Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»10 / 2014

Теоретико-методологические основы анализа эффективности проектов ГЧП в добывающей промышленности и ТЭК страны

Макаров Иван Николаевич, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры экономики и финансов, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия

Манасян Сергей Минасович, доцент кафедры экономики и финансов, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия

Theoretical and methodological foundations of the analysis of efficiency of PPP projects in the mining industry and fuel-and-energy complex of the country - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 40

Аннотация:
Статья посвящена разработке теоретико-методологических основ анализа и оценки эффективности проектов на основе государственно-частного партнерства в сфере топливно-энергетического комплекса и добывающей промышленности.
Цитировать публикацию:
Макаров И.Н., Манасян С.М. Теоретико-методологические основы анализа эффективности проектов ГЧП в добывающей промышленности и ТЭК страны // Российское предпринимательство. – 2014. – Том 15. – № 10. – С. 148-163.

В настоящее время добывающие отрасли отечественной промышленности России являются одной из важнейших сфер хозяйственной деятельности и выступают в качестве минерально-сырьевой базы функционирования перерабатывающей промышленности и топливно-энергетического комплекса страны.

Вместе с тем, общие для промышленности и экономики России тенденции устаревания основных производственных фондов и понижения эффективности функционирования вследствие истощения ресурсной базы в значительной степени характерны и для добывающего сектора отечественной промышленности.

Как свидетельствует мировой и отечественный опыт, одним из наиболее эффективных инструментов развития добывающих отраслей промышленности, реализация которого несет в себе возможность перелома наличествующих деструктивных тенденций и потенциал существенного интенсивного развития, является государственно-частное партнерство.

История развития государственно-частного партнерства в добывающем секторе промышленности насчитывает несколько веков. При этом исторически сложилось, что развитие добывающей промышленности на основе государственно-частного партнерства у экономистов ассоциируется почти исключительно с концессионной формой ГЧП, поскольку традиционно экономической основой для развития добывающей промышленности в большинстве стран мира в течение последних нескольких сотен лет с использованием концессии выступает нормативно закрепленное разделение собственности на землю, на недра и на определенный вид деятельности – в рамках функционирования «традиционной» концессии (различие между «традиционной» и «модернизированной» концессией заключается в пучке обязательств и прав, соотносимых с концессионером – в частности, в случае «модернизированной» концессионер несет значительно более существенную налоговую нагрузку).

Между тем, нами были выявлены новые формы государственно-частного партнерства, позволяющие с более высокой степенью эффективности достигать необходимых параметров и целевых характеристик в производстве опекаемых благ – в первую очередь, проектная форма ГЧП.

Однако, рассматривая возможность применения проектной формы в секторе добывающей промышленности, прежде всего, необходимо определиться с целевым множеством или, иначе говоря, с перечнем основных целей, выраженных в объективных количественно измеримых параметрах, которые необходимо достичь в результате реализации проекта, расписанных по стадиям реализации инвестиционного ГЧП-проекта и ранжированных по степени существенности в разрезе инвестиционной, экологической, социально-экономической, бюджетной составляющих.

Для определения целевого множества государственно-частного партнерства как инструмента развития добывающих отраслей промышленности в качестве минерально-сырьевой базы функционирования топливно-энергетического комплекса (ТЭК) страны, необходимо выявить основные проблемы отрасли и причины, препятствующие ее развитию.

Основные проблемы и причины ТЭК, препятствующие его развитию

В соответствии с информацией, приведенной в «Энергетической стратегии России на период до 2030 года», наша страна «занимает лидирующие позиции по объему добычи сырой нефти и обеспечивает 12% мировой торговли нефтью», «второе место в мире по запасам угля (19% мировых запасов), пятое место по объемам ежегодной добычи (5% мировой добычи) и обеспечивает около 12% мировой торговли энергетическим углем»  [1].

Однако, в соответствии с информацией, содержащейся в Стратегии, уже в настоящее время наша страна сталкивается с возрастающими угрозами в сфере энергетической безопасности, из которых наиболее значимыми являются:

- крайне высокий уровень износа основных фондов отраслей ТЭК: «в электроэнергетике и газовой промышленности - почти 60%, в нефтеперерабатывающей промышленности - 80%»  [1];

- низкий уровень инвестиционной активности, слабая заинтересованность инвесторов в осуществлении капитальных вложений в основной капитал и геологоразведочные работы в отраслях ТЭК: «за последние 5 лет объем инвестиций в топливно-энергетический комплекс составил около 60% от объема, предусмотренного Энергетической стратегией России на период до 2020 года»  [1];

- «несоответствие производственного потенциала топливно-энергетического комплекса мировому научно-техническому уровню, включая экологические стандарты»  [1];

- «слабое развитие энергетической инфраструктуры в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке» [1];

- «монозависимость российской экономики и энергетики от природного газа, доля которого в структуре внутреннего потребления топливно-энергетических ресурсов составляет около 53%»  [1].

Как отмечается в «Стратегии», «Россия обладает значительными ресурсами нефти. Вместе с тем начальные запасы нефти уже выработаны более чем на 50%, в европейской части - на 65% , в том числе в Урало-Поволжье - более чем на 70%. Степень выработанности запасов крупных активно осваиваемых месторождений приближается к 60%»  [1]. При этом необходимо отметить, что «структура остаточных запасов нефти как в целом по стране, так и по основным нефтедобывающим компаниям, характеризуется тем, что текущая добыча нефти на 77% обеспечивается отбором из крупных месторождений, обеспеченность которыми составляет 8-10 лет»  [1].

Как свидетельствует мировой и отечественный опыт, в существенной степени решение отмеченных проблем может быть достигнуто посредством применения различных форм государственно-частного партнерства – здесь необходимо учесть и канадский опыт освоения нефтяных месторождений в северных провинциях Канады путем создания ГЧП в форме совместного предприятия, и отечественный опыт развития и модернизации добывающей и перерабатывающей промышленности периода Российской Империи и НЭПа, когда доминирующей формой ГЧП в данной сфере были концессия и контракт (договор о технической помощи).

Вместе с этим, необходимо отметить, что решение проблемы развития добывающей (в частности, нефтедобывающей и угольной) промышленности должно являться комплексным и предполагать развитие не только непосредственно добычи, но и переработки добытого минерально-энергетического сырья, что, в свою очередь, требует комплексного развития территории.

Основанием для данного вывода служит тенденция нарастающего дефицита высококвалифицированных кадров на предприятиях отраслей добывающей и перерабатывающей промышленности, расположенных в периферийных регионах России и, тем более, на депрессивных либо слабо освоенных территориях – кадры высокой квалификации за сопоставимую зарплату чаще всего предпочитают трудоустраиваться в городах, обладающих высокоразвитой социальной инфраструктурой, находящихся преимущественно в центральной части страны (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Казань и ряд иных городов с населением, как правило, более миллиона человек).

Модель потребностей и возможностей развития отечественной добывающей промышленности на основе ГЧП

Таким образом, основываясь на выводах авторов «Стратегии» и имеющемся мировом и отечественном опыте, мы можем предложить следующую общую модель потребностей и возможностей развития отечественной добывающей промышленности на основе государственно-частного партнерства (см. рис.).

Рис. Модель потребностей и возможностей развития добывающей промышленности с применением механизма государственно-частного партнерства как ресурсной основы экономики страны

1) Наиболее актуальными зонами реализации государственно-частного партнерства в отраслях добывающей промышленности является:

- коммерциализация и практическое внедрение технологий, позволяющих повысить эффективность добычи, первичной переработки и, в случае энергетических ресурсов (уголь, газ, сланцевые ископаемые), новых технологий сжигания и (или) иной переработки в электрическую и тепловую энергию;

- разведка и коммерческое освоение новых месторождений полезных ископаемых (в первую очередь, энергетически значимого минерального сырья (газ, нефть, уголь), редкоземельных металлов, иных ископаемых, добыча и, особенно, переработка которых на территории страны может предоставить конкурентное преимущество территории и нашей стране в целом;

- обновление и модернизация основных производственных фондов в большинстве отраслей добывающей промышленности и отраслей первичной переработки.

2) Требуется развитие и модернизация инфраструктурного обеспечения добывающей промышленности, что предполагает:

- необходимость разработки и реализации проектов строительства новой инфраструктурной сети железнодорожного транспорта в регионах восточной части страны и создание таким образом опорной решетки формирования эффективной транспортно-логистической подсистемы обеспечения развития национальной промышленности и, как следствие, снижение величины транспортных затрат в стоимости промышленной продукции и добываемого минерального сырья;

- необходимость создания и рационального пространственного размещения мультимодальных терминальных комплексов, позволяющих снизить стоимостные и временные издержки обработки промышленных грузов.

3) Необходима модернизация отечественной институциональной среды, в первую очередь, отечественного законодательства, которая позволит реализовать эффективные механизмы управления собственностью, технологии добычи и формы государственно-частного партнерства.

4) Нужна модернизация системы кадрового обеспечения и системы управления персоналом добывающей промышленности, что, в свою очередь, предполагает:

- развитие социальной инфраструктуры на территориях, где расположены базовые предприятия отраслей добывающей промышленности и первичной переработки (в тех случаях, где предполагается работа персонала на постоянной основе);

- эффективное взаимодействие предприятий добывающей промышленности и отраслей первичной переработки с базовыми учебными заведениями, предполагающее, в частности, формирование промышленно-производственных кластеров с включением в состав кластера базовых отраслевых учебных заведений;

- повышение уровня автоматизации и механизации труда, обеспечение более высоких стандартов безопасности производства (что особенно актуально для угольной и горной промышленности).

Методика анализа и оценки эффективности проектов развития добывающей промышленности на основе ГЧП

Исходя из предложенной модели потребностей и возможностей развития добывающей промышленности с применением механизма государственно-частного партнерства как ресурсной основы экономики страны и ранее озвученных задач развития добывающей промышленности, основываясь на разработанной общеотраслевой методике анализа эффективности ГЧП  [3], мы можем сформировать следующую методику анализа и оценки эффективности проектов развития добывающей промышленности на основе государственно-частного партнерства, которая будет основана на использовании следующих групп показателей  [3]:

1) показатели бюджетной эффективности ГЧП-проекта;

2) показатели социально-экономической эффективности (включая экологическую эффективность) проекта.;

3) показатели коммерческой (финансово-экономической) эффективности.

При анализе литературы, посвященной отраслевым проблема добывающей промышленности, нами не было обнаружено показателей, характеризующих бюджетную, финансово-экономическую и социально-экономическую эффективность инвестиционной деятельности в угольной и нефтедобывающей подотраслях в частности и добывающей промышленности вообще.

Отдельные исследователи, в частности И. Буренина, предлагают группы показателей, характеризующих производственный, включая минерально-сырьевой потенциал, а также финансовый и управленческий потенциал предприятия добывающих отраслей промышленности на примере нефте-газодобывающего предприятия  [2]. В составе показателей, характеризующих производственный потенциал добывающего предприятия, наиболее интересными показателями, на наш взгляд, являются такие показатели как  [2, 3]:

1) остаточные промышленно-значимые нормально-рентабельные запасы;

2) коэффициент использования фонда скважин;

3) темп ввода новых скважин;

4) величина бездействующего фонда скважин;

5) рентабельность эксплуатационного фонда скважин.

Данные показатели, на наш взгляд, являются неполными, поскольку они не позволяют оценить эффективность развития добывающей промышленности, исходя из ее значимости как поставщика минерально-сырьевой базы развития топливно-энергетического комплекса, химической и перерабатывающей промышленности.

Анализ и выявление критериев эффективности ГЧП-проекта как инвестиционного проекта в подотраслях добывающей промышленности мы полагаем необходимым начать с анализа коммерческой эффективности проекта с учетом отраслевых особенностей деятельности, поскольку глобальная коммерческая убыточность проекта может сделать его непривлекательным для участия частного капитала и, соответственно, поставит вопрос о его принципиальной реализуемости.

1) Изменение количества функционирующих точек добычи минерального сырья (шахт, скважин, разрезов и т.д.). Данный показатель может иметь не только положительное значение, поскольку в него, наряду с необходимостью открытия новых точек добычи минерально-сырьевых ресурсов, включается необходимость закрытия нерентабельных скважин и шахт.

2) Изменение объемов добычи минерального сырья в процессе реализации ГЧП-проекта в натуральном выражении. Данный показатель должен рассчитываться по отдельным категориям природных ресурсов вследствие неаддитивности разных видов ресурсов. Положительной тенденцией, исходя из заявленных задач развития добывающей промышленности, будет являться рост данного показателя.

3) Изменение объемов добычи минерального сырья в процессе реализации ГЧП-проекта в стоимостном выражении. Данный показатель должен рассчитываться как по отдельным видам ресурсов, так и в целом по всем видам добычи, реализуемых в ходе осуществления ГЧП-проекта. Модификациями данного показателя будут являться следующие показатели.

4) Чистый прирост выручки добывающего производства:

- по отдельному виду полезных ископаемых:

;                 (1)

- по всем видам полезных ископаемых, добываемых в ходе реализации ГЧП-проекта:

,                            (2)

где – изменение объема добычи полезных ископаемых (минерально-сырьевых ресурсов) в стоимостном выражении, произошедшее впроцессе реализации инвестиционного проекта на основе ГЧП;

– совокупная себестоимость добычи минерально-сырьевых ресурсов, существовавшая до реализации ГЧП-проекта;

 – изменение совокупной величины себестоимости добычи минерально-сырьевых ресурсов, произошедшее в результате реализации ГЧП-проекта;

КВ – объем осуществленных в ходе реализации ГЧП-проекта капиталовложений;

N – количество видов добываемых в ходе осуществления инвестиционного ГЧП-проекта минерально-сырьевых ресурсов.

5) Прирост чистой выручки и прибыли на единицу вложенных средств, на единицу вложенных бюджетных средств. Данная группа показателей также должна демонстрировать существенную положительную динамику, что будет свидетельствовать о эффективности проекта (прежде всего, в случае превышения среднеотраслевых значений в сопоставлении с мировым опытом).

6) Изменение объемов добычи минерального сырья в процессе реализации проекта на основе государственно-частного партнерства в добывающей промышленности в энергетическом выражении. С точки зрения значимости добывающей промышленности как минерально-сырьевой ресурсной базы развития отечественной энергетики данный показатель оценки эффективности ГЧП-проекта должен позиционироваться как один из наиболее стратегически важных. Расчет данного показателя должен вестись как по отдельным видам добываемого сырья, так и в целом по всем видам ресурсов, в пересчете на удельное энергетическое содержание (кДж/кг или иные аналогичные показатели). Соответственно оцениваться должно соотношение полученного энергетического потенциала (прироста данного потенциала) и произведенных затрат, или, в конечном счете, стоимость единицы энергии, полученной в виде добытых минеральных ресурсов в процессе реализации инвестиционного проекта на основе государственно-частного партнерства.

В данном случае возможно сформулировать четкий критерий эффективности проекта – стоимость полученной единицы не должна превышать среднемировую цену энергии.

(3)

где  – изменение объемов добытого в ходе реализации проекта сырья в энергетическом выражении;

 – цена единицы энергии, полученной из добытого в ходе реализации проекта минерального сырья;

 – среднемировая цена единицы энергии.

7) В качестве итоговых обобщающих показателей, характеризующих эффективность ГЧП-проекта, мы считаем необходимым выделить такие показатели, как количество разведанных месторождений и объем потенциально пригодных к добыче полезных ископаемых в натуральном и стоимостном (в действующих и прогнозируемых ценах) выражении, рассчитываемых с учетом затрат осуществленных на геолого-разведочные и иные виды работ, а также затрат, необходимых при подготовке к осуществлению работ по добыче разведанных ресурсов.

Социально-экономические и экологические параметры проекта развития, по нашему мнению, исходя из сходного механизма воздействия проектов комплексного развития социально-экономических систем на социальные и социально-экологические системы, в целом можно оценить с применением той же методики, что и в общем случае ГЧП в инфраструктуре  [3].

Социально-экологические и специализированные отраслевые показатели эффективности ГЧП-проекта

В качестве специфических социально-экологические показателей эффективности ГЧП-проекта, отражающих специфику отраслевой деятельности, мы можем предложить такие традиционно используемые показатели, как:

- изменение количества разработок ископаемого сырья, ведущихся открытым способом;

- снижение площади территории, подлежащей рекультивации, после завершения работ по добыче полезных ископаемых;

- снижение величины затрат, необходимых для приведения ландшафтов места добычи и прилегающих территория в пригодность для ведения на них дальнейшей хозяйственной деятельности.

К категории социально-экономических последствий реализации ГЧП-проектов мы также считаем возможным отнести последствия кадровой политики, которая должна проводиться в рамках осуществления проекта. В качестве показателей, позволяющих провести анализ и оценить эффективность реализации ГЧП-проекта в сфере трудовых ресурсов и кадрового потенциала добывающей промышленности, мы полагаем возможным использовать следующие показатели, традиционно используемые в экономическом анализе трудовых ресурсов:

1) изменение количества занятых в отрасли;

2) уровень и динамика заработной платы в отрасли;

3) количество привлеченных высококвалифицированных кадров на предприятия отрасли в процессе реализации ГЧП-проекта;

4) количество рабочих мест, замененных на более квалифицированные, а также количество рабочих мест, сокращенных в процессе реализации инвестиционного ГЧП-проекта;

5) рентабельность вложений в обучение и переквалификацию персонала, осуществленных в процессе реализации инвестиционного ГЧП-проекта, и ее динамика (повышение);

6) изменение затрат, связанных с оплатой труда, произошедшее в ходе реализации ГЧП-проекта;

7) изменение (повышение) производительности труда, произошедшее в ходе реализации ГЧП-проекта;

8) изменение (понижение) величины зарплатоемкости продукции;

9) и как следствие – величина условной экономии на затратах, связанных с оплатой труда на предприятиях добывающей промышленности, включенных в реализацию инвестиционного ГЧП-проекта с учетом и без учета затрат на технологическую модернизацию отрасли.

Основываясь на предложенной методике проведения анализа и оценки эффективности инвестиционного проекта на основе государственно-частного партнерства, мы полагаем, что в качестве специализированных отраслевых критериев бюджетной эффективности использования государственно-частного партнерства в развитии добывающей промышленности (прежде всего, угольной, нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности) можно использовать следующие критерии (показатели):

1) изменение налогового потенциала в результате развития добывающих и перерабатывающих производств на территории реализации ГЧП-проекта;

2) приращение потенциально разведанных запасов, исчисляемое в годах добычи с учетом действующих годовых объемов добычи, которое произошло в ходе осуществления ГЧП-проекта;

3) доля сырья (в общем объеме добычи), добытого в ходе реализации проекта развития добывающей промышленности и комплексного развития территории, переработанного на территории региона добычи и на территории России. Данный показатель должен быть особенно существенен для стратегически важного сырья, каким являются, например, руды редкоземельных металлов и иных аналогичных элементов, а также нефти. Значимость введения и отслеживания данного показателя определяется необходимостью переориентации отечественной экономики с экспорта сырой нефти и металлов на выпуск готовой продукции высокой степени переработки с высокой добавленной стоимостью;

4) для разрабатываемых месторождений в объеме разведанных месторождений, а также приращения разведанных запасов угля, нефти и нефтяного газа (в количестве месторождений, стоимостной и энергетической оценке), которое приходится на единицу бюджетных средств, потраченных на проведение геолого-разведочных работ;

5) увеличение доли продукции, добытой в ходе реализации ГЧП-проекта и продуктов переработки ресурсов, добытых в рамках осуществления ГЧП-проекта, в структуре национального экспорта в натуральном и стоимостном выражении;

6) при этом необходимо проводить сравнение со среднеотраслевыми показателями с учетом сложного характера климата и ландшафта в зоне осуществления геологоразведки и последующей добычи

Показатели влияния добывающей промышленности на потенциал развития энергетического сектора экономики

Особой группой показателей развития добывающей промышленности в качестве минерально-ресурсной базы функционирования отечественной энергетики должны выступать показатели, позволяющие оценить влияние добывающей промышленности на потенциал развития энергетического сектора экономики. В качестве данных показателей, по нашему мнению, необходимо выделить:

1) приращение свободных объемов минерально-энергетических ресурсов (угля, газа, мазута и т.д.) за счет возрастания объема их добычи в результате ГЧП-проекта для использования в процессе тепловой генерации;

2) дополнительные объемы электроэнергии, которые могут быть выработаны вследствие увеличения минерально-сырьевой (топливной) базы за счет реализации инвестиционного проекта на основе государственно-частного партнерства;

3) величина, характеризующая потенциальную возможность снизить стоимость энергии, полученной в результате тепловой генерации, вследствие снижения транспортных издержек и производственной себестоимости энергетических минерально-сырьевых ресурсов. В упрощенном виде формирование производственной себестоимости единицы энергии можно представить следующим образом:

Цпрэ = Цтопл × Vтопл ×Тсп × КПДсж × КПДпреобр. (4)

Соответственно, потенциал снижения стоимости энергии за счет стоимости топливных ресурсов (энергетического сырья):

ΔЦпрэ = ΔЦтопл × Vтопл ×Тсп × КПДсж × КПДпреобр,       (5)

где Цпрэ – цена единицы энергии, полученной из добытого в ходе реализации ГЧП-проекта минерально-энергетического сырья;

Цтопл – цена единицы топлива, полученного в ходе реализации проекта;

Vтопл – объем топлива, необходимый для получения единицы энергии;

Тсп – удельная теплота сгорания топлива;

КПДсж – коэффициент эффективности сжигания топлива;

КПДпреобр – коэффициент эффективности преобразования тепловой энергии в электрическую;

4) возможность создания и развития предприятий по переработке добытых энергетических сырьевых ресурсов вблизи мест добычи и дальнейшая передача потребителям уже в виде электрической энергии (строительство новых генерирующих мощностей). Это, в свою очередь, предполагает необходимость развития сетевой энергетической инфраструктуры, генерации и трансформаторных устройств, а также развития и внедрения технологий эффективной (с минимумом потерь) передачи энергии на большие расстояния;

5) показатель, характеризующий возможность получения большего количества энергии (тепловой и электрической) за счет активного перевода генерирующих мощностей на новые технологии генерации и сжигания топлива (в частности, например, использование генерирующих мощностей, работающих с применением газификации угля, угля (угольной пыли) ультратонкого помола, слоевой способ сжигания с циркулирующим кипящим слоем) и связанные с этим возможности для снижения себестоимости единицы генерируемой энергии.


Источники:
1. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 ноября 2009 г. № 1715-р.
2. Буренина И.В. Процессно-целевой подход к управлению эффективностью деятельности нефтегазодобывающих предприятий: Автореферат дис. … д-ра экон. наук. – СПб, 2012. – 39 с.
3. Макаров И.Н. Теоретико-методологические основы оценки эффективности ГЧП в развитии национальной энергетики и промышленности// Российское предпринимательство. – 2013. – № 12. – С. 68–77.