Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»1 / 2002

Интеллектуальная собственность в Российской Федерации: актуальные проблемы и перспективы

Афанасьева Юлия Андреевна, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст

Аннотация:
Определение инновационной деятельности было дано в письмах Инновационного совета при Председателе Совета Министров РСФСР от 19 апреля 1991 года и Министерства финансов РСФСР от 14 мая 1991 года. В соответствии с указанными разъяснительными документами под инновационной (внедренческой) деятельностью понимается деятельность по созданию и использованию интеллектуального продукта, доведению новых оригинальных идей до реализации их в виде готового товара на рынке. К этой деятельности относится, в частности, совокупность или сочетание следующих направлений научно-технических и посреднических работ: организация экспертиз, внедрение и тиражирование изобретений, ноу-хау, научно-технических разработок, научных произведений, открытий, промышленных образцов, товарных знаков, коммерческих обозначений и других произведений, на которые распространяются международно признанные права, относящиеся к интеллектуальной собственности в сфере науки и техники, технологий и научно-технической документации; подготовка и проведение научно-исследовательских, проектных, опытно-конструкторских и маркетинговых исследований с целью создания образцов новой техники и технологий, патентно-лицензионная деятельность. Продолжение. Начало в 12/2001.
Цитировать публикацию:
Афанасьева Ю.А. Интеллектуальная собственность в Российской Федерации: актуальные проблемы и перспективы // Российское предпринимательство. – 2002. – Том 3. – № 1. – С. 89-93.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Определение инновационной деятельности было дано в письмах Инновационного совета при Председателе Совета Министров РСФСР от 19 апреля 1991 года и Министерства финансов РСФСР от 14 мая 1991 года [1]. В соответствии с указанными разъяснительными документами под инновационной (внедренческой) деятельностью понимается деятельность по созданию и использованию интеллектуального продукта, доведению новых оригинальных идей до реализации их в виде готового товара на рынке. К этой деятельности относится, в частности, совокупность или сочетание следующих направлений научно-технических и посреднических работ: организация экспертиз, внедрение и тиражирование изобретений, ноу-хау, научно-технических разработок, научных произведений, открытий, промышленных образцов, товарных знаков, коммерческих обозначений и других произведений, на которые распространяются международно признанные права, относящиеся к интеллектуальной собственности в сфере науки и техники, технологий и научно-технической документации; подготовка и проведение научно-исследовательских, проектных, опытно-конструкторских и маркетинговых исследований с целью создания образцов новой техники и технологий, патентно-лицензионная деятельность.

Само понятие “инновационная деятельность” нуждается в более четком определении. По сути инновационная деятельность является предпринимательской, ибо направлена на использование новшеств в целях получения прибыли. Инновационная деятельность следует непосредственно за созданием и выявлением новшеств и заключается в их реализации в целях получения нового или улучшения производимого продукта (работы, услуги), способа его производства, а также в организации эффективного удовлетворения общественных потребностей в новых товарах и услугах.

Еще одна проблема состоит в том, что по качеству российское патентное законодательство ничуть не уступает патентному законодательству развитых стран, но в России механизмы его реализации еще не выработаны, и много сопутствующих подзаконных актов пока не принято. Нарушения прав интеллектуальной собственности в ряде случаев обусловлены несовершенством механизма патентования, который не гарантирует владельцу патента защиты его исключительных прав. Это происходит по следующим причинам.

Во-первых, в России существует три вида патентования: идеи, научно-исследовательских и опытно-конструкторской разработок. На каждом этапе можно взять за основу уже запатентованную разработку, несколько изменить ее и запатентовать как собственную. В случае если уникальная идея защищена патентом, но не реализована, существует вероятность того, что она будет технически исследована какой-нибудь компанией, обладающей мощными научными и финансовыми структурами, запатентована как научно-исследовательская разработка в России и в других странах и произведена в конкретном продукте. В такой ситуации истинному автору идеи будет очень сложно защитить свои права. Поэтому отечественные новаторы прибегают к патентованию только тогда, когда инновация готова к массовому производству или продается за границу.

Во-вторых, патенты достаточно долго регистрируются по времени. В процессе анализа разработки возможна утечка информации. Компания, получившая “инсайдерскую” информацию, патентует ее за границей, что автоматически лишает истинного владельца возможности экспортировать и лицензии, и продукт, произведенный на основе запатентованной в России технологии.

Несовершенство механизмов реализации законодательства порождает также множество проблем, связанных с охраной и передачей прав интеллектуальной собственности. До сих пор нет четкой политики в области принадлежности прав. У автора инновации нет стимулов для развития своих идей на государственном предприятии. Перспективные идеи оказываются “выведенными” с государственных предприятий в частный сектор. В результате развивается недобросовестная конкуренция работника с работодателем, исполнителя по гражданско-правовому договору с заказчиком, а государству остается сожалеть об упущенной выгоде, поскольку первоначально изобретение разрабатывалось на государственных мощностях.

Основополагающим законодательным актом, регулирующим конкурентные правоотношения в Российской Федерации, является Закон РФ “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках” [2]. Несмотря на то, что этот закон определяет общие правовые основы регулирования конкурентных отношений, он не обеспечивает их эффективного регулирования применительно к объектам интеллектуальной собственности.

В законе отсутствуют прямые нормы, отражающие специфику отношений в инновационной и научно-технической областях. Фактически решение подобного рода вопросов регулируется специальным законодательством: Патентным законом Российской Федерации [3], Законом Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” [4], Законом Российской Федерации “О правовой охране топологий интегральных микросхем” [5], Законом Российской Федерации “О правовой охране программ для вычислительных машин и баз данных” [6], Законом Российской Федерации “Об авторском праве и смежных правах” [7], Законом Российской Федерации “О селекционных достижениях” [8] и др. Но и эти нормативно-правовые акты не обеспечивают в полной мере надлежащего воздействия на ситуацию в инновационной сфере. В них не содержатся нормы, стимулирующие использование объектов интеллектуальной собственности в инновационной деятельности, а также нормы, противодействующие экономически необоснованному монополизму владельцев объектов интеллектуальной собственности. Эти законы не регулируют конкурентные отношения применительно к использованию в инновационной деятельности объектов интеллектуальной собственности, созданных на основе государственного финансирования, а также при выполнении гражданско-правовых договоров. Действующее законодательство не выделяет отдельно те объекты, которые были созданы на основе государственного финансирования (из федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации). Поэтому по отношению к этим объектам применяются те же правовые нормы, что и к объектам интеллектуальной собственности, созданным в результате исполнения служебного задания. Как следствие, остаются большие возможности для недобросовестной конкуренции работника по отношению к работодателю и инвестору.

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона Российской Федерации “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках” федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Федерации запрещается совмещение их функций с функциями хозяйствующих субъектов. Поэтому права на объекты интеллектуальной собственности закрепляются за организацией-исполнителем или автором и вводятся ими в экономический оборот уже на основании легальной монополии. Для государства это практически означает невозможность устанавливать оптимальные, отражающие интересы всего общества условия использования в инновационных процессах объектов интеллектуальной собственности, созданных на основе государственного финансирования. В результате возможно возникновение следующих негативных последствий:

‑ переход монопольных прав на такие объекты интеллектуальной собственности к зарубежным хозяйствующим субъектам с соответствующим снижением конкурентоспособности российских товаропроизводителей;

‑ увеличение оплачиваемой из государственного бюджета цены поставляемой для государственных нужд продукции (услуг) на величину рыночной стоимости лицензии на использование соответствующего объекта интеллектуальной собственности, которую должен будет приобрести поставщик этой продукции (услуги);

‑ невозможность льготного стимулирования использования таких объектов интеллектуальной собственности в общественно значимых инновационных процессах.

В рамках действующего законодательства предпринимаются попытки сохранить определенную степень государственного контроля над использованием объектов интеллектуальной собственности, созданных на основе финансирования из государственного бюджета, путем включения в соответствующие нормативные документы или в контракты на государственное финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ условий о передаче имущественных прав организации, уполномоченной этими органами.

Однако и в случае передачи полномочий на управление интеллектуальной собственностью уполномоченной организации могут возникнуть определенные трудности. Передача прав на управление нематериальной собственностью уполномоченной организации, не имеющей реальных материальных и технических возможностей, будет малоэффективна для инновационного распространения результатов интеллектуальной деятельности.

Анализу эффективности использования российского законодательства в области вовлечения интеллектуальной собственности в бизнес-процессы будет посвящена заключительная часть статьи в следующем номере журнала.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241