Статья опубликована в журнале «Экономика труда»2 / 2015
DOI: 10.18334/et.2.2.585

Проблемы капитализации интеллектуальных активов жителей зрелого возраста

Яськова Наталья Юрьевна, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой Инвестиционно-строительного бизнеса, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Россия

Фомина Людмила Леонидовна, кандидат экономических наук, доцент, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Россия

The Problems of Capitalization of Intellectual Assets Belonging to Middle-Aged Residents - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 25

Тезисы:
& подавляющее большинство не любит, а терпит места жительства, даже не мечтая о новом качестве жилища

& «живой» город – это развивающийся город, использующий все имеющиеся ресурсы развития

& сегодня вопрос не столько в нехватке жилья или офисов, сколько в хронически прогрессивно отстающих стандартах их качественных характеристик

& современные подходы не только не сориентированы на реализацию возможностей молодежи, но и неосмотрительно списывают потенциал жителей зрелого возраста

& …жизнеобеспечение граждан зрелого возраста должно рассматриваться не как бюджетное обременение, а как ресурс развития национальной экономики

& огромный интеллектуальный потенциал «старой школы» (экспертов, учителей, … руководителей и др.) остается «омертвленным»

& любой проект начинается с модели как образа желаемого состояния нового сектора национальной экономики

& стартовую модель капитализации потенциала зрелой части населения страны можно представить как обеспечение частичной занятости

& …общество и человек должны быть счастливыми, а это значит здоровыми, богатыми и востребованными, капитализирующими потенциал и использующими возможности

Аннотация:
В статье представлены результаты исследований одной из злободневных проблем настоящего времени   использования опыта людей зрелого возраста, а точнее их интеллектуального актива в решении многочисленных задач экономического развития городских территорий. В частности, показано, что современные подходы к решению городских проблем не ориентируются не только на реализацию возможностей молодого поколения, но и не используют потенциал жителей зрелого возраста. Основная сложность заключается в необходимости комплексных исследований и синтезе их результатов в области управления, медицины, психологии, биологии, геронтологии, архитектуры, технических наук, психоэнергетики, религий, национальных особенностей и традиций, менталитета, уклада жизни и т.д. Нами установлено, что если пятая часть лиц зрелого возраста будет занята в сфере услуг даже половину рабочего это в совокупности обеспечит прирост ВВП на 2 млрд руб. в год, пополнит налоговые поступления в бюджеты различных уровней более, чем на 200 млн руб.
Цитировать публикацию:
Яськова Н.Ю., Фомина Л.Л. Проблемы капитализации интеллектуальных активов жителей зрелого возраста // Экономика труда. – 2015. – Том 2. – № 2. – С. 131-144. – doi: 10.18334/et.2.2.585

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Увы, но, к сожалению, существующее пространство городских территорий не помогает гражданину становиться здоровее, счастливее и экономически эффективнее. Это утверждение можно считать «точкой» абсолютного консенсуса мнений государства, деловой, интеллектуальной, общественной среды и самих граждан. Именно поэтому проблемы, относящиеся к изменению пространства жизнедеятельности в части градостроительства, развития сельскохозяйственных территорий, качества жилья и др., находятся в эпицентре приоритетов развития национальной экономики на протяжении всей новейшей истории России.

Особенности управления жизненным циклом городских территорий

Попытки решения жилищной и градостроительных проблем методами «кавалеристских атак» по факту только и делали, что плодили новые противоречия… Синдромы «точечной застройки», «обманутых вкладчиков», «кухонных управляющих компаний», «пиф-пафов» и др. по‑прежнему будоражат рынок недвижимости. Градостроительные планы также не стали панацеей. Визуализируя качественные параметры городского развития, они по-прежнему далеки от существующей структуры потребностей и ориентированы на примитивные по современным меркам, а главное, крайне неэффективные застроечные решения.

Не сгущая красок современных реалий, констатируем: восприятие пространства жизнедеятельности современного россиянина крайне негативно. Подавляющее большинство не любит, а терпит места жительства, даже не мечтая о новом качестве жилища. И даже если это новое жилище, но в «засмокованном» перенаселенном городе с неадекватной городской инфраструктурой проблема лишь загоняется вглубь. Перефразируя классика, «жить в городе и быть свободным от города нельзя». В этой связи согласимся с точкой зрения Н. Власюка на город, который он считает живым организмом. Город с мощной энергетикой или «пустой», предоставляющий возможности или ограничивающий их, влияет на наш образ жизни и мировоззрение. Как губка, он впитывает и отображает всю историю политической, социальной и экономической жизни страны. Каждый город имеет свой воздух, свою идентичность (Власюк, 2013).

«Живой» город – это развивающийся город, использующий все имеющиеся ресурсы развития. В рамках концепции пространственно-территориального девелопмента (Яськова, 2014) развитие осуществляется на едином земельно-имущественном комплексе в системе управления жизненным циклом городских территорий, вовлекая в оборот все виды городских активов и используя их в программном формате.

Вместе с тем ресурсный подход авторов подлежит стратегической целевой фокусировке (Яськова, Матвеева, 2014). В ее основе учет динамически изменяющихся потребностей жителей. В контексте востребованной структуры недвижимости это означает необходимость непрерывно осуществляемой реструктуризации фондов недвижимости. И сегодня вопрос не столько в нехватке жилья или офисов, складских или производственных помещений, сколько в хронически прогрессивно отстающих стандартах их качественных характеристик. Именно они задают неполноценный, низкоэффективный и не позволяющий уважать себя стиль жизнедеятельности. Последнее время в этом направлении многое сделано, но во всех случаях это догоняющий тип развития. Это обусловлено не только технологическим отставанием. Но и зачастую явным пренебрежением и непониманием необходимости учета потенциала ряда ресурсов. Так, современные подходы не только не сориентированы на реализацию возможностей молодежи, но и неосмотрительно списывают потенциал жителей зрелого возраста (от 60 лет).

Так уж повелось в условиях современной России, что поиск средств и методов гуманизации и гармонизации жизни пожилых людей сводится к развитию различных форм благотворительности (денежные пожертвования, безвозмездные передачи материальных ценностей, адресная помощь, волонтерство, консультирование и др.), социальной помощи (патронаж социальных служб по месту жительства), развитию сети частных домов престарелых. В условиях интенсивного роста численности населения в возрасте старше трудоспособного возраста (за последние 10 лет их доля возросла с 20,4% до 25,2%, давая прирост более чем на 1,9 млн человек в год) в подходах по обеспечению жизни пенсионеров никто и помыслить не может не только о сокращении, но даже о стабилизации бюджетной нагрузки по осуществлению пенсионных выплат. Между тем результаты исследования пенсионной проблемы показали наличие существенных резервов повышения бюджетных расходов [1].

Прежде чем пояснить указанный вывод, приведем результаты исследования проблемы. Обобщая положение дел в России и опыт европейских стран (Норвегии, Швеции, Великобритании, Латвии и др.) (Глуханюк, Гершкович, 2003; Раменская, Раменский, Раменская, 2013; Allen, Klein, 2011; Barth, 2000; Dahl, Nilsen IV, Vaage, 2000; Erlinghagena, 2010; Grant, 2007; Guinn, 1999; Hockey, Phillips, Walford, 2013; Hofäcker, Unt, 2013; Hu, Wei, Schlais, Yeh, 2008; Iecovich, 2001; Kloseck, Crilly, Gutman, 2010; Kumashiro, 2000; Loretto, 2010; Naegele, Krämer, 2002; Persons of Retirement Age in Civic Organizations, 1983; Persons of Retirement Age on the Job, 1983; Siegenthaler, Brenner, 2001; Tizard, Owen, 2001), удалось выяснить следующее:

- более половины лиц пенсионного возраста не менее 10 лет трудятся, будучи пенсионерами;

- максимальный срок дополнительной трудоспособности приходится на работников интеллектуального труда (творческие профессии) и служащих;

- большинство пенсионеров, способных к трудовой деятельности, не чувствуют себя востребованными и не имеют опыта и условий для осуществления трудовой деятельности на дому;

- абсолютное большинство лиц зрелого возраста лишь в самом крайнем случае согласны находиться в доме престарелых и предпочитают «доживать свой век» в привычном, пусть даже крайне неудобном месте жительства;

- только четверть опрошенных в России в отличие от половины европейцев зрелого возраста рассчитывают на материальную помощь от детей и близких;

- большая часть российских и европейских пенсионеров является собственниками материальных активов различной степени ликвидности, но в отличие от европейцев уровень накоплений в Российской Федерации несопоставимо ниже;

- степень удовлетворенности медицинским обслуживанием, жилищно-коммунальными и социальными услугами россиянами в отличие от европейцев оценивается неудовлетворительно;

- российские органы государственной власти не обладают полными данными о составе, структуре и потенциале жителей зрелого возраста и др.

Современное состояние проблемы пенсионного обеспечения

Формат статьи позволяет привести лишь немногие, но, с нашей точки зрения, самые существенные результаты исследования, позволяющие со всей очевидностью утверждать: современное состояние проблемы пенсионного обеспечения бесконечно далеко от понимания необходимости недопущения «омертвления» интеллектуального, денежного и материального капитала, являющегося достоянием более чем четверти населения страны, достигшего пенсионного возраста.

В этой связи авторы осмеливаются выдвинуть и проверить следующую научную гипотезу: жизнеобеспечение граждан зрелого возраста должно рассматриваться не как бюджетное обременение, а как ресурс развития национальной экономики. Более того, потребность в активации этого ресурса со временем будет только возрастать, а условия вовлечения его в оборот в информационно и коммуникационно сложившейся среде может не только укрепить и развить консультационный, творческий, научно-образовательный секторы экономики, но и создать множество новых профильных компетенций, рабочих мест, малых и средних предприятий с соответствующими налоговыми поступлениями и расширяющейся потребительской базой.

Доказательство нашего гипотетического предположения потребует реализации междисциплинарного подхода и в первую очередь нового осмысления прогнозов территориального и пространственного развития страны с учетом демографического, возрастного, профессионального, миграционного состава населения, состояния его здоровья, имущественного статуса, трудового потенциала и абсолютно «незатертого» взгляда на многие другие вопросы.

Что сегодня мы знаем о людях зрелого возраста? Кроме платежных потоков – НИЧЕГО! Какова его возрастная структура? Очень приблизительно: до 80 лет и после. Сколько среди них учителей, бухгалтеров, инженеров, врачей, аграриев и др. и какова их квалификация? Разве что косвенно – на основе полагающихся сумм пенсионных начислений и льгот. Насколько состояние их здоровья позволяет вести трудовую деятельность? Только базируясь на данных по инвалидности, которые, кстати говоря, ни о чем по существу не говорят. Чаще всего напротив, именно люди, сфокусированные на преодолении, оказываются куда как активнее и жизнеспособнее. И тому есть множество примеров.

В каких условиях проживают пенсионеры и каково их имущественное положение? Информация полностью отсутствует. Мы практически не представляем структуру их потребностей, обрекая на немыслимые в современном мире трудности… Такое положение приводит к трудно исправимым ошибкам, которые, затрагивая большие массы людей, ведут не только к деградации старшего поколения, но и отдельных категорий городов и территориальных групп поселений и, как следствие, к деградации общества в целом.

Огромный интеллектуальный потенциал «старой школы» (экспертов, учителей, опытных врачей, администраторов, конструкторов и проектировщиков, руководителей и др.) остается «омертвленным». А между тем, по факту детей учат «недоучки», проекты и сметы пестрят просчетами, предприятия и бизнес организуются все тем же традиционным для России методом «проб и ошибок». Культурная, духовная, научная, организационная, экономическая, производственная преемственность обеспечивается случайным образом, а едва ли не главный резерв безопасности и эффективности - опыт ошибок - остается невостребованным. Поневоле вспоминается уникальная российская духовная практика «старчества» в православных монастырях и приходах. Сегодня и впрямь трудно понять зачем, преодолевая сотни верст, представители элиты страны обращались за советом к своим духовным наставникам.

Направления повышения продуктивной деятельности граждан зрелого возраста

Переводя проблему в проектный формат, заметим, что с современными экономическими представлениями бесполезно выстраивать новые механизмы. Любой проект начинается с модели как образа желаемого состояния нового сектора национальной экономики, суть которого в организации продуктивной деятельности людей зрелого возраста. В свою очередь стратегическая формула этой деятельности состоит в капитализации интеллектуальных ресурсов и материальных активов почти четверти населения страны. Решение поставленной задачи потребует:

1) стратегической фокусировки программ и проектов развития национальной экономики на удовлетворение потребностей граждан зрелого возраста (по существу, речь идет о создании новых ценностей и абсолютно нового сегмента потребительского рынка);

2) адаптации лучших мировых практик отечественного и зарубежного опыта. Организационно-экономического моделирования процессов активизации потенциала граждан зрелого возраста;

3) реструктуризации и создания новых, социально ориентированных институтов в диапазоне от клубных, пансионатных и клинических учреждений до механизмов «патронажа на дому». Таким образом, пространственно-территориальный девелопмент недвижимости должен быть стратегически переориентирован на создание абсолютно новых по функциональному назначению объектов строительства;

4) создания эксплуатирующих специализированную недвижимость компаний с особым режимом функционирования, налогообложением и стандартами деятельности;

5) организации специализированных управляющих компаний, способных в гарантированно безопасном режиме эффективно распоряжаться финансовыми активами, а также временно свободной недвижимостью (жилой, нежилой), принадлежащих пенсионерам;

6) правового обеспечения и урегулирования взаимоотношений (прав и обязанностей) лиц зрелого возраста с государством, родственниками, партнерами, обслуживающими процессы жизнедеятельности, пользователями услуг и потребителями товаров нового сектора экономики;

7) кадрового обеспечения, имея в виду необходимость и востребованность социальных работников нового типа как в части психологической помощи, медицинского обслуживания, так и в плане информационной и образовательной поддержки трудовой деятельности пенсионеров;

8) организации сегмента рынка товаров и услуг нового сектора экономики на основе занятости лиц зрелого возраста;

9) разработки федеральной целевой программы по решению комплекса проблем россиян зрелого возраста.

Стартовую модель капитализации потенциала зрелой части населения страны можно представить как обеспечение частичной занятости в трех основных формах.

I) С проживанием на дому. Это потребует организации выездной службы медицинского и социального патронажа, а также оборудования дистанционно удаленных рабочих мест.

II) С посещением профессионально ориентированных клубов, что сопровождается созданием новых типов недвижимости с организацией рабочих мест, новых функциональных зон питания, отдыха и проведения досуга, медицинских, реабилитационных пунктов и др.

III) С постоянным проживанием в пансионатах, по существу, дополняющих второй вариант модели местами жительства.

Во всех случаях речь идет о непрерывно динамически изменяющихся «живых системах» - в том смысле, что это создание пространства жизни, созвучное с человеком зрелого возраста, синхронизированное со структурой его потребностей (Ларионов, 2014). У каждого они свои, но «входной» анализ проблемы показал, что для многих людей, преодолевших все перипетии судьбы, это далеко не только «красота, чистота, сытость, уход и посильное общение». Это желание быть востребованным и услышанным. Разумеется, имелись и будут предпочитающие пассивное существование, но выборочные международные исследования авторов показали, что их не более 20%.

Сложности капитализации совокупных активов групп граждан зрелого возраста

Как нам видится, главная сложность при разработке организационно-экономического механизма капитализации совокупных активов групп граждан зрелого возраста лежит в необходимости комплексных исследований и синтезе их результатов в области управления, медицины, психологии, биологии, геронтологии, архитектуры, технических наук, психоэнергетики, религий, национальных особенностей и традиций, менталитета, уклада жизни и т.д.

Не будем лукавить – задача архисложная… Но ее решение позволит:

- сформировать многоплановое независимое экспертное сообщество;

- приумножить научно-технический потенциал развития;

- рынку образования «добрать» опытных репетиторов и учителей по индивидуальным форматам образования;

- рынку недвижимости получить не только обеспеченные платежеспособным спросом заказы на новейшие и многообразные типы «живых домов», но и загрузить эксплуатационные мощности;

- для рынка труда вообще открыть новые и многочисленные ниши занятости;

- для финансового рынка активировать и вовлечь в оборот накопления «на старость»;

- для ресурсных рынков и рынка услуг получить социальный заказ на новые товары и услуги и многое другое.

Кроме того, это позволит прекратить «высасывание из пальца» сферы занятости для малых предприятий, загрузить научные круги и нацелить их на решение нового типа научно-практических задач, создать новые предприятия и рабочие места (к примеру, по опыту европейских стран на десять проживающих в пансионе в среднем требуется три человека обслуживающего персонала), целесообразным образом загрузить предприятия легкой промышленности, пополнить бюджеты различных уровней и др. Даже очень пессимистический взгляд на проблему позволяет увидеть преимущества и экономическую выгоду полноценной жизни людей возраста, считающегося в развитых странах счастливым (дети выросли, быт устроен, можно «пожить для себя»).

Предварительные расчеты показывают, что при условии, что только пятая часть лиц зрелого возраста будет занята примерно половину рабочего дня и оказывать услуги соответственно в расчете на одного человека – на 200 тыс. руб. в год (исходя из среднестатистических уровней оплаты труда занятого населения), в совокупности это обеспечит прирост ВВП на 2 млрд руб. в год, пополнит налоговые поступления в бюджеты различных уровней более, чем на 200 млн руб.

Новый экономический взгляд только на один из, казалось бы, внеэкономических ресурсов открывает абсолютно пока неизвестные возможности роста и развития. К этому добавим прекрасный опыт благотворительности и волонтерства благотворительного фонда «Старость в радость» [2], межрегионального благотворительного общественного фонда «София» [3], пансионатов «Забота» [4], «Уютный Дом», «Уборы» [5] и др., журналистского исследования В. Яковлева «Возраст счастья» [6], интернет-журнала «Третий возраст» [7], которые станут бесценной помощью в программах пространственно-территориальной реструктуризации страны с экономически эффективным, материально обеспеченным, профессионально востребованным, уважающем себя и счастливым В ЛЮБОМ ВОЗРАСТЕ населением.

Выводы

1. Новые форматы «перезагрузки» пространства жизнедеятельности, представленные на примере лишь одного ресурса, с точки зрения авторов, имеют одну принципиальную составляющую, своего рода новую, при этом хорошо известную старую стратегическую формулу: общество и человек должны быть счастливыми, а это значит здоровыми, богатыми и востребованными, капитализирующими потенциал и использующими возможности.

2. Понятно, что реализация подхода потребует не только теоретического осмысления проблемы, выявления истинных ценностей и потребностей лиц зрелого возраста, но и создания крупных творческих коллективов из числа многопрофильных специалистов, лучших и наиболее компетентных. Это, соответственно, потребует финансирования. Поэтому нам хотелось, прежде всего, не только представить свое видение подходов, но, главное, привлечь внимание коллег-смежников, занимающихся исследованиями в этой области. Первым этапом возможного сотрудничества могло бы стать обсуждение проблемы на площадке инициатора проекта – кафедре Инвестиционно-строительного бизнеса Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

& подавляющее большинство не любит, а терпит места жительства, даже не мечтая о новом качестве жилища

& «живой» город – это развивающийся город, использующий все имеющиеся ресурсы развития

& сегодня вопрос не столько в нехватке жилья или офисов, сколько в хронически прогрессивно отстающих стандартах их качественных характеристик

& современные подходы не только не сориентированы на реализацию возможностей молодежи, но и неосмотрительно списывают потенциал жителей зрелого возраста

& …жизнеобеспечение граждан зрелого возраста должно рассматриваться не как бюджетное обременение, а как ресурс развития национальной экономики

& огромный интеллектуальный потенциал «старой школы» (экспертов, учителей, … руководителей и др.) остается «омертвленным»

& любой проект начинается с модели как образа желаемого состояния нового сектора национальной экономики

& стартовую модель капитализации потенциала зрелой части населения страны можно представить как обеспечение частичной занятости

& …общество и человек должны быть счастливыми, а это значит здоровыми, богатыми и востребованными, капитализирующими потенциал и использующими возможности



[1] Материалы исследования Объединения компаний индустрии услуг старшему поколению «Система организации услуг старшему поколению» (2011-2012 гг.).

[2] Сайт Благотворительного фонда помощи пожилым людям и инвалидам «Старость в радость».

[3] Сайт Межрегионального благотворительного общественного фонда «София».

[4] Сайт Частного пансионата для пожилых людей «Забота».

[5] Сайт Частных пансионатов для пожилых людей: «Уютный дом» и «Уборы».

[6] Яковлев, В.Е. (2012). Возраст счастья. М.: Издательство Манн, Иванов и Фербер.

[7] Сайт Интернет-журнала «Третий возраст».


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
Власюк, Н. (2013). Планирование городов с высоким качеством среды. Архитектура и строительство, 4, 28-31.
Глуханюк, Н.С., Гершкович, Т.Б. (2003). Поздний возраст и стратегии его освоения. Екатеринбург: Издательство Российского государственного профессионально-педагогического университета.
Ларионов, А.Н. (2014). Проблемы формирования теории и реализации практики строительства «живого дома» в Российской Федерации. Экономика и управление народным хозяйством, 1-2, 46-59.
Раменская, Г.П., Раменский, С.Е., Раменская, В.С. (2013). Повышение эффективности использования квалифицированного труда пенсионеров. Агропродовольственная политика России, 2, 28-33.
Яськова, Н.Ю. (2014). Стратегия пространственно-территориального девелопмента. Недвижимость: экономика, управление, 1-2, 52-61.
Яськова, Н.Ю., Матвеева, М.В. (2014). Инновационный фокус инвестиционной деятельности в рамках модернизации национальной экономики. Економiчний часопис-XXI, 1(1-2), 42-45.
Allen, P.D., Klein, W.C. (2011). Productive challenges and opportunities in work and retirement: background from the United States. Journal of Comparative Social Welfare, 27(1), 35-50. doi:10.1080/17486831.2011.532950
Barth, M.C. (2000). An Aging Workforce in an Increasingly Global World. Journal of Aging & Social Policy, 11(2-3), 83-88. doi:10.1300/J031v11n02_09
Dahl, S.-A., Nilsen IV, O. A., Vaage, K. (2000). Work or retirement? Exit routes for Norwegian elderly. Applied Economics, 32(14), 1865-1876. doi:10.1080/000368400425080
Erlinghagena, M. (2010). Volunteering after retirement. European Societies, 12(5), 603-625. doi:10.1080/14616691003716902
Grant, B.C. (2007). Retirement Villages. Activities, Adaptation & Aging, 31(2), 37-55. doi:10.1300/J016v31n02_03
Guinn, B. (1999). Leisure Behavior Motivation and the Life Satisfaction of Retired Persons. Activities, Adaptation & Aging, 23(4), 13-20. doi:10.1300/J016v23n04_02
Hockey, A., Phillips, J., Walford, N. (2013). Planning for an Ageing Society: Voices from the Planning Profession. Planning Practice & Research, 28(5), 527-543. doi:10.1080/02697459.2013.820039
Hofäcker, D., Unt, M. (2013). Exploring the ‘new worlds’ of (late?) retirement in Europe. Journal of International and Comparative Social Policy, 29(2), 163-183. doi:10.1080/21699763.2013.836979
Hu, S.-H., Wei, C.-I, Schlais, M.R., Yeh, J.-M. (2008). The Potential of A College Town As A Retirement Community. Journal of Housing For the Elderly, 22(1-2), 45-65. doi:10.1080/02763890802096963
Iecovich, E. (2001). Pensioners' Political Parties in Israel. Journal of Aging & Social Policy, 12(3), 87-107. doi:10.1300/J031v12n03_05
Kloseck, M., Crilly, R.G., Gutman, G.M. (2010). Naturally Occurring Retirement Communities: Untapped Resources to Enable Optimal Aging at Home. Journal of Housing For the Elderly, 24(3-4), 392-412. doi:10.1080/02763893.2010.522448
Kumashiro, M. (2000). Ergonomics strategies and actions for achieving productive use of an ageing work-force. Ergonomics, 43(7), 1007-1018. doi:10.1080/001401300409189
Loretto, W. (2010). Work and retirement in an ageing world: the case of older workers in the UK. Twenty-First Century Society: Journal of the Academy of Social Sciences, 5(3), 279-294. doi:10.1080/17450144.2010.480831
Naegele, G., Krämer, K. (2002). Recent Developments in the Employment and Retirement of Older Workers in Germany. Journal of Aging & Social Policy, 13(1), 69-92. doi:10.1300/J031v13n01_05
Persons of Retirement Age in Civic Organizations (1983). Soviet Sociology, 22(1-2), 122-136. doi:10.2753/SOR1061-0154220102122
Persons of Retirement Age on the Job (1983). Soviet Sociology, 22(1-2), 137-167. doi:10.2753/SOR1061-0154220102137
Siegenthaler, J. K., Brenner, A.M. (2001). Flexible Work Schedules, Older Workers, and Retirement. Journal of Aging & Social Policy, 12(1), 19-34. doi:10.1300/J031v12n01_03
Tizard, B., Owen, C. (2001). Activities and Attitudes of Retired University Staff. Oxford Review of Education, 27(2), 253-270. doi:10.1080/03054980123355