Статья опубликована в журнале «Продовольственная политика и безопасность»2 / 2015
DOI: 10.18334/ppib.2.2.575

Оценка продовольственной безопасности региона: вопросы методологии

Антамошкина Елена Николаевна, кандидат экономических наук, доцент, Волгоградский государственный университет, Россия

The Assessment of a Region’s Food Security: Methodological Issues - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 174

Аннотация:
Анализ продовольственной безопасности, как правило, проводится на уровне государства, в соответствии с показателями и рекомендациями, установленными в Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации. Однако формируется продовольственная безопасность прежде всего на региональном уровне, что позволяет обеспечить в масштабах страны национальную продовольственную безопасность. Для оценки продовольственной безопасности экономики региона на сегодняшний день не существует достаточно разработанной комплексной методики, что и определяет актуальность проводимого исследования.Статья посвящена обоснованию авторской методики анализа продовольственной безопасности на региональном уровне экономики и ее апробации на примере Южного Федерального округа (ЮФО). Цель автора заключалась в разработке комплексной универсальной методики анализа региональной продовольственной безопасности. Для достижения поставленной цели потребовалось: разработать систему показателей оценки продовольственной безопасности; определить критерии оценки; синтезировать модель анализа и оценки продовольственной безопасности региона. В статье представлен алгоритм поэтапного применения методики оценки региональной продовольственной безопасности.Разработана модель, основанная на универсальной методике оценки продовольственной безопасности на региональном уровне экономики, отличительными особенностями которой от существующих является ее комплексность и универсальность, позволяющая проводить сравнительный анализ уровня продовольственной безопасности по регионам страны и предлагать корректирующие меры в рамках агропродовольственной политики с учетом требований ВТО. Теоретическая значимость заключается в содержательном дополнении исследований моделей и инструментов анализа продовольственной безопасности на региональном уровне экономики с точки зрения обоснования показателей и критериев оценки продовольственной безопасности региона в условиях участия России в ВТО. Практическая значимость состоит в разработке и апробации предложенной методики на основе оценки показателей продовольственной безопасности ЮФО.Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ и Администрации Волгоградской области, проект № 15–12–34006 «Оценка эффективности агропродовольственной политики на региональном уровне».

JEL-классификация: F50, Q18, R10

Цитировать публикацию:
Антамошкина Е.Н. Оценка продовольственной безопасности региона: вопросы методологии // Продовольственная политика и безопасность. – 2015. – Том 2. – № 2. – С. 97-112. – doi: 10.18334/ppib.2.2.575

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Изменение приоритетов агропродовольственной политики России происходит под воздействием глобальных политических процессов. Членство в ВТО накладывает определенные обязательства на участников: в частности сокращение финансовой поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей со стороны государства, ограничение размеров экспортных пошлин и тарифов, отсутствие барьеров доступа на российский рынок для иностранных товаропроизводителей, – что создает определенные угрозы обеспечения продовольственной безопасности.

В мировой экономике необходимость обеспечения продовольственной безопасности впервые была обозначена на Всемирной продовольственной конференции в Риме в 1974 году (Olaoye, 2014). Продовольственная безопасность должна быть основана на четырех принципах: наличии достаточного количества продовольственной продукции; экономической доступности продуктов питания; потреблении необходимого количества пищевых продуктов в соответствии с нормами рациона питания; стабильном доступе к качественным и безопасным продуктам питания.

На Всемирном продовольственном саммите (World Food Summit, 1996) было дано определение продовольственной безопасности: «Продовольственная безопасность существует, когда у всех людей есть физический и экономический доступ к достаточной, безопасной и питательной еде» (Capone, Bilali, Debs, et al., 2014b; P. 13–14). Это определение с добавлением слова «социальный» к фразе «социально-экономический доступ» в 2009 г. было официально подтверждено в Декларации Всемирного саммита по продовольственной безопасности [1]. При этом особый акцент был сделан на безопасности самих продуктов питания.

В мировой практике для оценки экономической доступности продовольствия на микро– и макроуровне используются различные показатели (Davis, Sengul, Ivy, et al., 2014; Eckert, Shetty, 2011; Lin, Ploeg, Kasteridis, Yen, 2014; Ma, Battersby, Bell, et al., 2013; Sohi, Bell, Liu, et al., 2014; Widener, Metcalf, Bar-Yam, 2013). На макроуровне анализируются такие показатели, как уровень инфляции, обменный курс, таможенные пошлины и тарифы на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие, индексы цен на продукты питания и их динамика. На микроуровне анализируется степень достижения продовольственной безопасности для отдельных домашних хозяйств, рассматривается доступ к услугам здравоохранения и социальной защиты, особенно в периоды кризиса (Capone, Bilali, Debs, et al., 2014a; P. 5–6).

В российской практике продовольственная безопасность преимущественно рассматривается как элемент экономической безопасности государства, а ее обеспечение во многом связывается с совершенствованием государственной агропродовольственной политики, модернизацией материально-технической базы АПК, реализацией стратегии импортозамещения, увеличением производства сельскохозяйственной продукции, развитием отрасли сельского хозяйства в целом (Алтухов, 2014; Кулагина, 2014; Назаренко, 2011; Ушачев, 2014). Особое внимание уделяется анализу институциональных проблем продовольственной безопасности.

Оценка продовольственной безопасности на макроэкономическом уровне осуществляется посредством анализа самообеспеченности продовольствием, определения степени физической и экономической доступности продуктов питания для населения. Изучение и анализ продовольственной безопасности как приоритетного направления аграрной политики России проводится в работах И. Оболенцева, М. Корнилова, М. Синюкова, В. Назаренко, Д. Эпштейна.

Отдельные исследователи концентрируют свое внимание на изучении угроз продовольственной безопасности (например, А. Алтухов, Г. Ушачев). В работах этих авторов речь идет о превышении пороговых величин насыщения внутреннего рынка импортным продовольствием, диспропорциях цен и недостаточном уровне развития инфраструктуры агропродовольственного рынка, дефиците квалифицированных кадров по отдельным профессиям и специальностям в АПК, невысоком уровне платежеспособного спроса на продукты питания, неразвитости системы мониторинга и прогнозирования продовольственного рынка.

Большое количество исследований посвящено изучению факторов, воздействующих на продовольственную безопасность государства. В работах Н. Кулагиной, В. Милосердова, П. Михайлушкина, А. Холодова, В. Смирновой, Н. Семеновой, как правило, продовольственная безопасность ставится в зависимость от таких факторов, как ресурсная безопасность (обеспечение АПК квалифицированными кадрами, земельными, материально-техническими ресурсами), безопасность природной среды и техногенной сферы сельского хозяйства. Особое внимание уделяется стратегии развития продовольственных рынков регионов России с учетом вступления России в ВТО.

Исследователи, занимающиеся изучением современной агропродовольственной политики, говорят о ее комплексном, синергетическом экономическом эффекте для экономики и общества в целом (Кулагина, 2014; Михайлушкин, Баранников, 2013; Оболенцев, Корнилов, Синюков, 2006). Соответственно, при оценке эффективности мер агропродовольственной политики необходимо анализировать различные виды ее эффективности: экономическую, связанную с рациональным использованием ресурсов АПК, обеспечением рентабельности сельскохозяйственного производства; социальную, направленную на повышение уровня и качества жизни сельского населения; экологическую, связанную с сохранением природно-ресурсного потенциала АПК, выпуском безопасной (экологически чистой) продукции, снижением отрицательного воздействия на окружающую природную среду.

Некоторые исследователи также говорят о возможности анализа народнохозяйственной и региональной эффективности. Первая связана с влиянием аграрной политики на АПК и общество в целом, региональная эффективность, соответственно, показывает эффект от регулирования на уровне отдельных регионов страны. В случае необходимости могут быть определены следующие виды эффективности агропродовольственной политики:

-               отраслевая эффективность, связанная с улучшением социально-экономического положения отраслей АПК – сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности, предприятий, специализирующихся на хранении и реализации продовольственной продукции;

-               корпоративная, отражающая результативность аграрной политики для отдельных групп производителей сельскохозяйственной продукции и их объединений (агрохолдинги, ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств);

-               технологическая эффективность, следствием которой является производство качественной, конкурентоспособной продовольственной продукции (Михайлушкин, Баранников, 2013).

Эффективность агропродовольственной политики невозможно оценить единым показателем, поскольку, наряду с обеспечением продовольственной безопасности, она включает целый ряд самостоятельных направлений: развитие сельскохозяйственного производства, повышение уровня жизни сельского населения, рост доходов сельхозпроизводителей. В связи с этим оценка эффективности агропродовольственной политики должна включать в себя детальный анализ различных направлений с помощью специализированных показателей оценки.

В этой связи представляется теоретически и практически значимой проблема оценки эффективности мер агропродовольственной политики, которая позволяет соотносить результаты функционирования регионального АПК и расходование средств бюджетов территории, а также проводить мониторинг их соответствия требованиям ВТО. Оценку эффективности агропродовольственной политики целесообразно проводить на основе следующих методологических принципов:

1. Принцип системного анализа, с точки зрения которого агропродовольственная политика рассматривается как один из составных элементов экономической политики государства в сфере регулирования аграрной сферы производства и АПК  в целом.

2. Принцип комплексного анализа и оценки эффективности агропродовольственной политики. Оценка эффективности агропродовольственной политики предполагает учет не только экономического эффекта, но и изменений в социальной и экологической сферах, что в конечном итоге позволяет оценить комплексный эффект и влияние агропродовольственной политики на экономику, в том числе и на региональном уровне.

3. Принцип структурно-функционального подхода к анализу агропродовольственной политики и ее эффективности. Агропродовольственная политика состоит из целого ряда самостоятельных направлений регулирования: обеспечение продовольственной безопасности, повышение уровня жизни сельского населения, развитие сельскохозяйственного производства и др.

Применение комплексного подхода к анализу агропродовольственной политики требует выделение системы факторов, влияющих на ее эффективность, в том числе на уровне региона (см. рис. 1).

Рисунок 1. Факторы эффективности агропродовольственной политики региона

Источник: составлено автором

Интерес со стороны научного сообщества к проблемам продовольственной безопасности способствовал появлению достаточно большого количества методов и моделей оценки. Большинство моделей применимы исключительно для анализа продовольственной безопасности на государственном либо на международном уровне. Например, существует несколько прогнозных моделей (EPACIS, BLS, Aglink) оценки продовольственной безопасности на макроуровне. В основе первой из них лежит моделирование частичного равновесия на аграрных рынках. Вторая модель воспроизводит цели участников рынка и ограничивающие факторы в форме задачи математического программирования. Третья – представляет собой рекурсивную динамическую модель частичного равновесия по государствам и регионам мира.

Используемые методы оценки региональной продовольственной безопасности не отличаются комплексностью, применяемые модели недостаточно формализованы, ориентированы на оценку отдельных аспектов продовольственной безопасности и во многом опираются на экспертные оценки. Преодолеть указанные недостатки позволяет предлагаемая методика, основанная на показателях оценки производства и потребления продовольствия, определенных Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации [2]. Показатели оценки продовольственной безопасности региона соотнесены со следующими критериями:

-                 уровень продовольственной самообеспеченности региона;

-                 степень удовлетворения физиологических потребностей населения в продовольственной продукции;

-                 уровень экономической доступности продовольствия.

Предлагаемая методика оценки предполагает последовательную систему действий (см. рис. 2).

Рисунок 2. Методика оценки продовольственной безопасности региона

Источник: составлено автором

Уровень продовольственной самообеспеченности региона предлагаем оценить с помощью коэффициента самообеспеченности (Кс), который характеризует, насколько в полном объеме регион обеспечивает потребности населения в различных видах продовольственной продукции за счет местного производства:

                                      (1)

Для расчета этого показателя необходимы данные о фактических объемах производства основных видов сельскохозяйственной продукции в регионе за отчетный период (q); информация о численности населения, проживающего на территории региона (n). Потребуется определить, какое количество продовольствия необходимо для данного региона в соответствии с установленными рациональными нормами потребления (qp).

Чтобы проанализировать уровень продовольственной независимости региона необходимо сравнить фактический уровень производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции в регионе с необходимым количеством продовольствия, рассчитанным в соответствии с рациональными нормами потребления продовольствия. Рассчитывать коэффициент самообеспеченности целесообразно для тех видов сельскохозяйственной продукции, которую можно получать в массовом количестве, исходя из природно-климатических условий на территории региона. В результате проведенных расчетов Кс может принять различную величину: значение показателя можно отнести к низкому (Кс ≤ 0,5), допустимому (0,5 < Кс ≤ 0,9) или оптимальному уровню (0,9 < Кс ≤ 1) самообеспеченности региона продовольствием.

Для оценки степени удовлетворения физиологических потребностей населения в продовольствии целесообразно использовать коэффициент фактического потребления продовольствия (Кфп), который показывает фактический уровень потребления продуктов питания за определенный период времени (qфакт) в сравнении с рациональными нормами потребления (qнорм):

                                    (2)

Коэффициент фактического потребления населением региона продовольствия (Кфп) может принимать следующие значения: Кфп ≤ 0,5 – низкое; 0,5 < Кфп ≤ 0,95 – допустимое; 0,95 < Кфп = 1 – оптимальное. По результатам расчетов коэффициентов фактического потребления продовольствия для различных видов продуктов питания необходимо определить среднее значение показателя.

Для оценки экономической доступности продовольствия необходим анализ нескольких показателей: коэффициента бедности (Кб), потребления (Кп), коэффициента Джини (Кдж) (табл. 1). Проведение специальных расчетов в данном случае не потребуется, поскольку указанные показатели рассчитываются федеральными и территориальными организациями государственной статистики. Тем не менее необходимо определить, в каких параметрах для данного региона будет находиться тот или иной показатель. Предлагаем установить следующие значения показателей и баллов (см. табл. 1).  

Таблица 1

Система показателей и критериев экономической доступности продовольствия

Критерий

Показатель

Значение показателя

1) доля населения с доходами ниже установленной величины прожиточного минимума

Кб

Кб > 0,4 – высокое;

0,2 < Кб ≤ 0,4 – допустимое;

Кб ≤ 0,2 – оптимальное.

2) удельный вес расходов на питание в структуре расходов потребителей

Кп

Кп > 0,5 (или > 50%)- высокое;

0,25 < Кп ≤ 0,5 – допустимое;

Кп < 0,25 – оптимальное.

3) степень неравномерности распределения населения по уровню доходов

Кдж

Кдж > 0,5 – высокое;

0,3 ≤ Кдж < 0,5 – допустимое;

Кдж < 0,3 – оптимальное.

Источник: составлено автором по (Антамошкина, 2014)

Применим данную методику для оценки продовольственной безопасности Южного федерального округа. Особенностью российского АПК, как признают многие исследователи, является его выраженная асимметрия (Семенова, 2012). Подавляющее большинство предприятий по производству и переработке сельскохозяйственной продукции располагается в нескольких регионах России – преимущественно Южном и Приволжском федеральных округах. ЮФО – регион с исторически сложившейся аграрно-промышленной специализацией, который традиционно лидирует по объемам производства сельскохозяйственной продукции в расчете на одного жителя [3]. Исходя из численности населения ЮФО на конец 2013 г. (13 млн 964 тыс. чел.) и рациональных норм потребления, определим уровень продовольственной самообеспеченности региона (см. табл. 2).

Таблица 2

Уровень продовольственной самообеспеченности ЮФО в 2013 г. [4]

Фактический объем производства, тыс. тонн (q)

Необходимые объемы производства продовольствия в соответствии с рациональными нормами (n * qp)

Кс

Картофель

1671

1675

0,95

Овощи

3044

1396

2,18

Молоко

3305

4468

0,74

Мясо и мясопродукты

1195

907

1,31

Яйца, млн. шт.

4465

3630

1,23

Исходя из рациональных норм потребления продовольствия в регионах Юга России, в 2013 году было произведено достаточное для необходимого уровня самообеспечения количество куриных яиц, овощной и мясной продукции (Кс > 1). Объемы производства молока и молочной продукции в регионе были недостаточны. Таким образом, среднее значение коэффициента продовольственной самообеспеченности ЮФО в 2013 г. составило 1,28, что соответствует оптимальному уровню в соответствии с установленными параметрами оценки.

Далее необходимо оценить уровень удовлетворения физиологических потребностей населения региона в продовольственной продукции. Среди регионов России ЮФО занял первое место по объему потребления куриных яиц, второе место по объему потребления овощей – 145 кг на человека (см. табл. 3).

Таблица 3

Потребление продуктов питания в ЮФО в 2013 г., кг [5]

Хлеб

Картофель

Овощи

Мясо

Молоко

Яйца, шт.

Сахар

Российская Федерация

118

111

109

75

248

269

40

ЮФО

122

99

145

77

236

297

43

Рациональные нормы потребления [6]  

95–105

95–100

120–140

70–75

320–340

260

24–28

Кфп

1,16

0,99

1,11

1,02

0,73

1,14

1,53

Критерий «уровень экономической доступности продовольствия» характеризует возможность приобретения продуктов питания в зависимости от величины доходов населения и уровня цен на продовольствие, соответствующего требованиям ВТО, связанным с ограничением тарифов и открытостью рынка, что может приводить к снижению доступности продовольствия для населения.

Удельный вес населения с доходами ниже размера прожиточного минимума в ЮФО в 2013 г. в среднем составил 16% [7]. Соответственно, среднее значение показателя Кб = 0,16.

Следующий показатель, который необходимо проанализировать – доля расходов на питание в структуре расходов потребителей (Кп). Для ЮФО значение данного показателя составило 36,5% [8]. Соответственно, показатель Кп по Южному федеральному округу за анализируемый период принимает значение 0,36 – это соответствует допустимому уровню.

Использование коэффициента Джини для оценки уровня продовольственной безопасности региона обусловлено существенными различиями в структуре потребительских расходов домашних хозяйств с различным уровнем располагаемого дохода. Регионам Юга России свойственен высокий уровень неравномерности в распределении доходов, тем не менее значение Кдж = 0,391, что соответствует допустимому уровню [9]. В соответствии с проведенным анализом определим интегральную оценку продовольственной безопасности ЮФО (Ипб) как сумму оценок в баллах по каждому показателю (см. табл. 4).

Таблица 4

Оценка продовольственной безопасности Южного федерального округа (балл.)

Показатели оценки

Количество баллов

1) Коэффициент самообеспеченности продовольствием, Кс = 1,28

2

2) Коэффициент фактического потребления, Кфп = 1,09

2

3) Коэффициент бедности, Кб = 0,16

2

4) Удельный вес расходов на питание, Кп = 0,36

1

5) Индекс Джини, Кдж = 0,391

1

8 баллов

Источник: составлено автором

Таким образом, продовольственная безопасность Южного федерального округа в 2013 году находилась на допустимом уровне:

Ипб (ЮФО) = Кс + Кфп + Кб + Кп + Кдж = 8 баллов

Отличительными особенностями предложенной методики является ее комплексность и универсальность, позволяющие проводить сравнительный анализ уровня продовольственной безопасности по регионам страны и предлагать корректирующие меры в рамках агропродовольственной политики с учетом требований ВТО. Рекомендуемый набор показателей и критериев оценки можно трансформировать, вводить дополнительные критерии и показатели в зависимости от того, насколько существенно выражена сельскохозяйственная направленность региона и развито сельскохозяйственное производство.

Агропродовольственную политику регионов страны в современных условиях необходимо формировать с учетом того, что Россия является членом ВТО. В связи с этим разработка региональной агропродовольственной политики предполагает необходимость оценки эффективности текущих мер регулирования и поддержки.



[1] Декларация Всемирного саммита по продовольственной безопасности (2009). Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/pdf/summit2009_declaration.pdf

[2] Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 30.01.2010 № 120.

[3] Социально-экономическое положение Южного Федерального Округа в январе-декабре 2013 (2014; C. 8). Ростов-на-Дону: Ростовстат.

[4] Регионы России. Социально-экономические показатели – 2014 г. (2014; С. 37). М.: Росстат; Российский статистический ежегодник – 2014 г. (2014; С. 384–390). М.: Росстат.

[5] Регионы России. Социально-экономические показатели – 2014 г. (2014; С. 180–187). М.: Росстат.

[6] Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 02.08.2010 № 593н «Об утверждении рекомендаций по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающим современным требованиям здорового питания».

[7] Регионы России. Социально-экономические показатели – 2014 г. (2014; С. 164). М.: Росстат.

[8] Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2013 г. (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств) (2014; C. 68). М.: Росстат.

[9] Регионы России. Социально-экономические показатели – 2014 г. (2014; С. 156). М.: Росстат.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
Алтухов, А.И. (2014). Парадигма продовольственной безопасности страны в современных условиях. Экономика сельского хозяйства России, 11, 4–12.
Антамошкина, Е.Н. (2014). Интегральная оценка продовольственной безопасности регионов ЮФО. Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 3: Экономика. Экология, 1, 6–16.
Кулагина, Н.А. (2014). Совершенствование государственной агропродовольственной политики как инструмент обеспечения экономической безопасности АПК. Агропродовольственная политика России, 10, 4–7.
Милосердов, В.В. (2014). Санкции, эмбарго продовольствия, импортозамещение. Экономика сельского хозяйства России, 11, 13–20.
Михайлушкин, П.В., Баранников, А.А. (2013). Эффективность аграрной политики и государственного регулирования аграрно-промышленного комплекса. Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета, 93, 1197–1206.
Назаренко, В.И. (2011). Продовольственная безопасность (в мире и в России). М.: Памятники исторической мысли.
Оболенцев, И.А., Корнилов, М.Я., Синюков, М.И. (2006). Продовольственная безопасность России. Еще один взгляд на проблему. М.: Издательство РАГС.
Семенова, Н.Н. (2012). Модернизация материально-технической базы сельского хозяйства в целях обеспечения продовольственной безопасности. Научное обозрение, 1, 217–224.
Семенова, Н.Н. (2014). Продовольственная безопасность как важнейший национальный интерес России. Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 37, 16–22.
Смирнов, В.В. (2015). Продовольственная безопасность регионов Российской Федерации. Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 3, 29–42.
Ушачев, И.Г. (2014). Перспективы развития АПК России в условиях глобальной и региональной интеграции. АПК: Экономика, управление, 1, 3–15.
Холодов, П.П. (2012). Развитие сельского хозяйства и продовольственная безопасность России. Российское предпринимательство, 16, 61–67.
Эпштейн, Д.Б. (2010). Рыночный фундаментализм и аграрная политика в России. АПК: Экономика, управление, 7, 47–55.
Capone, R., Bilali, H.E., Debs, P., et al. (2014a). Food Economic Accessibility and Affordability in the Mediterranean Region: an Exploratory Assessment at Micro and Macro Levels. Journal of Food Security, 2(1), 1–12. doi: 10.12691/jfs-2-1-1
Capone, R., Bilali, H.E., Debs, P., et al. (2014b). Food System Sustainability and Food Security: Connecting the Dots. Journal of Food Security, 2(1), 13–22. doi: 10.12691/jfs-2-1-2
Davis, L.B., Sengul, I., Ivy, J.S., et al. (2014). Scheduling food bank collections and deliveries to ensure food safety and improve access. Socio-Economic Planning Sciences, 48(3), 175–188. doi: 10.1016/j.seps.2014.04.001
Eckert, J., Shetty, S. (2011). Food systems, planning and quantifying access: Using GIS to plan for food retail. Applied Geography, 31(4), 1216–1223. doi: 10.1016/j.apgeog.2011.01.011
Lin, B., Ploeg, M.V., Kasteridis, P., Yen, S.T. (2014). The roles of food prices and food access in determining food purchases of low-income households. Journal of Policy Modeling, 36(5), 938–952. doi: 10.1016/j.jpolmod.2014.07.002
Ma, X., Battersby, S.E., Bell, B.A., et al. (2013). Variation in low food access areas due to data source inaccuracies. Applied Geography, 45, 131–137. doi: 10.1016/j.apgeog.2013.08.014
Olaoye, O. (2014). Potentials of the Agro Industry towards Achieving Food Security in Nigeria and Other Sub-Saharan African Countries. Journal of Food Security, 2(1), 33–41. doi: 10.12691/jfs-2-1-5
Sohi, I., Bell, B.A., Liu, J., et al. (2014). Differences in Food Environment Perceptions and Spatial Attributes of Food Shopping Between Residents of Low and High Food Access Areas. Journal of Nutrition Education and Behavior, 46(4), 241–249. doi: 10.1016/j.jneb.2013.12.006
Widener, M.J., Metcalf, S.S., Bar-Yam, Y. (2013). Agent-based modeling of policies to improve urban food access for low-income populations. Applied Geography, 40, 1–10. doi: 10.1016/j.apgeog.2013.01.003