Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»17 / 2015
DOI: 10.18334/rp.16.17.1845

Предпосылки к усилению инвестиционной активности российских транснациональных корпораций в Африке

Сапунцов Андрей Леонидович, кандидат экономических наук, доцент, ст.научный сотрудник центра глобальных и стратегических исследований, Институт Африки Российской академии наук, г. Москва, Россия

The background for enhancing the investment activity of Russian transnational corporations in Africa - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 35

Аннотация:
В статье раскрыта связь работ советских экономистов с обеспечением теоретической базы для инвестиционной экспансии ТНК СССР в Третий мир, в особенности в Африку. Исследовано влияние марксистско-ленинских экономических учений, обогащенных товарищем Сталиным, на вытеснение ТНК Запада из Континента за счет крушения колониальной системы. Проведен анализ условий реализации отечественным бизнесом серии выгодных инвестиционных проектов вплоть до 90-х годов. Дана оценка объемов российских ПИИ в Африке как незначительных, а также их отраслевой концентрации, которая связана с добычей полезных ископаемых и убыточными металлургическими производствами. Вскрыты особенности использования такими ТНК оффшоров и характер раскрытия управленческой отчетности, а также цитирования заявленных проектов, информация о которых контрастирует со сведениями африканских контрагентов и не регистрируются статистикой. Обоснована необходимость привлечения африканского капитала в совместные с российскими ТНК проекты и диверсификации такого бизнеса в сельское хозяйство Африки, обрабатывающие производства и инновационную сферу услуг, ориентированные на местный рынок, как это делают ТНК развивающихся стран.
Цитировать публикацию:
Сапунцов А.Л. Предпосылки к усилению инвестиционной активности российских транснациональных корпораций в Африке // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 17. – С. 2755-2772. – doi: 10.18334/rp.16.17.1845

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

После победы в войне с нацисткой Германией и японским милитаризмом руководство Советского Союза смогло предвосхитить гипотезы Т. Левита, изложенные им в своей известной работе только в 1983 г., когда в научный оборот был введен термин «глобализация»: «Наступает конец мира многонациональных корпораций. … Глобальная корпорация хозяйствует с непоколебимой решительностью (и с низкими относительными издержками производства), рассматривая весь мир (или его основные регионы) как единый организм, и одинаковым способом осуществляет продажу товаров и услуг в разных странах» (Levitt, 1983). Технологические сдвиги в мировой экономике определяют достижение коммерческого успеха исключительно при формировании транснациональных корпораций (ТНК), которые после укрупнения и повышения эффективности хозяйствования, а также за счет внедрения достижений науки и техники способны диверсифицировать географию своего присутствия за рубежом и вложить прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в экономически обоснованное количество принимающих стран, в числе которых значимое место занимают развивающиеся страны с большой численностью населения (Волгина, 2015; Лимонова, 2013; Макаренко, 2010; Никитинская, 2009; Онгоро, 2006; Самусенко, 2013; Снимщикова, Лазгиев, 2015; Соколов, 2008; Татаринцев, Егорова, 2014; Ambos, 2005; Araujo, Rezende, 2003; Bae, Noh, 2001; Bhutta, Huq, Frazier, Mohamed, 2003; Blomkvist, Kappen, Zander, 2014; Kuemmerle, 1999; Luo, 2007; Smith, 1987; Un, Cuervo-Cazurra, 2008).

Ярлык колонизатора – инструмент борьбы

Однако темпы внедрения достижений советской науки в бизнес отставали от аналогичных показателей для конкурентов из капиталистических держав, и, несмотря на разрушение экономических систем некоторых указанных воевавших государств, предприятия СССР не выдерживали конкуренцию с англо-американскими компаниями, которым потребовались столетия для формирования акционерных форм собственности и укрупнения объема собственного капитала, все еще недостаточного для нивелирования таких пагубных явлений, как лоббизм, система «вращающихся дверей» и подобных форм интеграции частнокапиталистических отношений с государственными. Указанные явления, на первый взгляд, позволяли выйти на новые рынки стран третьего мира в качестве инвесторов и сбытовых организаций, но снижали прибыльность в среднесрочной перспективе, ставили собственников ТНК в невыгодное положение.

Централизация предпринимательской деятельности в рамках государственных внешнеторговых и подобных объединений, несмотря на жесткость репрессивных мер по противодействию оппортунистическому поведению среди руководящих кадров в СССР, потребовала поиска новых конкурентных преимуществ для выхода как на рынки стран мировой системы социализма, так и стран Африки, а также закрепления там инвестиционного присутствия. Кропотливый труд советских экономистов по разработке теоретической базы исследований, результатом которой стала публикация в 1955 г. принципиально нового второго дополненного издания учебника «Политическая экономия», позволил умело сыграть на противоречиях в бизнесе филиалов ТНК государств Запада, аллоцированных в развивающихся странах: «В колонии и сферы влияния западноевропейских стран под флагом „помощи“ слаборазвитым странам систематически проникают и внедряются американские монополии, что приводит к ещё большему ограблению порабощенных народов и к углублению противоречий между империалистическими державами» [1].

Помимо сосредоточения усилий на внешнеэкономической экспансии ТНК СССР в странах Центральной и Восточной Европы, а также достаточно выгодного бизнеса в отвоеванной у японских милитаристов КНР, вектор зарубежного предпринимательства в том числе был ориентирован на развивающиеся страны третьего мира, главным образом - в Африку. Свойственный современным представлениям о ведении переговоров характер осуществления инвестиций ТНК развитых стран в указанный континент был подвергнут искажению, для достижения которого были взяты на вооружение измененные суждения классиков марксизма-ленинизма, например: «Африка прямо сдана в аренду компаниям (Нигер, Южная Африка, Германская Юго-Западная и Восточная Африка). Машоналенд и Наталь захвачены для биржи Родсом» [2].

Формирование плацдарма, необходимого для выхода на новые рынки, требовало смены политического режима в развивающихся странах, и СССР активно использовал колониальный фактор, пропагандируя революции и обрушивая на своих конкурентов заушательскую критику: «К национально-освободительной борьбе приобщились народы Африки (Мадагаскар, Золотой Берег, Кения, Южно-Африканский союз), наиболее задавленные империалистическим гнётом» [3].

Недавно был зафиксирован выход ТНК Сингапура и Малайзии на рынок сельского и лесного хозяйства Либерии и Республики Конго (например, ТНК «Сайм Дарби»), сопровождающийся приобретением (в собственность или де-факто в собственность на условиях долгосрочной аренды) сотен тысяч гектаров земельных наделов, на которых организуются плантации и выращиваются несвойственные для африканцев пальмы и гевеи, а также вырубаются близлежащие леса, что делает невозможным сбор целебных трав и охоту на диких животных.

Следовательно, в настоящее время принципиальных изменений в отношениях собственности не наблюдается – только организаторами бизнеса в Африке все активнее выступают ТНК развивающихся стран. Однако компании КНР, которые участвуют в капитале вышеуказанных сингапурских предприятий, активно апеллируют к проблематике неоколониализма, пытаются осуществить реновацию риторики советского времени, позиционировать себя на рынке Африки в качестве бескорыстного «друга», строить объекты и передавать их африканцам.

Новая теория в политической экономии

Советские капиталовложения, несмотря на невозможность выхода альтруистических отношений в экономике за рамки семьи и близких родственников, позиционировались как спонсорская помощь братским народам, среди которых культивировались повстанческие настроения. Такой бизнес, как было указано в публичных заявлениях, должен был превзойти по форме, содержанию и экстернальным эффектам капиталовложения империалистических «хищников»: « [Американские монополии] прибегли в широких масштабах к государственно-монополистическим формам вывоза капитала в целях закабаления чужих стран» [4].

В развитие указанного суждения, советскими учеными были гиперболизированы негативные последствия осуществления ПИИ, свойственные любым формам хозяйствования в силу передачи прав собственности на имущество, явно или косвенно закрепленных в законодательстве стран как с рыночной, так и с плановой экономикой: «Империалистические государства, выкачивая ценное сырьё из слаборазвитых стран, колоний и полуколоний, стремятся увековечить их отсталость и зависимость, их положение в качестве аграрно-сырьевых придатков к экономике метрополий» [5].

Значимым событием в развитии советской науки стала публикация работы товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», в которой особый акцент был сделан на императивы во внешнеэкономической экспансии ТНК СССР в развивающихся странах, в том числе на формирование обеспечительных основ такого выхода на новые рынки Африки, включая популяризацию вышеуказанного учебника по политической экономии, который «мог бы служить настольной книгой революционной молодежи не только внутри страны, но и за рубежом. … Это будет настольная книга по марксистской политической экономии, – хороший подарок молодым коммунистам всех стран» [6].

Допустимо, но достаточно странно предположить, что Советский Союз, разрушенный кровопролитной Великой Отечественной Войной, втянулся в гонку вооружений со странами Запада ради альтруистической помощи африканцам. Чтобы всячески показать позитивность экономического сотрудничества с СССР, а не с ТНК капиталистических держав, товарищ Сталин выводит на авансцену негативные последствия такого хозяйствования: «Именно необходимость получения максимальных прибылей толкает монополистический капитализм на такие рискованные шаги, как закабаление и систематическое ограбление колоний и других отсталых стран в зависимые страны, организаций войн, являющихся для воротил современного капитализма лучшим „бизнесом“ для извлечения максимальных прибылей, наконец, попытки завоевания мирового экономического господства» [7], что неоднозначно коррелирует с теорией монополистической конкуренции Чемберлена либо констатирует уровень монополизации при выходе на внешние рынки как недостаточный относительно тотального огосударствления советских ТНК, которые также преследовали цель максимизации прибыли на средне- и долгосрочном горизонте планирования, т.к. не просто организовали бизнес, а стремились изменить политический режим стран Африки, вовлечь их в мировую систему социализма.

Крушение колониализма – плацдарм для ТНК СССР расчищен

Вышеуказанная деятельность советских органов, инспирируемая посылкой товарища Сталина на XVI съезде ВКП(б): «империалистическая война и победа революции в СССР расшатали устои империализма в колониальных и зависимых странах, что авторитет империализма в этих странах уже подорван, что он не в силах больше по-старому хозяйничать в этих странах» [8], привела к достижению существенного успеха, связанного с крушением колониальной системы и, в частности, именованием 1960 г. годом Африки  − подавляющая часть ее стран получила независимость. Для обеспечения теоретической базы внешнеэкономической экспансии ТНК СССР в третьем мире, в Академии наук были выделены институты, занимавшиеся исследованиями экономики и культуры развивающихся стран, в том числе в 1959 г. сформирован Институт Африки АН СССР.

Следствием совместных усилий отечественных ученых и предпринимателей в инвестиционной экспансии советских ТНК в Африку стал их выход на рынок семнадцати стран континента, где к 1970 г. под видом помощи были построены (или находились на этапе завершения) 320 объектов, в том числе 125 промышленных предприятий, включая крупнейшую Высотную Ассуанскую плотину в Египте [9], тогда как указанные страны на выгодных условиях поставляли в Советский Союз необходимое сельскохозяйственное сырье и закупали промышленную продукцию.

Масштабы экономической экспансии советских ТНК в Африке поступательно увеличивались, и «в 1981 г. СССР в странах континента оказывал содействие в строительстве 600 различных объектов, из них 280 сдано в эксплуатацию, в том числе более 100 промышленных предприятий» [10]. Леонид Ильич Брежнев на докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии подчеркнул нацеленность курса на расширение инвестиционной экспансии советских ТНК в Африке, которая при некоторых обстоятельствах не имела сиюминутной выгоды, но несла в себе отдаленные, крайне выгодные, коммерческие результаты: «… КПСС и впредь будет последовательно проводить курс на развитие сотрудничества СССР с освободившимися странами, на упрочнение союза мирового социализма и национально-освободительного движения» [11].

Важнейшей задачей при выходе советских ТНК на рынок Африки стало осуществление планов по организации обрабатывающих производств, ориентированных на местный сбыт, в том числе на оказание розничных услуг африканцам. С учетом религиозных требований к пищевой продукции, прорабатывались программы по организации скотоводства в Сомали и по учреждению соответствующих комбинатов в пищевой промышленности. Был достигнут определенный прогресс в популяризации достижений советского искусства и культуры среди африканцев, в частности балета и кулинарии, – всего того, что планировалось для организации нового бизнеса в услугах общественного питания на рынке Африки, конкурентоспособного по отношению к азиатским столовым, которые предлагают сырую рыбу под названием «суши», что противоестественно для африканцев.

Российские реалии – уходим из Африки

Для ТНК стран Запада распад СССР привел к  практически к полному устранению отечественных компаний на рынках развивающихся стран Африки, т.к. несмотря на обсуждаемые, но научно не подтвержденные факты реализации Гарвардского и Хьюстонского проектов, а также использование Э.А. Шеварнадзе и М.С. Горбачева в качестве агентов влияния стран Запада, масштабы инвестиционного сотрудничества между постсоветскими странами, включая Россию, и Африкой резко сократились, а компании подверглись приватизации. Их новые частные собственники не располагали достижениями мировой экономической науки даже 70-х гг., а смогли только превратно трактовать политико-экономические работы марксистско-ленинской доктрины: «дикий» капитализм мотивирует компанию к получению сиюминутной прибыли, и нестабильность в правоотношениях собственности диктует значимость вывода капитала из-за рубежа, а также направления средств в офшоры, такие как Кипр и Нидерланды, с последующей организацией предприятий в регионах России, где без участия иностранцев ведение бизнеса представляется затруднительным.

«Вакуум» в 90-е гг. был переломлен только инициативами нового руководства страны в лице Президента Российский Федерации Владимира Владимировича Путина, который всегда осознавал значимость африканского вектора во внешнеэкономических инвестиционных приоритетах, но, несмотря на предпринятые усилия, доля Африки в общих накопленных ПИИ России не превышает 0,5%, существенно отставая на 4% от Китая. Предпринимаемые усилия по налаживанию экономических связей с государствами континента не принесли немедленного результата: большая часть капитала концентрируется в Либерии, где российские компании не являются крупными инвесторами в плантации пальм, гевей и иных сельскохозяйственных растений, что делает такие инвестиции транзитными, равно как и капиталовложения в подобный офшор – Сейшельские Острова (см. табл.).

В абсолютном выражении российские накопленные ПИИ в Африке более чем в 10 раз уступают объему аналогичного капитала Китая и сопоставимы с объемами вложений Бразилии, которая вкладывает средства не в офшоры, а в производительный анголезский, мозамбикский и марокканский бизнес по строительству, предпринимает усилия по организации розничной торговли. Показательно, что в крупных африканских странах – реципиентах российских ПИИ, как например, в Либерии и Сейшельских Островах, − чистое участие в капитале превосходит инвестиционную позицию, тогда как средняя глобальная величина указывает на то, что 26 трлн долл. ПИИ смогли мобилизовать 102 трлн долл. активов в зарубежных филиалах – у российского предпринимательства показатели инвестиционной позиции и чистого участия в капитале практически совпадают [12]. Это свидетельствует о противоречии с общемировой тенденцией, когда местные инвесторы конкурируют друг с другом за возможность участия в проекте с иностранцами и дополняют ПИИ собственным капиталом (см. табл.).

Таблица

Среднегодовые объемы накопленных ПИИ России в Африке (в млн долл.)

Страна

2009-2011

2012-2013

Инвестиционная позиция

Чистое участие в капитале

Инвестиционная позиция

Чистое участие в капитале

Либерия

923,07

923,07

1 765,74

1 766,67

Сейшельские Острова

72,41

65,19

85,06

101,92

Египет

47,78

47,78

61,76

61,76

Ливия

30,05

30,05

30,00

30,00

Республика Конго

5,72

5,72

12,53

12,46

Ангола

139,65

80,49

90,43

10,44

Танзания

0,00

0,00

1,78

1,74

Намибия

1,78

1,08

1,98

1,18

Маврикий

0,00

0,00

2,69

1,16

ЮАР

34,49

0,25

35,43

1,07

Гвинея

0,20

0,00

0,16

0,01

ДРК

0,03

0,00

0,01

0,01

Зимбабве

0,03

0,00

0,02

0,00

Кения

0,27

0,00

0,72

0,00

Алжир

0,00

0,00

1,27

-0,12

Мир в целом

343 675,03

294 535,61

395 804,85

362 290,67

Источник: Составлено автором по данным МВФ [13].

В результате просчетов объемы российского капитала, накопленные в таких странах, как Ангола,  резко сократились за последние годы, а рыночную нишу заняли ТНК Бразилии, готовые организовывать предприятия по розничной торговле и умело использовать факторы общности с бывшими португальскими колонизаторами, что также является объединяющей чертой в отношениях указанной страны с Мозамбиком, а Макао – с Кабо-Верде. Однако России для выхода на африканские рынки следует сотрудничать с партнерами по БРИКС (Фитуни, 2013; С. 154). О подобных сокращениях объемов капиталовложений свидетельствуют данные Африканского банка развития, который в 2008 г. оценил в терминах максимальный «поток российских инвестиции» в Африку в сумме 20 млрд долл. [14], но за последнее десятилетие «приток российских инвестиций» в Африку достигает 10–12 млрд долл. (Корендясов, 2015; С. 5).

Вероятно, речь идет о портфельных и прочих инвестициях, т.к., по официальным данным ЮНКТАД, поступления ПИИ России в Африку только в 2010 г. немногим превысили 100 млн долл. Преобладание Либерии в региональной структуре российских ПИИ, накопленных в Африке, – страны не являющейся тесным торгово-экономическим партнером, − отчасти определяется регистрацией в ней 109 отечественных торговых судов [15]. Исходя из коррекции на эту страну, можно предположить, что объемы официальных российских ПИИ в Африке составляют лишь несколько сотен млн, а капитал, исчисляемый в большинстве стран ничтожными величинами, вероятно, представляет собой приобретение недвижимого имущества физическими лицами.

Новые ориентиры экономического развития

Со времен Н.С. Хрущева в СССР ставились задачи догнать США по выпуску отдельных продуктов питания, которые были частично реализованы к середине 80-х гг. В новой России задачи упростились: в 1999 г. было объявлено о необходимости вывести подушевой ВВП России, равный 1,3 тыс. долл., на уровень Португалии, беднейшей на то время стране ЕС с 12,5 тыс. долл., а также догнать Бразилию со значением показателя в 3,5 тыс. долл. и не отстать в темпах экономического развития от стран Африки, например от Ганы, для которой указанный показатель составлял 705 долл. и уже в 2001 г. объемы ее накопленных ПИИ только в Танзании составили 126 млн долл. [16] Несмотря на проводимую модернизацию экономики России и упор на нанотехнологию, выйти на уровень подушевого ВВП Бразилии не получилось, т.к., по предварительным данным за 2015 г., показатель для указанных стран составит 8,2 тыс. долл. и 9,3 тыс. долл. соответственно.

Страны Африки все еще отстают от России по показателям ВВП, однако по уровню транснационализации бизнеса в Африке догонять придется Гану, Намибию и Кению: последняя накопила более чем 1 млрд долл. ПИИ в Африке  активно развивает сети розничных магазинов, медийные компании и транснациональные банки. Необходимо предпринять решительные шаги, чтобы в ближайшее время не отстать на внешних рынках от Нигерии, Уганды и Мозамбика, т.к. негативное состояние коммерческого присутствия российских ТНК в экономике Африки определяется тем, что «львиная доля инвестиций направляется в освоение африканских месторождений твердых минеральных и углеводородных ресурсов» (Корендясов, 2015; С. 5). Наподобие Ост-Индской компании и аналогичных товариществ, российские фирмы используют модель бизнеса, датированную XVI в., когда основным мотивом в транснационализации деятельности выступает поиск полезных ископаемых, таких как хром, кобальт, бокситы, ванадий и титан.

Российские металлурги в Африке

Компания «Северсталь» зарегистрировала в Нидерландах дочернюю компанию «Либика Холдингз Б.В.», которая использовалась для учреждения «Северсталь Либерия Айрн Ор Лтд» [17]. В 2012 г. указанные товарищества смогли приобрести в Либерии железнорудное месторождение Путу, содержащее до 4,4 млрд т указанного сырья. Включение «Северстали» в листинг Лондонской фондовой биржи обязало раскрывать информацию, которая в региональном представлении на конец 2014 г. была изложена частично с указанием на то, что в Либерию были вложены долгосрочные активы (за исключением финансовых инструментов и инвестиций в ассоциированные и совместные предприятия) на сумму 97,5 млн долл., причем относительно предшествующего года значение показателя уменьшилось в 2 раза [18].

Вероятно, ПИИ были учтены статистическими службами по методу учета бенефициарного собственника и отнесены к России, что позволяет приближенно дезагрегировать объемы капиталовложений в морской флот, зарегистрированный в Либерии. Однако статистический учет, соответствующий Руководству по платежному балансу, явно не был организован для капиталовложений в ЮАР, где «Северсталь» владеет через «Либику» 33,2% капитала компании «Айрн Минерал Бенефикейшн Сервисез (Пропраетари) Лтд» [19], которая на 62,7% участвует в капитале металлургического завода с годовой мощностью в 50 тыс. т [20] – его стоимость явно превышает 1 млн долл. ПИИ (см. табл.).

Отчетность, подготовленная в соответствии с МСФО, встречается у компании ОАО АК «Алроса», которая в Анголе владеет 55% капитала «Гидрошикапа САРЛ» – производителя электроэнергии, а также 32,8% ГРО «Катока Майнинг Лтд» по добыче алмазов с балансовой стоимостью инвестиций в 3,4 млрд руб. по состоянию на конец 2014 г. [21]. О несовершенной структуре транснационализации компании в Анголе свидетельствует то, что в эту страну было вложено более половины общих активов фирмы, но доля Анголы в общем объеме выручки составляет 0,5%, следовательно, продукция вывозится за рубеж, а местное население не выступает ее потребителем.

Планы по добыче нефти и газа

«Газпром» через «Газпром нефть» на 56,15% владеет капиталом сербской компании НИС, которая на условиях соглашения о разделе продукции организовала добычу нефти в Анголе, однако в эту страну вложено только 0,8% инвестиций компании, а объемы добычи в 2014 г. составили 57 тыс. т – 5% от общего показателя [22]. В годовом отчете «Газпрома» указано, что компания ведет переработку нефти в 20 странах Африки, в том числе в Алжире осуществляется геологоразведка, а в Ливии организована добыча нефти и газа [23]. Однако информация об активах компании не представлена в региональном разрезе, а в перечне дочерних и зависимых компаний «Газпрома» не содержится предприятий в Африке.

Информация посольства Ганы явно противоречит отчету компании, т.к. министр энергетики этой страны 22 июня 2015 г. на встрече с российской делегацией заявил, что «компания Лукойл уже несколько лет работает в Гане, и теперь возникла необходимость пригласить на рынок „Роснефть“ и „Газпром“, чтобы совместными усилиями оптимизировать энергетику» [24]. Более того, некоторые авторы указывают на сохраняющиеся инвестиции Газпрома в Намибии и дают общую оценку объемов его капиталовложений в экономику континента в объеме 300–500 млн долл. (Корендясов, 2015; С. 6), тогда как, по информации из Намибии, Газпром продал свой бизнес в этой стране еще в 2011 г.

Компания «Лукойл» занимается геологической разведкой на нефть в Камеруне (в рамках приобретения у английской фирмы 37,5% участия в соглашении о разделе продукции для участка Этинда), Кот-д’Ивуаре, Гане и Сьерра-Леоне, а также добычей нефти в Египте, однако на этот проект приходится порядка лишь 1% доказанных запасов нефти компании за пределами России [25]. В 2014 г. убытки от списания сухих скважин в Кот-д’Ивуаре составили 240 млн долл., в Гане – 151 млн долл. [26] ТНК «Евраз» владеет в ЮАР заводом по выпуску стали и ванадия, однако предприятие оказалось убыточным: за I полугодие 2013 г. убытки составили 834 тыс. долл., за 2013 г. – 31,23 млн долл. и за I полугодие 2014 г. – 24,88 млн долл., но компания так и не смогла продать 34%  акций.

Компания «Роснефть» проводит геологическое исследование месторождений нефти в южном Алжире, а также совместно с предпринимателями из США подала заявку на участие в добыче нефти в Мозамбике, а «Росатом»  согласует проекты в электроэнергетике Нигерии. Группе компаний «Ренова» на 49% принадлежит акционерный капитал «Юнайтед Манганез оф Калахари», которая разрабатывает месторождения марганца, а остальное – африканской стороне. Структура «Реновы» использует 8 уровней транзитных компаний в офшорах через Багамы, Кипр и Швейцарию, а также дополнительную четырехуровневую ветвь собственности в Британских Виргинских Островах, что предполагает только частичное раскрытие информации об инвестиционной деятельности.

Необходимость раскрытия информации

По данным сайта ТНК «Русал», в его состав входит боксито-глиноземный комплекс «Фрия» (Гвинея) с годовой мощностью 650 тыс. т глинозема и 2,1 млн т бокситов (включая 160 км железных дорог и 1069 чел. персонала). Производство «Киндии» в Гвинеи, на котором заняты 800 чел., выпускает 3,3 млн т бокситов в год. В Нигерии «Русал» на 85% владеет капиталом завода «Алскон» с собственной газовой электростанцией и годовой мощностью в 96 тыс. т алюминия [27]. Однако в отчете компании указанные страны не представлены в качестве источников выручки. Указанный показатель ранжирован по убыванию, и минимальное значение фиксируется у Китая в объеме 91 млн долл. за 2014 г. (1% от общего объема). Следовательно, либо африканские производства убыточны, либо для обеспечения секретности оформлены через Нидерланды, в которых у «Русала» не значится предприятий, но объемы выручки составили 1,6 млрд долл. в 2014 г. [28].

В отличие от компаний Бразилии и частично Китая, которые эмитировали ценные бумаги на биржах США и раскрывают подробную информацию в аудированных отчетах, ориентиром для обеспечения раскрытия  российскими ТНК сведений о своих ПИИ в Африке может послужить фондовая биржа г. Найроби, т.к. открытая корпоративная финансовая информация важна при привлечении акционерного капитала, который не будет активно поступать в засекреченные компании, действующие в Африке келейно через диаспору и осуществляющие ПИИ через сети офшоров, такие как Нидерланды. Вместо того, чтобы позиционировать российские ТНК в качестве надежных инвесторов, вовлечь местный капитал в совместный бизнес, отечественные компании все еще мотивированы стремлением оптимизировать налогообложение через офшорные территории, а также необоснованно концентрировать ПИИ в металлургии.

Заключение

1.             Ученые советской школы в политической экономии пришли к выводу о важности внешнеэкономической инвестиционной экспансии в развивающихся странах, однако технологическое отставание потребовало поиска новых конкурентных преимуществ для выхода ТНК СССР на указанные рынки. В этих условиях была оформлена теоретическая база под организацию народно-освободительных движений, в частности опубликована работа товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и издан новый учебник по политической экономии, а западные компании подвергнуты критике как алчные колонизаторы.

2.             Проводимая политика в конкурентной борьбе увенчалась успехом при крушении колониальной системы и обретением странами Африки независимости, что позволило ТНК СССР организовать в экономике континента масштабное строительство промышленных предприятий и планировать учреждение компаний по выпуску продукции для местного рынка.

3.             Распад СССР привел к резкому сокращению масштабов отечественного бизнеса в Африке. Накопленные ПИИ России в Африке постепенно сокращались с примерно 4 млрд долл. 10 лет тому назад до нескольких сотен млн в настоящее время, а также 1,7 млрд долл. в Либерии, из которых лишь малая часть вложена в металлургические производства, а остальная, вероятно, имеет отношение к регистрации морских судов.

4.             Важнейшей чертой в организации российского предпринимательства в Африке является использование транзитных стран на пути осуществления ПИИ, в частности Нидерландов, а также несовершенное раскрытие информации, что негативным образом влияет на способность к оценке истинного состояния транснационализации деятельности компаний.

5.             Достаточно часто ТНК России делают заявления о крупных суммах планируемых ПИИ в Африку и через некоторое время дублируют такие декларации с отсылкой на прошлые планы, что позволяет создать видимость ведения бизнеса, т.к. информация из африканских стран, принимающих ТНК, свидетельствует об отсутствии поступления капитала.

6.             Несмотря на предпринятые усилия, за 15 лет Россия так и не смогла догнать Бразилию по уровню ВВП на душу населения, тогда как Португалия так и осталась недостижимым ориентиром. Однако по уровню транснационализации бизнеса в Африке догонять придется не страны БРИКС с десятками млрд долл. ПИИ, которые вложены в предприятия обрабатывающей промышленности и инновационные компании в сфере услуг, а Кению, Гану и Намибию.

7.             В этой связи российские компании могут использовать положительный опыт раскрытия информации на ведущих фондовых биржах Африки, что позволит искоренить практику проведения капиталов через офшоры, расширить отраслевую структуру инвестиций за пределы убыточных металлургических производств и активнее дополнять ПИИ африканским предпринимательским капиталом, развивать транснациональные банки, как это делает Кения, для того, чтобы не отстать по уровню транснационализации российского бизнеса в Африке от Нигерии, Уганды и Мозамбика.



[1] Политическая экономия (1955; 2-е изд., доп.; С. 291). М.: Госполитиздат.

[2] Маркс, К., Энгельс, Ф. (1962). Сочинения (2-е изд.; Т.25; Ч.II; С. 486). М.: Госполитиздат.

[3] Политическая экономия (1955; 2-е изд., доп.; С. 293). М.: Госполитиздат.

[4] Политическая экономия (1955; 2-е изд., доп.; С. 294). М.: Госполитиздат.

[5] Там же; С. 647.

[6] Сталин, И.В. (1955). Экономические проблемы социализма в СССР (С. 71-72). М.: Госполитиздат.

[7] Сталин, И.В. (1955). Экономические проблемы социализма в СССР (С. 61). М.: Госполитиздат.

[8] Сталин, И.В. (1949). Сочинения (Т. 12; С. 246). М.: Госполитиздат.

[9] Большая советская энциклопедия (1970; 3-е изд.; Т. 2; С. 450). М.: Советская энциклопедия.

[10] Страны и народы: Африка. Общий обзор. Северная Африка (1982; С. 13). М.: Мысль.

[11] Там же.

[12] UNCTAD. (2015). World Investment Report 2015. Reforming International Investment Governance (P. 18). Retrieved from: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2015_en.pdf

[13] Coordinated Direct Investment Survey (CDIS) // International Monetary Fund website.

[14] Russia’s Economic Engagement with Africa (2011, May 11; P. 3). Africa economic brief, 2(7).

[15] Africa: Liberia. In The World factbook. Retrieved from: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/li.html

[16] World Economic Outlook // The International Monetary Fund website.

[17] PAO Severstal and subsidiaries. (2015). Consolidated financial statements for the years ended December 31, 2014, 2013 and 2012 (P. 55). Retrieved from: http://www.severstal.com/files/4957/document11462.pdf

[18] Там же; С. 64.

[19] PAO Severstal and subsidiaries. (2015). Consolidated financial statements for the years ended December 31, 2014, 2013 and 2012 (P. 55). Retrieved from: http://www.severstal.com/files/4957/document11462.pdf

[20] Masorini Iron Beneficiation (MIB) – Phalaborwa plant, South Africa // Iron Mineral Beneficiation Services website.

[21] OJSC Alrosa. (2015). IFRS Consolidated Financial Statements for the year ended 31 December 2014 and independent auditor’s report (P. 26–27). Retrieved from: http://www.alrosa.ru/wp-content/uploads/2015/03/ALROSA-IFRS-2014-ENG.pdf

[22] NIS Gazprom Neft. (2015). Presentation for Investors and Shareholders for 2014 (P. 16–21). Retrieved from: http://ir.nis.eu/fileadmin/template/nis/pdf/Reporting/Presentations/English/Presentation_Results_2014_final_eng.pdf

[23] OAO Gazprom. (2014). The Power of Growth: OAO Gazprom Annual Report 2014 (P. 17). Retrieved from: http://www.gazprom.com/f/posts/91/415561/gazprom-annual-report-2014-en.pdf

[24] Russian Companies to Participate in Ghana’s Energy Sector // Ghana embassy (Moscow, Russia) website.

[25] OAO Lukoil. (2014). Analyst Databook 2014 (P. 11). Retrieved from: http://www.lukoil.com/materials/doc/AGSM_2015/LUKOIL_DB_Book_eng_2014.pdf

[26] OAO Lukoil. (2014). OAO Lukoil Annual Report (P. 169). Retrieved from: http://www.lukoil.com/materials/doc/AGSM_2015/LUKOIL_AR_eng_2014.pdf

[27] География РУСАЛа // Сайт Объединенной компании РУСАЛ.

[28] United Company RUSAL Plc. (2015). Consolidated Financial Statements for the year ended 31 December 2014 (P. 35). Retrieved from: http://www.rusal.ru/upload/uf/3d2/UC_RUSAL_FS_31_Dec_14_re-issue_100415_signed.pdf


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241