Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»21 / 2014

Анализ теоретических подходов к формированию институтов как элемента инновационной среды региона

Чистякова Наталья Олеговна, кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента, Томский политехнический университет, Россия

Analysis of theoretical approaches to formation of institutions as part of the innovative environment of the region - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 32

Аннотация:
В статье представлен анализ различных подходов к пониманию категории «институт». Исследованы различные типы классификации институтов. Предложена авторская схема формирования институционального каркаса инновационной среды. Выделены ключевые факторы, влияющие на развитие институциональных составляющих, и разработаны индикаторы, оценивающие эффективность развития инновационной среды.
Цитировать публикацию:
Чистякова Н.О. Анализ теоретических подходов к формированию институтов как элемента инновационной среды региона // Российское предпринимательство. – 2014. – Том 15. – № 21. – С. 29-46.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ (проект №13-32-01213 «Методика оценки инновационной среды региона в современных условиях»).

Проблемы развития экономических систем в современных условиях неопределенности обусловливают необходимость изучения институтов как ключевых элементов системы, играющих важную роль.

Термин «институт»

Так, в работе А.Е. Шаститко, отмечается, что процесс перехода к рыночной экономике стран постсоветсткого пространства был связан со снижением реальных доходов населения, что можно объяснить сужением границ обменов. «Границы обмена, которые, так или иначе, проявляются с разделением труда в любом обществе, определяются существующими институтами, а не технологиями» [1].

В.Л. Тамбовцев в исследовании [2] отмечает, что «в 1995 г. появились первые работы, которые эмпирически доказывают влияние функционирования экономик на результаты присущих им институтов [3], в большом количестве исследований были исследованы связи между характеристиками институциональных структур и уровнем ресурсной обеспеченности стран, результатами их экономической деятельности» [4].

В.В. Вольчик в своей работе [5] приходит к выводу, что «понимание информационной природы институтов дает возможность приступить к анализу институциональных изменений, которые определяются коллективными и индивидуальными действиями организаций и индивидов».

Таким образом, при изучении основных процессов, связанных с развитием социально-экономической и инновационной систем в современных экономических условиях, проблемы исследования институциональной составляющей видятся первостепенными.

На сегодняшний день институциональная экономическая теория включает в себя множество подходов по определению термина «институт», а также по изучению степени их влияния и взаимодействия. В данном случае представляется целесообразным остановиться на институтах, непосредственно влияющих на течение инновационных процессов в экономической системе региона.

Развитие категориального аппарата институциональной экономической теории происходило на протяжении последних десятилетий, поэтому подробное рассмотрении эволюции категории «институт» требует отдельного исследования. Значимым представляется кратко проанализировать основные этапы, связанные непосредственно с целями и задачами данной работы.

Впервые термин «институт» появился в работах Т. Гоббса в XVII в., который понимал под ним «социальный контракт между людьми, которые жили без государства в обществе и наносили ущерб друг другу в погоне за выгодой» [1]. Данную категорию также рассматривали представители классической и неоклассической экономической теории А. Смит, Д. Юм [2]  и Г. Спенсер [3], понимая под «институтом» определенный механизм регулирования социальных отношений. Э. Дюркгейм [4] считал, что «институты - это любой вид мыслей, действий и чувств, ограничивающие индивидов».

Исследование категории «институт»

В работе [5] проводится детальное исследование категории «институт», в рамках которого можно выделить следующие стадии его эволюции.

1) Исследования «старой» и «новой» немецкой (Г. Шмоллер, В. Рошер, Г. Пухт, К. Савиньи, А. Вагнер) и английской (У. Кеннингем, В. Эшли) исторической школы, в рамках которой трактовка «института» была следующей: а) анализ институтов как составных частей взаимосвязанных и сложных «подсистем» общества; б) рассматривается сознательное «поведение» институтов, нацеленное на формирование общественного прогресса; в) рассматривается историко-генетический, эволюционный путь в качестве основного пути возникновения и развития институтов; г) отвергается предпосылка об объяснении человеческого поведения как «эгоистическом устремлении».

В частности, Г. Шмоллер [6] рассматривал институты как стационарные обычные формы хозяйствования (таких, как государство, предприятие или рынок). В данном случае они воспринимаются как организации. Кроме того, Шмоллер опровергает принцип рационального поведения (базовый принцип классической политэкономии), полагая, что люди часто прибегают к «демонстративному потреблению». В этом случае он отождествляет институты с правилами. Тогда как представитель той же школы А. Вагнер  [7] рассматривает институты как хозяйственные явления, в основе которых лежит деятельность, нацеленная на применение и добывание благ, чтобы удовлетворить человеческие потребности.

Работы представителей школы «старого» институционализма (Т. Веблен, У. Гамильтон, К. Эйрс, Дж. Коммонс). Они одними из первых дали развернутые определения экономических институтов. Т. Веблен [8] рассматривал «институт» как «регулирующие общественные отношения, которые устанавливают социальные соглашения и правила, к которым относится язык, деньги, системы мер и весов, право общения, равно как и фирмы (и иные виды организаций)». Дж. Коммонс [9] предлагает понимать под «институтом» коллективную деятельность, которая контролирует индивидуальную деятельность. «Диапазон коллективной деятельности достаточно большой - от неорганизованных обычаев до множества организованных предприятий, таких как государство, корпорация, холдинг, торговая ассоциация, профсоюз, семья». Именно Коммонс предложил рассматривать институт как механизм регулирования перераспределения (отчуждения и присвоения) права собственности. Кроме того, Коммонс ввел понятие «институция», понимая под ним сформированный институт. Таким образом, обобщая исследования «старой» школы институционализма, можно обратиться к научному труду М. Резерфорда  [10].

Он сформулировал основные принципы институционализма следующим образом:

- центральная роль институтов в определении экономического поведения (через формальные и неформальные сдерживающие и стимулирующие факторы, а также влияние  на действия и образ мыслей);

- постепенно институты могут развиваться, в том числе могут быть изменены посредством политического влияния;

- целью деятельности существующих институтов не всегда является достижение социального блага;

- устарели рыночные действующие формы контроля бизнеса, на первый план выходит социальный контроль, который необходим в новых экономических и технологических условиях.

2) Исследования теоретиков школы нового институционализма (неоинституционализма) Р. Коуза, О. Уильямсона, Д. Норта. Один из родоначальников нового институционализма Д. Норт [11] рассматривал категорию «институт» как:

- формирование рамок, которые могут влиять на социальную, экономическую или политическую деятельность индивидов;

- «правило, механизмы, обеспечивающие их выполнение и нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми»;

- определенные правила игры и в то же время инфорсмент к его выполнению.

В то время как О. Уильямсон [12] предполагает понимать под институтом «структуру, нацеленную на снижение и оптимизацию транзакционных издержек».

Отдельные исследователи рассматривали «институты» как механизмы, приводящие к равновесию. Например, А. Шоттер [13] рассматривал институты как систему, приходящую к равновесию в результате постоянно повторяющейся игры. Институты есть характеристики равновесного состояния игры, а не свойства самой игры. Важными являются не сами правила, а необходимость их выполнения». Хотя он также признавал роль институтов в качестве систем ограничения и принуждения. «Институты – это принятые формальные (нормативно-правовые акты) и неформальные (правила поведения в обществе) ограничения, а также факторы инфорсмента, влияющие на их взаимодействие». Причем Шоттер предлагал рассматривать природу института не как фактор экзогенного вмешательства, а как эндогенные внутренние механизмы, спонтанно возникающие при взаимодействии участников.

Параллельно с этим Д. Найт [14] утверждал, что «социальные институты есть не только результат усилий, нацеленных на ограничение индивидов в коллективных целях, сколько результат отдельного участника с целью влияния на действия других, при активном взаимодействии».

Таким образом, представители школы неоинституционализма расширили границы категории «институт», предложив рассматривать данное понятие в контексте формализованных и неформализованных правил, норм, обычаев, традиций, а также механизмов, принуждающих их соблюдение, задающихся как извне, так и возникающих внутри в результате взаимодействия субъектов.

3) Работы современных российских авторов по изучению категории «институт». На сегодняшний день современные отечественные исследователи дают свои понятия «института», продолжая традиции неоинституционалистов, дополняя его новыми функциями, расширяя классификацию и предлагая разные срезы его анализа.

Так, В.В. Липов в работе [15] предлагает трактовать термин «институциональная форма» как обусловленные некими технологическими и социально-экономическими возможностями функционирования общества паттерны, правила, способы, нормы поведения, регулирующие, влияющие на организацию социального устройства общества. Это отдельные формальные и неформальные методы закрепления норм, регулирующие поведенческие стереотипы индивидуумов. К формальным относятся нормативно-правовые акты, в том числе регламентирующие право собственности. В качестве неформальных представлены обряды, обычаи, традиции.

Т.Н. Леонова в исследовании [16] развивает идеи Д. Норта, также рассматривая институты как некий набор формальных и неформальных правил и процедур, а также методов принуждения к их выполнению. Полный набор этих правил представляет собой побудительную функцию общества и экономики. Автор доказывает, институциональное развитие экономики обусловлено взаимодействием между организациями и институтами, где первые являются «игроками», а вторые устанавливают правила игры.

О.В. Иншаков [17] предлагает ввести дополнительное понятие «институция», отделив от понятия «институт».

С.Г. Кирдина [18] рассматривает институт как устойчивые, глубинные исторически и регулярно воспроизводящиеся отношения в социуме, обеспечивающие общность и целостность обществ разных видов.

Категория «институт» через призму инновационных процессов

Исследуя категории «институт» через призму инновационных процессов, протекающих в социально-экономической системе, Е.П. Маскайкин [19] дает понятие института как субъекта инновационной деятельности, правил и норм его функционирования, а также механизмов, обеспечивающих соблюдение этих правил и норм в условиях инновационного развития.

К.С. Саблин в работе [20] расширяет терминологию и предлагает использовать термин «институт развития», который является элементом институциональной среды экономики, трансформирующий и позволяющий получить ренту инновационным предпринимателям, которая «невозможна в иной институциональной структуре».

С другой стороны, они являют собой элементы инфраструктуры, поддерживающей генерирование нового бизнеса (например, бизнес-инкубаторы, технопарки). Иначе говоря, институты развития являют собой элементы, способствующие снижению транзакционных издержек, которые возникают на всех стадиях коммерциализации. В этом смысле трактовка институтов развития совпадает с определением института О. Уильямсона.

Институты развития, таким образом, предстают одновременно элементом и институциональной среды, и институциональной инфраструктуры.

Таким образом, проанализировав работы российских и зарубежных авторов, в данном исследовании под «институтом» предлагается понимать элемент инновационной среды, включающий в себя набор формализованных и неформализованных правил и норм, возникающих как механизм социального взаимодействия, а также ограничений по его регулированию, меняющихся в процессе эволюции и формирующий необходимые условия для развития экономики.

Для более детального исследования влияния институтов на развитие инновационной среды необходимо, прежде всего, сформулировать перечень конкретных институциональных составляющих. Это позволит разработать набор индикаторов, оценивающих адекватность и модальность развития того или иного института и предложить компекс мер по развитию недостающих институциональных характеристик.

Классификация институтов

Анализ отечественной и зарубежной литературы позволил выявить некоторое количество классификаций институтов.

Так, В.Д. Матвеенко в работе [26] выделяет следующие типы институтов, свойственных РФ в переходный период:

- правовые институты и права собственности, например, судебная практика; законодательство о земле, патентное право;

- политические институты, например, формы демократии, политические свободы;

- финансовые институты, например, формы венчурного капитала, организация банковской и кредитной системы;

- неформальные и формальные институты труда, например, законы о труде, возможности неформальной и вторичной занятости, коллективистские договоры;

- институты теневой экономики.

Кроме того, он отмечает, что «взаимозависимость экономики и институтов представляется в форме треугольника, частями которого являются:

1) институты политики;

2) институты экономики;

3) результаты экономической деятельности».

Данный набор институтов представляется, на наш взгляд, недостаточно полным и не позволяет максимально полно исследовать инновационную среду региона, т.к. здесь отсутствуют такие значимые институциональные составляющие, как институт «доверия» (власти, государству и др.), институт неформальных отношений и др.

Если говорить непосредственно о развитии институтов, связанных с инновационной деятельностью, авторы И.Д. Колмакова, Т.А. Шиндина в работе [27] отмечают необходимость «формирования института процессов развития предпринимательской активности, выраженные в создании эффективной законодательной базы; развития института ЧГП, нацеленного на регулирование общенациональных обычаев».

Данный подход, безусловно, правомерен с точки зрения улучшения инновационной активности, однако при отсутствии изменений в функционировании базовых институтов экономики (политических, правовых, неформальных и др.) развитие данных составляющих не даст ожидаемых результатов.

Любопытной представляет классификация институциональных элементов, предложенная в исследовании [28] О.В. Валиевой. Изучение институтов осуществляется в контексте развития инновационной деятельности. Валиева предлагает рассматривать следующие группы институтов.

Макроуровень (уровни, определяющие «правила игры»):

- режим прав собственности;

- институциональное доверие;

- социокультурные нормы;

- enforcement (система принуждения к исполнению контрактов);

- контрактное право;

- законодательные и нормативные акты.

Микроуровень («институциональные структуры производства»):

- параметры рыночных трансакций (частота совершения сделок, специфичность активов, условия неопределенности, издержки ex ante/ex post);

- межличностное доверие;

- альтернативные организационные структуры, обеспечивающие эффективный обмен;

- интегрированные структуры и соглашения, исследование рынков (долгосрочные контракты, сети, франчайзинг).

Данная классификация представляет собой описание институциональной среды, необходимой для эффективного стимулирования инновационной деятельности.

Наиболее полный набор институтов, необходимый для развития экономических систем, представлен в работе В.М. Полтеровича «Трансплантация экономических институтов»  [29]. Этот набор охватывает все сферы функционирования экономической системы и является, на наш взгляд, достаточным для описания влияния институциональной составляющей на развитие инновационной среды.

Однако необходимо добавить, что институциональный каркас инновационной среды не может быть представлен лишь набором необходимых институтов, т.к. не будет отражать специфики российских реалий. Данное предположение позволило разработать структурно-функциональную схему институционального каркаса инновационной среды (см. рис.).

                   

Структурно-функциональная схема институционального каркаса инновационной среды

В данной схеме в качестве основного институционального каркаса представлен набор конкретных институтов, которые, на наш взгляд, формируют уровень развития или отсутствия инновационной среды региона и оказывают влияние на деятельность акторов инновационной системы. Предложенный набор институтов разделен на две группы: институты, которые непосредственно влияют на качество, количество и уровень осуществления трансакций, и институты, влияние которых опосредованно, но не менее важно, а иногда выходит на первый план (например, уровень коррупции, устоявшиеся неформальные правила ведения бизнеса, доверие судебной системе и др.). Более детальное описание институтов будет дано в следующем параграфе.

На наш взгляд, анализ институтов как элемента инновационной среды необходимо осуществлять с учетом следующих факторов:

- субъект-объектные отношения в рамках среды, т.к. среда не может существовать независимо от субъекта, а субъект независимо от среды [14];

- отношения «среда-система», когда среда при наличии определенных условий представляет собой систему [15];

- сетевые отношения акторов инновационной системы, которые являются базовым условием, обеспечивающим возможность коллективного обучения, совместного взаимодействия, и, наконец, получения синергетического эффекта [22, 25, 26, 28].

Исходя из этого, целесообразным видится рассмотрение институтов как части среды в рамках конкретной инновационной системы, где основными участниками являются ее акторы и взаимосвязи между ними, а именно: элементы, реализующие функцию генерации знаний (НИИ, ВУЗы, отраслевая наука и др.); элементы, реализующие функцию подготовки кадров (ВУЗы и др.); инфраструктурные учреждения, выполняющие посреднические задачи; органы власти, выступающие в роли регулятора; и, наконец, ключевое звено – предприятия малого, среднего и крупного бизнеса.


Рис. Структурно-функциональная схема институционального каркаса инновационной среды региона



В качестве результатов, характеризующих эффективность развития необходимых институтов, предложен набор конкретных индикаторов, позволяющих оценить уровень развития инновационной среды. Перечень данных индикаторов представляет собой выборку из отдельных показателей инновационного развития Росстата, европейского табло (euroscoreboard) и др. Кроме того, немаловажным фактором являются возможные способы формализации институтов, как то: их закрепление в качестве законодательного акта,либо устоявшегося стереотипа поведения или правил игры в обществе.

                         

Ключевые факторы, влияющие на развитие институтов

Отдельно хотелось бы выделить ключевые факторы, влияющие на развитие институтов.

Исследование влияния зависимости от предыдущего пути развития на систему существующих в обществе институтов представлены в работах В.М. Полтеровича [29], Г.Б. Клейнера [32], В.Л. Тамбовцева [2], М.В. Подшиваловой [31], О.С. Сухарева [30], С.Н. Сахаровского и др.

Так, О.С. Сухарев в работе [30] отмечает, что, учитывая взаимодействия институтов между собой, отрицать зависимость институциональной матрицы от прошлого не представляется возможным.

Кроме того, зависимость от прошлого имеется всегда, по мнению данного исследователя, поскольку появление новых знаний возникает в результате предыдущих накопленных знаний. Даже научный концептуальный прорыв осуществляется с использованием критики предыдущих исследований, а значит, и тщательного осмысления предыдущей парадигмы знаний.

В своей работе он рассматривает проблему институционального планирования и определения траекторий институционального развития. Автор выделяет режимы институционального развития, которые позволяют определять вектор развития, оценивает возможность изменения транзакционных издержек для каждого режима и осуществляет анализ влияния открытых в рамках новой институциональной экономики эффектов и принципов на характер институциональных изменений, определяет характеристику по вводимым параметрам, рассматривает идею о дисфункциональности институтов. Кроме того, любопытной представляется идея о выборе одной из трех типов траекторий развития институтов и определении уровня транзакционных издержек: зависимость от прошлого, (условная) независимость от прошлого и частичная зависимость от прошлого и о влиянии этого выбора на дальнейшее развитие институциональной среды.

В.М. Полтерович в своей работе [29] о трансплантации институтов также подчеркивает тот факт, что одним из возможных механизмов ускорения экономического роста является заимствование (трансплантация) успешных институтов из экономически развитых систем. В данном исследовании подробно анализируются возможные механизмы трансплантации; причины приживания или неприживания институтов; трудности, возникающие в процессе трансплантации. Анализ осуществляется на примере стран, входящих в пояс социалистических государств советского пространства.

Одной из основных трудностей трансплантации автор выделяет как раз приверженность общества старым нормам и стереотипам поведения. «Анализируя трудности трансплантации, авторы в качестве одной из причин неудач указывают несовместимость преобразований с господствующими в стране-реципиенте неформальными нормами. В ряде работ подчеркивается, что неудачи рыночных реформ коренятся в социокультурных характеристиках российского общества, унаследованных от советского периода», –отмечает в своей работе Полтерович. В данном случае концепция зависимости от прошлого транспонируется в объяснение сложностей при заимствовании новых институтов и отвержение их в силу устоявшихся стереотипов поведения и невозможности точно предсказать эффективность внедрения новых институтов.

Другой взгляд на концепцию зависимости от предшествующего пути развития представлен в работе [31]. Автор предпринимает попытку анализа влияния уровня развития институциональной среды в исторической ретроспективе на функционирование малого бизнеса и предпринимательства в современных условиях. Прежде всего, автор выделяет историчность и генетичность в качестве одних из ключевых характеристик институциональной среды, что является фактом приверженности гипотезы влияния прошлого пути развития (path dependence).

В своем исследовании М.В. Подшивалова утверждает, что «историчность – это когда институциональная среда имеет свою историю, которая определяет развитие среды в будущем, институциональная система, как и ее отдельные элементы, постоянно изменяется; генетичность – свойство институциональной среды, тесно связанное с ее историчностью». Генетический тип среды определяется типом доминирующей институциональной матрицы, на которой основана и существует институциональная среда.

Таким образом, можно говорить о «генетической» предрасположенности в развитии институциональной среды, «гены» являются своеобразными естественными барьерами для изменений в траектории ее развития». Интересными с точки зрения инновационной среды как инструмента повышения эффективности трансакций представляются выводы в данном исследовании [31], связанные с историческим развитием институциональной среды. Основные выводы данного исследования позволяют отметить, что на текущий момент основные инновационные процессы в РФ определенным образом обусловлены историческими парадигмами развития основных институтов и институциональных структур.

Еще одно исследование, посвященное исторической преемственности основных инновационных процессов, представлено в работе Тамбовцева, Валитовой [2]. В данной работе проводится исследование влияния основных институциональных характеристик, степени обеспеченности страны природными ресурсами на результаты их экономической деятельности. Учитывая, что институциональные структуры взаимоувязаны с политическим устройством разных стран, в работе приводится анализ типов политических режимов и влияние на них институциональной и ресурсной составляющих. Выводы исследования представляются весьма интересными с научной точки зрения. Авторы последовательно доказывают, что институты, присущие экономикам разных государств, являются зависимыми от объема природных ресурсов в стране (что также можно рассматривать как зависимости от предшествующего пути развития). Данная зависимость рассматривается, в первую очередь, через размывание прав собственности в пользу интересов группы околовластных субъектов, повышение административных барьеров для развития предпринимательства (рентоориентированные группы чиновников) и др.


Выводы

Систематизируя различные подходы к влиянию на развитие институтов зависимости страны (экономики страны) от предшествующего пути, можно выделить следующие ключевые параметры этой зависимости, которые необходимо учесть в дальнейшем исследовании:

1) вариативность выбора траектории институционального развития в зависимости от степени использования старых институтов и внедрения новых;

2) в зависимости от выбора траектории институционального развития степень и издержки «трансплантируемости» новых институтов, их способности к приживаемости, учитывая уровень сопротивления изменениям (адаптация общества к новым правилам игры, отстаивание привычных стереотипов поведения и др.);

3) генетичность институциональной среды (устойчивость институциональной матрицы), превалирование институтов защиты государственности над защитой институтов прав собственности, неразвитость сектора трансакционной экономики, институциональные ловушки (qwerty-эффект, или дисфункция институтов);

4) уровень «ресурсного проклятья», т.е. зависимость развития институтов от объема природных ресурсов и их доли в структуре экспорта и экономики страны.

Предложенный набор факторов требует детальной проработки и описания и необходим при анализе и разработке индикаторов оценки уровня развития институтов как элементов инновационной среды региона, что предполагается осуществить в следующих работах.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Шаститко А.Е. Условия и результаты формирования институтов // Вопросы экономики. - № 3. – 1997. – С. 67-81.
2. Тамбовцев В.Л., Валитова Л.А. Ресурсная обеспеченность страны и политико-экономические последствия // Экономическая политика. – № 3. – 2007. – С. 18-31.
3. Knack S., Keefer P. Institutions and economic performance: cross-country tests using an alternative institutional measures // Economics and Politics. 1995. Vol. 7. No 3.
4. Томпсон У. Морозная Венесуэла? «Проклятие природных ресурсов» и политика России // Экономическая политика. – 2007. – № 3. – С. 5-7.
5. Вольчик В.В. Проблема отбора: рынки и институты в экономической теории // TERRA ECONOMICUS. - 2005. – Т. 3. – № 4. – С. 47-54.
6. Hobbs T. Leviathan. Harmondsworth: Penguin Books, 1968 (в рус. пер. см., например, Гоббс Т. Избр. произведения: В 2 т. - Т. 2. - М.: Мысль, 1964. - С. 85-89.
7. Юм Д. Трактат о человеческой природе. Исследование о принципах морали. Соч.: в 2 т. - Т. 2. - М.: Канон, 1995.
8. Спенсер Г. О причинах моего несогласия с Огюстом Контом // Огюст Конт и позитивизм. - М., 1897. - С. 234–235.
9. Дюргейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. - М.: Канон, 1995.
10. Плетнев Д.А. Природа и эволюция взглядов на институт как категорию экономической науки // Вестник Челябинского государственного университета. Экономика. Вып. 38. - 2012. – № 10 (264). - С. 5–13.
11. Schmoller G. Grundiss der Allegemeinen Volkswirtschaftslehre: 2 Bd. Bd 1. Berlin: Duncker & Humblot, 1923.
12. Wagner, Adolph (1939). "Speech on the Social Question" (abridged), in Donald O. Wagner, ed. Social Reformers. Adam Smith to John Dewey. New York: Macmillan, pp. 489–506.
13. Veblen Т. Why is Economics not an Evolutionary Science // Quarterly Journal of Economics. 1898. July.
14. Commons J. Institutional Economics: Its Place in Political Economy. - N.Y.: McMillan, 1934. P. 69.
15. Rutherford M. Undersanding Institutional Economics: 1918–1929 // Journal of the History of Economic Thought. - 2000. - Vol. 22. - № 3.
16. Норт Д. Институты, идеология и эффективность экономики // От плана к рынку: Будущее постком. респ. / под ред. Л. И. Пияшева, Дж. А. Дорна. - М.: Catallaxy, 1993. - 336 с.
17. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. - СПб: Лениздат; CEV Press, 1996. - 702 с.
18. Schotter A. The Economic Theory of Social Institutions. - Cambridge: Cambridge University Press, 1981.
19. Knight J. Institutions and Social Conflict. - Cambridge University Press, 1992.
20. Липов В.В. Институциональная комплиментарность как фактор формирования социально-экономических систем // Журнал институциональных исследований (Journal of Institutional Science), 2012. - Том 1. - № 4. - С. 25-42.
21. Леонова Т.Н. Формирование институционального механизма инновационного развития российской экономики в сфере венчурного предпринимательства: автореферат дис. … д-ра экон. наук. - М., 2011, - 42 с.
22. Иншаков О.В. Экономические институты и институции: к вопросу о типологии и классификации // Социологические исследования. - 2003. - № 9. - С. 42–51.
23. Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России (Изд. 2-е перераб. и дополн.). - Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001. - 308 с.
24. Маскайкин Е.П. Понятие, содержание и модель региональной инновационной системы // Креативная экономика. - 2009. - № 8 (32). - С. 66-74.
25. Саблин К.С. Роль институциональной среды в формировании институтов развития // Журнал институциональных исследований (Journal of Institutional Science). - 2012. - Том 4. - № 2. - С. 32-44.
26. Матвеенко В.Д. Модернизация институтов - условие устойчивого экономического роста в России // Журнал институциональных исследований (Journal of Institutional Science). - 2010. - Том 2. - № 1. - С. 84-102.
27. Колмакова И.Д., Шиндина Т.А. Основы предпринимательства инновационной России: условия развития и рыночные институты // Современные проблемы науки и образования. - 2012. - № 1. - Режим доступа: http://www.science-education.ru/101-5602.
28. Валиева О.В. Институциональная среда инноваций: Теоретические и прикладные аспекты // Вестник НГУ. Серия: социально-экономические науки. - 2007. - Том.7. – Выпуск 2. – С. 134-143.
29. Полтерович В.М. Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России. - 2001. - № 3. - С. 24-50.
30. Сухарев О.В. Институциональное планирование, траектории институционального развития и трансакционные издержки // Журнал институциональных исследований (Journal of Institutional Science). - 2012. - Том 4. - № 3. - С. 95-111.
31. Подшивалова М.В. Структурный дисбаланс институциональной системы России как фактор стагнации развития малого предпринимательства // Вестник ЮУрГУ. Серия «Экономика и менеджмент». Вып. 24. - 2012. - № 44. – С. 16-24.