Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»21 / 2013

Формирование концепции корпоративного гражданства в России

Кузьмин Алексей Васильевич, доцент кафедры экономической теории, Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого, Россия

Formation of the Corporate Citizenship Concept in Russia - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 80

Аннотация:
Выделены основные этапы формирования концепции корпоративного гражданства в России с позиции взаимодействия бизнеса с государством и некоммерческим сектором. Определены основные факторы, подталкивающие предпринимательский сектор к расширению использования практик корпоративного гражданства.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Кузьмин А.В. Формирование концепции корпоративного гражданства в России // Российское предпринимательство. – 2013. – Том 14. – № 21. – С. 108-115.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


В России концепции корпоративного гражданства и корпоративной социальной ответственности не имеют такой продолжительной истории, как на Западе. Понятия «корпоративное гражданство», «корпоративная социальная ответственность» появляются только в начале 90-х гг. XX века при переходе от плановой к рыночной системе экономики. Корпоративную социальную ответственность (КСО) и корпоративное гражданство (КГ) стоит рассматривать как единое целое, причем если КСО может реализовываться «само по себе», то корпоративное гражданство существует в «связке» с ним, представляя собой расширение концепции КСО [3]. Под корпоративным гражданством подразумевается системное взаимодействие бизнеса с государством и некоммерческим сектором в рамках партнерства с целью совместной выработки стратегии развития общества и решения глобальных проблем. Такое взаимодействие в разные исторические периоды в Российской Федерации складывалось по-разному, имело различные цели и содержание. Именно эволюция отношений бизнеса с государством и некоммерческим сектором определила тенденцию и специфику развития концепций КГ и КСО.

Можно выделить 5 этапов в формировании концепции корпоративного гражданства в России:

1 этап. 1991–1994. Формирование предпринимательского и некоммерческого сектора. Несистемная благотворительность.

2 этап. 1994–2000. Диктат бизнеса. Появление элементов КСО.

3 этап. 2000–2005. Диктат власти. Начало внедрения практик КСО крупнейшими компаниями.

4 этап. 2005–2009. Активное внедрение практик КСО компаниями.

5 этап. 2009–настоящее время. Формирование новой концепции – корпоративного гражданства.

Рассмотрим особенности каждого этапа более подробно.

1 этап. 19911994. Формирование предпринимательского и некоммерческого сектора. Несистемная благотворительность

На данном этапе, несмотря на политическую слабость, государство имело первостепенную роль в отношениях с формирующимся предпринимательским сектором. Политический статус бизнес-сообщества некоторое время был лишен определенности.

В 1992-1993 гг. начинается раздел государственной собственности в сырьевых отраслях; появляются крупные нефтяные компании федерального и регионального уровня. Практически во всех регионах идет активная скупка акций крупных предприятий, постепенно создаются разнородные и неструктурированные банковские группы [5].

Через приватизацию предприятия снимают с себя многие социальные функции, объекты социальной инфраструктуры передаются муниципалитетам, что в итоге приводит к полной социальной безответственности бизнеса.

Благотворительная деятельность, если она и осуществлялась, носила в целом бессистемный характер и никак не увязывалась со стратегией компании.

В данный период начинает формироваться и некоммерческий сектор – потенциальный партнер власти и бизнеса. В 1991 году принимается Закон «Об общественных объединениях», который составил правовую базу возникновения и функционирования общественных организаций. На данном этапе общественные объединения, зарегистрированные в РФ, были крайне малочисленны, а большая их часть носила декоративный характер.

Относительно взаимодействия формирующихся секторов экономики, необходимо отметить, что взаимодействие происходило только между властными структурами и коммерческим сектором. Ни власть, ни бизнес в данный период не рассматривали формирующийся третий сектор даже в качестве потенциального партнера.

2 этап. 19942000. Диктат бизнеса. Появление элементов КСО.

На данном этапе взаимодействие властных и предпринимательских структур происходит в основном по неформальным каналам и личным связям, что явилось источником расширения коррупции. Государство постепенно утрачивает первостепенную роль в отношениях с бизнесом, при этом возрастает политическое влияние представителей крупного бизнеса. Происходит «сращивание» государственной власти с бизнесом. Во власть все чаще приходят «ставленники» предпринимательских структур.

Тем не менее, к середине 90-х годов принимается ряд профессиональных этических кодексов, касающихся деятельности участников фондового рынка, риэлторов, оценщиков. В конце 1995 г. Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) принимается «Хартия бизнеса в России», в которой декларируются принципы, исключающие недобросовестное поведение компаний, обман, возможность получения незаконных доходов и пр.

Относительно развития некоммерческого сектора в данный период можно отметить расширение правового поля функционирования некоммерческих организаций (НКО). Принимаются законы «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», «О некоммерческих организациях». Количество некоммерческих организаций стремительно растет – к началу 1998 г. в России насчитывается около 160 000 НКО. Однако реальные масштабы некоммерческого сектора определить крайне сложно, так как часть общественных организаций на тот момент была фиктивной. Целью создания фиктивных НКО было уклонение от высоких налогов, действующих в предпринимательской деятельности.

В данный период начинают активно заключаться трехсторонние соглашения между представителями властных, предпринимательских структур и профсоюзов. Расширяется законодательная база трехстороннего взаимодействия на региональном и отраслевом уровнях, активно формируются региональные объединения работодателей, активизируется деятельность профсоюзов, однако при этом многие соглашения носят декларативный характер, а договоренности остаются только на бумаге.

3 этап. 2000–2005. Начало внедрения практик КСО крупнейшими компаниями

Начало данного этапа обусловлено восстановлением активной роли властных структур в экономике. Власть провозглашает новые принципы построения взаимоотношений с бизнес-структурами [1]:

•«равноудаленность» государства от предпринимательского сектора;

•деполитизация взаимоотношений власти и бизнеса;

•«прозрачность» бизнеса для властных структур;

•восстановление ведущей роли государства в экономике;

•корпоративизация, т.е. включение профессиональных союзов в систему взаимодействия власти и бизнеса.

Взаимоотношения властных и предпринимательских структур становятся более институционально определенными: власть возвращает себе функции доминантного участника, а бизнес переведен в категорию «младшего партнера». Тем не менее, отношения власти и бизнеса стали приближаться к «партнерской» модели. Но в связи с новым конфликтом власти и крупного бизнеса («дело ЮКОСа») во взаимоотношениях появляется неопределенность.

После выборов 2003–2004 гг. происходит еще большее укрепление позиций властных структур перед бизнесом, а в экономической политике государства появляются «дирижистские» ноты. Партнерское взаимодействие власти и бизнеса официализировано в рамках «частно-государственного партнерства». Но по факту идеология партнерства нарушена, так как во взаимодействии с государством бизнес лишен статуса партнера. Государство рассматривает бизнес как поставщика ресурсов, а формулирование целей власть монопольно закрепляет за собой. Во взаимоотношениях власти и бизнеса устанавливается определенная политическая дистанция.

Несмотря на взаимоотношения с властными структурами российский бизнес расширяется и выходит на мировые рынки, где необходимо соблюдать установившиеся там «правила игры». Именно это послужило стимулом к началу использованию практик КСО крупными российскими компаниями [4].

Одним из проявлений использования мировых практик КСО явились публикации первых нефинансовых (социальных) отчетов. За период 2000 2005 г. количество компаний, публикующих нефинансовые отчеты, увеличилось с 2 до 23 [2].

Органической частью активности бизнеса в этот период становится спонсорство социальных проектов, филантропическая и иная деятельность в рамках социально ответственного поведения.

4 этап. 20052009. Активное внедрение практик КСО компаниями

Начиная с 2005 года тема корпоративной социальной ответственности становится очень популярной в России. Крупные компании провозглашают себя «социально ответственными», организуются и проводятся многочисленные мероприятия по тематике КСО, в большом количестве появляются публикации по теории и практике социальной ответственности бизнеса в России.

Бизнес-сообщество активно работает над выработкой норм и стандартов КСО, регулярно принимает хартии и меморандумы, которые формулируют определенные социальные обязательства предпринимательского сектора перед обществом.

Количество компаний, публикующих нефинансовую отчетность, за период с 2005 по 2009 гг. увеличилось почти в четыре раза.

В 2007 году Россия впервые была представлена в международных базах данных (www.corporateregister.com) как страна, в которой компании и организации выпускают нефинансовую отчетность.

Социальная активность предпринимательского сектора набирает обороты, несмотря на то, что государство сохранило роль «главного партнера», зачастую использующего свой административный ресурс, особенно в отношении бизнеса.

Необходимо отметить, что в данный период появляются положительные примеры эффективного взаимодействия власти, бизнеса и некоммерческих организаций, но при этом некоммерческий сектор в целом остается «слабым» и малоэффективным партнером. 

5 этап. 2009–настоящее время. Формирование новой концепции – корпоративного гражданства.

Экономический кризис 2009 года стал не только серьезным испытанием финансовой устойчивости компаний, но и тестом на жизнеспособность концепций и реализуемых практик корпоративной социальной ответственности. В 2009 году затраты компаний на КСО и нефинансовую отчетность существенно снизились, причем снижение достигало 70%.

Экономические условия 2009 года заставили большинство компаний пересмотреть свое отношение к социальным программам и прийти к выводу, что несмотря на отсутствие коммерческой составляющей даже такие проекты должны подвергаться проверке на эффективность. Поэтому время, когда бизнес запускал масштабные социальные проекты без определенного плана и понимания ожидаемого эффекта, прошло, а точку в таком подходе бизнес-структур поставил кризис 2008–2009 гг. [2].

Однако необходимо отметить, что в крупных международных компаниях, где уже накоплен большой опыт управления социальными программами, несмотря на кризисные явления в экономике планы по реализации социальных проектов практически не претерпели изменений.

В октябре 2010 года публикуется Международный стандарт ISO 26000:2010 «Руководство по социальной ответственности», который является первым стандартом в сфере социально-экономических отношений в целом.

В марте 2013 года введен в действие национальный стандарт ГОСТ Р ИСО 26000 «Руководство по социальной ответственности», который идентичен международному стандарту ISO 26000:2010. Этот документ затрагивает вопросы организации труда, развития и социальной поддержки работников, взаимоотношения со всеми стейкхолдерами, принципы взаимодействия с контрагентами и вовлечения бизнеса в решение социально значимых общественных задач.

Выводы

Таким образом, концепция корпоративной социальной ответственности постепенно переходит на более зрелый уровень – уровень корпоративного гражданства, где компания является полноценным «гражданином» общества.

Можно выделить основные факторы, подталкивающие российский бизнес расширять использование практик корпоративного гражданства:

- разработка и внедрение норм и стандартов КСО, принятие хартий, меморандумов и кодексов корпоративного поведения, необходимых для формирования положительного имиджа и деловой репутации «ответственного гражданина»;

- возможность получения определенных конкурентных преимуществ при росте конкуренции на внутренних и мировых рынках, так как в некоторых странах, например, отсутствие сертификации по стандарту ISO 26000 исключает возможность получения госзаказа;

- постоянно возрастающее давление со стороны всех стейкхолдеров (государства, акционеров, работников, общества и т.д.), связанное с повышенными ожиданиями от бизнеса;

- повышение активности органов государственной власти, направленное на привлечение бизнес-структур к решению социально-экономических проблем общества;

- увеличение роли профессиональных НКО в эффективной реализации социальных проектов и программ бизнеса.

Необходимо отметить, что формирование концепции корпоративного гражданства в России идет хоть и с отставанием, но в соответствии с мировыми тенденциями, и охватывает пока только крупный бизнес. Интегрирование концепции корпоративного гражданства в деятельность компаний позволит им получить ряд конкурентных преимуществ, сформировать положительный имидж и стать полноправными «гражданами» общества.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Бизнес и власть в России: теория и практика взаимодействия // А.Н. Шохин, П.О. Авен, С.Р. Борисов и др.; Под науч. ред. проф. А.Н. Шохина. – М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2011.
2. Доклад «О тенденциях в сфере КСО в России в 2009 году». – М.: РСПП, 2009.
3. Перегудов С.П., Семененко И.С. Корпоративное гражданство: концепции, мировая практика и российские реалии. – М.: Прогресс-Традиция, 2008.
4. Перегудов С.П. Политическая система России в мировом контексте: институты и механизмы взаимодействия / С.П. Перегудов; Ин-т мировой экономики и международных отношений РАН. – М.: РОССПЭН, 2011.
5. Яковлев А.А. Эволюция стратегий взаимодействия бизнеса и власти в российской экономике // Российский журнал менеджмента. – 2005. – Том 3, № 1.