Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»4 / 2015
DOI: 10.18334/rp.16.4.104

Денежная система, основанная на золоте

Рубцов Николай Николаевич, генеральный директор ООО «Интер технолоджи», Россия

Gold-based monetary system - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 35

Аннотация:
Статья посвящена изложению основных особенностей денежной системы, основанной на золоте, носящей название классического золотого стандарта. Приведенная в ней классификация особенностей золотого стандарта, позволяет сделать вывод, что он, по всей видимости, был наиболее продуктивным монетарным механизмом, способствующим устойчивому экономическому росту, стабильности покупательной способности денег и финансовой системы в целом.
Цитировать публикацию:
Рубцов Н.Н. Денежная система, основанная на золоте // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 4. – С. 541-554. – doi: 10.18334/rp.16.4.104

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Базой для классификации важнейших особенностей денежной системы, основанной на золоте и носящей название классического золотого стандарта, послужили труды выдающихся экономистов и биржевых аналитиков, а также результаты работ, предпринятых исследовательскими центрами ведущих финансовых институтов. Приведенная классификация особенностей золотого стандарта позволяет сделать вывод о том, что он, по всей видимости, оказался наиболее продуктивным монетарным механизмом, способствующим расцвету производительных сил, направленных на сохранение и поддержание устойчивого экономического роста, стабильности финансовой системы и накоплению общественного богатства.

Золотой стандарт отличает способность в долгосрочной перспективе сохранять практически в неизменном виде покупательную способность денег. Эта способность золотого стандарта реализуется за счет механизма контроля над денежной массой и учетными ставками, что позволяло эффективно обеспечивать ценовую стабильность как внутри страны, так и на межгосударственном уровне. Ценовая стабильность внутри страны зиждется на привязке размера эмиссии бумажных денег к величине золотого запаса, а на межгосударственном уровне – законодательно зафиксированными обменными курсами национальных валют к золоту или паритету. Контроль за учетными ставками – так называемый механизм краткосрочного перелива или движения капитала выполнял роль своеобразной смазки, позволяющей, с одной стороны, управлять притоком и оттоком капитала в страну, чтобы без оглядки на объем имеющегося в наличии золотого запаса в нужном для экономического роста направлении воздействовать на предложение денег и формирование, а, с другой, управлять рынком капитала и ценообразованием внутри страны, т.е. регулировать предпочтениями граждан размещать свои сбережения на депозитах банков или же хранить их «на руках» в виде наличного золота – монетах и слитках. В результате при золотом стандарте учетные ставки были чрезвычайно стабильными и колебались в пределах очень узкого диапазона. По этому поводу А. Фекете заметил, что главное превосходство золотого стандарта заключается не в том, что он может стабилизировать цены, а «в том, что он может стабилизировать учетные ставки, которые стабилизируют нужды экономики. После того как это сделано, все другие экономические показатели, включая цены, обретут столько стабильности – или гибкости – сколько это будет необходимо для слаженной работы здоровой экономики» [1].

Результатом работы механизма контроля над учетными ставками явилось то, что при золотом стандарте, как отмечает Фекете, «не существовала спекулятивная биржевая игра с облигациями. Спекулятивная биржевая игра была ограничена сельскохозяйственными сырьевыми товарами, поставка которых регулируется природой, а не бюрократами из Министерства финансов и Центрального банка. Изменение цен на сырьевые товары или в уровне цен в рамках золотого стандарта были незначительными. Они отражали изменения в маржинальной производительности, а не были результатом спекулятивной лихорадки. Практически все кризисы после крушения золотого стандарта в 1930-х годах были вызваны скачущим непостоянством процентных ставок спекулятивной биржевой игры на рынке облигаций» [2].

Гарантируя на основе паритета равенство покупательных стоимостей национальных валют, золотой стандарт посредством так называемого механизма регуляции потока денежных средств или перелива металлических денег – price-specie-flow mechanism – обеспечивал выравнивание платежных балансов стран друг с другом и тем самым служил эффективным средством против возникновения кризисов в мировой торговле.

Золотой стандарт, координируя стоимость национальных валют друг с другом, способствовал существенному снижению транзакционных издержек в оформлении международных контрактов и практическому нивелированию рисков потерь, связанных с обменными курсами, что позволило достичь невиданного даже по современным меркам уровня интеграции мировой экономики в сфере торговли и объемов международного потока капитала. По этому поводу Бринк Линдсей (Brink Lindsey) в своей получившей широкую известность книге, озаглавленной «Против мертвой руки: изменчивая борьба за глобальный капитализм», замечает: ««Глобализация» может быть относительно новое модное слово, но стоящая за ней концепция является старой. Истина состоит в том, что глобализация, но под другим именем, в полном объеме была воплощена столетие назад. В действительности, ее успехи были замечательными даже по современным меркам. В 1913 г. (в последний год существования монетарного золотого стандарта – Н.Р.) торговля товарами в процентном соотношении к валовому продукту в индустриальных странах составляла 11,9%. Такой уровень экспортной активности вновь был достигнут лишь где-то к семидесятым годам прошлого века. В то же время, объем международного потока капитала к общему объему производства достиг в начале двадцатого века таких высот, которые до сих пор не были достигнуты.

Так, к примеру, в тот период поток капитала из Великобритании вырос до 9% от валового внутреннего продукта, в сравнении с, казалось бы, ошеломляющим размером профицита счетов текущих операций Японии и Германии 1980-х, которые никогда не превосходили 5% от их ВВП. Справедливости ради надо сказать, что большая часть роста мировой экономики после Второй Мировой войны представляла собой не что иное, как простое повторение достижений эпохи предшествующей Первой Мировой войне (т.е. периода монетарной системы, основанной на золотом стандарте – Н.Р.)» [2].

Золотой стандарт, формируя монетарную основу жизнедеятельности общества, ограничивал возможности банков и государства создавать деньги и кредит из воздуха. Это означает, что главным регулятором монетарного контроля становится потребитель-вкладчик, который своим правом свободного обмена денежных знаков на золото ограничивает возможности эмиссионных центров в лице государства или центрального банка бесконтрольно манипулировать денежной массой. «Суть золотого стандарта, – отмечает Фекете, – состоит не в фиксации цены золота. Она заключается в передаче власти создания денег из рук неизбранных бюрократов в руки самого народа, которому она и принадлежит в соответствии с Конституцией США. Она (Конституция США – Н.Р.) не учредила центральный банк; она учредила Монетный двор и открыла его для свободной чеканки золота (и серебра). Это дало право людям – тому, кто считает, что не достаточно существующих денег – получить новое золото от приисков или использовать старое ювелирное и столовое золото с целью превращения его в монету на Монетном дворе» [4].

Конечный контроль общественности в лице потребителей-вкладчиков над объемом денежной ликвидности означает, что в рамках золотого стандарта количество и стоимость денег диктуется не правительствами и эмиссионными центрам, а принципами свободной рыночной экономики. Единственная задача государства и его эмиссионных центров состоит в сохранении того, чтобы номинал выпущенной в оборот денежной единицы строго соответствовал паритету, т.е. законодательно зафиксированному обменному курсу, а также и в том, чтобы стоимость денежной единицы менялась в синхронном соответствии с рыночными изменениями цен на все другие товары и услуги. Конечный контроль потребителей-вкладчиков над денежной эмиссий означает также, что в рамках золотого стандарта отпадает необходимость в существовании кредитного регулятора – центрального банка. Обратимся по этому поводу к признанному авторитету – Алану Гриспену. Вот что он сказал 19 сентября 2007 г. в интервью Джону Стюарту (Jon Stewart) на “The Daily Show” , а затем повторил 2 мая 2012 г. в интервью Тому Кину на Bloomberg Link Washington Summit. «Обычная практика центрального банка дублировать действия, которые по сути выполнял золотой стандарт до начала Первой Мировой войны, но не позднее… Вам не нужен центральный банк, когда вы находились на золотом стандарте... И все вещи происходили автоматически, потому что люди покупали и продавали золото, а рынок делал то, что делает сегодня ФРС… До тех пор пока есть центральный банк, управляющий количеством денег в системе, свободного рынка не существует» [5].

Золотой стандарт стабилизировал функционирование всей банковской системы, придавал ей прочный и надежный фундамент. Основанием банковской стабильности в рамках золотого стандарта служит его способность обеспечивать в долгосрочной перспективе в неизменном виде покупательную способность денег, что позволяет кредитным организациям практически до нуля дисконтировать инфляционные риски и тем самым уверенно планировать свою деятельность с предсказуемым результатом на годы вперед. Кроме того, эмиссионная деятельность банков жестко детерминирована наличием существующих золотых резервов, что придает системе значительную устойчивость, поскольку резко ограничивает возможности бесконтрольного необеспеченного кредитования на основе принципа частичного резервирования, являющего главным источником возникновения финансовых кризисов и структурных диспропорций в экономике, приводящих к серьезным кризисным последствиям.

Золотой стандарт стабилизировал банковскую систему также и тем, что позволяет ей реально выполнять важнейшие традиционные принципы права, в частности обязательства по обеспечению сохранности частной собственности – переданных вкладчиком банку средств согласно договору хранения. По данному поводу Х. Уэрта де Сото замечает: «традиционные правила поведения (в рамках золотого стандарта – Н.Р.) применительно к банковской деятельности сводятся к соблюдению одного важного правового принципа. Согласно этому принципу обязательство сохранения, будучи важнейшим элементом договора хранения (поклажи) незаменимых вещей, в договоре, определяющем передачу на хранение заменимых вещей (таких как деньги), проявляется в виде требования постоянно поддерживать 100%ный резерв заменимых вещей (денег), полученных в виде банковского вклада. По этой причине любое использование этих денег, особенно для выдачи ссуд, означает нарушение этого принципа и, таким образом, представляет собой преступное деяние незаконного присвоения» [6].

Золотой стандарт, накладывая жесткие рамки на деятельность банковской системы и государства в области денежно-кредитной политики, препятствовал возникновению так называемых экономических циклов – бумов и спадов, приводящих к серьезным структурным диспропорциям в обществе. А именно неэффективному размещению инвестиций и перепотреблению, гипертрофированному развитию одной отрасли вопреки другой (к примеру, финансового сектора за счет реального) и т.д., что в конечном итоге ведет к полномасштабным кризисам и социальным потрясениям. Как замечает Х. Уэрта де Сото, бедственные социальные последствия выданной банкирам привилегии бесконтрольной кредитной эмиссии, основанной на частичном резервировании, «были не вполне поняты, пока Мизес и Хайек не разработали австрийскую теорию экономического цикла. …Авторы австрийской школы выявили последствия попытки достичь теоретически недостижимой цели… Имеется в виду попытка внедрить в практику договор, в котором соединены фундаментально несоединимые элементы, комбинирующий свойства паевых фондов (в части получения дохода на «вклад») и свойства традиционного договора вклада (который по определению обязательно предполагает возможность изъятия денег в любое время по номиналу). Теоретики австрийской школы показали, что эти попытки рано или поздно неизменно запускают механизм стихийной коррекции. Коррекция начинается с неконтролируемого расширения предложения денег, инфляции, приводящих к массовым ошибочным решениям по размещению производительных ресурсов на микроэкономическом уровне. Однако в конце концов она выражается в спаде, ликвидации ошибок и искажений производственной структуры, произведенных кредитной экспансией, и в масштабной безработице.

Важно понять, что привилегия, позволяющая банкам вести операции с частичным резервированием, представляет собой очевидное искажение государством корректного определения прав собственности частных вкладчиков и пренебрежение их защитой. Между тем соблюдение этих прав весьма существенно для адекватного функционирования рыночной экономики» [6] .

Золотой стандарт, ограничивая бесконтрольную эмиссию денег, обеспечивал устойчивость и стабильность самой банковской системы, чем позволял последней в полной мере реализовать свое главное предназначение. А именно обслуживать сферу производства и услуг, служить финансовым плечом для развития промышленности и вступать инструментом снижения транзакционных издержек в секторах реальной экономики.

Монетарная система, покоящаяся на золотом стандарте, осуществляя долгосрочное безинфляционное финансовое планирование, позволяла формировать основу для здорового промышленного развития, тем самым обеспечивая устойчивый и продолжительный мировой экономический рост. Промышленная революция XIX – начала XX веков, создавшая фундамент небывалого технологического прогресса человечества, покоится на твердых деньгах, обладающих внутренней стоимостью, качество которых позволило раскрыть и реализовать в беспрецедентных по отношению к предшествующей истории размерах созидательный потенциал общества, направленный на поступательное развитие производительных сил, основывающихся на принципах свободного рынка и здоровой конкуренции. Это позволило за короткий срок – всего за несколько десятилетий – накопить огромное общественное богатство, измеряемое как материальными ценностями в виде развитой промышленности, дорог, транспорта и инфраструктуры городов, так и общенаучными и культурными достижениями.

Краткий перечень особенностей золотого стандарта как источника монетарной стабильности финансовой системы и экономики в целом бы хотелось завершить словами А. Фекете, которые он подготовил в качестве вступительного слова при открытии Института золотого стандарта: «Это самое лучшее и наихудшее время. Лучшее, потому что, в первый раз за 75 лет можно выступить с решительной защитой того великолепного института, который никто не придумал или спланировал, но который, развиваясь стихийно, создал великую гармонию в экономике, сочетал инвестиции с имеющимися сбережениями и производство с существующим спросом: золотой стандарт. Худшее время, потому что уже нанесен огромный ущерб мировой экономике и финансам, и еще больший ущерб будет сделан со стороны разрушительных сил общества, ответственных за вытеснение золота из денежно-кредитной системы за последние 35 лет» [7].

Сорокалетняя история развития современной монетарной системы, основанной на бумажном стандарте, привела мировую и ведущие национальные экономики к долговой пропасти и разрушительным финансовым кризисам, а общество к глубоким социальным потрясениям и колоссальным диспропорциям в распределении накопленного богатства.

Это со всей остротой поставило вопрос о новом международном денежном стандарте, способном обеспечить стабильность функционирования финансовой системы и поступательный экономический рост, сбалансировать национальные бюджеты и устранить диспропорции в мировом балансе платежей, максимально смягчить достигшие точки кипения противоречия между трудом и капиталом, кредиторами и заемщиками, богатыми и бедными.

Главным претендентом на роль нового денежного стандарта – фундамента построения новой финансовой архитектуры, позволяющей наиболее эффективным образом преодолеть указанные противоречия и обеспечить как финансовую, так и экономическую стабильность общества на принципах свободного рынка и здоровой конкуренции, выступает золото.

А. Фекете в своей программной статье «Архитектура для Новой мировой финансовой системы» замечает: «Экономическая катастрофа, которая смотрит нам прямо в лицо, заставит признать, что мы должны сменить курс. Нынешним лидерам придется признать, что их теории и практики полностью провалились. Они будут вынуждены с позором отказаться от своих постов, а новым руководителям придется столкнуться с реальностью как таковой. Они должны понимать, что золото занимает определенное место, как в политике, так и в экономике. Они должны вернуть мир к золотому стандарту, являющемуся единственной монетарной мерой, которая обеспечивает должное погашение долга и способна уравновесить потребление и сбережения. Миру нужна новая финансовая система со стабильными обменными курсами, стабильными процентными ставками и стабильными ценами на облигации» [8].

Как заметил генеральный директор World Gold Council Арам Шишманьян (Aram Shishmanian): «В трудные времена мир обращается к золоту. И ничего не может быть более важным, чем сохранение доверия, которое потребители, инвесторы, правительства и страны-производители имеют по отношению к этому драгоценному металлу» [9].

Текущее состояние современной финансовой системы, основанной на кредите, по оценке Била Гросса, сравнимо с состоянием формирования сверхновой звезды, взрыв которой может произойти в неопределенный момент. Люди привыкли говорить, что время – это деньги, но при этом они не говорят то, что, может быть, у денег заканчивается время. Как раз именно такая ситуация сложилась в современном мире, когда процесс создания кредитов полностью потерял магические способности в области конструктивного созидания.

Конструктивная магия роста незаметно превратилась в магию разрушения – внутреннюю дестабилизирующую основу современной мировой финансовой системы и общественного развития. Монетарная система, коренящаяся в кредите, потребовала для продолжения своего существования все новой и новой его генерации, что еще больше усугубляло деструктивную ситуацию, чреватую разродиться оглушительным взрывом. Словом, колоссальная пирамида ликвидности а la Понзи, представляющая собой существо современной финансовой системы, готова рухнуть, поскольку дальнейшая кредитная экспансия потеряла не только способность производить какой-либо рост, но, напротив, стала все более и более приводить к энтропии как финансы, так и экономику в целом.

Гросс по этому поводу пишет, что «в начале 70-х годов объем непогашенных кредитов в США составил 3 трлн долларов. Сегодня же в размере 56 трлн долларов и постоянно возрастая, он стал представлять собой монстра, который постоянно требует все увеличивающегося количества топлива, сверхновую звезду, которая расширяется и расширяется, начиная в этом процессе поедать себя. Каждый дополнительный кредитный доллар очевидно создает все меньше и меньше тепла.

Так, в 1980-годах требовалось 4 доллара новых кредитов для получения 1 доллара реального ВВП. За последние десять лет для получения того же результата потребовалось 10 долларов, а начиная с 2006 года 20 долларов. … Эта «кредитная новая норма» является энтропийной так же, как у физической вселенной, и «тепло» или реальный рост, который сейчас генерирует новый кредит, с каждым годом становится все меньше и меньше… Фактически изначальная магия создания кредита оказалось не такой уж магической, в некоторых случаях даже деструктивной и стала по краям поглощать кредитные рынки, а также части реальной экономики, которые она создала. …

Итак, наши основанные на кредите финансовые рынки и экономика, которую они поддерживают, построены на заемных средствах, они хрупки и все возрастающее энтропийны от них уходит энергия и время. Когда у денег закончится время? Обратный отсчет времени начнется тогда, когда инвестиционные активы станут приносить слишком малое вознаграждение за слишком большой риск, когда кредиторы покинут кредитные рынки в поиске других альтернатив, таких как наличные деньги или реальные активы» [10].

Прежде чем перейти к рассмотрению возможностей возрождения золотого стандарта в качестве основы построения новой мировой финансовой архитектуры, целесообразно подчеркнуть, что золотой стандарт, несмотря на все его отмеченные достоинства, не является идеальным механизмом. Тем не менее, это никоим образом не умаляет главного – того, что золото на протяжении истории человечества представляло собой единственную (наряду с серебром) стабильную форму денег, в то время как все без исключения бумажные деньги рано или поздно с неизбежностью теряли свою покупательную способность или стоимость.

Не приходится и говорить, что достижение полной ценовой стабильности для любых форм денег является недостижимой целью. Покупательная способность денег всегда подвержена колебаниям. Однако глубокие, продолжительные изменения покупательной способности денег – это внутреннее, можно сказать, врожденное свойство именно бумажных неразменных денег.

Именно бумажные деньги всегда и без исключения, без жесткой привязки к золоту, порождали инфляцию, а при сокращении их эмиссии – дефляцию. Таким образом, если сравнить два стандарта – золотой и бумажный – в аспекте обеспечиваемой ими ценовой стабильности, то, как показывает история, выбор без сомнения окажется в пользу золотого стандарта.

«Впервые за историю ни одна валюта на планете не обеспечена чем-то осязаемым, все они декретные. История учит нас, что декретные (бумажные) валюты не выдерживают проверку временем. Их пытались ввести много раз, на каждая декретная валюта со времен римлян заканчивала девальвацией, гиперинфляцией и в конечном счете коллапсом. Фактически только за последние 100 лет имело место 34 случая гиперинфляции, большинство из которых случились в 20 столетии с декретными деньгами» [11].

Обретение финансовой системой стабильности путем обращения к золоту в качестве ее монетарной основы имеет еще один чрезвычайно важный аспект. Дело в том, что эмиссия необеспеченных бумажных денег, порождая и стимулируя инфляцию и девальвируя покупательную способность денег, оказывает деформирующее воздействие на саму структуру производства, потребление и распределение доходов и накопленного богатства, создает у членов общества неравные возможности к доступу и использованию дефицитных ресурсов. Иными словами, каждое новое вливание необеспеченных денег в систему с неизбежностью порождает диспропорции в производстве, экономике и обществе, создает неоправданные преимущества первых получателей денег по отношению и за счет всех остальных. Кроме того, приток новых необеспеченных бумажных денег, как правило, приводит к искусственному изменению структуры учетных ставок в сторону их понижения. Это, с одной стороны, оказывает деморализующее воздействие на способность и стимулы домохозяйств осуществлять сбережения, а, с другой, усиливает рост ошибочных и нерациональных инвестиций в экономику и движение капитала в сторону все большего его использования в спекулятивных целях на биржевых и внебиржевых рынках.

Денежная система, основанная на золоте, как показывает история, в отличие от бумажного стандарта наилучшим образом обеспечивает стабильное развитие производительных сил общества, рациональное использование инвестиций и сохранение покупательной способности денег, позволяющей сохранять сбалансированный рост национального благосостояния, а также устойчивое развитие мировой торговли и мобильности капитала. Иными словами, обращение к золоту как монетарной основе означает восстановление финансово-экономической системой должной стабильности, сохранение же существующего бумажного стандарта, основанного на кредите и различных производных от него форм деривативной ликвидности, ведет ко все большей энтропии мировой финансовой системы, усугублению кризисных тенденций, чреватых разрушительными общественными потрясениями.

Учитывая стабилизирующую роль, которую оказывает золото на функционирование финансовой системы, а также в принципе безальтернативный характер выбора между товарными и бумажными деньгами, имеющийся у общества, стремящегося обрести здоровые начала экономического развития, вопрос о возвращении золотого стандарта на авансцену истории может стоять так: какая его форма классическая или усеченная, будет в конце концов принята?

Заключение

Процесс возвращения золота в качестве монетарной основы финансовой системы после сорокалетнего царствования бумажного стандарта, основанного на долге, будет носить крайне болезненный и нелегкий характер. Это, в первую очередь, обусловлено тем, что мировая экономическая и финансовая система накопила слишком глубокие структурные противоречия и дисбалансы, а также колоссальный объем ничем не погашаемого долга.

Кроме того, для перехода к золотому стандарту слишком сильно сопротивление правящих элит, стремящихся, благодаря контролю над всеми основными эмиссионными центрами, как можно дольше сохранять в своих руках контроль над миром. Как заметил Д. Шлиштер: «Я первым признаю, что после 40 лет неограниченного создания бумажных денег гладкий и без трения обратный переход к здоровым деньгам будет совсем не простым. …Но такое возвращение однажды станет необходимым и неизбежным» [12].


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241