Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»12 / 2013

Контагиозность коррупции: распространение между регионами

Борцев Валерий Викторович, аспирант кафедры политической экономии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

Corruption Contagiousness: Distribution among Regions - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 86

Аннотация:
Статья посвящена анализу феномена распространения коррупции как между соседними странами, так и среди их территориальных субъектов. Выявляются предпосылки, основные факторы и причины, способствующие возникновению такого эффекта. Производится анализ результатов эмпирических исследований, делаются выводы и определяются направления практического применения полученных результатов.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Борцев В.В. Контагиозность коррупции: распространение между регионами // Российское предпринимательство. – 2013. – Том 14. – № 12. – С. 157-162.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Феномен коррупции уже продолжительное время интересует ученых. Это явление по своей сути настолько многогранно и обширно, что является своеобразным неиссякаемым источником постоянно выявляющихся новых научных фактов. Тема распространения коррупции – отдельный пласт исследований, который, как не парадоксально, является малочисленным с точки зрения количества выпущенных работ на это тематику. Большинство трудов посвящено изучению процесса передачи коррупции в обществе. При этом выделяется два типа распространения: – «вертикальное распространение» – в общем смысле от «государства» к гражданам; – «горизонтальное распространение» – передача коррупции среди членов общества. Причины и распространение коррупции Способ «вертикального распространения» является наиболее классическим представлением, на котором a-priori основывается большая часть исследований. Гораздо меньшее количество ученых выделяет процесс «горизонтального распространения» [3]. Все вышеперечисленные способы справедливы на микроуровне, то есть относятся к передаче коррупции между индивидами внутри страны. Если коррупция способна, подобно болезни, прогрессировать, распространяясь среди членов общества, то есть основания полагать, что аналогичным образом возможна передача и между странами, то есть на макроуровне. Следует сразу оговориться, что такое направление в научных изысканиях в отношении коррупции является относительно новым, однако здесь уже представляется возможным выделить два направления: – исследования межстрановой контагиозности; – исследования внутристрановой мужсубъектной контагиозности. В первом случае изучаются взаимозависимости между странами или группами стран. Во втором – исследователей интересуют территориальные субъекты внутри страны. До рассмотрения каждого из них отдельно, для того чтобы не возникало ситуации, связанной с запутанностью терминологии, как для стран, так и для их субъектов применяется термин «регион». Большое количество ученых, исследуя феномен коррупции, используют панельные данные по обширному множеству регионов с тем, чтобы выявить особенности воздействия этого явления, как на социальные, так и на экономические индикаторы. Однако, как не парадоксально, в значительно меньшей степени их интересует выявление зависимости фактов колебаний уровня коррупции в каком-либо регионе (или их группе) от изменений показателя коррупции в другом (других). Иными словами, как динамика уровня коррупции в исследуемом регионе влияет на соответствующие значения в соседних. Следует отметить, что такой эффект присущ не только регионам, расположенным в географической близости друг к другу, но и обладающим иными «объединяющими» характеристиками, среди которых выделяются экономические, политические, социальные, демографические, культурные, исторические и др. Также можно полагать о наличии подобного явления и среди стран-членов каких-либо политических, экономических или других объединений, союзов, а также между регионами, которые объединены, например, общей характеристикой уровня развития («развитые» и «развивающиеся»). Однако, по мнению ряда исследователей, территориальная близость, среди прочих, является наиболее значимым признаком. В теории, межрегиональное распространение коррупции возникает по трем причинам [2]. – процессы глобализации и повсеместного усиления деловой активности привели к высокому уровню интеграции, в связи с чем существует большая вероятность распространения коррупционного поведения индивидов между регионами с интенсивными деловыми контактами; – распространение коррупции возможно посредством трансграничной деятельности организованной преступности; – сформированное мнение о фактических масштабах коррупции гражданами одного региона генерирует их ожидания относительно будущего роста. Вследствие социальных межрегиональных взаимодействий восприятие коррупции передается гражданам других стран. В целом, теоретический подход к исследованию процесса распространения коррупции на межрегиональном уровне зиждется на трех основных фундаментальных предпосылках [4]: 1. Эндогенные взаимодействия. Уровень коррупции в одном регионе зависит от такового в окрестных регионах. 2. Контекстуальные взаимодействия. Уровень коррупции в одном регионе зависит от экзогенных характеристик окрестных регионов. 3. Корреляционные эффекты. Показатели коррупции в соседних регионах, как правило, имеют близкие значения, по причине наличия схожих индивидуальных особенностей или аналогичных институциональных сред. Изучая межрегиональную контагиозность коррупции, необходимо выявлять каналы, через которые происходит процесс распространения. Особо явной представляется передача через взаимодействия между индивидами [4]. Также можно выделить такие важнейшие факторы, как общий язык, культура, традиции, исторические связи, и экономические отношения. Поскольку коррупция является обширным, масштабным явлением, жизнеспособность подобных гипотез следует подтверждать (или опровергать), в первую очередь, с помощью эмпирических исследований. Межстрановая контагиозность коррупции Для выявления фактов передачи коррупции между странами необходимо построение сложных моделей, куда были бы внесены как пространственные, так экономические и политические связи. Так, в работе, опубликованной в 2008 году, использовались данные по 120 странам [1]. Эконометрическая модель была нацелена на выявление пространственных связей. Анализ эмпирических данных подтверждает гипотезу о том, что рост уровня коррупции в одной стране непосредственно влияет на соответствующий рост в соседней. Более того, в результате в регионе устанавливается некоторый средний уровень коррупции. Помимо передачи через социум, выделяется также распространение посредством торговых взаимоотношений, как на государственном, так и на бизнес-уровне. Практическим выводом является признание необходимости координирования антикоррупционной политики между странами, близко расположенными друг к другу или же тесно связанными экономически. Имеет смысл разработка, принятие и последующее соблюдение региональных и международных соглашений по борьбе с коррупцией, в рамках которых должны быть определены наказания и возможности международного преследования, то есть за пределами территории, где было совершено преступление. Также в 2009 году было предпринято исследование, основанное на перекрестных данных по 123 странам. Результаты подтверждают выводы, которые были получены ранее, но с некоторыми уточнениями. Так, масштаб распространения коррупции сокращается с ростом географической удаленности. Более того, это оказалось справедливым, как, собственно и существование контагиозности, только при объединении стран по признаку «выявленной общей политической культуры». Распространение коррупции вне таких групп явилось слабо выраженным. Однако существует и противоположная точка зрения, подтвержденная эмпирически. Так, в 2011 году было предпринято исследование, в котором использовались данные по 171 стране. В результате было доказано отсутствие межстранового коррупционного контагиозного эффекта [5]. Близость показателей уровней коррупции в соседних странах оказалась явной, однако это объясняется скорее ранее не использующимся в подобных исследованиях параметром, который определял аналогичные характеристик институциональных сред. Внутристрановая мужсубъектная контагиозность коррупции Тема передачи коррупции внутри страны от одного территориального субъекта к другому затрагивается учеными еще реже. В 2007 году американскими учеными исследовался уровень коррупции во всех штатах США с целью выявления контагиозности. Для анализа использовались панельные данные за девятилентний период. Результаты подтвердили существование процесса передачи коррупции от одного штата к другому. Более того, была выявлена и степень воздействия. Так, рост уровня коррупции в окрестностях штата на 10% приводил к соответствующему росту внутри штата в среднем на 4–11% [7]. Практического применения в современных российских реалиях такие результаты дать не могут. Однако, изменив параметры модели, с тем чтобы выявить взаимозависимость между уровнями коррупции на федеральном и региональном уровне, становятся возможными получение и оценка результатов, которые могут быть использованы при формировании пакета антикоррупционных мер в России. Коррупция, возникающая на федеральном уровне, переходит на региональный уровень, что является неизбежным процессом. Сама форма федеративного устройства государства не является ни генератором, ни катализатором коррупции, однако, согласно результатам исследования, она может являться причиной сохранения, поддержания уровня коррупции [6]. Результаты подтверждают внутристрановую контагиозность коррупции и выявляют явный характер эндогенности коррупции в федеративном государстве. Вывод Феномен контагиозности коррупции является относительно новым направлением в области изучения базового явления коррупции. К настоящему времени имеются все основания полагать о наличии прямого эффекта распространения коррупции между территориальными субъектами внутри страны. Нельзя, однако, судить о существовании аналогичного эффекта между соседними странами. Определяющим фактором в таком случае является близость характеристик институциональных сред или общность выявленной политической культуры. Иными словами, межстрановая контагиозность коррупции возникает только в случае наличия дополнительных объединяющих институциональных, политических или экономических признаков. Территориальная близость в таком случае является необходимым, но не достаточным условием.

Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Attila J.G. Is Corruption Contagious? An Econometric Analysis // NUPI Working Paper. – 2008. – 742.
2. Becker S.O., Egger P., Seidel T. Common political: Evidence on regional corruption contagion // European Journal of Political Economy. – 2009. – Vol. 25. – № 3. – P. 300–310.
3. Dong B., Dulleck U., Torgler B. Conditional corruption // Journal of Economic Psychology. – 2012. – Vol. 33. – № 3. – P. 609–627.
4. Manski C.F. Economic analysis of social interactions // Journal of Economic Perspectives. – 2000. – Vol 14. – № 3. – P. 115–136.
5. Marquez M.A. Salinas-Jimenez J., Salinas-Jimenez M. Exploring differences in corruption: the role of neighboring countries // Journal of Economic Policy Reform. – 2011. – Vol. 14. – № 1. – P. 11–19.
6. Plekhanov A. Endogenous Corruption in a Federation // The B.E. Journal of Economic Analysis & Policy. – 2007. – Vol. 7. – № 1. – P. 1–29.
7. Rajeev K.G., Nelson M.A. Are corrupt acts contagious? Evidence from the United States // Journal of Policy Modeling. – 2007. – Vol. 29. – № 6. – P. 839–850.