Статья опубликована в журнале «Вопросы инновационной экономики»4 / 2012

Закупки спутников для военного космоса США: анализ проблем в контексте цивилизационного вызова

Конопатов Сергей Николаевич, канд. военных наук, доцент, МГТУ им. Н.Э. Баумана, Россия

Procurement of Satellites for the Military Space of the United States: Analysis of the Problems in the Context of Civilizational Challenge - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 22

Аннотация:
В статье определяются проблемы закупок спутников для военного космоса США, анализируется их важность, причины, следствия, восприятие. Контекстный подход позволил при рассмотрении частного вопроса получить интересные выводы общего характера о культуре государственного управления США и особенностях переживаемого ими цивилизационного вызова. Концепции, рекомендации и меры по решению проблем будут представлены в следующей статье.
Цитировать публикацию:
Конопатов С.Н. Закупки спутников для военного космоса США: анализ проблем в контексте цивилизационного вызова // Вопросы инновационной экономики. – 2012. – Том 2. – № 4. – С. 78-95.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


В любой стране закупки вооружений и военной техники (ВВТ) для вооруженных сил (ВС) — вопрос особой важности, ибо значительно влияет на национальную (в первую очередь военную) безопасность, научно-технологическое развитие, занятость населения и др. Не исключение и США, однако здесь важность закупок определяется не военной безопасностью, а следующими двумя специфичными факторами.

1. ВС в этой стране играют особую роль: начиная со Второй мировой войны они являются одним из основных инструментов «Большой стратегии» [1] (а соответственно и текущей политики) США, ее острием, а потому выполняют значительно больший спектр задач, чем в других странах. Направляемая «Большой стратегией» военная мощь в последние более чем полвека играет большую роль во внешней политике США, направленной на глобальное доминирование и обретение устойчивого экономического процветания страны [2], а ныне является и важным инструментом преодоления переживаемого ею цивилизационного кризиса.

Для выполнения этой роли ВС должны быть хорошо вооружены, что предполагает эффективную систему закупок ВВТ.

2. Вторым по значимости специфическим фактором, по оценкам автора, является текущая экономическая необходимость и частные экономические интересы. Почему?

Во-первых, средства, выделяемые США на закупки ВВТ, очень велики — в десятки раз больше, чем в других странах (рис. 1); поэтому экономика и наука в значительной степени «запускаются» военными заказами, а в силу примата экономики (базиса) закупки оказывают большое влияние и на все другие стороны американского общества (надстройку). Таким образом, большие военные расходы, их рациональное использование в закупках ВВТ важны для нормального функционирования экономики, развития науки и технологий. Результат создает возможности для далеко идущей «Большой стратегии», а в силу принципа целесообразности — и необходимость в ней. Будучи сформулированной и развиваясь, «Большая стратегия» обретает субъектность в реализующей её системе, формулирует и продвигает свои потребности. Таким образом, «закольцовывается» взаимоусиливающая связь текущей экономической необходимости и потребностей Большой стратегии, причём Большая стратегия играет ведущую роль.

Во-вторых, большое влияние (через СМИ, лоббирование в органах власти и проч.), выросшее на обширных заказах ВВТ, имеет военно-промышленный бизнес. Соответственно, поскольку закупки ВВТ важны для военно-промышленного бизнеса — они становятся важными для всего государства.


Рис. 1. Глобальное распределение военных расходов в 2010 г. (по данным [16])

 

Именно эти два фактора («Большая стратегия» и текущая экономическая необходимость), взаимосвязь между ними, а не острота военной опасности для США (которой, в общем, нет), определяют размер их военных расходов (рис. 1) и объемы закупок ВВТ. Мощное непосредственное влияние военных расходов на базис-экономику распространяется через этот базис на всю надстройку, на весь государственный организм.

Военный космос — один из краеугольных камней военной мощи США, а потому эффективность закупок для него особенно важна. Вместе с тем, в системе закупок существуют проблемы (см. ниже). В чем они состоят, насколько серьезны, как воспринимаются, как сказываются, каковы их причины?

1. Проблемы в закупках для военного космоса

В мае 2011 г. опубликован доклад руководителя отдела Управления закупками и снабжением Счетной палаты США (United States Government Accountability Office — GAO, прежнее название — General Accounting Office) [2] Кристины Т. Чаплин подкомитету по стратегическим силам комитета по ВС Сената США [17]. Он посвящен анализу проблем закупок спутников для военного космоса. Здесь отмечается, что на протяжении двух последних десятилетий почти в каждой программе закупок спутников для военного космоса Министерство обороны США (МО) сталкивается с одними и теми же трудностями. В ходе исполнения заказов возрастают:

а) время их исполнения. Большинство программ закупок спутников отстает от плановых сроков, а некоторые из них — на годы (рис. 2). Например, отставание программы SBIRS High (рис. 2) составило 9 лет;

Справка:

SBIRS High (Space-Based Infrared System High) — ныне развертываемая система из четырех геостационарных спутников инфракрасной разведки GEO-1 GEO-4. Является одной из ключевых компонент системы противоракетной обороны (ПРО) США.

Рис. 2. Исходная оценка и реальное количество месяцев от начала программы закупки до запуска первого спутника по этой программе [17]

б) стоимость одного спутника и программ закупок в целом относительно начальных смет (см. рис. 3, 4);

в) технические риски.

При этом характеристики спутников в некоторых случаях снижаются  относительно первоначально согласованных и утвержденных.

На рис. 3. показано сколь значительно удорожание портфеля основных закупок для военного космоса США на 2010‒2015 бюджетные годы: текущая по состоянию на 2011 г. оценка совокупной стоимости программ закупки на 2010‒2015 гг. возросла относительно исходной на 13,9 млрд. долл. (на 286%).

Рис. 3. Исходная и текущая оценки стоимости основных закупок [3] для военного космоса США на 2010‒2015 бюджетные годы [17]

Рис. 4. Цена одного спутника: исходная и по состоянию на 2011 год [17]

На рис. 4 и 5 видно, что стоимости некоторых программ закупок и единиц спутников по состоянию на 2011 г. с момента официального начала программ возросли в несколько раз.

Кроме того, для успешности программ закупок новых спутников очень важен профессионализм:

  • сотрудников МО, работающих в системе закупок. Однако эти сотрудники не всегда являются экспертами необходимого уровня в техническом отношении и в отношении программирования закупок [4], что является следствием недостаточности системы их подготовки;
  • научно-технических специалистов, осуществляющих исследования, проектирование и производство ВВТ. Однако научно-индустриальная база военного космоса сталкивается с острой проблемой набора, подготовки, сохранения и развития высококвалифицированного персонала, что негативно влияет на исследования, разработку и производство спутников.

Рис. 5. Исходная и текущая (на начало 2011 г.) оценки стоимости некоторых основных программ закупок для военного космоса США [17]

Итак, основными проблемами в закупках для военного космоса США являются: увеличение времени исполнения заказов, увеличение стоимости единичных спутников и программ закупок в целом относительно начальных смет, увеличение технических рисков (исполнимости) заказов, снижение характеристик спутников относительно первоначально согласованных и утвержденных, недостаток профессионализма сотрудников МО, работающих в системе закупок, а также снижение опытности и профессионализма научно-технических специалистов, осуществляющих исследования, проектирование и производство ВВТ. Эти проблемы порождают негативные следствия.

2. Следствия проблем в закупках спутников

Проблемы в закупках спутников сказываются в следующих основных аспектах.

1. ВС получают ВВТ в результате их закупок (планирования тактико-технических характеристик и количества заказываемых ВВТ, сроков их поставки, заказа ВВТ подрядчикам, контроля изготовления, поставки в ВС). Поэтому проблемы с закупками прямо сказываются на оснащенности ВС вооружением и военной техникой, а значит — на их возможностях по предназначению.

2. В наше время ритм истории ускоряется: ситуация (в том числе характер угроз национальной безопасности и возможности по их отражению) изменяется быстро. А длительные циклы разработки и производства высокотехнологичных ВВТ не позволяют своевременно использовать отмеченные возможности и давать своевременный cфокусированный ответ на угрозы.

3. Чем больше отставание той или иной программы закупок от графика (см. рис. 2), тем больше риск снижения возможностей ВС в соответствующем направлении за пределы допустимого. Например, так произошло с доступностью СВЧ-связи ВС вследствие задержки запуска первого спутника MUOS.

4. Чем ниже характеристики заказываемых спутников относительно первоначально согласованных и утвержденных значений, тем в меньшем объеме и на худшем уровне выполняют эти спутники задачи по предназначению, тем больше спутников необходимо для выполнения одних и тех же задач (см. рис. 5).

5. Чем больше разрыв (см. рис. 3, 5) между исходной и текущей стоимостями программ закупки, тем ниже финансовая обеспеченность текущих программ закупок, тем меньше средств остается для инвестирования в новые программы: министерство обороны США вынуждено отменять заказы на закупки, заказывать меньше спутников, уменьшать требования к их характеристикам и пр. Это приводит к снижению возможностей ВС в таких областях, как предупреждение о ракетах, военной связи, мониторинге погоды и др.

6. Определяемая отмеченными выше проблемами неритмичность закупок спутников, финансовая недообеспеченность программ дестабилизируют научно-промышленную базу, «вымывают» высококвалифицированный персонал из военно-промышленного комплекса. Поэтому наблюдается острая проблема с набором, подготовкой, сохранением и развитием высококвалифицированного персонала (рассматриваемая, как национальная проблема), т.е. проблема недостатка опыта и профессионализма персонала, осуществляющего исследования, разработку и производство спутников.

7. Недостаточный профессионализм сотрудников МО, работающих в системе закупок, приводит к недостаткам в процессах заключения контрактов и к слабости надзора за исполнением заказов.

8. Закупки для ВС США составляют более 70% всех закупок, осуществляемых государством, т. е. на это тратятся огромные государственные ресурсы, а в силу отмеченных выше проблем — тратятся недостаточно эффективно.

Таким образом, проблемы в закупках военных спутников снижают:

  • возможности научно-промышленного комплекса по исполнению военных заказов;
  • возможности МО по инвестированию в новые космические программы;
  • уверенность в том, что МО способно осуществлять своевременные закупки высокоэффективных космических систем в рамках бюджета;
  • конкурентоспособность США на рынке военно-космических продуктов и услуг [13], что негативно влияет на экономику;
  • военно-космические возможности США, что подрывает их военно-политический потенциал, возможности «Большой стратегии»;
  • и в целом способствуют углублению экономического кризиса, сдерживают развитие их стратегических преимуществ в мире [13] и подрывают долговременную стратегию глобального доминирования.

3. Причины проблем в закупках спутников

В подписанной президентом Б. Обамой Стратегии национальной безопасности США [14, с. 34] указываются общие причины проблем в закупках США, и прежде всего в Министерстве обороны: расточительные расходы, дублирование программ, плохой надзор за исполнением контрактов.

Счётная палата США более детально, конкретно для военного космоса, представила следующие причины проблем с закупками [17].

1. Как правило:

  • МО запускало больше программ закупок спутников, чем позволяли его финансовые возможности;
  • в программах закупок зачастую возникали проблемы, решение которых требовало дополнительных ресурсов и (или) времени (см. рис. 2-5). Поэтому МО было вынуждено непрерывно перераспределять ресурсы (финансовые, людские и проч.) из одних программ («оголяя» их) в другие. Такие манипуляции имели дорогостоящие последствия;
  • МО создавало среди подрядчиков нездоровое соревнование за финансирование. Оно поощряло подрядчиков иногда к безответственному снижению цен на подряды, к обещаниям сверх своих возможностей (в части сроков исполнения заказов, тактико-технических характеристик ВВТ и проч.), к скрытию плохих новостей, появляющихся в процессах оценки возможностей выполнения подрядов и др., иногда к отказу от возможностей выявления и оценки потенциально более реальных (эффективных) альтернатив. Поэтому программы разработки и производства вооружений в определённой мере фокусировались на пропаганде за счет реализма и ответственного управления.

2. Новые виды ВВТ основываются на новых технологиях. Такие технологии должны в достаточной степени созреть, должна быть проверена их готовность к использованию в заказываемых ВВТ перед тем, как заказывать эти ВВТ. Однако МО иногда запускало программы закупок до того, как новые технологии для этих программ в достаточной степени созревали и были в необходимой степени проверены. Возникавшие в результате проблемы с этими технологиями в процессе выполнения программ приводили к тому, что требуемые возможности заказываемых ВВТ не достигались, по крайней мере — в пределах допустимых ресурсных и временных ограничений. Эта тенденция обусловлена в значительной степени тем, что программы доводки и проверки новых технологий финансируются хуже, чем программы закупок.

Когда заказ на поставку ВВТ включает в себя и изобретение новых технологий:

  • специалистам, рассчитывающим стоимость заказа, затруднительно оценить стоимость и время исполнения заказа, ибо изобретения трудно «обсчитать» — здесь присутствуют принципиально весьма неопределенные факторы. Проще говоря, невозможно с допустимой погрешностью оценить, сколько потребуется времени и ресурсов, чтобы спроектировать и построить спутниковую систему, когда критические (наиболее важные и сложные) технологии для нее не изобретены или находятся на ранней стадии разработки;
  • выполнение этих заказов испытывает технические проблемы, устранение которых требует больших объемов дополнительных средств и времени.

3. Недостаток ресурсов, выделяемых для проверки и доводки новых технологий, в сочетании с уменьшением количества подрядчиков, которые могут быть привлечены к разработкам, и их опыта, увеличили проблемы создания новых сложных космических систем (проблемы в исследованиях, проектировании, изготовлении этих систем).

4. Программы исторически пытались удовлетворить всем требования сразу, одним махом, независимо от сложности проекта и зрелости технологий. МО предпочитало заказывать меньше спутников, но более тяжелых, более крупных, более сложных, которые бы выполняли множество задач на самом высоком уровне. Стремление максимизировать возможности спутников также обусловливалось тем, что спутники дорого запускать. Это в некоторых случаях раздувало технологические проблемы за пределы возможностей их разрешения. В таких случаях рациональнее было бы заказывать менее сложные спутники — с постепенным повышением их характеристик в последующих заказах, по мере накопления опыта, знаний, технологической искушённости, то есть по мере повышения обеспеченности успеха (рис. 6).

Из масштабов проблем с закупками для военного космоса, их следствий и причин следует, что эти проблемы — стратегического, общегосударственного уровня. Поэтому их решением занимаются органы государственного управления самого высшего уровня — конгресс, президент с подчиненными ему органами, а также гражданское общество.

3. Восприятие проблем

Проблемы с закупками ВВТ для военного космоса развиваются в общем контексте цивилизационного вызова, переживаемого США [5], и тесно взаимосвязаны с этим кризисом. Как отмечено на «Круглом столе», состоявшемся 16.03.2011 г. в институте Маршалла [8], США сегодня имеют столь же высокие расходы федерального бюджета (в том числе и расходы на военный космос) в процентах от ВВП, как в годы Второй мировой войны, и самый низкий уровень доходов федерального бюджета в процентах от ВВП с 1950 г. Поэтому госбюджет ежегодно планируется и исполняется с большим дефицитом (в 2011 г. с дефицитом примерно 1,5 трлн. долл.), который в значительной степени покрывается за счет увеличения государственного долга (на весну 2012 г. он превосходит 15 трлн. долл.). Иными словами, страна довольно давно живет на слишком «широкую ногу», не по средствам. Можно было бы и дальше беззаботно «жировать», однако долг быстро растет (в 2011 г. — примерно на 10%), а соответственно возрастающие текущие платежи по нему ежегодно отбирают все большую часть госбюджета, увеличивают его дефицит. Соответственно, для покрытия дефицита нужно больше брать в долг. Таким образом, замыкается цикл непрерывного ухудшения макроэкономической ситуации. Кроме того, рост дефицита госбюджета чреват ухудшением кредитного рейтинга страны, что автоматически увеличит стоимость заимствований, необходимых для покрытия дефицита госбюджета, а это в свою очередь ляжет новой нагрузкой на бюджет. Отмеченный макроэкономический кризис усугубляется глобальным структурным кризисом мировой экономики известным от К. Маркса кризисом перепроизводства. То, что производится в мире, уже в значительной мере не интересует покупателя или «не по карману» ему.

Понимание ситуации в руководстве США есть, однако особого алармизма типа «Караул, спасите!» по этому поводу нет. Кризис публично в полном объеме признается, и:

  • относятся к нему, как к большому цивилизационному (историческому) вызову, которые периодически случаются в истории каждого государства [7], и на которые США ранее успешно отвечали. Есть понимание, что вызов без адекватного ответа может быть разрушительным и даже фатальным, а успешный ответ на вызов даст стране новый потенциал развития. Как отметил президент Б. Обама во введении к «Стратегии национальной безопасности» [14]: «Неоднократно в нашей истории американцы поднимались, чтобы встретить и сформировать моменты перехода. Сегодняшний момент должен быть одним из таких». В Послании совместному заседанию Конгресса [14, с. 28] он отмечает, что: «Ответы на наши проблемы не лежат за пределами нашей досягаемости»;
  • трактуется он как проблема национальной безопасности, которая соответственно должна решаться с применением всех специфических средств и методов, свойственных этой сфере. [6] Трактовка текущего кризиса как проблемы национальной безопасности, методологически важна, поскольку неограниченно расширяет набор средств и методов для его преодоления. А для легитимации такого расширения оказались необходимыми:

«Война с терроризмом», а потому и сам терроризм, активизация борьбы с распространением оружия массового поражения (линия «ястребов»-неоконсерваторов, которую проводили США с президентом Дж. Бушем);

  • всплеск «озабоченности» демократией и опять же распространением оружия массового поражения, а также и терроризмом — но с меньшим фанатизмом (линия умеренных, чью линию выражает Зб. Бжезинский и которую ныне проводят США).

Макроэкономический кризис — кризис непозволительных расходов госбюджета. Три самых больших статьи расходов бюджета США — социальное обеспечение, национальная безопасность и бесплатная медицинская помощь пожилым людям (medicare). Летом 2011 г. конгресс и президент США приняли решение о сокращении бюджетного дефицита.

В соответствии с этим решением механически (например, пропорционально) сокращать финансирование государственных программ, а в 1-ю очередь отмеченных статей?

Рис. 7. Дефицит федерального бюджета США в млрд. долл. [10]

Однако:

  • сокращения социальных программ наиболее непопулярны, а потому очень болезненны для правящей партии. Поэтому большой акцент на эту статью в вопросе сокращений весьма маловероятен;
  • финансирование военных закупок из бюджета — тот «бензин», на котором в значительной мере функционируют национальная экономика и наука. Поэтому их механическое сокращение нанесет удар не только по научно-производственной базе военно-промышленного комплекса, но и по экономике в целом.

Каков выход? Его дает современное управление, один из краеугольных принципов которого: «всякая проблема — не беда, а возможность; большая проблема — большая возможность». Если есть проблемы — есть возможность улучшить ситуацию, есть возможность развития за счет их решения: иначе говоря, проблемы — это потенциал улучшения, развития. Например, тонет корабль — кризисная ситуация, беда. Если есть беда, но нет проблем — остается полагаться на Высшие силы, и корабль наверняка утонет. А если выявить проблему (это, скорее всего, пробоина или течь) — ситуацию вполне можно исправить, заделав пробоину (течь) и включив водоотливные насосы.

Ситуация с экономикой США в свете приведённого принципа выглядит так. США «тонут» (см. рис. 7), чтобы не оказаться «на дне», им необходимо найти:

  • обусловливающие движение вниз проблемы;
  • новые возможности для развития.

Очевидно, эти проблемы и возможности должны быть очень большими, чтобы их решение дало государству необходимую «положительную плавучесть» для исправления ситуации.

При частном взгляде (в рамках рассматриваемой темы) на общую ситуацию:

  • одной из таких проблем является, как отметил президент Б. Обама в Стратегии национальной безопасности США (см. выше), неэффективность и неэкономичность процессов закупок и контрактации (расточительность, дублирование программ, плохой надзор за исполнением контрактов и проч.);
  • главной такой возможностью является мощный стимул к изменениям, порожденный цивилизационным вызовом;
  • среди важных возможностей в рассматриваемой области необходимо отметить стимулирование предпринимательства в научно-промышленном секторе военного (и не только военного) космоса и предоставление ему новых возможностей [15], а за счет этого — повышение инновационности и экономичности систем и процессов.

Выводы

Таким образом, система закупок для военного космоса (как, впрочем, и весь государственный организм США) выполняет свою функцию недостаточно эффективно (см. рис. 7). А, как известно из теории систем, система и функция взаимно обусловливают друг друга: какова система, такова и функция. Поэтому существенно поправить функцию, не исправляя систему, и в первую очередь — систему управления, никак не получится. Это универсальный закон эволюции: существенное развитие функции достигается изменением системы, ее структуры. Итак, отмеченные проблема и возможность требуют соответствующей настройки, корректировки системы управления.

Именно так США рассматривают сложность своей ситуации: они стремятся не только выйти из этой ситуации, но и извлечь из нее максимальную пользу. Поэтому активная ревизия функций, выполняющих эти функции систем, а также процессов, реализуемых этими системами, идет не только в военном космосе, и даже не только в министерстве обороны, а во всем государственном организме США, по всему спектру направлений его деятельности. «Напор» в этом направлении силен, поскольку на карту поставлены благополучие как Америки, так и правящей республиканской администрации и республиканской партии.

Общая направленность ревизии:

  • рационализация функций, систем и процессов, а за счет этого — повышение их эффективности, экономия средств госбюджета;
  • создание новых стимулов и возможностей для частного предпринимательства, для повышения инновационности экономики, а за счет этого преодоление структурного и макроэкономического кризисов.

Это отражает общую логику капитализма: именно в фазе кризиса закладывается потенциал будущего подъема. В связи с этим для США сегодня актуален принцип: не «упустить» кризис, использовать по максимуму все предоставляемые им возможности.




[1] «Большая стратегия» — целенаправленное скоординированное использование государством всех доступных ему инструментов мощи (интеллектуальной, экономической (в том числе финансовой), дипломатической, разведывательной, военной, подрывной (например, мятежевойна и «цветные» революции), научно-технологической, культурной, морально-этической, информационно-психологической, концептуальной и проч.) для достижения стратегических целей во внешнем мире (экономических, политических, оборонных и пр.), которые обычно достигались военной силой. Военная сила — лишь один из инструментов Большой стратегии, и зачастую не самый главный [11], [12].

[2] Счетная палата — важнейший элемент законодательной ветви власти США (обратная связь второго порядка (рефлексивная) в контуре государственного управления). Законодательная ветвь власти создает институциональную основу государства, определяет структуру, полномочия органов исполнительной власти, совершенствует законодательную систему. Соответственно, ей необходима объективная обратная связь от результатов своей деятельности — для оценки, обучения на результатах своей деятельности, для совершенствования своей деятельности, для ответственности.

Счетную палату США характеризуют как «аналитический орган конгресса», а также как «сторож конгресса». Она помогает Конгрессу в выполнении его конституционных обязанностей по контролю и повышению эффективности расходования государственных средств и работы федерального правительства. Палата способствует повышению подотчетности федерального правительства (исполнительной ветви власти) конгрессу (законодательной ветви власти) во благо США.

Если Счетная палата не была бы элементом законодательной ветви власти или была бы «прикормленной» исполнительной властью, обратная связь в контуре управления законодательной власти была бы разорвана. А управление с разорванной обратной связью безответственно и неэффективно в принципе — со всеми вытекающими последствиями (воровство («распил» бюджета), кратно более высокая стоимость программ и работ над существующими в мировой практике при гораздо более низком качестве, неэффективная работа и безответственность исполнительной власти и проч.). Поэтому в каждом эффективном государстве законодательная власть имеет свою Счётную палату с тем или иным названием.

[3] Эти основные закупки включают: спутники системы засекреченной СВЧ связи AEHF (Advanced Extremely High Frequency), спутники глобальной широковещательной системы Global Broadcast System, спутники системы глобального позиционирования 2-го и 3-го поколения GPS II и GPS III, геостационарные спутники системы узкополосной СВЧ связи для подвижных объектов ВМФ Mobile User Objective System (MUOS), геостационарные спутники инфракрасной разведки ПРО SBIRS High (Space Based Infrared System High), спутники широкополосной глобальной связи WGS (Wideband Global SATCOM).

[4] Имеется в виду подпроцесс программирования из принятого в МО США процесса закупок PPBE — Planning, Programming, Budgeting and Execution (Планирование, Программирование, Бюджетирование, Исполнение заказа).

[5] Определяемый прежде всего макроэкономическим кризисом (дефицит бюджета) и лежащими в его основе системными причинами.

[6] В том числе военных. Это важно, поскольку доминирование США особенно значительно именно в военной сфере, а ответ на исторический вызов в современном глобализованном мире США в большой степени видят именно во внешнем мире.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Золотарёв П.С. Глобальные процессы и информатизация военного дела // Россия и Америка в XXI веке. ‒ 2009. ‒ №3. – С. 7.
2. Конопатов С.Н. Военно-политическая ситуация в современном мире: истоки, состояние, перспективы / Монография. – М.: КомКнига, 2005. ‒ 240 с. ‒ http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=Ru&blang=ru&page=Book&id=28397&list=15.
3. Конопатов С.Н. Парадигмы систем управления в свете «основного начала» Н. Макиавелли // Менеджмент в России и за рубежом. ‒ 2011. ‒ № 3. ‒ С.132-143.
4. Кременюк В.А. Внешняя политика президента Б. Обамы: поиски выхода из кризиса // США и Канада: экономика, политика, культура. ‒ 2011. ‒ № 6. ‒ С. 3-20.
5. Рогов С.М. США и эволюция международной финансовой системы // Экономист. ‒ 2009. ‒ № 3.
6. Роговский Е.А. Инновационные аспекты космической политики США // Россия и Америка в XXI веке. ‒ 2008. – № 3. ‒ http://www.rusus.ru/?act=read&id=98.
7. Тойнби А.Дж. Постижение истории: В 5 т. / Пер. с англ. Е.Д. Жаркова. М.: Рольф, 2001.
8. Air Force Space Policy and Programs. ‒ http://www.marshall.org/article.php?id=934.
9. Department of Defense Instruction 5000.02 «Operation of the Defense Acquisition System». December 2, 2008. ‒ //http://www.acq.osd.mil/dpap/pdi/uid/attachments/DoDI5000-02-20081202.pdf.
10. Fiscal year 2012 budget request. ‒ http://www.defense.gov/DODCMSShare/briefingslide/352/110214-D-6570C-001.pdf.
11. Gray Colin. War, Peace and International Relations — An Introduction to Strategic History. Abingdon and New York: Routledge, 2007.
12. Liddell Hart B.H. Strategy: the indirect approach. London: Faber & Faber, 1967. 2-nd rev. ed.
13. National security space strategy. Unclassified summary. Washington, 2011. ‒ 14 p. ‒ http://www.defense.gov/home/features/2011/0111_nsss/docs/NationalSecuritySpaceStrategyUnclassifiedSummary_Jan2011.pdf.
14. National Security Strategy. Washington, the White House, 2010. ‒ 52 p. ‒ http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf.
15. National Space Policy of the United States of America. Washington, the White House, 2010. ‒ 14 p. ‒ http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/national_space_policy_6-28-10.pdf.
16. Stockholm international peace research institute (SIPRI). ‒ http://www.sipri.org/research/armaments/milex/resultoutput.
17. United States Government Accountability Office. Testimony Before the Subcommittee on Strategic Forces, Committee on Armed Services, U.S. Senate. Space acquisitions DOD Delivering New Generations of Satellites, but Space System Acquisition Challenges Remain. Statement of Cristina T. Chaplain, Director Acquisition and Sourcing Management. GAO-11-590T. May 11, 2011. ‒ http://www.gao.gov/new.items/d11590t.pdf.
18. White House forum on modernizing government. Washington: White House, 2010. ‒ http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/assets/modernizing_government/ModernizingGovernmentOverview.pdf.