interface (TGM) table. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/tgm/table.do?tab=table&plugin=1&language=en&pcode=tps00001
10. Труфляк Е.В., Курченко Н.Ю., Креймер А.С. Мониторинг и прогнозирование в области цифрового сельского хозяйства по итогам 2018 г. Краснодар: КубГАУ, 2019. 100 с.
11. Насырова А.М. Анализ производства и потребления мяса в мире // Вестник Московского университета имени С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. 2019. № 1 (28). С. 61-65.
12. Дашковский И. Ешь, молись, плати // Пищевая индустрия. 2015. № 2 (24). С. 8-11.
13. Беженар И.Н. Мировые тенденции и перспективы развития отрасли овцеводства в Украине [Электронный ресурс] / SCI-ARTICLE.RU. 2014. № 13. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1409837605
14. Соколов В.В., Куц Г.А. Мировое овцеводство. Справочник. Ижевск. Издательство Удмуртского университета, 1994. 333 с.
15. Цынгуева В.В. Особенности развития овцеводства в России и в мире // Экономика и бизнес: теория и практика. 2015. № 1. С. 117-121.
16. Белая А. Пора считать овец // Агроинвестор. 2017. № 6.
17. 70 % французов потребляют органическое мясо [Электронный ресурс] / 06.03.2020. URL: https://meatinfo.ru/news/70-frantsuzov-potreblyayut-organicheskoe-myaso-405499
18. Pratt Z. Common Confusions About Arabs and Muslims. Распространенная путаница касательно арабов и мусульман [Электронный ресурс] / 06.01.2015. Оригинал статьи: URL: https://www.thegospelcoalition.org/article/common-confusions-arabs-muslims/
19. Кокова Э.Р. Роль современных технологий в обеспечении продовольственной безопасности регионов // Вестник экспертного совета. 2019. № 1 (16). C. 10-14.