Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»17 / 2015
DOI: 10.18334/rp.16.17.1851

Исторические особенности российского предпринимательства

Пономарев Олег Борисович, кандидат экономических наук, доцент, Калининградский государственный технический университет, Россия

Historical features of the Russian entrepreneurship - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 38

Аннотация:
В статье с помощью исторического метода рассматривается процесс становления российского предпринимательства от зарождения государственности вплоть до начала индустриального роста конца XIX века. Показывается, что, в отличие от европейских стран, на характер отечественного предпринимательства существенную роль оказал характер государственного строя – вотчинное хозяйствование. Это привело к разобщению предпринимателей, невозможности концентрации их капитала и к замедленному экономическому росту по сравнению в ведущими странами мира. Инициативная предпринимательская деятельность была менее эффективной, чем предпринимательство, ориентированное на удовлетворение государственных нужд.
Цитировать публикацию:
Пономарев О.Б. Исторические особенности российского предпринимательства // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 17. – С. 2707-2726. – doi: 10.18334/rp.16.17.1851

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Роль и место предпринимательских структур  в экономической жизни любого государства определяется, прежде всего, историческим опытом этого государства (Александрова, 2007; Алешкин, 2010; Бузмакова, Кирилина, 2011; Галкин, 2007; Лобызенкова, 2007; Ханова, 2011; Bahramitash, Esfahani, 2014; Baycan-Levent, Nijkamp, 2009; Ghani, Kerr, O'Connell, 2014; González-Sánchez, 2015; Kaneko, 2013). Географические особенности каждой страны, религиозная история, природно-климатические особенности, военная история и участие страны в мировом экономическом развитии - вот те основные факторы, которые определяют роль предпринимательства в экономике каждой страны и отношение к предпринимательству как со стороны государства, так и со стороны населения. Российская история предпринимательства связана с активным централизованным участием государства практически во всех направлениях деятельности страны, в том числе и в предпринимательской деятельности. Исследованию роли государства в характере российского предпринимательства посвящена эта статья.

В первом тысячелетии нашей эры народы, населявшие территорию европейской части России, уже были включены в торговлю как с представителями средиземноморских государств, так и с соседями, среди которых следует выделить Хазарию - крупнейшего торговца на юго-востоке Руси, Римскую, а затем Византийскую империю - крупнейшего потребителя товаров, и страны Балтии, поставщиков многих товаров, с удовольствием покупаемых византийскими потребителями. Объединение русов и других народностей, населявших территорию современной центральной России, в единое государство было вызвано в первую очередь экономическими интересами. По этой территории пролегали стратегические торговые пути, которые следовало охранять. Торговцам необходимо было совершать остановки для безопасного отдыха, для пополнения запасов, для осуществления торговли с местным народонаселением. Значительно удобнее и эффективнее было это делать в стране, состоящей из дружественных территорий, а ещё лучше – из территорий одного государства. Основные торговые пути на Руси проходили  через Ладогу и Киев в Византию, а также из Китая в Европу.

На этих путях жили разные этносы, отношения между которыми складывались неоднозначно. Наиболее значительными были русы и славяне, но отношения между русами и славянами до IX века были откровенно враждебными: русы «нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают» (Новосельцев, 1965; С. 401). Славяне отвечали русам тем же.  Но уже к Х веку русы и славяне объединились в единый народ, приняв название руссов, и сохранив обычаи славян: «совместная жизнь сплотила русов и славян в единый этнос, хотя процесс взаимной ассимиляции был нелёгким и занял больше ста лет» [1].

Потребность защиты торгового пути с севера в Византию от набегов на караваны местных жителей, побудила к созданию первого государства, центром которого стал Киев. На этом торговом пути возникли древнейшие торговые города Руси: Киев, Чернигов, Смоленск, Любеч, Великий Новгород, Псков, Полоцк, Витебск [2]. Именно интересы торгового предпринимательства, как видно, послужили объединению нескольких близких этносов в единое государство – Киевскую Русь.

Возникновение городов способствовало процессу разделения населения Руси на отдельные группы – и хотя быт городских жителей был подобен быту сельских жителей, они выполняли разные экономические и политические функции. Наличие города меняло патриархальные устои сельских жителей – они втягивались в торговлю, натуральное хозяйство стало сменяться денежным. Объективные условия способствовали разделению труда - активно стали развиваться ремёсла. 

Князья нередко сами становились купцами, то есть занимались предпринимательством. Товарное производство существовало на Руси уже в XII-XIII вв. и было ровесником западноевропейскому производству. Из раскопок в Новгороде, например, стало известно, что здешние ремесленники резали гребни из самшита, который привозили из Грузии, сырьё для янтарных украшений доставлялось из Прибалтики, свинец, медь и олово – из других стран [3].

В период расцвета государственности Киевская Русь представляла собой некий аналог федеративного государства, так как отдельные княжества и республики были в очень высокой степени автономны. Так, например, в Новгороде порядок взимания государственных податей, вир и продаж  существенно отличался от княжеского полюдья в южных территориях Руси. Если там сам князь во главе дружины объезжал земли в сборе дани, то в Новгороде это делали сами новгородские мужи, передавая князю жалование.  При этом Новгородская боярская республика обладала обширной территорией – археологические находки свидетельствуют о том, что некоторые  податные пункты Новгородской республики находились на расстоянии 780 км от Новгорода (Усть Вага) (Янин, 2000; С. 66).

В условиях свободного исторического развития, возможно, государственное хозяйствование Древней Руси свернуло бы в естественное русло поддержки частного предпринимательства, развития и поощрения деловой активности граждан. Но история распорядилась иначе. В XI веке Киев начинает постепенно терять своё торговое значение центра экономической жизни государства. Этому были причины - торговые пути к этому моменту резко изменились.  «Шёлковый путь» проходил из Китая через Индию, Среднюю Азию, Хазарию и через черноморские степи в Европу, а также по Волге на север Руси через норманнов в Европу. Князь Святослав в 931 году разорил и уничтожил Хазарию, торговый путь из Китая в Европу этим путём перестал существовать, что нанесло экономический ущерб русским купцам, ведь торговля была довольно активной - на территории современной Литвы вдоль Балтийского моря найдены «два микрорегиона со скоплениями находок арабских серебряных монет у северной оконечности Куршской косы и в низовьях р. Нярис» (Кулаков, 2012; С. 32).

Ещё одной причиной ослабления централизующей роли Киева в Древней Руси являлся постепенный спад экономической мощи Византийской империи. Торговый путь «из варяг в греки» потерял значение основной торговой артерии Руси, поскольку Византийская империя была разрушена, а вместе с ней и основные торговые пути. К началу XIII века объективно ослабли позиции Киева как главного города на торговом пути в Европу через Русь.

В результате вместо единого государства Русь представляет собой совокупность независимых княжеств, враждующих друг с другом. Именно на период междоусобиц на Руси и приходится период становления великого татаро-монгольского государства, созданного Чингисханом. 300-тысячное войско хана Батыя, внука Чингисхана,  состоявшее в массе из кипчакских туркменов и только руководимая монголами, из среднеазиатской степи через южный Урал прошла прямо к Камско-Болгарскому царству, и осенью 1236 г. камская столица было завоёвана. Зимой 1239-40 гг. Батыем была опустошена южная Русь и взят Киев. В 1242 г. Батый утвердил свою резиденцию на границе своих азиатских и новых европейских владений на нижней Волге - здесь он построил на Ахтубе г. Сарай. Русская земля вошла в состав Сарайского ханства.

Великая Орда не оставалась застывшим конгломератом, она со временем разделилась на ряд союзных каганатов, и Русь отошла в зону действия Золотой Орды. Владычество Золотой Орды задержало естественный процесс экономического развития Руси. Выплата дани тяжёлым бременем легла на экономику завоёванных земель, а наличие открыто или скрытно враждующих друг с другом княжеств совершенно не способствовало экономическому обмену. Хозяйство оставалось в основном натуральным.

Совсем иначе обстояло дело с северными землями Руси – Новгородские и Псковские земли не подверглись разорению и не вошли в состав Орды. Развивались ремёсла и торговля, создавались различные артели – то есть процесс развития предпринимательства был аналогичен процессам, происходившим в Европе [4].

До второй половины XIV столетия власть Орды над Северо-Восточной  Русью никем не оспаривалась. Хан Орды давал одному из князей ярлык на великое княжение и назначенный таким образом великий князь руководил другими русскими княжествами, в первую очередь, обеспечивая выплату «выхода» – дани Орде. Укрепление влияния московских князей появилось из-за конфликтов внутри самой Орды, что  повлекло нерегулярную уплату Русью дани Орде. Известно, что в это время выплаты Московского и Владимирского княжеств Орде составляли 5000 рублей в год (Горский, 2005; С. 108). Теперь все денежные средства оказались в руках московского князя, что позволило ему усилить свою власть над другими княжествами. Отсутствие выплат в 1374 году послужило поводом Мамаю начать активные военные действия на Руси, но 8 сентября 1380 года на Куликовом поле войско Мамая было разбито и это способствовало укреплению власти противника Мамая – Тохтамыша. Профессор С.П. Карпов нашёл в архивах Венеции документы, в которых свидетельствуется, что на Куликовом поле не только было нанесено поражение татаро-монгольской коалиции, но и подорвано экономическое состояние Золотой Орды. В ходе битвы русскими была захвачена казна неприятеля, что привело к дестабилизации денежного обращения, а затем к усилению смуты в Орде. В 1480 году независимый статус Московского государства определился окончательно.

240 лет - с 1240 по 1480 год - Русь находилась в вассальной зависимости от Орды. Что происходило с предпринимательством в эти годы? Необходимость сбора дани (выхода) деньгами служила объективной предпосылкой для того, чтобы князья не мешали ремёслам и торговле.  Но в условиях экономической и политической несвободы, в условиях отсутствия развитых торговых путей (основными торговыми путями оставались реки) и границ между княжествами развития предпринимательства не происходило. Внутренняя торговля из-за слабости экономического хозяйства не приносила особых доходов. Внешняя торговля для русских купцов была затруднена, поскольку их за рубежи Руси торговать не пускали – на Востоке татарские купцы, на Западе – европейские, на юге – крымские торговцы.

По мере объединения Русских земель вокруг Москвы образовалось  централизованное государство. Опричнина Ивана Грозного уничтожила остатки удельной системы и делала все больше людей напрямую подданными государству. В XIV-XV веках вотчины были основной формой землевладения на Руси. Центральная власть начала опираться на дворянство, которое пользовалось землевладением согласно поместному праву. В отличие от вотчины в основе поместной системы лежало поместье - участок казённой земли, данный государем во временное личное владение под условием службы и как награда за службу, и как источник материального дохода, из которого владелец поместья снаряжал себя для походов. Поместное владение не передавалось по наследству. И хотя поместное владение стало складываться в систему со времён  правления Ивана III, окончательное оформление оно получило при Иване Грозном.

Во время опричнины большое количество вотчин было ликвидировано, а их собственники казнены. Экономический смысл действий Ивана Грозного очевиден: царь рубил головы боярам и князьям, а их земли забирал в казну, то есть в свою личную власть. Иван Грозный практически ликвидировал институт частной собственности на землю, присвоив себе вместе с землёй и неограниченную власть надо людьми.  Московская Русь управлялась словно частное владение, а её население, территории со всем содержимым считались имуществом трона. Исключением являлись разве что церковные земли, на которые Иван Грозный не покушался.

Иван Грозный умер в 1584, а чуть менее века ранее, в 1492 году, Колумб уже открыл для европейцев Америку, и европейские предприниматели начали колониальные завоевания. В год смерти русского царя английский пират Уолтер Ралей исследовал часть восточного побережья Северной Америки, названную им Виргинией, и основал там первую английскую колонию. А на Руси в это время царь Борис Годунов в целях преодоления возникшего экономического кризиса и повышения производительности сельскохозяйственного труда официально оформил крепостное право – рабство, не существовавшее в европейских странах.

Крестьянин нёс феодальные повинности в виде оброка, а барские холопы, будучи по сути своей рабами, несли барщину. Большую часть мужицкой земли составлял общинный надел, на который у него не было прав собственности: когда двор вымирал или снимался с места, надел возвращался общине [5].

В Европе после смерти главы хозяйства всё его имущество и, главное, земля переходили в собственность старшего наследника. Младшие наследники ограничивались лишь некоторой долей имущества и чаще всего покидали отчий дом в поисках лучшей доли. И именно из таких людей и формировалась армия маргиналов, лиц, желающих своим трудом обеспечить себе достойную жизнь. Из этих маргиналов формировались наёмники, бродячие артисты, ремесленники и предприниматели. Для развития предпринимательства в Европе были социальные условия – наличие массы людей, не связанных имущественными, экономическими и социальными отношениями со своим социумом. А на Руси такого условия не было – всё имущество поровну делилось между всеми наследниками.

На иноземцев производило особенно глубокое впечатление то, что, в отличие от Запада, где занятие торговлей считалось ниже дворянского достоинства, в России никто не смотрел на него с презрением: «Все Бояре без исключения, даже и сами Великокняжеские Послы у иностранных Государей, везде открыто занимаются торговлей. Продают, покупают, променивают без личины и прикрытия…» [6].

Русский царь стал единоличным собственником всех отраслей промышленности и шахт и монополистом во всех областях коммерции, не считая самых мелких. Важную роль  среди товаров, торговля которыми приносила монархии сверхприбыли, играли дорогие меха, которые поступали к царю из ясака, наложенного на жителей Сибири. В погоне за пушниной Русь обратила свои взоры на Сибирь и начала её колонизацию – как европейские государи охотились за пряностями и завоёвывали для себя новые колонии, так и российские монархи поддерживали колонизацию Сибири в погоне за пушниной [7].

Земля принадлежала царю, торговля была в его руках. Как в таких условиях развиваться промышленности? Исключительно в форме государственной, то есть в собственности самодержавия. Вот и появились первые на Руси заводы исключительно как государевы.

У монархии не хватало управителей для руководства её торговой деятельностью и разбросанными по всей империи промыслами. Поэтому она часто отдавала свои монопольные предприятия в пользование частным лицам на условии, что те будут ежегодно выплачивать казне определённую сумму из полученной прибыли. Это было самым надёжным способом разбогатеть. Строгановы, крестьяне, сделавшиеся богатейшей купеческой семьёй Московского государства, вели своё состояние от лицензии, полученной ими на производство соли в покорённом Новгороде. Начав с соли, они постепенно распространили свою деятельность и на другие прибыльные предприятия, но все время либо держали государственную лицензию, либо состояли с государством в партнёрстве.

В отличие от городских общин на Западе городские общины на Руси не выступали как форма корпоративного объединения предпринимателей и ремесленников. На посадах лежали тяжелейшие повинности, которые включали в себя обычные и чрезвычайные подати, работу на строительстве укреплений и помощь правительству в сборе податей и таможенных пошлин. Поскольку вся земля, в том числе и городская, принадлежала царю и не подлежала продаже, посадники мало чем отличались от крепостных -  состояние посадника было наследственным, а его потомкам его запрещалось уходить из посадской общины.

Купцам приходилось опасаться того, что в любой момент в их лавку нагрянут царские дворяне или боярские сыновья, или иные  государевы люди, и заберут себе часть товара, а то и весь товар. Поэтому их деловые операции были невелики по объёму, рассчитаны на быструю прибыль и производились чаще всего на основе товарообмена.

Государственная внешняя торговля и торговля отдельных купцов со странами Европы сдерживалась невозможностью выхода на рынки сбыта морским путём. Балтийское море и Чёрное море оказались закрытыми для русских товаров. Царь, как главный хозяйственник страны, искал выход на рынки сбыта, а для этого надо было завоевать побережье Чёрного моря, которое находилось во власти крымского султана и Оттоманской империи. Царица Софья посылала войска завоёвывать Крым, но походы каждый раз оказывались неудачными. В то время как страны Европы уже создали свои колониальные системы и воевали друг с другом за отдельные колонии, Русь была отрезана от мировой экономической торговли.

В начале своего царствования Пётр пытался решить задачу открытия морского торгового пути через завоевание Крыма и вёл с переменным успехом войны с крымским султаном. После этого в Европе хорошо поняли, что царь желает создания не только военного, но и торгового русского флота, и вот Людовик XIV не преминул обратить внимание на монополистические стремления англичан и голландцев в этой области: «Царь должен желать, чтобы его подданные торговали по всей Европе, а это не может согласоваться с интересами Англии и Голландии, которые желают быть перевозчиками для всех наций и желают одни производить всю мировую торговлю» [8].

Для Петра Первого путь через Чёрное море представлялся наиболее лёгким. Царь даже говорил одному из служивших у него английских капитанов, что «при первой возможности он овладеет Крымским полуостровом». Французский представитель Лави по этому поводу доносил о «давнишнем проекте царя вести свою торговлю через Дарданелльский пролив в Средиземное море» [9]. Но в конечном итоге Пётр понял, что более эффективным будет морской путь через Балтику и направил свои усилия на освобождение бывших русских земель в устье Невы, которые были в своё время уступлены Швеции по Столбовскому договору.

Необходимость укрепления обороноспособности страны, обеспечения армии вооружением, снаряжением и обмундированием, обусловили быстрый темп строительства государственных фабрик и заводов. Новая сложная финансовая машина оживлялась только кипучей деятельностью Петра, и это, на первых порах, дало свой результат. Но наступило время, когда финансовая система перестала справляться с заданными темпами. Нужды государства пришлось подкреплять за счёт введения государственной монополии на соль (1705 год), монополии на табак, дёготь, мел, рыбий жир, сало и щетину.  В 1706 году положение так запуталось, что государству грозил финансовый крах: не выплачивали жалованье, платежи погашались только самые срочные; о правильной финансовой реформе не могло быть и речи; займов иностранцы не давали, так как были напуганы произволом Петра в отношении не только частных лиц в своём государстве, но и иностранцев. С 1710-1711 гг. все полки были распределены по губерниям, которые должны были их полностью содержать. Но порядка не получилось, так как собранные для полков деньги заимствовал Сенат, а потом не мог их отдать [10].

Нужно было превращать новую столицу Санкт-Петербург в крупный центр, и Пётр решил проблему весьма своеобразным образом, но вполне в своём духе, насильно перевезя около тысячи купцов и промышленников в столицу, сформировав основу петербургского предпринимательства. Все государственные мануфактуры создавались за счёт бюджета, ибо ни один купец или ростовщик не имел средств, необходимых на строительство хотя бы одного металлургического завода. Государственные чиновники вели торговлю не непосредственно, а за счёт купцов - откупщиков, выплачивавших сразу или частями рассчитываемую прибыль и стремившихся с лихвой вернуть её себе за счёт покупателя или поставщика сырья.

Пётр рассматривал внешнюю торговлю как способ извлечения дохода для государства («государство – это я»), а не в качестве обогащения частных лиц. Но, тем не менее, он внёс некоторые коррективы в свою хозяйственную политику и в 1717 г. отказался от монополий на продажу за границу некоторых ходовых товаров: фактически провозглашалась некоторая свобода торговли. Учреждённая в том же году Коммерц-коллегия должна была обеспечить административно-правовую базу этой свободы.

В 20-е гг. целый ряд государственных заводов передаётся в частные руки, поскольку первый прецедент 1702 года, когда Невьянский металлургический завод был передан Никите Демидову, бывшему тульскому кузнецу-оружейнику, оказался весьма успешным. Отныне практика передачи казённых заводов частным владельцам становится обычным делом.

Русский предприниматель допетровской эпохи был торговцем, скупщиком всего товара, производимого кустарями. На пути к переходу русского предпринимательства от торговли к производству стояло три основных препятствия: недобросовестная конкуренция со стороны иностранцев, пользовавшихся государственными льготами,  отсутствие достаточного количества квалифицированной рабочей силы и  узость внутреннего рынка. Своими силами устранить эти препятствия предприниматели не могли, поэтому они искали и нашли в этом мощную поддержку Петра, которого с полным основанием можно считать крестным отцом промышленного предпринимательства в России.

Когда Россия усилиями Петра Первого превратилась в передовую державу, мир был уже поделён на колонии, и России от этого разделения ничего не досталось. Пётр Первый пытался следовать за общеевропейской тенденцией и обзавестись колониями. Но поскольку морской флот России был ещё слаб, а выходы к мировому океану через Гибралтар и Балтийское море находились под контролем Турции и европейских стран, об участии России в колониальных войнах против сильных противников даже думать не приходилось.

Поскольку завоевательная политика на Запад для России была закрыта, царь устремил свои взоры на Восток – там конкурентов не было. Сибирь ко времени царствования Петра Первого уже принадлежала России, а рядом с её границами, южнее и севернее, находились страны, о богатстве и роскоши которых говорили в Европе: Персия, Индия, Китай. Сразу же после окончания Северной войны со шведами Пётр Первый решил совершить поход на западное побережье Каспийского моря и, овладев Каспием, восстановить торговый путь из Персии и Индии в Европу, но все попытки царя реализовать этот план провалились.

В целом период, начавшийся смертью Петра и до воцарения Екатерины II, можно назвать застоем в экономической истории России. Государственное вмешательство в экономику, во все её отрасли и рынки, осуществляемое при Петре, требовало соответствующего интеллекта и энергии со стороны императора. А именно такой фигуры на российском троне не было достаточно долгое время

Непрерывные войны, рост государственного аппарата и расточительность царского двора резко ухудшили состояние государственных финансов при Елизавете Петровне.  После её смерти на престол взошёл Пётр III, который попытался провести экономические и политические реформы в стране. Он остановил разорительную Семилетнюю войну с Пруссией, правда, на неудачных для России условиях, находясь под впечатлением от личности Фридриха Великого, короля Пруссии. Попытался Пётр III ограничить и экономическую власть российского духовенства. Церковные крестьяне освобождались от оброка церкви и платили рублёвый взнос в казну. Для управления церковными землями создавалась Коллегия экономии, которой поручалось управление всеми синоидальными, архиерейскими, монастырскими, соборными и другими церковными вотчинами. Коллегия экономии при этом выплачивала жалование всем церковным иерархам по утверждаемым императором расценкам [11]. Огромные церковные доходы предполагалось направить в казну государства. Ущемление экономических интересов церкви Петром III явилось одной из ошибок этого правителя, поскольку церковь, как коллективный предприниматель, лишалась огромных доходов. Воспользовавшись этой и другими ошибками своего супруга, Екатерина II свергла его с престола и захватила власть. 6 июля 1761 года Пётр III был убит, а 12 августа 1761 года Екатерина уничтожила Коллегию экономии и вернула духовенству все имения. Духовенство при этом обещало платить государству «оптом за все церковные имения 300 000 рублей в год» [12].

Екатерина II начала проводить активную реформаторскую политику, опираясь на достижения современной ей экономической и политической мысли, например, для покрытия дефицита бюджета правительство впервые прибегло к выпуску бумажных денег. Ассигнации были выпущены в 1769 г. Другим средством пополнения казны было увеличение податного обложения. Воцарение Екатерины II внесло в жизнь русского предпринимательства значительное оживление. Императрица смотрела на дворянство как на «благородное сословие», которому не пристало заниматься промышленной деятельностью. Промышленная же жизнь страны должна была находиться в руках буржуазии, «среднего рода людей».  До Екатерины II «купецкие люди» всецело принадлежали к «подлому» сословию, в законодательстве сливались с «низшими классами», Екатерина же освободила купцов I и II гильдии от телесных наказаний и заменила подушную повинность процентным сбором с капиталов, дала право откупаться от рекрутской повинности. За годы правления Екатерины увеличились и предпринимательские капиталы, и количество купцов – носителей предпринимательского дела в России. Если при вступлении Екатерины на престол (1762 г.) насчитывалось 986 фабрик и заводов, в год же её смерти (1796 г.) - 3161 [13].

Именно Екатерина Вторая передала помещичьи земли в собственность помещиков. Земля наконец-то стала предметом купли-продажи и средством накопления капитала. И хотя существовал ряд ограничений на покупку земли, в этой области уже могли реализовываться определённые предпринимательские интересы.

Россия XIX века – бедная страна, крестьяне жили в основном натуральным хозяйством, основные предметы, которые они покупали за деньги, были соль да водка. Продажу водки государство отдавало на откуп – «объявлялись торги,… и тот, кто обещал больший доход, получал монопольное право торговать вином и водкой в определённой губернии. Всё, что откупщик получал сверх обещанного государству, он оставлял себе» [14]. Этомеханизм реализации предпринимательской инициативы. А поскольку дворяне уже считали ниже своего достоинства уподобляться «купчишкам», то организацией водочных откупов занялись купцы, многие из которых делали себе на откупе многомиллионные состояния.

Предпринимательский интерес толкал откупщиков на преступления: водка разбавлялась водой, смешивалась с различными суррогатами. Чиновники, которые должны были следить за порядком в этой сфере, «на корню» покупались откупщиками – взятками и подношениями купцы обеспечивали себе свободу действий и продолжали наживать деньги. Некоторые из них так и остались откупщиками местного уровня, о них можно прочитать в художественной литературе того времени, например, в «Записках охотника» И.С. Тургенева. Но некоторые наиболее сметливые прибирали к себе на откуп целые губернии и регионы. Один из таких предпринимателей – В.А. Кокарев, который родилсяв семье купца и  занимался производством и продажей соли. Не получив от бизнеса на соли особых доходов, Кокарев стал заниматься откупами и постепенно прибрал к своим рукам откупа на огромной территории – от Оренбурга до Рязани и от Перми до Брянска, в результате чего уже к 33 годам имел состояние в 50 миллионов рублей, в то время как весь бюджет России составлял лишь 200 миллионов рублей [15].

Богатое купечество потянулось к чинам и дворянству, как к единственному пути, выводящему из «подлого» звания и избавляющему от издевательств и притеснений. Титулы покупались в обмен на крупные материальные услуги правительству. Переход в дворянство стоил больших денег, но он сразу же даровал предпринимателю те самые свободы, которые он никогда в России не мог бы получить, занимаясь только бизнесом. Поэтому, вместо того, чтобы бороться за личное достоинство своего класса, за расширение гражданских прав и объединяться в этой борьбе, как это делали предприниматели Европы, российские предприниматели свернули на извилистую тропу выслуживания и выпрашивания у власти чинов и дворянских титулов. В силу этого российские предприниматели не стремились к объединению своих капиталов, они не создавали крупные товарищества или акционерные компании подобно тому, как это делалось в Европе.

Предприниматели в России находилась под давлением со стороны самодержавия. Это не могло не сказаться и на общем состоянии экономики страны. В результате этого Россия стала отставать в своём развитии от Европы, что продемонстрировало её поражение в Крымской войне. «Император Николай I хотел делать всё сам при посредстве администрации, – писал Н.Х. Бунге, профессор политической экономии и финансов, бывший некоторое время председателем Комитета министров при Александре III.  - Правительство неохотно допускало общественную инициативу в делах промышленности и торговли, предпочитая им предприятия государственные или казённые. В конце царствования императора Николая было всего 30 акционерных компаний» [16].  Неэффективность государственных предприятий стала очевидной уже к концу Крымской войны, когда финансист Ю. Гагемейстер в своей записке «О финансах России» в Комитет финансов утверждал: «Польза, приносимая казёнными фабриками и заводами, ныне существующими, весьма сомнительна, и всем, например, известен ущерб, наносимый казне поставкою из горных заводов железа и меди на литейные и оружейные заводы ежегодно на сумму не менее 2 млн руб. Оставление заводов и фабрик в казённом управлении оправдывается только до того времени, пока промышленность в крае ещё не довольно развита, чтобы можно было передать их частным лицам» [17].

Свобода частной экономической инициативы невозможна без личной свободы, а её не было у подавляющего большинства жителей России – крепостное право оставляло рабами миллионы крестьян. Об их освобождении думали и говорили не только передовые люди России, но и царствующие особы. Известно, что императрица Екатерина II думала об освобождении крестьян и в первые годы своего правления намеревалась освободить их.  Александр I  также всерьёз задумывался над тем, чтобы освободить крестьян от крепостной зависимости и обсуждал этот вопрос со Сперанским. Однако только к моменту правления Александра II император оказался готов к этому. Освобождение крестьян от крепостной зависимости, на наш взгляд, можно рассматривать как начало предпринимательской эпохи в России. До этого российское предпринимательство в основном занималось внутренней торговлей. Внешняя торговля велась в ограниченных объёмах в основном по природно-географическим причинам. Даже самые богатые из российских купцов, занимавшихся внешней торговлей – Елисеевы - на пике своего экономического могущества владевшие винными подвалами на острове Мадейра, в португальских Опорто и в Бордо, обладали к середине XIX века всего лишь тремя парусниками и одним пароходом [18]. Этот торговый флот не шёл ни в какое сравнение с торговым флотом купцов Англии или Голландии.

Не имея возможности конкурировать с предпринимателями других стран в морской торговле, русские купцы и предприниматели были вынуждены обратить внимание на Дальний Восток, где, дойдя до Тихого океана, русские обнаружили возможность завоевания земель Северной Америки.

3 августа 1784 году на остров Кадьяк (Бухта Трёх Святителей) прибыла экспедиция купца Григория Ивановича Шелихова в составе трёх галиотов. В дальнейшем Г.И. Шелихов основал «Российско-американскую компанию» для освоения новых земель, но этот бизнес-проект не получил должного развития - Америка была далека от центральной части России, для её колонизации явно не хватало ресурсов, ведь её заселение могло проходить только сухопутным путём через Сибирь и Дальний Восток. Да и императоры к новым землям относились весьма «прохладно».  Начало Крымской войны (1853-1856) поставило русские колонии в Северной Америке в уязвимое положение, поскольку русская Аляска граничила с британской Канадой, а ресурсов россиянам в Америке явно не хватало даже для защиты собственных интересов. Поэтому в конце концов в 1867 году США выкупили Аляску у России за 7 200 000 долларов.

Для русских предпринимательских капиталов самым вожделенным направлением был путь в Индию. «Не в Европе будущее России, - утверждал генерал-майор Генерального штаба России И.Ф. Бларамберг в январе 1856 г., - к Азии должна она обратить свои взоры. Блистательное развитие и постоянное с году на год увеличение числа отечественных фабрик и мануфактур, потребляющих наши же сырые произведения, требуют новых путей сбыту; а так как европейские рынки заперты для мануфактурных произведений России соперничеством всех государств этой части света, то она поневоле должна обратиться для продажи своих произведений к обширным странам Азии» [19].

Особую актуальность завоевание Средней Азии приобрело в 70-х годах XIX века, поскольку в Америке шла гражданская война, в результате чего поставки хлопка в Россию из этой страны резко сократились. Закупать хлопок в Индии морским путём было невозможно – Индия являлась частью Британской империи, недружелюбно настроенной по отношению к России. Развитие производства среднеазиатского хлопка было единственным путём спасения текстильной промышленности России – ведущей отрасли промышленности страны того времени.

Этот интерес совпал и с интересом среднеазиатских купцов, активно торговавших с Россией и заинтересованных в защите и поддержке этого бизнеса со стороны России. Именно поэтому 15-17 июня 1865 года генерал М.Г. Черняев с отрядом около двух тысяч человек легко захватил крупный среднеазиатский торговый город Ташкент, который защищали 30 тысяч сарбазов кокандских и бухарских воинских сил. Черняев потерял при этом убитыми 25 человек и раненными – 117 [20]. Ташкентцы, ориентированные на сотрудничество с Россией, не оказывали никакого сопротивления русским войскам и не поддержали сарбазов. Уже 17-го июня жители Ташкента выразили желание войти в состав Российской империи и не оказывали никакого сопротивления русской экспансии.

«Государством, которое в течение нескольких столетий не уважало прав, вытекающих из договоров и человеческого права и которое заграждает нам кратчайший путь в Индию», была Хива, утверждал один из участников завоевания Средней Азии Пётр Гроссул-Толстой [21]. «Наши задачи там остаются неизменными с XVI века: открытие прямой, свободной и безопасной от соседей торговли с Индией, с «богатой Индией» наших былин», - вторит ему участник другого похода в Среднюю Азию, А. Шеманский [22].

Завоевав Ташкент, русские войска затем последовательно завоёвывают Бухару, Хиву и Коканд. Действия русских войск вызывали резкие протесты европейских государств и в первую очередь – Англии, ведь именно английские купцы и промышленники в полном объёме пользовались результатами монополии торговли с Индией и боялись русского вторжения в Индию с севера.

«Почти в одно время с нашим походом в Хиву, Англия двинула свои силы из Индии в Афганистан, заняла Кабул, Кандагар; послала своих агентов к вершинам Аму-Дарьи, Сыр-Дарьи и в Хиву. Хотя этот первый поход англичан за Инд и был также неудачен, как наш в Хиву, так как они принуждены были опять удалиться из Афганистана, но он все же принёс им не мало и пользы: в руках их остался ключ к Кейберским ущельям, к Пешавар и Джелалабад, а впоследствии они заключили с Дост Магометом, ханом Афганским, выгодный оборонительный союз, который даёт Англии возможность, в случае надобности, проникнуть из Индии и долину Аму-Дарьи и в Персию: в настоящее же время из этих стран вытесняется ими наша торговля, а с тем вместе упадает там и наше влияние» [23].

Завоевание Средней Азии так и не позволило России открыть прямой торговый путь в Индию – Афганистан и Пакистан находились под прямым влиянием Англии, а другой путь в Индию был невозможен из-за сложной геологической ситуации – его преграждают трудно проходимые горы. Но Средняя Азия стала местом, где началось активное хлопководство для нужд промышленности России и где российские промышленные товары нашли сбыт. Предпринимательство начало набирать силу.

Заключение

Таким образом, краткий исторический обзор становления отечественного предпринимательства показывает, что вотчинный характер землевладения и крепостное право оказали сильное влияние на характер отечественного предпринимательства – особых успехов в бизнесе можно было добиться только в сотрудничестве с государственной администрацией, которая рассматривала страну как собственную вотчину. Не случайно во время первой переписи населения Российской империи Николай II в графе «род занятий» написал: «хозяин земли Русской». И эта особенность с небольшими модификациями трансформировалась и на условия современного российского предпринимательства.



[1] Гумилёв, Л.Н. (2004). Древняя Русь и Великая степь (С. 172). М.: Айрис-пресс.

[2] Ковнир, В.Н. (2005). История экономики России (С. 31). М.: Логос.

[3] Сметанин, С.И. (2002). История предпринимательства в России (С. 20). М.: Палеотип; Логос.

[4] Предпринимательство (2006). СПб: Издательство СПбГУЭФ.

[5] Пайпс, Р. (1990). Русская революция: Том 1. Агония старого режима. М.: Российская политическая энциклопедия.

[6] Мейерберг, А. (1873). Путешествие в Московию барона Августина Мейерберга в 1661 г.. В книге Чтения в Императорском обществе Истории и древностей российских при Московском университете (Кн. 3; Ч. 4; С. 92). Москва.

[7] Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении: Том 11. Западная Сибирь (1884; С. 31-48). СПб; М.: Издание товарищества М. О. Вольф.

[8] Тарле, Е.В. (1962). Собрание сочинений: Том XII. Русский флот и внешняя политика Петра I (С.135-136). М.: Издательство АН СССР.

[9] Там же; С. 141.

[10] Брикнер, А.Г. (1996). История Петра Великого (Т. 2; С. 608). М.: Терра.

[11] Искюль, С.Н. (2001). Год 1762. Документальная хроника (С. 84-85). СПб: ЛИК.

[12] Любавский, М.К. (2001). История царствования Екатерины II (С. 59). СПб: Лань.

[13] Любавский, М.К. (2001). История царствования Екатерины II (С. 196). СПб: Лань.

[14] Лурье, Л.Я. (2011). Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка (С. 17). СПб: БХВ-Петербург.

[15] Лурье, Л.Я. (2011). Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка (С. 21). СПб: БХВ-Петербург.

[16] Судьбы России. Доклады и записки государственных деятелей императорам о проблемах экономического развития страны (вторая половина XIX в.) (1999; С. 193). СПб: Лики России.

[17] Судьбы России. Доклады и записки государственных деятелей императорам о проблемах экономического развития страны (вторая половина XIX в.) (1999; С. 29). СПб: Лики России.

[18] Лурье, Л.Я. (2011). Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка (С. 33). СПб: БХВ-Петербург.

[19] Глущенко, Е.А. (2010). Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования (С. 72). М.: Центрполиграф.

[20] Там же; С. 112.

[21] Гроссул-Толстой, П. Л. (1871). Дела русского оружия и политики в Средней Азии: по поводу войны России с Хивою (С. 3). Одесса.

[22] Бой на Кушке и его 25-летний юбилей 18/III 1885 г. – 18/III 1910 г. Военное сообщение Генерального штаба полковника А. Д. Шеманского, читанное в Ташкенте, Мерве, Асхабаде и кр. Кушке в 1904 г. (1910). СПб: В.Березовский.

[23] Иванин, М.И. (1874). Описание Зимнего похода в Хиву в 1839–1840 году. СПб: Типография товарищества «Общественная польза».


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241