Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»11 / 2012

Стратегические альянсы компаний и сетевой характер рыночных отношений

Кузнецова Светлана Юрьевна, аспирант кафедры финансы и кредит, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Россия

Strategic Alliances of Companies and Network Character of Market Relations - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 77

Аннотация:
В статье рассматривается проблема формирования стратегических альянсов компаний как формы проявления сетевого характера рыночных отношений через контрактацию. Доказан положительный экономический эффект от использования мультидивизиональной структуры управления в условиях финансового кризиса.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Кузнецова С.Ю. Стратегические альянсы компаний и сетевой характер рыночных отношений // Российское предпринимательство. – 2012. – Том 13. – № 11. – С. 62-66.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Взрывной рост количества интеграционных сделок среди компаний, в которых внедрена унитарная структура управления (У-структура), свидетельствует о том, что У-структура в условиях мирового финансового кризиса стала более уязвимой. Предприятия вынуждены корректировать свою стратегию развития и сосредоточиться на тактических антикризисных мерах. Заключив интеграционные сделки, предполагающие создание полуавтономных производственных отделений компаний, руководители заменяют не оправдавшую себя в условиях кризиса У-структуру управления на мультидивизиональную структуру (М-структуру), позволяющую оптимизировать производственные и транзакционные издержки и/или получить конкурентное преимущество посредством координации необходимых знаний и ресурсов.

Выбрав М-структуру, руководители создают стратегические альянсы компаний, заключив контракт о межфирменном финансовом сотрудничестве [1]. Под термином «стратегический альянс компаний» понимается форма делового сотрудничества между предприятиями, основанная на отсутствии контроля над собственностью участников при наличии полного или частичного контроля над их поведением. Данный организационный тип компании характеризуется свободно связанной, гибкой структурой, горизонтально организованной сети равноправных, независимых партнеров, позволяющей достичь синергетического эффекта за счет вклада каждого из участников бизнес-альянса. Таким образом, М-структура управления представляет собой сеть. Существует несколько сетевых моделей:

– первая модель: сетевая структура, объединяющая крупные динамично развивающейся компании, которые в целях диверсификации номенклатурной линейки продукции выбирают для партнерства более мелкие бизнес-единицы, обладающие дефицитными ресурсами. В этом случае сеть становится иерархизированной и в стратегическом партнерстве крупное предприятие занимает лидирующее положение;

– вторая модель: сеть юридически самостоятельных, близких по размеру предприятий, действующих в рамках одной технологической цепочки, объединившиеся с целью усиления монопольного положения и рыночного влияния, посредствам появления новых мощностей, достаточных для получения крупных, в том числе государственных заказов [2].

Контракт в деятельности стратегического альянса

Согласно теории транзакционных издержек, партнеры по стратегическому альянсу действуют «преднамеренно рационально», то есть обладают данной способностью лишь в «ограниченной степени», но для успешного функционирования М-структуры управления необходимо соединение ограниченной рациональности по средствам переговорного процесса, поэтому деятельность компаний в сети строится на основе контрактов [3].

В рамках экономической науки контракты исследуются с точки зрения целей, которым служит данное соглашение. Теория отраслевой организации различает теорию контрактов как «монопольных рычагов» и теорию контрактов как «экономическую эффективность». Монополистический подход к анализу контракта исследует ограничения в отношении потребителей, а также воздействие интеграции на конкурентов, то есть контракт определяется как механизм финансовой дискриминации [4]. «Эффективные» подходы к анализу контракта определяют внешние и внутренние побудительные мотивы к заключению контракта, где главным мотивом выделяют экономию трансакционных издержек. Исследование в рамках теории контрактов практически полностью основывается на дифференцированном отношении людей к риску.

Данный вывод базируется на анализе характеристик экономического поведения, представляющих собой соединение ограниченной рациональности и оппортунизма, сложности транзакций и специфичности активов. В контракте между партнерами по сделке оговаривается предмет сотрудничества участников, продолжительность существования альянса, механизмы контроля, риск, доля прибыли от совместной деятельности, а так же право собственности каждого из партнеров на совместное имущество.

Контракт в деятельности стратегического альянса выступает: как правоотношение; как юридический факт, порождающий обязательства; как документ, фиксирующий факт возникновения обязательств по воле его участников. Таким образом, заключение контракта накладывает юридические обязательства на стороны, заключившие интеграционную сделку, с последующим выполнением обязательств [5, 6].

Трансакционные издержки

Создание сетевой структуры при заключении стратегического альянса компаний призвано обеспечить благоприятные условия для высокоэффективного и динамичного развития предприятия. Для анализа целесообразности заключения интеграционной сделки за базовую единицу принимается трансакция, а синергетический эффект определяется с точки зрения минимизации трансакционных издержек [7]. Трансакционные издержки − это издержки пользования рыночным механизмом, включающие в себя следующие виды затрат:

– затраты на поиск рыночной информации;

– издержки ведения переговоров, включая затраты времени и ресурсов в ходе переговорного процесса;

– затраты на юридическое оформление условий контрактов, убытки неудачных переговоров или задержки по заключению эффективных соглашений;

– издержки контроля за соблюдением условий контракта;

– затраты на контроль за выполнением контракта;

– затраты, связанные с оппортунистическим поведением [8].

Позднее трансакционные издержки стали обозначать любые виды затрат, сопровождающих взаимодействие бизнес-партнеров, протекающее на рынке или внутри организаций, так как деловое сотрудничество в рамках иерархической структуры сопровождается трениями и потерями. Экономическая теория транзакционных издержек характеризует человеческую натуру, используя понятия ограниченной рациональности и оппортунизма.

Ограниченная рациональность отражает ограничение познавательных способностей, а оппортунизм − наличие у индивидов максимального стремления к реализации личных интересов [9] . В рамках альянса объединяются несколько независимых компаний, поэтому результатом объединения часто становится наличие нескольких руководящих центров, которые сообща принимают решения, касающиеся либо общего проекта, либо совместного рода деятельности, что приводит к значительному снижению трансакционных издержек, так как наличие согласия между партнерами приводит к прочному компромиссу. Участники стратегического альянса привносят в него собственную культуру: одни партнеры могут становиться более (или менее) влиятельными, другие − проявлять больший (или меньший) интерес к сотрудничеству.

Почему между партнерами иногда возникают агентские отношения?

Нередко между партнерами возникают агентские отношения. Это связано с тем, что интересы и цели компаний, входящих в альянс, зачастую противоречат друг другу. Вполне вероятно, что общие цели могут вступить в конфликт с более индивидуальными интересами того или иного партнера. В альянсе ни одна из сторон не может навязать некоторое решение проблемы в ущерб другой. Нестабильность альянсов, так часто упоминаемая многими экспертами, сама по себе не является недостатком, так как принятые стратегические решения обратимы [10].

Систематизировав основные причины возникновения агентских отношений между участниками стратегических альянсов на современном этапе развития бизнеса, можно сделать вывод, что они заключаются в следующем:

– установление приоритета самого процесса заключения сделки над получением результата в виде синергетического эффекта (финансового, технологического, маркетингового и т.п.) − удовлетворение личных амбиций;

– отсутствие четкий целевых ориентиров интеграции;

– ошибка в определении потенциальных интеграционных эффектов на всех этапах планирования;

– неверный выбор конкретных объектов в сделке (несоответствие фактических характеристик компаний-участников планируемым);

– изменение целевых ориентиров и ресурсной обеспеченности участников сделки в процессе ее реализации;

– изменение макроэкономической ситуации;

– недостаточная компетенция специалистов, организующих и исполняющих сделку, в том числе на этапе интеграции объектов.

Заключение

В условиях нестабильной внешней среды М-структура управления как форма проявления сетевого характера рыночных отношений приносит положительный экономический эффект как для не конкурирующих фирм, так и для фирм-конкурентов. Структура дает возможность предприятиям по средствам кооперации аккумулировать необходимые знания и ресурсы, разработать новые технологии, расширить ассортиментный портфель и рынки сбыта, а также освоить отрасли деятельности своих поставщиков или потребителей. Выбрав М-структуру, компания получает устойчивое преимущество, так как современная бизнес-среда характеризуется глобализацией постоянно и быстро изменяющихся технологий, продукции и процессов.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Herzel L. Bidders and Targets: Mergers and Acquisitions. Basil Blackwell, Inc. / L.Herzel, R.W. Shepro.: Cambridge. – 2009. − № 43. − C. 406.
2. Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов. – М.: Олимп Бизнес, 2011. − 1008 с.
3. Уильямсон О. Экономические институты капитализма. – СПб, 2010. − 691 с.
4. Коуз Р. Фирма, рынок и право. – М.: Новое издательство, 2007. − 224 с.
5. Гальдский В.Ю. Российская практика Стратегических альянсов в России // Издательское дело. − 2011.
6. Bohi M. Discount and Premium // Harvard Business Review. 2009. № 4. P.82.
7. Lins K. International evidence on the value of corporate diversisfication/ K Lins, H.Servaes // Journal of Finance. 1999. № 54.
8. Коуз Р. Природа фирмы. – М.: Новое издательство, 2008. − 321 с.
9. Jemison J.В., Sitkin S.B. Acquisitions − the process can be a problem // Harvard Business Review. 1986. March−April. P. 107−116.
10. Грачев М.В. Международный бизнес. Стратегия Альянсов. – М.: Дело, 2010. − С. 240.