Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»11 / 2001

Поддержка глобальных преимуществ американских производителей

Емельянов Сергей Владимирович, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН, кандидат экономических наук, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст

Аннотация:
Глобальные (всемирные) преимущества – разновидность конкурентных преимуществ фирм, которые связаны с приобретением активов, приносящих внеэкономические эффекты их собственникам, а также с возникновением ответственности собственников за их использование. Речь идет о соблюдении социальных, экологических стандартов в деятельности предприятий, а также о развитии такой формы деятельности, которая имеет глобальные результаты и использует мировые ресурсы. Особенностью преимуществ подобного рода является придание конкурентоспособности не только экономике, но и социальной сфере стран, в которую в той или иной мере проникает деятельность фирм. Отсюда следует, что в создании преимуществ подобного рода должно активно участвовать государство, для которого социальная сфера – предмет естественной компетенции. Из этого вытекают еще две особенности глобальных конкурентных преимуществ: во-первых, в любом случае их приобретает весь американский народ, во-вторых, – их распространение на фирмы может быть длительным процессом, в течение которого в социальной сфере станут воспроизводиться ресурсы, которые в будущем будут вовлечены в хозяйственный оборот.
Цитировать публикацию:
Емельянов С.В. Поддержка глобальных преимуществ американских производителей // Российское предпринимательство. – 2001. – Том 2. – № 11. – С. 23-30.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Глобальные (всемирные) преимущества – разновидность конкурентных преимуществ фирм, которые связаны с приобретением активов, приносящих внеэкономические эффекты их собственникам, а также с возникновением ответственности собственников за их использование. Речь идет о соблюдении социальных, экологических стандартов в деятельности предприятий, а также о развитии такой формы деятельности, которая имеет глобальные результаты и использует мировые ресурсы. Особенностью преимуществ подобного рода является придание конкурентоспособности не только экономике, но и социальной сфере стран, в которую в той или иной мере проникает деятельность фирм. Отсюда следует, что в создании преимуществ подобного рода должно активно участвовать государство, для которого социальная сфера – предмет естественной компетенции. Из этого вытекают еще две особенности глобальных конкурентных преимуществ: во-первых, в любом случае их приобретает весь американский народ, во-вторых, – их распространение на фирмы может быть длительным процессом, в течение которого в социальной сфере станут воспроизводиться ресурсы, которые в будущем будут вовлечены в хозяйственный оборот.

 

В первую очередь, глобальные преимущества производителей создаются в связи с возникновением экологических ограничений в отраслях первичного (добывающего) сектора экономики. Несмотря на то, что правительство делает попытки защищать производителей металлов от импорта, вводя антидемпинговые меры, всё же эти предприятия сталкиваются с всё большими ограничениями со стороны правительства. По сути дела, его политика направлена на выдавливание подобных предприятий за границы страны. Основной претензией, предъявляемой к предприятиям добывающей промышленности, является значительный ущерб, наносимый окружающей среде.

Принятый в 1872 году закон о добыче полезных ископаемых позволял разведывать и разрабатывать месторождения любому предприятию. В рамках этого закона до недавнего времени работало более 330 тысяч фирм. Добывающие компании могли “запатентовать”, а по сути дела купить разрабатываемый участок за символическую цену: $2,50-$5 за акр. Больше платежей государству не поступало. В 1999 г. Конгресс принял закон, ограничивающий разработку частных и общественных земель. Например, вновь принятый Акт, защищающий суверенитет земель (The American Land Sovereignity Protection Act), требует согласия Конгресса на разработку земель, находящихся в списке “Мировое достояние ООН” или являющихся биосферными резервами.

Как и многие другие отрасли американской промышленности, предприятия, добывающие металлы и неметаллические полезные ископаемые, должны согласовывать свою деятельность с законодательством по охране окружающей среды на федеральном уровне, уровне штатов и местном уровне. На федеральном уровне эти вопросы регулируются:

а) Законом по консервации и восстановлению ресурсов (the Resource Conservation and Recovery Act);

б) Законом о чистой воде (the Clean Water Act), который регулирует загрязнение поверхностных вод;

в) Законом о чистом воздухе (the Clean Air Act), который создан для предотвращения и контроля загрязнения воздушного пространства;

г) Законом об ответственности за состояние окружающей среды, компенсации и ответственности (the Comprehensive Environmental responce), прописывающим механизм восстановления закрытых и покинутых истощившихся участков.

В 1999 г. отрасль металлодобычи также стала подотчётна Агентству по охране окружающей среды (Enviromental Protection Agency) относительно соответствия стандартам программы контроля токсичных выбросов (Toxic Release Inventory). Эта программа определяет химические вещества, которые во время добычи допускаются к выбросу в воздух, воду и почву.

Таким образом, политика государства относительно предприятий данной отрасли весьма агрессивна. Прежде всего, она направлена на сохранение окружающей среды и, как следствие, повышение качества жизни американской нации. Т.е. в данном случае глобальные преимущества получает только сообщество американских производителей и вся американская нация в целом, но не отрасли, в отношении которых осуществляется жесткое экологическое регулирование.

Несколько иные результаты экологическая политика приобретает, если производство отрасли, выведенное за границу, остается под контролем американских фирм. Это, прежде всего, относится к нефтегазовой промышленности США, иностранные активы предприятий которой весьма значительны. В этом случае как производство, так и (что особенно интересно) в значительной степени – потребление ‑ вынесены за пределы “осваиваемой” территории. Однако поскольку капитал продолжает функционировать, он требует стабильности рынков, находящихся за пределами территории США. Экологические глобальные преимущества, получаемые таким образом американскими производителями, требуют дополнения в виде преимуществ, возникающих в результате благоприятствующей ведению глобального нефтяного бизнеса системы поддержания стабильности мирового нефтяного рынка.

Цели внешней энергетической политики США вытекают из Национальной энергетической стратегии, обновлённой в 1998 г. Они направлены на обеспечение растущих потребностей США в энергоресурсах, на сохранение американской экономики как самой мощной в мире, на сокращение зависимости США, их друзей и союзников от потенциально ненадёжных поставщиков энергоресурсов и на выполнение обязательств по защите окружающей среды. В качестве основного направления деятельности в рамках внешней энергетической политики стратегия декларирует:

а) повышение энергетической безопасности США;

б) развитие мировых энергетических рынков;

в) решение экологических проблем мировой энергетики.

Речь в первую очередь идёт о прекращении перебоев в поставках энергоресурсов и резких колебаний мировых цен на энергоносители, а так же сохранении собственных запасов энергоресурсов. США заинтересованы в консервации собственных месторождений и в доступе к чужим [1].

Приоритетными для США являются отношения со странами, обладающими крупными запасами энергоресурсов, в первую очередь со странами Персидского залива и Латинской Америки. Большое внимание уделяется энергетическому сотрудничеству с Россией и другими странами каспийского региона. В отношении последних основной упор делается на содействие рыночным преобразованиям, укрепляющим позиции американских компаний в странах региона, поскольку рыночные преобразования, сопровождающиеся активным сокращением государственного регулирования, приводят к упрощению структуры экономики и придания ей сырьевой ориентации.

 Наравне с Персидским заливом прикаспийский регион трактуется госдепартаментом США в качестве “сферы жизненно важных интересов США”, затрагивающих безопасность страны. При этом главным мотивом является контроль доступа не только к месторождениям, но и к путям их транспортировки. Для достижения своих основных целей США стремятся диверсифицировать источники энергоресурсов и обеспечить их надёжные поставки. На глобальном уровне большое значение уделяется Международному Энергетическому агентству (МЭА), созданному в 1974 году по инициативе Генри Киссинджера. Благодаря принципу “взвешенности голосов” США играют в МЭА главную роль. Под эгидой агентства проводятся конференции и исследования по добыче и транспортировке углеводородов [2]. Кроме этого США принимают участие в выработке европейской энергетической хартии, влияют на политику стран АТР.

Итак, в последние годы приоритетным стало развитие каспийского направления. Это связано с заинтересованностью в понижении зависимости США от стран Персидского залива, которые заинтересованы в скорейшем разделении Каспия по национальным секторам. США проводят многовариантную политику:

во-первых, поддерживается вариант транспортировки азербайджанской нефти через территорию России;

во-вторых, оказывается дипломатическая поддержка строительству трубопровода Баку-Джейхан через Турцию;

в-третьих, дискредитируется российско-турецкий проект “Голубой поток”.

Одним из важных инструментов глобальной политики в сырьевом секторе являются санкции. Им подвергаются страны, угрожающие экономическим интересам США или создающие угрозу демократическим принципам.

В последнее время активизируется кампания против российского “Газпрома”, французской компании “Тоталь” и малазийской компании “Петронас” за планы в участии в разработке иранского газового месторождения “Южный парс” в Персидском заливе [3].

Таким образом, к списку глобальных конкурентных преимуществ американских производителей можно добавить преимущества безопасности ведения глобального бизнеса, а основными направлениями правительственной политики по  поддержанию этих преимуществ, следует считать:

‑ контроль за мировыми сырьевыми рынками;

‑ контроль за коммуникациями по транспорту сырья;

‑ влияние на экономико-политические системы стран - основных поставщиков сырья на мировые рынки.

 Во вторичном (промышленном) секторе политика создания глобальных преимуществ также имеет место.

В отношении автомобилестроителей принимаются меры, связанные со стандартизацией выпускаемой продукции. Причем такая стандартизация направлена,

во-первых, на регулирование параметров воздействия автомобилей на окружающую среду (контроль за вредными выхлопами, ограничения по расходу топлива);

во-вторых, на регулирование параметров безопасности автомобилей для пассажиров.

При этом для производителей возникает проблема нахождения оптимального баланса между разными характеристиками автомобиля. Улучшение одной характеристики неизбежно ухудшает другие. Так, например, наиболее эффективный путь снижения расхода топлива – уменьшение массы автомобиля за счет применения в его конструкции более легких материалов, но в то же время такая модификация конструкции делает автомобиль более хрупким, менее устойчивым к внешним механическим воздействиям и, соответственно, менее безопасным.

Кроме того, часто возникают противоречия между потребительскими предпочтениями и политикой государства. Так, например, в последние годы на американском рынке существует тенденция к увеличению спроса на спортивные автомобили с мощными двигателями. В то же время, мощность и объем двигателя резко повышают показатели расхода топлива и выброса выхлопных газов, что идет вразрез с государственной политикой в отношении отрасли, которая имеет задачи прямо противоположные.

Если говорить более конкретно о данном аспекте политики государства в отношении отрасли, то современный ее этап связан с выходом в 1990 г. поправок к упоминавшемуся выше Закону о чистом воздухе, которые, в частности, обязали автопроизводителей снизить воздушные выбросы заводов-изготовителей автомобилей.

Положения данных поправок начали применяться в 1994 году. В соответствии со стандартами, установленными данным законом, предусматривалось снижение выбросов оксида азота и углеводорода соответственно на 60% и 40%. В 2003 году, в зависимости от состояния окружающей среды, планируется ужесточить указанные ограничения.

Также данными поправками предусматривается увеличение срока службы и гарантийного срока для электронного измерительного оборудования, установленного на автомобилях до 8 лет (что эквивалентно 80 тыс. миль пробега). К 1994 г. каждый выпущенный автомобиль необходимо было оборудовать приспособлениями, предотвращающими выход паров бензина из топливных баков. Кроме того, в 39 наиболее загрязненных районах автозаправки должны были располагать оборудованием для установки этих приспособлений на автомобили.

Обращает на себя внимание механизм приспособления отраслей вторичного сектора к экологическим ограничениям со стороны государства.

Отрасли, обладающие технологическими преимуществами, имеют возможность, изменив конструкционные и технологические параметры производства, соблюсти экологические стандарты без сокращения производства. В отличие от отраслей первичного сектора, где такое оганичение гораздо проблематичней. Таким образом, носителем глобальных конкурентных преимуществ становится как все американское хозяйственное сообщество, так и предприятия, ставшие объектом регулирования.

В случае с автомобильной промышленностью обретение предприятиями глобальных конкурентных преимуществ компенсируется частичной потерей ими технологических преимуществ (связанных с экономией на издержках, что позволяет участвовать в ценовой конкуренции), поскольку установление на автомобиль оборудования по нейтрализации вредных выбросов в атмосферу или утяжеление конструкции в целях повышения безопасности ведет росту издержек и цен. Иной пример демонстрирует экологическая политика правительства в обувной и кожевенной отрасли. Она также проводится через деятельность Агентства по охране окружающей среды, которое устанавливает разнообразные экологические нормы (нормы на отходы производства, нормы воздушных и водных выбросов и т.д.).

Применение такой политики побудило фирмы к совершенствованию своих технологий. Использование вторичного сырья, использование в производстве новых технологий, снижающих количество используемых химикатов, уменьшило вред, наносимый окружающей среде при одновременном снижении трудозатрат и издержек, что делает американскую кожу более конкурентоспособной на мировом рынке.

В случае с обувной отраслью не только усиливаются как общие (всего хозяйственного сообщества), так и частные (фирм) глобальные преимущества, но одновременно возникают и технологические преимущества. То есть происходит двойное увеличение конкурентоспособности. Данный пример заслуживает особого внимания как удачное согласование частных и общественных интересов в процессе наращивания глобальной конкурентоспособности производителей.

 


[1] Жизнин С.  Энергетическая дипломатия США // США-Канада: экономика, политика, культура, 2000 год, №2, с.72

[2] Жизнин С. Ук. соч, с.75

[3] Жизнин С. Ук. соч., с.85


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241