Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»2 / 2014

О методологических ориентирах исследования качества жизни

Косьмина Елена Анатольевна, доктор экономических наук, профессор кафедры экономики, Сибирский институт бизнеса и информационных технологий, г. Омск, Россия

Дубенская Елена Сергеевна, старший преподаватель кафедры организации и управления наукоемкими производствами, Омский государственный технический университет, Россия

On methodological objectives of life quality studying - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 25

Аннотация:
В статье излагаются основные методологические ориентиры исследования качества жизни населения, динамики качественной границы габитуса человека, его определенности как аргумента функции качества населения и его жизни.
Цитировать публикацию:
Косьмина Е.А., Дубенская Е.С. О методологических ориентирах исследования качества жизни // Российское предпринимательство. – 2014. – Том 15. – № 2. – С. 98-107.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Понятие и сущность «качества жизни»

В самом начале следует определиться с исторической «родиной» термина «качество жизни». Этимологию этого понятия российские исследователи усматривают в работах Дж. Гэлбрейта, в публичных докладах бывшего президента США Дж. Кеннеди и других теоретических изысканиях западных экономистов. Как часто пестрят наши так называемые концептуальные исследования, в том числе и по проблемам качества жизни, набившими оскомину глаголами: категория такая-то пришла к нам с Запада, из Европы, теория такая-то разработана американскими учеными и т.д. и, стало быть, «все наши знания, все наши понятия с младенчества почерпнули мы в книгах иностранных» [9].

Исторической «родиной» понятия «качество жизни» является не Запад, а Россия (как и научно-исследовательская программа теоретиков человеческого капитала, в основании которой явственно просматривается теория личностного капитала первого русского академика – экономиста А.К. Шторха).

Как же надо не любить свою историю, историю экономической и философской мысли, чтобы, например, идею качества, вопрос качества нашего бытия отчуждать в пользу Запада, когда задолго до появления первых работ за рубежом, Николай Константинович Рерих, авторитетнейший общественный деятель XX в., писал о качестве труда, качестве человека и вообще о «качестве века». Еще в 1878 г. религиозный философ Н.А. Бердяев поставил вопрос о качестве человеческого бытия.

В безбрежном море монографий, диссертаций, содержащих реализацию различных подходов к концептуальному и эмпирическому определению качества жизни, четко прослеживается предпочтение авторов, как говорил А. Сен, «точной неправильности туманной правильности». Они стремились к повышению попадания в цель, имеющую лишь некоторое отношение к подлинной цели, поскольку подменяли подлежащее концептуальному определению и измерению качество жизни такими неэквивалентными понятиями, как обеспеченность потребительскими благами определенного качества и полезности.

В последнее время под самыми различными названиями вышел в свет ряд сочинений об экономическом и социальном благополучии народа, о счастье и процветании, о качестве жизни, авторы которых словно по какому-то тайному сговору не смогли преодолеть в определенной мере примитивного материалистического мышления - не стремились выяснить состояние духовной жизни народа, духовно-культурный аспект человеческого существования. В большинстве своем ученые, использующие идею качества жизни, единодушны в одном: это понятие емкое, многомерное, а потому очень сложно конституируемое. Нет единодушия в другом - в конструируемых составляющих качества жизни, в так называемых моделях его интегрированного показателя, базирующегося на оценке факторов различного происхождения и инструментального значения: питания, жилья, медицины, образования, условий труда, бытовых услуг, заработной платы, экологии, эффективности законов и стратегий развития общества и т.д. [4].

Исследования в большинстве своем носят описательный и иллюстративный характер и отличаются друг от друга длиной «линейки» индикаторов качества жизни населения и различными конструкциями методик определения его интегрального показателя. Это следствие наличия и использования большого спектра методологических подходов, к исследованию обозначенной проблемы, комплексный и всесторонний анализ которой возможен только на основе единого теоретико-методологического подхода. Все заслуживающие внимания подходы имеют право на существование, поскольку вполне  согласуются с известным методологическим принципом Гегеля: «Чем богаче определяемый предмет, т.е. чем больше различных сторон представляет он для рассмотрения, тем более различными могут быть выставляемые на основе их определения» [3].

Складывается впечатление, что большинство исследователей оказались в «ловушке» первой, базовой траектории жизненного цикла человека, связанного с биологофизическими и материальными условиями жизни. Они больше внимания уделяют «обладанию», потреблению, приспособлению окружающей действительности к потребностям людей.

«Обладание, - пишет известный американский философ и психолог Э. Фромм, - представляется нормальной функцией нашей жизни: чтобы жить, мы должны обладать вещами. Более того, мы должны обладать вещами, чтобы получать от них удовольствие. Да и как может возникнуть такая альтернатива в обществе, высшей целью которого является «иметь» и иметь как можно больше и в котором один человек может сказать о другом: «Он стоит миллион долларов»? При таком положении вещей, напротив, кажется, что сущность бытия заключается именно в обладании, что человек - ничто, если он ничего не имеет» [7].

Э. Фромм обращает внимание на то, что, обладание и бытие являются двумя основными способами существования человека, преобладание одного из которых определяет различия в индивидуальных характерах людей и типах социального характера. Люди, ориентированные на обладание, на удовлетворение материальных потребностей, связывают свое качество жизни именно с развитием уровня «обладания» [7].

Качество жизни широких масс населения в России, по-видимому, пока связывается с модусом «иметь», с достижением достойного и прочного благосостояния (что в конечном итоге и объясняет, и оправдывает современный уровень исследования проблемы качества жизни населения российскими авторами).

Траектория материальной цивилизации диалектически противоречива: с одной стороны, человек в погоне за благами становится пленником созданной им же самим хозяйственной системы, формирующей культ потребительства, а с другой стороны, на этой траектории он получает ускорение, «разгон» для перехода на траекторию духовной цивилизации. Обеспечив условия своего существования, человек, «разогнувшись» от забот сугубо материального происхождения, приходит к пониманию ограниченной ценности достигнутого блага, к осмыслению иных ценностей жизни и иных целей, находящихся во взаимной связи с достатком [1].

Условием перехода на траекторию духовной цивилизации является достижение высокого уровня материального достатка и «насыщения удовольствия от внешних вещей». Решив проблему «иметь», человек переходит к решению проблемы «быть».

Суть установки на свое бытие хорошо выразил А.  Шопенгауэр: «Ибо то, что такое человек сам по себе, что остается наедине с ним и чего никто не может ему дать или у него отнять, имеет, очевидно, для него более существенное значение, нежели все, чем бы он ни обладал и чем бы он ни был в глазах других. Человек с богатым внутренним миром, находясь в совершенном одиночестве, получает превосходное развлечение в своих собственных мыслях и фантазиях, тогда как тупицу не оградит от убийственной скуки даже постоянная смена компании, зрелищ, прогулок и увеселений... Сократ, при виде разложенных для продажи предметов роскоши, заметил: «Как много, однако, существует такого, в чем я не нуждаюсь» [8].

Внешняя детерминация жизни, когда во главу угла ставились деньги, богатство и т.д., уступает место внутренней, характеризующейся духовным совершенствованием, одухотворением через внутреннее усвоение и развитие божественного начала, культуры, уровень которой и определяет более высокое по сравнению с траекторией материальной цивилизации качество общества и качество жизни его членов.

Смена детерминанта и соответствующей ему траектории жизненного цикла человека представляет собой важнейший социологический феномен современного цивилизованного общества, характеризующегося своим новым качеством, новым состоянием, новым качеством человека, обогащенного духовно и имеющего социальную базу для самоуважения и способности к сопереживанию. Это период, когда человек, образно выражаясь, «одевается в белые и длинные верхние одежды» и когда происходит реальная конвертация первичных благ в питающие разум и дух «растворы», в которых есть все необходимое для приближения истинной, совершенной и одухотворенной человеческой жизни и совершенствования самого человека.

Духовные силы человечества, долженствующие стать основным, определяющим фактором национального богатства, являются также основным, определяющим условием его перехода на траекторию научной цивилизации, условием возникновения ноосферы как качественно новой ступени эволюционного развития единства биосферы и человечества в направлении достижения более высокого уровня совершенства самого человека.

В ноосферном учении В.И. Вернадский связывает будущее человечество с осознанием им себя в качестве движущей силы, с осознанием того, что дальнейшее совершенствование человека возможно при условии, что его деятельность будет связана с наукой, с умением применять полученные знания на практике. «Человечество, - писал он, - может чрезвычайно расширить свою силу и влияние в биосфере, создать для ближайших поколений сознательной государственной научной работой неизмеримо лучшие условия жизни» [2]. На этой траектории достигается новое качество общества и человека, когда его разумная деятельность становится решающим фактором достижения высшего уровня его совершенства.

Качество жизни населения, качество человека и общества в целом поднимается на более высокий уровень по мере сближения рассмотренных выше траекторий, векторов их развития, с последующим их «поглощением» траекторией научной цивилизации.

Переход от этапа удовлетворения материальных потребностей, имеющих порог своего насыщения, к этапу удовлетворения. Путь непрерывно возвышающихся духовных потребностей, не имеющих четко выраженных и фиксированных границ, максимальных пороговых значений и линейно ориентированных только на прогресс, является продолжительным и тернистым не без трагедий планетарного масштаба. Как отмечает киевский футуролог Сергей Бондаренко, на Земле невероятно умножилось число людей со слабыми генами и врожденными патологиями. Вырождается генофонд, прогрессирует бесплодие. Истощается чистота почвы, воды и все заметнее, что является особенно драматичным, – чистота душ людей [10].

Все изложенное выше следует считать методологическим ориентиром исследования качества жизни населения, его концептуального определения, «пригодного» для всех траекторий жизненного цикла человечества, имеющих непосредственное отношение к динамике, тренду этого качества жизни.

Поскольку со времен А. Пигу, завершившего создание неоклассической теории благосостояния, приходит понимание того, что анализ качества жизни только в рамках экономического подхода недостаточен, постольку следует уточнить и субординировать категориальный аппарат экономической теории благосостояния по критерию функциональной значимости категорий в формировании и развитии интеллектуального и духовно-нравственного потенциала человека и общества. Речь идет, прежде всего, об уточнении понятия «качество жизни».

Согласно Торе (Пятикнижие Моисеево), Всевышний создал человека по своему образу и подобию в качестве собеседника и сотворца. Мир был умышленно сотворен несовершенным для того, чтобы человек с помощью Всевышнего поднимал себя и окружающий мир на новые, высшие уровни совершенства.

Как говорил В.И. Ленин, «дать определение, значит, прежде всего, подвести данное понятие под другое, более широкое» [5] и «каждое понятие находится в известном отношении, в известной связи со всеми остальными» [6].

В семействе категорий благосостояния базисной, положенной в основание всего «здания» народного благосостояния (как и благосостояния индивида), является категория «уровень жизни», поскольку именно она в наиболее полной мере характеризует благосостояние народа и в решающей степени определяет качество и образ жизни. Уровень жизни выражает степень реализации жизненных интересов и предпочтений как осознанных материальных и духовных потребностей людей.

В уровне жизни ключевая роль «закреплена» за материальным благополучием людей в создании достойных человека условий и качества жизни. Богатство, по Аристотелю, - это инструмент, назначение которого служить, а не господствовать. Доход является суммарным показателем, определяющим доступ к ресурсам, важным для развития возможностей, и расширяющий границы свободы людей.

Качество жизни представляет собой чрезвычайно широкое, многоаспектное и многогранное понятие по сравнению с уровнем жизни. Это категория, далеко выходящая за пределы экономики и отражающая весь спектр социальных (в широком смысле этого слова) отношений, складывающихся между индивидуумами, их группами, обществами и государствами по поводу достижения и реализации всего арсенала свобод и возможностей человека. Общая мера качества жизни - это продолжительность жизни и положительная динамика преображения человека, его трансформации в новое качественное состояние, расширяющее его возможности самосовершенствования или, как говорил Ф.М. Достоевский «самосочинения».

Качество жизни как категория является центром гомотетии, точкой пересечения флуктуирующих, изменяющихся и неодинаково удаленных друг от друга категорий, «уровень жизни» и «образ жизни». Качество жизни, таким образом, является продуктом «работы» отличимых категорий благосостояния и имеет две стороны ощущения - эмоциональную (счастье) и познавательную (удовлетворенность).

Под качеством жизни следует понимать не степень обеспечения населения всем тем, что ему необходимо для удовлетворения, его разнообразных потребностей, и не повышение качества потребляемых материальных благ и услуг (это есть всего-навсего необходимое условие, но далеко не единственное), а некую реперную точку процесса эволюционных изменений человека по вектору его совершенствования в пространстве предоставленных ему потенциальных возможностей и реальной деятельности.

Обозначенная выше общая мера качества жизни является его единственным универсальным интегральным показателем, которое производно от качества населения - его образованности, культурности, толерантности, нравственности, обеспокоенности за судьбы людей и т.д. Качество населения, в свою очередь, является функцией природно-климатических, экономических, политических и иных условий, обеспечивающих формирование нравственной атмосферы и эмоционального состояния общества.

Поэтому рекомендуемые многими авторами так называемые показатели качества жизни должны быть переквалифицированы в показатели факторов, подобно тому, как благоприятная погода - это условие, один из факторов урожайности, но не показатель последней, воздействующий на качество человека (населения), на процесс его совершенствования.

Следует отметить двойственную природу человека - генетически заданную и приобретенную, т.е. естественно социальную, предопределяющую очень медленные процессы его изменения в желаемом направлении, его эволюционную трансформацию в новое качество (как отмечали Ф. Достоевский и Н. Кондратьев, влияние общественных условий на человека не безгранично, хотя глубоко и значительно).

Поэтому качество жизни - это, главным образом, результат процесса трудного и медленного изменения человека, как на социальном, так и на генно-духовном уровне. Поскольку человек - это продукт не только существующего строя, а всей истории развития общества, он оказывается более глубоким и более сложным, чем современное общество, что обрекает на провал любые попытки кардинально «усовершенствовать» его сугубо институциональными средствами. Повышение качества жизни или его понижение - это изменение качественной границы габитуса человека, его определенности, благодаря которой он становится более богатой или более бедной индивидуальностью.

Вывод

Итак, качество жизни - это преобладающий по определению способ существования человека, при котором он ориентирован на удовлетворение потребностей в самореализации, самосовершенствовании и самоактуализации.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Аристотель. Сочинения в 4-х т. - Т. 4. - М.: Мысль, 1975. - С. 550.
2. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. – М.: Наука, 1991. - С. 270.
3. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. Учение о понятии. - Т.3. - М., 1972. - С. 296.
4. Косьмин А.Д. Неэкономические факторы повышения уровня и качества жизни населения: функциональное использование и оценка / А.Д. Косьмин, Е.А. Косьмина, Е.С. Александрова. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика» , 2009. – С. 240.
5. Ленин В.И. Полн. собр. соч. - 5-е изд. - Т. 18. - М.: Политиздат, 1968. - С. 521.
6. Ленин В.И. Полн. собр. соч. - 5-е изд. - Т. 29. - М.: Политиздат, 1969. - С. 776.
7. Фромм Э. Иметь или быть? Ради любви к жизни. - М.: Айрис-пресс, 2004. - С. 384.
8. Шопенгауэр А. Избранные произведения. - М.: Просвещение, 1992. - С. 392.
9. Пушкин А.С. Собрание сочинений в десяти томах. - Т. 6. - М.: Художественная литература, 1974-1978. - С. 229-230.
10. Бондаренко С. Нас съедят... комары и мухи? // Аргументы и факты. - 2012. - № 45. - с. 63.
11. Трифонов Е.В. Новое качество жизни населения в условиях гуманистической цивилизации // Российское предпринимательство. - 2012. - № 17 (215). - c. 17-22. - http://www.creativeconomy.ru/articles/24989/.