Статья опубликована в журнале «Продовольственная политика и безопасность»4 / 2015
DOI: 10.18334/ppib.2.4.2113

К вопросу о неоиндустриализации экономики России и возможности ее применения к аграрному производству

Прошкина Людмила Андреевна, доцент кафедры «Экономическая теория и международные отношения», Пензенский государственный университет, Россия

Neo-industrialization of Russian economy and the perspectives of its application to agriculture - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 30

Аннотация:
Настоящая статья посвящена анализу происходящих процессов в современной экономике под влиянием технологических переворотов в развитых странах и состояния экономики России, свидетельствующего о бесперспективности экспортно-сырьевой модели и основанного на ней монетаристского варианта экономической политики. Исследованы возможности применения идеи неоиндустриализации применительно к аграрному производству. С учетом особенностей АПК дано обоснование необходимости выработки новой экономической стратегии путем развертывания крупномасштабной новой индустриализации.
Цитировать публикацию:
Прошкина Л.А. К вопросу о неоиндустриализации экономики России и возможности ее применения к аграрному производству // Продовольственная политика и безопасность. – 2015. – Том 2. – № 4. – С. 183–198. – doi: 10.18334/ppib.2.4.2113

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Исследование причин кризисного состояния российской экономики и ее базовых отраслей, в том числе АПК и ведущего его звена – сельского хозяйства, а также возможностей выхода на технологически новый уровень развития на основе неоиндустриальной модернизации является весьма актуальным в современных условиях экономической и политической нестабильности в мире (Трусов Е. В., 2015). Актуальным является в теоретическом аспекте применение современной теории неоиндустриализации к российскому агропромышленному производству, как стратегическому направления в экономике, обеспечивающего продовольственную и национальную безопасность страны.

В условиях развертывания в экономике развитых стран технологических переворотов пореформенная Россия, встраиваясь в систему миропорядка, установленного индустриально развитыми государствами (стран Запада и США), столкнулась с противоречиями и вызовами, которые были прогнозируемы, но, тем не менее, мало осмысливались обществом по причине распространяемой парадигмы «постиндустриализма» и активно поддерживаемой в некоторых научных и политических кругах. Не имело место понимание неэффективности старых подходов, а поэтому и неадекватной оценки состояния экономики и пагубности проводимого экономического курса. Для изменения в общественном сознании потребовались испытания всем периодом трансформационного спада, и его продолжением, вылившегося в кризис 2008 – 2009 годов. И, уже более четверти века постоветского периода Россия находится в состоянии кризиса, при доминировании экспортно-сырьевой модели, «демонстрируя бесперспективность и ее полную неспособность генерировать даже видимость экономического роста, обрекая нашу страну на деградацию, оставляя на периферии современного прогресса» [2, с. 6].

На современном этапе «экономический прогресс человечества всецело определяется неоиндустриальной тенденцией, которая, как научно доказано, является объективной, закономерной, генеральной и равно справедливой для каждой страны мира, подобно более ранней тенденции электрификации производительных сил» [2, с. 6].

Новая индустриализация должна сделать отечественную промышленность конкурентоспособной, а всю российскую экономику – свободной от сырьевой зависимости и готовой к радикальному технологическому рывку (Трусов Е.А., Прошкина Л.А., 2015).

Обострившаяся на мировой арене борьба стран Запада и, особенно, США против России, рассчитана на несение удара по экономической и политической системе страны при использовании последних достижений НТП во всех сферах общественного производства, в том числе, и аграрной сфере. Такая ситуация представляет нарастающую угрозу России, связанную с необходимостью осуществлять огромные расходы на укрепление военного потенциала, развитие первостепенных отраслей промышленности (космос, авиация, средства связи и др.) и, к сожалению, не сопровождается соответствующими адекватными изменениями в развитии АПК, и особенно в сельском хозяйстве, которое, несмотря на определенные успехи, находится по-прежнему в сложном положении.

Поэтому на фоне совершающегося, в это же время в развитых странах мира технологического переворота, где изменяются стереотипы ведения хозяйственной деятельности, усиливаются процессы диверсификации, повышается гибкость производства, происходит размывание границ между предприятиями, создаются сетевые структуры, способствующие повышению эффективности деятельности предприятий, улучшению основных показателей компаний (стоимость, качество и др.) все более очевидным и насущным является необходимость возрождения промышленного потенциала и ускорения перехода промышленности к пятому и шестому технологическим укладам в базовых отраслях (машиностроение, космическая, атомная энергетика).

В научных кругах развернулась широкая дискуссия о необходимости и возможностях осуществления, особенностях развития новой индустриализации на базе инноваций в промышленности России. Процессы индустриализации и инновации рассматриваются, как комплексная задача, и мы разделяем эту точку зрения, применительно к проблеме реализации многофакторной модернизации, в сочетании основных ее направлений: институционального, экономического, социального, технологического во всех сферах экономики.

К сожалению, приходится констатировать, что в результате проводимых преобразований в России произошел, называемый наукой трансформационный спад, связанный со сменой главных принципов ведения хозяйства в сфере новых социально-экономических отношений, в первую очередь, отношений собственности на средства производства и землю, а также всех элементов производительных сил и производственных отношений. В результате этого был разрушен производственный потенциал страны, падение технической мощности АПК при сокращении отечественного сельскохозяйственного машиностроения послужило импульсом развития процесса деиндустриализации – замедления темпов развития его материально-технической базы при нарастании износа сельхозмашин и оборудования, снижения темпов обновления основного капитала при дефиците оборотных средств. Объем инвестиций в основной капитал сельского хозяйства составил лишь 76 % при плановом значении 162,9 %, что не позволило создать полноценные условия для технологической модернизации сельского хозяйства - приобретено 100 тыс. единиц тракторов, что составляет 57 % от планового значения, 35 тыс. единиц зерноуборочных комбайнов, или 64 %   [3]. Поэтому, без решительного и реального поворота государства к АПК, его фондообразующая сфера не может создать такую материально-техническую базу, которая обеспечила бы его устойчивое развитие. Итогом развития 25-летней российской экономики стала фактическая деиндустриализация и совершенно очевидная не­эффективность той экономической политики, которая, по мнению А. Нешитого, выступает для правительства предметом «успешной реализации» [2, с. 3].

На одном из последних своих заседаний «Меркурий-клуб» академик РАН Е. М. Примаков сказал, что «без противодействия неолиберальной политике, возникает угроза серьезных негативных последствий для России» [4]. Поэтому, как считает А. Амосов, поворот к новому индустриальному развитию и отказ от навязанного извне статуса сырьевого придатка мировых держав, сохраняет для России шанс возродить отечественное производство, поднять престиж фундаментальной науки, технического образования [5, с. 3].

Совершенно очевидна необходимость поиска новых качественных способов выхода на путь экономического роста, на основе создания материально-технической базы производства адекватной новому технологическому перевороту. Это касается, прежде всего, возрождения и развития высокотехнологических секторов, являющихся базой для преодоления и перехода к инновационно-инвестиционной модели развития. Поэтому для России в условиях жесткой конкуренции с Западом является объективной и безальтернативной необходимостью проведение стратегической линии на неоиндустриализацию. По мнению одного из ведущих экономистов в области новой индустриализации в РФ, профессора С. С. Губанов, под новой индустриализацией (неоиндустриализацией) понимается «исторически закономерный процесс развития производительных сил, который разворачивается после завершения в основном первой фазы индустриализации – электрификации. Этот процесс представляет собой вторую фазу индустриализации, т.е. автоматизацию и компьютеризацию производственного аппарата» [6].

Неоиндустриальная модернизация России является общественной задачей, которая может быть решена на основе прогрессивных, интегрированных форм и отношений собственности, обладающих внутренними импульсами и мощными стимулами, для осуществления которой необходимо решить три основные задачи: проведение новой индустриализации на основе вертикальной интеграции собственности и переход к новому типу собственности; искоренение (или минимум существенного ограничения) коррупции; кардинальные изменения в составе социальной элиты.

Насколько реальным является возможность применить новый подход – неоиндустриализации к сельскому хозяйству России, где, по мнению профессора Российского государственного аграрного университета Р. Гайсина, «сельское хозяйство не вписывается полностью во временные интервалы моделей жизненных циклов индустриальных технологических укладов». Он считает, что, на каждой волне развития технологического переворота в условиях особенностей многоукладности сельскохозяйственного производства, сложно установить по времени и в содержательном плане его границы, и, в осуществлении закономерностей формирования и развития конъюнктуры рынка, что проявляется в специфике формирования цен и доходов в этой сфере экономики.

Профессор Гайсин Р. предложил выделить четыре этапа (волны) развития конъюнктуры разных государств в связи со сменой технологических укладов:

Первая волна (1780 – 1790 гг.), вторая волна (1920 – 1930 гг.), третья волна (1980 – 1985 гг.), четвертая – 2000 – 2010 гг. Особенностью первого и второго этапе являлась нестабильная конъюнктура с ненасыщенными потребностями, неполного насыщения рынка, государственно-рыночного регулирования. Однако развитие на 3-й и 4-й волне сопровождалось растущей конъюнктурой на внешних рынках продовольствия и биотоплива. Сельское хозяйство отставало от индустриальных технологических укладов в период с конца XVIII – начало XX вв. В сельском хозяйстве господствовал доиндустриальный технологический уклад, базирующийся на мускульно-ручной и конно-ручной энергии (мускульная энергия (сила) животных и человека). Конъюнктура агропродовольственного рынка коренным образом изменилась только в начале XX века, когда, быстро росло предложение, рынок замедлялся по мере насыщения спроса. Важно отметить, что отрасль охватывают «устойчивые затяжные кризисы относительного перепроизводства, которое проявляется в периодическом превышении предложения над спросом» [7, с. 4]. Нарушение равновесия спроса и предложения приводило к возникновению диспаритета цен на продукцию сельского хозяйства, которое в развитых странах, в период 1930 – 1998 гг. было разрешено путем перехода к ресурсосберегающим технологиям. Это обеспечивало снижение издержек производства за счет механизации, электрификации и переходу к индустриальному технологическому укладу, а также с широким использованием информатики, биотехнологии, генной инженерии, нанотехнологий. Переход к новому укладу потребовал изменения в экономической политике государства в целом и, особенно в аграрной политике, в частности. Новая модель аграрной политики основана на неоиндустриализации в сельском хозяйстве и формирования в аграрном секторе экономики вертикально интегрированных государственно-корпоративных и кооперативных структур.

В современных условиях политической и экономической нестабильности, в экономике всех стран мира провидится анализ состояния и возможностей различных отраслей народного хозяйства выдержать натиск новых трудностей, связанных с падением инвестиций, ростом инфляции сокращением доходов основной массы населения. Было выявлено, что наиболее уязвимыми в этих условиях становятся аграрный сектор, сферы АПК и особенно его ведущая часть – сельское хозяйство. Неслучайно, при разработке антикризисных мер, все страны уделяют внимание этой отрасли, поскольку она в самой большой степени связана с уровнем инвестиций, поддержкой его стабильности необходима для удержания сложнейшей системы хозяйственных взаимосвязей с другими отраслями, в результате чего складываются условия сохранения социального согласия в обществе, пошатнувшегося в последнее время из-за обострения в мире продовольственной проблемы и нарастающей  нехватки продуктов питания для, более чем, миллиардной части населения. Россия сделала значительный вклад для смягчения дефицита зерна на мировых рынках, увеличив экспорт свыше 20 млн тонн при наличии острой нехватки его для использования в отстающей отрасли – мясного животноводства.

Обострение проблемы обеспечения продовольствием констатируют следующие данные: на начало 2015 г. в мире насчитывалось свыше 805 миллионов человек голодающих – это каждый девятый житель. В настоящее время доля голодающих снижена в два раза по сравнению с 1990 г. в 63-х развивающихся государствах. В 2014 г. было выделено на эти цели в странах: США – 1,9 млрд долл, Великобритания – 364 млн, Канада – 320 млн, ЕС – 306 млн, Германия – 225 млн,  Саудовская Аравия – 164 млн [8]. Однако прогнозировать высокие темпы прироста производства продовольствия в мире и изменение тенденций мирового продовольственного рынка даже с учетом применения современных сельскохозяйственных технологий не приходится [8].

Известно, что одним из условий увеличения эффективности производства является наличие рынка сбыта. Внутренний рынок России в долгосрочной перспективе не достаточно емкий, для замещения экспортных доходов и окупаемости массового производства высокотехнологичных товаров с высокой капиталоемкостью. Исчерпаемость возможностей экстенсивного роста внутреннего рынка будет серьезным ограничением, поскольку в течение 20-30 лет не произойдет значительного роста населения, и при достижении насыщения потребностей общества произойдет снижение потребительского и инвестиционного спроса. Подтверждением этого является сопоставление динамики подушевого ВВП  и потребления домашних хозяйств на душу населения. Так, в 2013 г. ВВП на душу населения составлял 53 %  среднедушевого ВВП развитых стран (по ППС), т.е. 2,5 % в год (в 2010-2014 гг. темп роста подушевого потребления составлял 5 %). По показателю подушевого потребления Россия сопоставима с экономически развитыми странами начала 1980-х гг., что свидетельствует о том, что для устойчивого роста ВВП необходимо использовать внешний рынок, проводя на них политику экспансии, или занимать ниши на формирующихся рынках. Поэтому России следует интегрироваться в мировое разделение труда, но на принципиально новой основе, вернув себе статус высокотехнологичной державы. 

Ликвидация такого несоответствия возможна лишь на основе перехода на неоидустриальный уровень, что позволит изменить материально-техническую базу промышленного и проагропромышленного производства, используя достижения нового технологического уклада. Поэтому только эффективная новая индустриализация может стать основой для перерастания модернизационных процессов в инновационные. При этом неизбежно произойдет усложнение взаимодействия в системе «власть – воспроизводство – наука». Например, в высокоразвитых странах в инновационных проектах 40 % осуществляют государственные структуры, 60 % корпорации в доле инновационных предприятий в общем количестве 70 – 80 % (в сравнении с 10 % в среднем за 2000-е гг. в России. Однако, к сожалению, наглядным свидетельством бесперспективности экспортно-сырьевой мо­дели и основанного на ней монетаристского варианта экономической политики, являются параметры прогноза Минэкономразвития РФ и федерального бюджета на 2014 – 2016 гг., отражающие состояние масштабного вос­производственного кризиса: в 2015 г. к уровню 1990 г.: для промышленного и сельскохозяйственного производства – соответственно 92,1 и 99,5 %, инвестиций – лишь 80,8 %. Придерживаясь принятой в пореформенный период экономической модели и политики, наша страна только напрасно теряет историческое время, усугубляя отсталость от промышленно развитых держав [2, с. 4].

При выработке государственной аграрной политики в России не учитываются ухудшение климатических условий в природной среде; сохраняется несоответствие соответствующим правилам в системе страхования; имеет место несправедливость в ценообразовании на продукцию сельхозпроизводителей (молоко, зерно, мясо и др.), а также цены на дизельное топливо, электроэнергию. При этом дотации отечественным фермерским хозяйствам в десятки раз ниже дотаций в передовых странах мира. Это имеет место при огромных (растущих в 3 раза в последние годы) прибылях банков, высоких процентов на кредиты, при отставании от необходимого уровня финансирования из федерального бюджета процессов модернизации и инноваций. Недаром в проведенном интернет-опросе среди читателей «АиФ» относительно главной проблемы сельского хозяйства России – 44 % участников назвали недостаточное внимание государства 28 % наличия перекупщиков, нехватки рабочих рук – 15 % , вступления в ВТО (11 %). В целом численности сельского населения страны, согласно прогнозным оценкам, в перспективе будет неуклонно уменьшаться, примерно по 205 тыс человек в год: на начало 2016 г. она составит 35,9 млн человек и по сравнению с 2005 г. сократится на 2,5 млн человек, или на 6,4 %. Трудоспособное население к 2016 г. по сравнению с 2004 г. уменьшится на 1,1 млн человек. Очевидно, что в сложившихся условиях устойчивое развитие сельских территорий возможно лишь при условии государственного управления этим процессом, что предполагает, прежде, всего, увеличение инвестиций, глубокую модернизацию материально-технической базы сельского хозяйства, возвращение заброшенных земель в оборот и повышение культуры земледелия. Возрастание роли государства обусловлено необходимостью решения проблем борьбы с бедностью, которая в сельской местности превышает показатели городских условий и тесно связана с решением проблемы стабильного развития сельских территории.

Согласно разработанной антикризисной программе в 2015 г. правительство выделит около 50 млрд. руб. на поддержку и развитие сельского хозяйства. Кроме этого, ожидается существенное денежное вливание в процесс субсидирования скидок на покупку агротехники отечественного производства, а также на уставный капитал и имущественный взнос предприятий. Кроме того, программой предусмотрено выделение дополнительных средств на субсидирование скидки на сельскохозяйственную технику, реализуемую российскими машиностроителями сельскохозяйственным производителям, для чего целесообразно стимулировать спрос на российскую сельскохозяйственную технику, снижать нагрузку на российских сельскохозяйственных товаропроизводителей. Предусмотрено осуществление имущественного взноса в уставный капитал открытого акционерного общества «Росагролизинг» в 2015 г. для реализации программы льготного лизинга современной высокопроизводительной сельскохозяйственной техники российского производства и поддержки экспорта. На самом же деле ситуация оказывается более сложной. В ответ на эту программу в альтернативном антикризисном плане, разработанном рядом депутатов Государственной Думы РФ [9] дается общая оценка экономической политики и факторов кризиса (2008 – 2009 гг.). Экономический спад 2008 – 2009 г., по их мнению, наша страна так и не преодолела. Подтверждением являются данные статистики о том, что многие страны вышли из этого состояния, и при этом вышли на путь экономического роста. Например, к 2012 г. в странах США, КНР, Индии рост объема производства составил соответственно: 3,2 %, 7,7 %, 3,2 % [10]. Россия же в эти годы, к сожалению, оказалась без повышения темпов экономического роста до необходимых для перехода на новый тип экономического роста. Это свидетельство полного признания исчерпанности ресурсов прежнего типа развития, бесперспективности экспортно-сырьевой модели и основанного на ней монетаристского варианта экономической политики.

По мнению авторов, было ошибкой определение кризиса (2008 – 2009 гг.), как финансового и банковского кризиса и, соответственно, принятые ошибочные способы борьбы с ним. Это даже не кризис экономики в общепринятом понимании, а кризис системы управления, когда была потеряна управляемость экономикой, выбрана крайне несовершенная ее модель, государство самоустранилось от управления, что привело к активизации негативных процессов – критического уровня достигла коррупция, воровство, принявшее своеобразные формы, массовый отток капитала из страны, банковский беспредел и др. Экономический спад (кризис) 2013 – 2015 гг. характеризуется изменением макроэкономических показателей: рост ВВП в 2014 г. составил около 0,5 %, в 2015 г. ожидается его падение. Поэтому 85 % средств, выделенных для смягчения последствий кризиса средств, по мнению авторов, были направлены на помощь банкам, крупнейшим собственникам, на поддержку фондового рынка, при этом «проморгали» спад в реальной экономике, сокращение рабочих мест, финансово не подкрепив реструктуризацию экономики, почти ничего не сделав для стимулирования важнейших отраслей экономики страны [9]. Главной причиной экономических трудностей России, как считают авторы, стало резкое снижении цены на нефть (учитывая, что почти 90 % ВВП России составляла торговля углеводородными ресурсами) и девальвация. В документе отмечено, и мы разделяем эту точку зрения, что расширение списка технологического оборудования, по которому отменен НДС на ввоз, полностью противоречит объявленному курсу на импортозамещение. Следует отметить, что эта мера предлагалась в условиях, когда в России наблюдался спад в базовых отраслях экономики – машиностроении, приборостроении. Поэтому важнейшей задачей является отказ от импорта технологического оборудования, а, удешевление рубля следует использовать для организации производства некоторых его видов в России. Для этого предлагается провести инвентаризацию на предприятиях для выявления условий возможности быстрого запуска такого производства [9].

Заключение

Перспективы стратегического развития России анализировались во взаимосвязи с происходящими в мире процессами «экономической глобализации», углубления противоречий в мировой системе хозяйствования с учетом однополюсного подхода (со стороны США) к решению мировых экономических, социальных, политических проблем, в условиях навязывания странам и народам чужой воли, лишая их самостоятельности относительно своих национальных интересов.

Исследование различных подходов относительно реализации новой индустриализации в России всех сфер экономики, приводит к выводу о необходимости активного государственного регулирования, планирования этого процесса в сочетании с рыночными институтами.

С учетом особенностей развития АПК и сельского хозяйства в России, а  также массы   допущенных   ошибок   в   агропродовольственной аграрной и политике, в осуществлении регулирующей роли государства при сочетании с рыночными методами управления аграрной сферы возможно планомерный переход к ее крупномасштабной индустриализации.

Таким образом, очевидно, что переход к инновационно-инвестиционной модели экономики является проблематичным без решения вопросов производственного развития на основе новой индустриализации. Именно поэтому на современном этапе развитие каждой страны и мира в целом, основано на переходе к более высоким формам организации общества и новым технологическим укладам, олицетворяющим процесс превращения науки в непосредственную производительную силу общества. Основой такого развития является создание производственной базы на новой индустриальной основе во всех отраслях производства, в том, числе в сельском хозяйстве, которому должно придаваться в России приоритетное развитие на современном этапе как это сделано в высокоразвитых странах мира, с учетом необходимости нового подхода нашей страны к этой цели через осуществление неоиндустриализации.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241