Статья опубликована в журнале «Экономика труда»3 / 2015
DOI: 10.18334/et.2.3.604

Плюсы и минусы обязательного государственного распределения выпускников-бюджетников на работу по специальности: дискуссия экспертов

Сафонов Александр Андреевич, кандидат исторических наук, заместитель главного редактора, Издательство «Юрайт», Россия

Benefits and drawbacks of the obligatory state appointment of the government-subsidized graduates to the jobs within their professional specialty: expert discussion - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 80

Тезисы:
► государственное распределение выпускников вузов было введено в 1933 г. и сохранялось до распада Советского союза
► согласно демографическим прогнозам, Россия в ближайшие пять лет столкнется с резким сокращением численности населения в трудоспособном возрасте
► обязательное распределение всегда будет означать действие внерыночных механизмов, с другой стороны, обязательное распределение приводит к искажению эффективной системы образования
► демографическая ситуация в контексте непростой экономической конъюнктуры бросает вызов академическому сообществу
► система обязательного распределения потребует значительных финансовых вложений от государства, которые, вероятно, принесли бы больший эффект при инвестициях в качество учебного процесса и в молодежное предпринимательство

Аннотация:
В последнее время вновь начали обсуждаться преимущества и недостатки обязательного распределения выпускников вузов на работу по полученным специальностям. Подобная инициатива не встретила единодушной позиции в экспертном сообществе. Исследователи ведущих российских вузов оценили советский опыт распределения и прокомментировали эффективность подобной меры в наши дни.

JEL-классификация: J08, J23, J24

Цитировать публикацию:
Сафонов А.А. Плюсы и минусы обязательного государственного распределения выпускников-бюджетников на работу по специальности: дискуссия экспертов // Экономика труда. – 2015. – Том 2. – № 3. – С. 167-182. – doi: 10.18334/et.2.3.604

В последние недели в университетском сообществе разгорелась дискуссия о плюсах и минусах обязательного государственного распределения выпускников-бюджетников на работу по специальности.

Поводом к полемике стало предложение экспертов московского штаба Общероссийского народного фронта относительно обязательного распределения выпускников медицинских учебных заведений [1]. Более радикальное предложение внес лидер КПРФ Геннадий Зюганов, выступивший де-факто за восстановление советской системы [2].

Противоположного мнения придерживается министр образования и науки Дмитрий Ливанов, заявивший: «Конституция России гарантирует высшее образование на конкурсной основе за счет государства и не предусматривает дополнительных обременений. Возвращаться к действовавшей в СССР системе распределения выпускников вузов нет необходимости, в том числе и потому, что это может спровоцировать отток молодых специалистов за рубеж. По мере того как будет развиваться экономика, создаваться новые производства, новые карьерные перспективы для выпускников вузов, они будут оставаться у нас работать» [3].

Президент РФ В.В. Путин по этому поводу заметил, что на проблему необходимо посмотреть со всех сторон: «Люди, которые за госсчет учатся, – это как бы госзаказ, поэтому в целом такой подход имеет право на существование. Но спешить здесь нельзя» [4].

История вопроса

Государственное распределение выпускников вузов было введено в 1933 г. и сохранялось до распада Советского союза.

Неоднократно вопрос распределения поднимался и в современной России. Городской эксперимент в 2000 г. проводил мэр Москвы Юрий Лужков. Госдума в 2010 г. отклонила предложение «Справедливой России» о квотировании рабочих мест для выпускников. Позднее со сходными инициативами выступали глава Росмолодежи Сергей Поспелов и председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков.

В качестве альтернативы Минтрудсоцразвития на протяжении ряда лет осуществляет программу поддержки стажировок выпускников. В рамках программы предусмотрена компенсация затрат работодателя не только на оплату труда стажирующихся выпускников, но и на доплаты работникам-наставникам. Уровень трудоустройства выпускников составляет около 71% от численности участников стажировки [5].

По мнению бывшего руководителя комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрея Исаева:

«Реализация идеи распределения выпускников-«бюджетников» позволит решить и проблемы общества, которое испытывает нехватку кадров в ключевых отраслях, и проблемы молодых специалистов, выпускников <...> У нас многие молодые специалисты, оканчивая вуз, не могут найти работу, потому что работодатели желают выступать в роли этаких «пенкоснимателей», хозяев идеальных работников...

Суть инициативы в том, чтобы для тех работников, которые заканчивают обучение на бюджетных местах, созданных государством, и заключили с государством контракт, создать систему распределения <...> они по окончании вуза отправятся по направлению государства поработать три года туда, куда им предложит заплативший за их обучение работодатель. В первую очередь это коснется врачей, учителей и инженеров оборонных предприятий...

В СССР был другой порядок – принудительное распределение всех выпускников. А здесь речь о другом: человек должен будет сам подписать при поступлении соответствующий контракт. Так что он вправе претендовать на то, чтоб будущий работодатель – в данном случае государство – оплатил его обучение, а государство, в свою очередь, – на то, чтоб он затраченные на него деньги отработал» [6].

Ситуация сегодня

Министр труда и социального развития Максим Топилин констатировал: «Согласно демографическим прогнозам, Россия в ближайшие пять лет столкнется с резким сокращением численности населения в трудоспособном возрасте. В этих условиях встает вопрос о необходимости мобилизации всех имеющихся ресурсов для смягчения проблемы нехватки трудовых ресурсов и ослабления напряженности вследствие неблагоприятных демографических тенденций, таких как, например, повышение среднего возраста занятых» [7].

В этих условиях Министерство образования и науки запустило специальный проект, отслеживающий трудоустройство выпускников через данные Пенсионного фонда. Согласно базе данных [8] в течение года после окончания вуза 100% выпускников трудоустроились в МФТИ и СГАУ, 90% – в МГТУ им. Н.Э. Баумана, МИСиС, СПбГПУ, 85% – в ВШЭ, МИФИ, ИТМО, 75% – в ТГУ, СПбГУ и МГУ им. М.В. Ломоносова, 60% – в РНИМУ им. Н.И. Пирогова и СарГЮА. Общий итог: в среднем трудоустроилось 75% выпускников вузов, однако, например, на Северном Кавказе – только 50% [9].

Государство обязано реагировать на демографический вызов, но будет ли эффективной политикой административное вмешательство в рынок труда выпускников?

Неспециалисту в трудовой сфере непросто взвесить все «за» и «против» обязательного распределения. Поэтому мы попросили ответить на вопросы экспертов ведущих университетов страны.

Эффективно ли обязательное трудоустройство в современной российской экономике?

Рощин Сергей Юрьевич, кандидат экономических наук, проректор НИУ ВШЭ: Подобный подход неэффективен и искажает работу как рынка труда, так и рынка образовательных услуг. Обязательное распределение всегда будет означать действие внерыночных механизмов.

Сейчас существуют вакантные рабочие места. Есть ряд предприятий, которые говорят: «Нам очень нужны рабочие руки, нам необходимы специалисты, заработная плата 8000 рублей в месяц». Это не настоящие вакансии, это мертвые, неконкурентоспособные производства, это неэффективные организации. Но формально это вакансии, которые будут предъявляться для заполнения выпускниками по распределению. Распределять туда выпускников означает поддерживать неэффективные производства. С этой точки зрения, строить систему обязательного распределения абсолютно бессмысленно.

С другой стороны, обязательное распределение приводит к искажению эффективной системы образования. Создаются иллюзии, что нужны определенные специалисты, иллюзии, что те или иные университеты, образовательные программы успешно работают, раз предъявляется такой псевдоспрос на их выпускников. Но это псевдоспрос, потому что он не обеспечен конкурентной заработной платой. Вузы начинают готовить невостребованных специалистов, и в результате все равно выпускники не работают по специальности. Реальная эффективность образования может определяться только через рыночные механизмы трудоустройства.

Карапетян Рубен Вартанович, кандидат экономических наук, доцент СПбГУ: Если рассматривать гипотетическую модель, то эта мера крайне желательна. Ведь в подобном случае будет сокращаться или вовсе исчезнет дефицит рабочей силы в отдельных отраслях, с другой стороны – избыток невостребованных работников. Таким образом, сократятся издержки всей экономики. Но в реальных условиях рынка ситуация никогда не станет абсолютно стабильной. Однако, и эта позиция мне гораздо ближе, внедрение всеобщего обязательного трудоустройства лишит выпускников права выбора. Вряд ли экономически эффективно использовать ту рабочую силу, которой неинтересна ее профессия.

Колосницына Марина Григорьевна, кандидат экономических наук, Ординарный профессор НИУ ВШЭ: Такой практики (обязательного трудоустройства выпускников) нет и не может быть в принципе в рыночной экономике, если она действительно рыночная. На рынке труда работодатель и работник сами находят друг друга, в зависимости от требуемых и имеющихся квалификаций, и это называется эффективным равновесием. И вузы, и государство могут способствовать тому, чтобы такое равновесие достигалось быстрее, но заменить собой рынок никак не смогут.

По сути, призыв вернуться к обязательному трудоустройству, которое практиковалось при советской власти – есть призыв вернуться к социализму, или полному государственному патернализму. Это, безусловно, удобная позиция для многих вузов, которые готовят весьма средних специалистов, не находящих себе применения на рынке труда. Просто сказать – государство должно ввести обязательное трудоустройство, и каждый выпускник будет как-то трудоустроен (не наше дело, нравится ли ему эта работа, позиция, зарплата). Гораздо труднее сделать так, чтобы выпускники хорошо трудоустраивались сами, получив современные знания и навыки и имея на руках диплом вуза с хорошей репутацией.

Власов Анатолий Александрович, доктор юридических наук, профессор МГИМО, автор учебного пособия «Трудовое право»: Идея об обязательном распределении выпускников вузов работодателям не нова. Советская система использовала этот механизм при наличии бесплатного обучения. При современной смешанной вузовской системе эта модель тоже может быть использована, только необходимо обязательно учитывать мнение самого выпускника с обязательным стимулированием предстоящей профессиональной деятельности. Какое-либо принудительное распределение, как показал уже исторический опыт, ничего позитивного не принесет. Принудительный труд противоречит Конституции РФ.

Нарушает ли обязательное трудоустройство права обучающихся?

Шавин Василий Анатольевич, кандидат юридических наук, доцент НИУ ВШЭ, Нижний Новгород: Конечно нарушает. В соответствии со статьей 37 Конституции РФ труд свободен, а принудительный труд запрещен. Поэтому в настоящее время введение обязательного трудоустройства невозможно. Исключением является договор о целевом приеме, по которому гражданин, получивший образование, обязан трудоустроиться в соответствующую организацию.

Колосницына М.Г.: Это зависит от того, какой механизм предлагается. Если все абитуриенты всех вузов заранее извещены о предстоящем обязательном трудоустройстве, и с ними заключается соответствующий контракт (обучение на бюджетной основе предполагает обязательную «отработку» на предложенном рабочем месте, допустим, в течение 2–3 лет), здесь нет никакого нарушения прав. Человек делает свой выбор, его никто не заставляет. Можно учиться на платной основе, и тогда не будет обязательного трудоустройства, можно вообще ограничить свое образование средним специальным. Или, наоборот, уехать учиться за границу, если позволяют средства. Главное – чтобы все знали заранее «правила игры».

Горелов Николай Афанасьевич, доктор экономических наук, Почетный профессор СПбГЭУ, главный редактор журнала «Экономика труда»: Действующее законодательство не дает вузам подобных полномочий, поэтому вначале следует создать соответствующую законодательную базу. Министерство образования и науки и Российский союз промышленников и предпринимателей должны приступить к разработке законодательства. Это тем более необходимо, что в рамках современной либеральной модели плановое распределение может привести к процессам в европейских судах.

Возможно ли при обязательном трудоустройстве мотивировать к конкурентному труду?

Рощин С.Ю.: Конечно нет. У нас нет крепостного права, гарантируется свобода заключения трудовых контрактов. Не существует ситуаций, когда человек не может уволиться. На практике любая обязательность, любое прикрепление означают для работодателя возможность не вкладываться в стимулирование и вознаграждение труда своих работников.

Шавин В.А.: Возможно, поскольку при неудовлетворительном результате трудовой деятельности такого выпускника можно будет уволить (на общих с другими работниками основаниях), одновременно взыскав с него стоимость затрат на обучение.

Карапетян Р.В.: Стимулировать – да, постоянно повышая зарплату. Но вряд ли мотивом будет являться труд по профессии, которую не выбирал.

Власов А.А.: Современная экономика требует максимальной отдачи интеллектуальных и физических сил. Поэтому только моральное и материальное стимулирование молодых выпускников вузов будут полезны для народного хозяйства России.

Колосницына М.Г.: Мотивировать к конкурентному труду должен рынок (он это и делает), а никак не административные меры.

Стоит ли возрождать советскую практику административного распределения выпускников?

Карапетян Р.В.: Если возрождать социалистическую экономику, тода!

Колосницына М.Г.: Не стоит, поскольку она находится в прямом противоречии с нормальным рыночным механизмом распределения рабочей силы по рабочим местам, а потому не может быть эффективной. Число рабочих мест в экономике от этого никак не увеличится, и необходимых навыков и квалификаций у выпускников не прибавится. А потому решить принципиально проблему трудоустройства плохо обученных и не имеющих опыта «специалистов» не получится.

Шавин В.А.: Причины распределения в советское время и сейчас различны, поэтому сопоставлять эти два феномена некорректно. Если в советское время распределение было вызвано нехваткой специалистов с высшим образованием, то сейчас такие предложения звучат в связи с их избытком. И то, и то является «лечением» следствия, а не причины.

Однако в советское время такой подход был оправдан тем, что в короткий срок «вылечить» причину – нехватку вузов – было очевидно невозможно. Поэтому государство было вынуждено применять комплексный подход: устранять последствия, одновременно решая и сам вопрос.

В наших же реалиях «лечение» последствий – огромного количества никому не нужных специалистов с высшим образованием с одновременной нехваткой инженерных кадров и рабочих высокой квалификации – это отвлечение сил, средств и времени. Решить основную проблему – избыток продолжающих поступать на рынок труда специалистов с высшим (и «высшим» в кавычках) образованием – явно проще, быстрее и дешевле, чем решать ее последствия. И если проблема нехватки определенных специалистов действительно решается долго и затратно, то «перекрыть кран», через который «текут» невостребованные на рынке труда (а во многих случаях – вредные для экономики) выпускники, достаточно просто при наличии политической воли для закрытия от половины до двух третей вузов (полностью или в непрофильной части).

Должны ли студенты-бюджетники работать на государство? Открыты ли возможности для государственно-частного партнерства?

Карапетян Р.В.: Если государство выступает в роли работодателя, то оно вправе выставлять свои требования к рабочей силе, например, на предмет ее квалификации. То есть готовить специалистов для целевого использования в своих структурах. Что касается партнерства, то тут оно возможно при совпадении интересов и обоюдном согласии.

Шавин В.А.: Поскольку государство при действующей Конституции РФ не может обязать частные компании принимать на работу выпускников в рамках предлагаемой модели распределения, то это может касаться только госсектора (органы власти, госкомпании и госкорпорации, ГУПы и МУПы). Однако госсектор уже настолько монополизирован, что введение еще и ограничения поступления на госслужбу или в госкомпании окончательно оформит закрытую касту чиновников в широком смысле.

Горелов Н.А.: Необходимо максимально задействовать рыночные механизмы, разрабатывать инструменты долевого участия, кадрового сопровождения бизнеса, новые формы повышения квалификации. Требуется обратная связь от работодателя к вузу по качеству учебного процесса.

Колосницына М.Г.: Разумеется, все бюджетные студенты не должны, да и не могут быть трудоустроены в государственном секторе, если мы не хотим раздувать этот сектор без предела (он у нас и так достаточно велик). Если представить себе, что государство вдруг берет на себя подобные обязательства, это будет означать неминуемый рост бюджетного дефицита и инфляцию. Трудоустройство в государственном секторе может рассматриваться лишь как крайняя и, главное, временная мера в условиях острой безработицы в фазе циклического спада экономики.

Есть возможности для заключения соглашений между заинтересованными работодателями и вузами. Например, работодатель хочет получить нужных ему специалистов и готов финансировать или частично софинансировать их обучение. Тогда должно заключаться трехстороннее соглашение, предполагающее обязательную работу для выпускника в течение установленного периода. Если это частный работодатель – он платит свои деньги, это его инвестиции в персонал. Он может также участвовать в отборе абитуриентов и в разработке образовательной программы. Если этот работодатель государственное учреждение или ведомство – вопрос, как правило, решается выделением специальных квот на обучение для тех, кто согласится потом идти к этому работодателю. То есть это в любом случае бюджетные деньги, но целевого характера. И важно подчеркнуть, что это добровольные соглашения, а не административное принуждение.

Какая роль должна быть отведена вузам?

Карапетян Р.В.: Мне представляется, что вузы должны не только постоянно мониторить ситуацию возможности трудоустройства выпускников, но и иметь связь (информацию) о закончивших обучение и работающих. И в случае необходимости (а это значит постоянно) приспосабливать свои учебные программы под потребности экономики.

Колосницына М. Г.: Вузы, безусловно, должны заниматься и занимаются трудоустройством: привлекают потенциальных работодателей в качестве партнеров, заключают договоры о проведении практик, проводят дни карьеры, собирают данные о вакансиях для выпускников и размещают информацию на своих сайтах. Очень важна в этом процессе роль клубов выпускников, ведь бывшие выпускники вуза сами в какой-то момент становятся работодателями и склонны искать новые кадры там, где учились.

От вуза (его руководства, преподавателей и всех сотрудников) требуется постоянная работа по совершенствованию содержания и форм обучения, взаимодействию с работодателями, повышению квалификации преподавателей. Для этого нужны и время, и деньги, и мозги. Главное – конкурентоспособность выпускников должна стать одной из целей стратегического развития. Многие российские вузы сконцентрированы на сиюминутных краткосрочных задачах, поэтому вопросы трудоустройства выпускников были бы рады решать автоматически. Но эффективным такое решение никак не назовешь.

Шавин В.А.: Вузы могут выполнять роль распределительных центров, где выпускники «накапливаются», «сортируются» и отправляются к месту службы.

Горелов Н.А.: В вузе необходима стройная система управления процессом трудообеспечения выпускников на постоянной основе, нельзя все перекладывать на рынок. В вузе должна быть система организации помощи в трудоустройстве выпускников.

Применимы ли зарубежные модели к российской практике?

Горелов Н.А.: Есть хороший зарубежный опыт в Канаде, во Франции в части мотивации трудоустройства выпускников. Чтобы иметь полный взгляд на проблему, необходимо провести серьезное научное исследование лучших отечественных и зарубежных практик трудообеспечения выпускников и по результатам – подготовить рекомендации, учитывающее нашу правовую систему, социальные потребности в специалистах и сложившуюся практику.

Колосницына М.Г.: Такие модели есть, только это не административное принуждение. Например, в США, где высшее образование все платное и дорогое, особенно дорого стоит обучение врача. Как правило, большинство студентов медицинских школ берут кредиты, которые затем приходится долго возвращать. Если выпускник сразу попал на работу в престижную частную практику, он может отдать кредит легко. А если нет – государство предлагает ему другие варианты. Например, можно пойти работать врачом в армию на несколько лет или стать врачом частной практики в сельской местности, который обслуживает огромный округ, ездит по домам в любое время суток и оказывает любую первичную помощь. Зарплата невысокая, работа тяжелая, поэтому всегда есть такие вакансии. В любом случае государство полностью гасит кредит банку. Но я подчеркиваю еще раз, что такие соглашения заключаются на сугубо добровольной основе, у человека всегда есть право выбора.

Карапетян Р.В.: Наиболее действенным будет привлечение частных компаний к образовательному процессу, как это делается в ЕС. Конечно, речь идет о крупном бизнесе. Во-первых, они сами должны развивать образовательные программы в рамках своих структур (так сказать, поствузовское образование). Во-вторых, в РФ должна быть сформирована система грантов частных компаний на развитие образовательных программ. Наконец нужна включенность представителей бизнеса в образовательный процесс.

Рощин С.Ю.: Если мы не обсуждаем страны с нерыночной экономикой, то в открытом мире принудительного распределения выпускников нет. Как правило, взамен создаются системы поддержки трудоустройства, системы информирования и поиска вакансий, вводятся в образовательный процесс особые курсы по самомаркетингу, планированию карьеры и т. п. Взаимодействие вузов с государством происходит сильнее у специализированных направлений образования (например, медицина), менее выражено у более общих (например, экономика). Многие российские вузы также работают со своими партнерами-работодателями, способствуют трудоустройству выпускников.

***

Становится очевидным, что реформы необходимы: демографическая ситуация в контексте непростой экономической конъюнктуры бросает вызов академическому сообществу. Но относительно направления реформ нет единства мнений.

На наш взгляд, вряд ли возможно осуществить обязательное распределение в рамках рыночного подхода к труду.

Подобная мера была бы эффективной в плановой экономике с преобладающим государственным сектором. Однако сегодня даже такие мягкие меры планирования, как определение контрольных цифр приема абитуриентов на бюджетные места, сталкиваются с целым рядом проблем: рынок меняется слишком быстро, возникают новые профессии и «умирают» старые, статистика неточна из-за большого количества занятых во фрилансе или с нарушениями трудового законодательства. Важна и возрастная психология: поступивший в 17 лет студент зачастую полностью меняет свои представления о карьере к моменту окончания вуза, и навязывание обязательного трудоустройства может вызвать излишнюю социальную напряженность.

И самое главное – система обязательного распределения потребует значительных финансовых вложений от государства, которые, вероятно, принесли бы больший эффект при инвестициях в качество учебного процесса и в молодежное предпринимательство.

У модели государственного распределения есть убежденные сторонники и противники. Вероятно, осенью стоит ожидать нового витка полемики по этому вопросу. Будем следить за развитием событий.



[1] Победить нехватку врачей поможет обязательное распределение выпускников, считают в ОНФ (2015, 27 июля) // ТАСС.

[2] КПРФ выступает за возвращение распределения выпускников вузов (2015, 20 июня) // ТАСС.

[3] Балабас, Е. (2015, 7 июля). Распределения выпускников вузов не будет. Московский комсомолец, 26852.

[4] Замахина, Т. (2015, 2 июня). Не жалеть своей души. Российская газета (Федеральный выпуск), 6688.

[5] Информация Минтруда России от 12 августа 2013 г. «О выполнении пунктов Плана мероприятий на 2012–2013 годы по реализации Стратегии международного молодежного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года по вопросам занятости и трудовой мобильности молодежи» (2013, 12 августа) // Сайт Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

[6] Барабанов, В. (2013, 23 июля). Распределение выпускников вузов: современный вариант // Сайт Центральной профсоюзной газеты «Солидарность».

[7] Министр Максим Топилин на G20: Демографическая ситуация – вызов для российского рынка труда (2014, 11 сентября) // Сайт Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

[8] Портал мониторинга трудоустройства выпускников.

[9] Подведены итоги мониторинга трудоустройства выпускников российских вузов (2015, 24 июня) // Сайт Министерства образования и науки.