Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»6 / 2013

Роль международных корпораций в развитии инновационной экономики в России

Вермель Мария Владимировна, аспирантка факультета мировой экономики и мировой политики, Государственный университет – Высшая школа экономики, Россия

Role of International Corporations in Developing Innovative Economy of Russia - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 105

Аннотация:
Анализируется динамика и структура прямых иностранных инвестиций в российскую экономику, развитие дочерних подразделений международных компаний и совместных предприятий. Выделены факторы привлекательности российского рынка для деятельности крупных международных корпораций и факторы, определяющие вероятную будущую специализацию России на научных разработках и технологически сложном производстве. Исследуются преимущества и риски перенесения на территорию России высокотехнологичного производства. Проводится оценка привлекательности для международных корпораций отдельных отраслей и преимуществ их инновационного развития для экономики страны.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Вермель М.В. Роль международных корпораций в развитии инновационной экономики в России // Креативная экономика. – 2013. – Том 7. – № 6. – С. 59-72.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


По мере того, как началось восстановление притока инвестиций в Россию после мирового финансового кризиса 2008–2009 годов, на территории нашей страны стало увеличиваться число дочерних предприятий и подразделений международных компаний, а также совместных предприятий, создаваемых российскими и зарубежными компаниями. Также активизировалась работа международных компаний в сфере слияний и поглощений, в том числе и на российском рынке.

Приток прямых иностранных инвестиций в Россию

По данным Росстата, иностранные инвестиции в Россию в 2012 году составили 154,6 млрд долларов США, что на 18,9% меньше, чем в 2011 г. Однако это значительно выше предкризисного пика, достигнутого в 2007 г. с результатом 120,9 млрд долларов США. Снижение по сравнению с 2011 г. можно объяснить отложенным ростом за годы кризиса.

Основная часть иностранных инвестиций в 2012 г. пришла в обрабатывающие производства (49,2 млрд долл.), в финансовую систему (43,4 млрд долл.), в оптовую и розничную торговлю (25,4 млрд долл.), в добычу полезных ископаемых (18,2 млрд долл.). 

Одновременно с этим, что более важно, в 2012 г. наблюдался рост прямых иностранных инвестиций на 1,4% – до 18,7 млрд долл. США, закрепивший восстановление в 2011 г. докризисного уровня.

В числе стран, из которых осуществляется большая часть иностранных инвестиций в Россию, традиционно лидируют Швейцария, Кипр и другие офшоры.

В связи с этим распространено мнение, что большая часть инвестируемых в российскую экономику средств зарубежных компаний фактически является реинвестированием денег, ранее выведенных за границу, а большинство иностранных инвесторов в реальности выступают дочерними компаниями российских предприятий. Однако это в наибольшей степени относится к портфельным инвестициям и практически не затрагивает прямые инвестиции.

Планы международных корпораций, опубликованные, в том числе, в 2008-2009 гг., свидетельствуют о том, что даже в годы кризиса они не отказывались от долгосрочных инвестиционных планов в отношении России. Например, по данным пресс-релиза Boeing, опубликованного летом 2009 г., в ближайшие 30 лет компания планирует вложить более 27 млрд долл. в развитие совместных с российскими партнерами проектов, связанных с производством титана, проектированием и разработкой гражданских самолетов и другой авиационной техники, а также с оказанием в России услуг и приобретением материалов.

Факторы привлекательности российского рынка для деятельности международных корпораций

Россия в значительно меньшей степени пострадала от кризисных явлений, чем большинство стран Западной Европы и Азии, и российский рынок смог сравнительно быстрее восстановиться. Например, по данным исследования, опубликованного Ernst & Young в июне 2010 г., Россия заняла пятое место среди стран мира по количеству инициированных в течение года новых проектов, ставших объектами международных инвестиционных вложений (количество проектов составило более 200, что на 18% больше, чем в 2009 г.). По результатам аналогичного исследования за 2011 г. [1], страна поднялась на 4-ое место, а доля российских в общем числе проектов в Европе, осуществленных за счет прямых иностранных инвестиций, составила 5%. В целом рост количества таких проектов в России за 5 лет с 2006 по 2011 г. составил 130%. При этом 54% всех проектов, финансируемых за счет прямых иностранных инвестиций в 2009–2010 гг., приходятся на долю промышленного сектора, в частности автомобильной и пищевой промышленности.

При сложившейся конъюнктуре еще подверженные кризисным явлениям Западная Европа и США не могут более обеспечить международные корпорации достаточно высокими темпами роста как в секторах B2C, так и в секторах B2B для развития бизнеса. А такие быстро растущие рынки, как, например, Китай и Индия, все еще не располагают достаточным платежеспособным потребительским спросом. В результате сейчас сформировалась уникальная благоприятная ситуация для развития российского рынка именно за счет выхода и расширения деятельности на нем крупных международных корпораций. Например, корпорация United Technologies участвует в реализации 25 совместных c российскими промышленными и аэрокосмическими предприятиями технологически сложных проектах направления B2B. Продукция, производимая в России в рамках этих проектов, включает лифты и эскалаторы, оборудование для систем отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха и холодильные установки, авиадвигатели и газотурбинные установки и многое другое [2].

Факторы, определяющие будущую специализацию России на научных разработках и технологически сложном производстве

Одновременно с этим в отличие от Индии, Китая и других стран Юго-Восточной Азии, бурный экономический рост которых был связан с переносом на их территории производственных подразделений международных корпораций, Россия не обладает достаточным количеством дешевых трудовых ресурсов. Таким образом, перенос сюда трудоемких и технически простых производств не принесет ощутимого повышения эффективности. Основным преимуществом трудовых ресурсов в России является их высокий уровень образования и квалификация, а также значительный накопленный научный потенциал в ряде отраслей. Это формирует предпосылки для переноса международными корпорациями в нашу страну наукоемких производств и отдельных этапов научно-технических разработок. 

Причем в равной степени вероятно расширение активности как в направлении создания на территории России специализированных дочерних компаний, так и в направлении размещения научно-исследовательских или производственных заказов в уже существующих российских компаниях и научно-исследовательских организациях.

Одним из примеров является многолетнее сотрудничество с российскими партнерами крупнейшего немецкого производителя станков Deckel-MahoGildemeister (DMG), осуществляемое как напрямую с материнской компанией, так и посредством дочерней компании DMG в России. В 2012 году DMG в Ульяновской области было начато строительство станкостроительного завода [3]. По данным компании, новый завод начнет выпуск продукции с 4-го квартала 2013 года, его производственные мощности составят в год до тысячи станков, предназначенных для предприятий авиационной и космической промышленности. Председатель правления Gildemister AG Рюдигер Капица объяснил выбор места для строительства нового завода следующим образом: «Первая причина заключается в том, что вокруг Ульяновской области сконцентрировались наши основные поставщики. Во-вторых, Ульяновск находится в центре того региона, который мы определяем как основной рынок сбыта нашей продукции».

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов в своем комментарии этого события журналистам «Эксперта» называет основное преимущество строительства DMG нового завода для региональной экономики: «У нас работает уже много немецких предприятий, которые пришли к нам с высокотехнологичным производством. Станкостроение всегда было визитной карточкой Ульяновской области. К сожалению после распада СССР Ульяновский станкостроительный завод прекратил свое существование, а учебная база и кадры остались. Строительство еще одного нового производства даст несколько сотен новых рабочих мест и познакомит регион с новой культурой производства» [4]. Помимо завода DMG, в частности, на территории Ульяновской области ряд высокотехнологичных международных корпораций немецкого происхождения сегодня работают также в других отраслях. В их числе, например, первый в России диализный медицинский центр компании Fresenius Medical Care – с 2008 года и завод по производству систем безопасности для немецких и японских автомобилей компании TAKATA-Petri – с 2012 года [5].

Преимущества перенесения на территорию России высокотехнологичных производств международных корпораций

Прежде всего, такое перенесение предполагает формирование дополнительных финансовых потоков в высокотехнологичных отраслях и как следствие их рост и развитие. Важно, естественно, и практическое применение существующих на сегодняшний день в России научно-технических разработок в производстве и появление новых разработок, целенаправленно ориентированных на нужды международных корпораций. Последнее связано с тем, что только крупные международные корпорации наряду с государством обладают достаточными финансовыми ресурсами для формирования и поддержания устойчивого спроса на инновации, в частности направления B2B. Фактически, о чем свидетельствует опыт других стран, к которым, прежде всего, относятся Япония и Китай, приход на территорию страны международных корпораций, ориентированных на производство высокотехнологичной продукции, становится стимулом для формирования вокруг них специализирующихся на инновациях кластеров.

С одной стороны, международные инновационные корпорации, обладая структурными подразделениями в различных странах и являясь носителями и создателями технологий мирового уровня, способствуют их распространению за счет технологического обмена при сотрудничестве с национальными предприятиями. С другой – вокруг крупных международных инновационных корпораций, как правило, естественным путем складывается поддерживающая их инфраструктура из малых и средних компаний-подрядчиков [6], что оказывает влияние на формирование специализации регионов их расположения, и способствует поддержанию национальной конкурентоспособности.

Наибольшую привлекательность для международных корпораций представляют отрасли с наименьшим уровнем государственного участия. Следовательно, расширение их деятельности будет способствовать дополнительной диверсификации российских инноваций, до сих пор преимущественно финансируемых государством и узко специализированных на таких направлениях, как энергетика, авиационно-космическая и военная промышленность и ряде других.

Наиболее развитой высокотехнологичной отраслью российской экономики при минимальном участии государства является IT. В связи с этим не удивительно, что центр по разработке программного обеспечения корпорации Intel в России является крупнейшим после США среди всех научных подразделений компании. Корпорация Cisco, в свою очередь, в июне 2010 года заявила о намерении в течение ближайших 10 лет инвестировать в развитие высоких технологий в России до 1 млрд долл., а также о планах в дальнейшем разместить на территории Сколково вторую свою глобальную штаб-квартиру отдела перспективных технологий.

Дополнительными позитивными эффектами от присутствия международных корпораций в технологически сложных секторах российской экономики являются внедрение международных стандартов качества и экологичности производств, рост производительности труда и повышение эффективности работы в данных секторах. Это достигается как за счет внедрения международными корпорациями лучших образцов бизнес-практик и повышения качества корпоративного управления, так и посредством внедрения ими технологических усовершенствований, применяемых на мировых рынках, но являющихся инновациями с точки зрения российского рынка.

Один из примеров – опыт работы на российском рынке электроэнергетики международных корпораций E.ON и Enel, которые, не являясь лидерами рынка ни по выработке, ни по установленной мощности, оцениваются аналитиками отрасли как наиболее эффективные, устойчиво развивающиеся и потенциально растущие, а следовательно, привлекательные в качестве объектов инвестиционных вложений. Опыт работы на российском рынке E.ON и Enel стал одним из факторов, стимулирующих запуск программ повышения эффективности и оптимизации производства в других тепло- и электрогенерирующих компаниях отрасли.

Также последнее стало стимулом развития сопутствующих отраслей промышленности. В частности, между General Electric, Интер РАО ЕЭС и УК «Объединенная двигателестроительная корпорация» (ОАО «УК «Объединенная двигателестроительная корпорация» является дочерней компанией корпорации «Оборонпром», входящей в состав корпорации «Ростехнологии»)в 2011 году было заключено соглашение о создании совместного предприятия в Ярославской области по производству и реализации высокоэффективных промышленных газовых турбин с низким уровнем выброса. Строительство завода начато осенью 2012 года, а его запуск ожидается во 2-м квартале 2014 г. [7]. По оценкам компаний – инициаторов проекта, объемы будущего производства позволят на ближайшие годы полностью удовлетворить растущий в России спрос на высокоэффективные среднеразмерные энергоблоки для проектов комбинированного производства тепловой и электрической энергии.

По словам председателя правления Интер РАО ЕЭС Бориса Ковальчука, создание данного совместного предприятия «позволит Интер РАО ЕЭС серьезно укрепить свои позиции в инжиниринговом бизнесе, будет способствовать продвижению современных высокоэффективных технологий на российском энергетическом рынке, а также благоприятно скажется на социальных показателях в регионе».

Президент и главный исполнительный директор General Electric в России и СНГ Рон Поллетт с точки зрения интересов General Electric оценивает этот проект следующим образом: «Будучи глобальной компанией, GE стремится к максимальному участию в развитии ключевых направлений тех стран, в которых мы работаем. Энергетика является одним из бесспорных локомотивов российской экономики.

С началом работы нового предприятия передовые технологии, разработанные нашими специалистами по всему миру, получат большее распространение в России, что соответствует нашей общей стратегии по расширению присутствия на российском рынке».

Помимо высококвалифицированного персонала и растущего потребительского спроса с точки зрения международных корпораций наибольшую привлекательность России придают ее большие запасы нефти и газа и развитый топливно-энергетический комплекс. Несмотря на значительные ограничения в данной отрасли, ее высокую политизированность, монополизированность и преобладание государственного участия в капитале компаний международные корпорации, включая инновационные, охотно инвестируют в ее развитие, считая существующие риски оправданными. Преимущественно эти инвестиции на сегодняшний день жестко лимитированы и носят характер портфельных.

Однако при участии международных корпораций существует значительный потенциал развития инновационных секторов в отраслях российской экономики, связанных с добычей и переработкой полезных ископаемых. Например, Лу Наумовски, вице-президент и глава московского представительства компании Kinross Gold Corporation, в своем интервью аналитикам компании Ernst & Young высказывает следующее распространенное среди руководителей международных корпораций мнение: «Страна, имеющая такие богатые природные ресурсы, как Россия, должна сделать упор на привлечение и стимулирование инвестиций, позволяющих осуществить модернизацию и внедрить инновации в секторе геологоразведки, добычи и переработки полезных ископаемых».

Инновационное развитие данного направления позволило бы России превратить в однозначное преимущество фактор, который традиционно воспринимается большинством экспертов скорее как недостаток с точки зрения перспектив экономики знаний: специализацию на добыче полезных ископаемых, принявшую черты «голландской болезни». И реализовано это может быть в значительной степени за счет участия международных корпораций, для которых, с одной стороны, жестко лимитирован непосредственный доступ к разработке месторождений, а, с другой – они осознают высокую прибыльность даже косвенно связанных с этим отраслей.

Одним из существующих сегодня примеров совмещения сотрудничества российской и международной корпораций в сфере добычи полезных ископаемых с развитием инноваций в данной отрасли является сотрудничество Роснефти и Exxon Mobil в совместном проекте по оценке возможностей коммерческой разработки и опытной разработке трудноизвлекаемых запасов нефти Баженовской и Ачимовской свит в Западной Сибири. Соглашение о создании совместного предприятия (51% – Роснефть, 49% – Exxon Mobil) с целью реализации данного проекта было подписано в декабре 2012 года.

В соответствии с данным соглашением, работы будут вестись на принадлежащих Роснефти 23-х лицензионных участках общей площадью более 10 тыс. кв. км., а Exxon Mobil, со своей стороны, предоставит финансирование на реализацию программы опытных работ, современные технологии и специалистов в области геологии, разработки, проектирования и заканчивания скважин, услуги по производственному управлению при бурении сложных горизонтальных скважин, необходимых для оценки и коммерческого освоения трудноизвлекаемых запасов [8].

Риски, связанные с перенесением на территорию России высокотехнологичных производств международных корпораций

Одним из основных рисков, возникающих при массовом приходе международных корпораций в инновационные отрасли страны, является снижение государственного контроля над данными отраслями и как следствие возможностей регулирования их развития и проведения различных видов стимулирующей инновации государственной политики.

Международные корпорации выбирают места размещения для своих подразделений, выполняющих различные этапы производственного цикла, руководствуясь, прежде всего, собственной выгодой. В результате этого, как правило, в зависимость от решений международных корпораций попадает специализации отдельных небольших городов, в которых расположены производства, регионов и даже целых стран. Но при этом на территориях отдельных стран, как правило, не формируются полные производственные циклы – только отдельные этапы. И целые отрасли национальной экономики оказываются в тесной зависимости от развития ситуации в других странах, в особенности тех, в которых осуществляются смежные производственные этапы. В отдельных случаях это может стать фактором, влияющим на национальную безопасность.

Не меньшую опасность представляет возможность принятия решений международными корпорациями о сокращении масштабов того или иного технологически сложного производства или перенесении тех или иных инновационных разработок из одного своего подразделения в другое, расположенное в другой стране. В результате, сокращается спрос на научные и инженерные кадры внутри страны, что влечет за собой серьезные социальные последствия и снижение общего технического и инновационного потенциала. Последнее можно, в частности, наблюдать на примере имеющей ныне место ситуации в шведской экономике [9].

Политика, проводимая международными корпорациями, может как способствовать притоку капитала в инновационные отрасли страны, так и, наоборот, быть направленной на вывод прибылей, полученных за счет ведения бизнеса (в том числе инновационного) в стране, и их реинвестирование в экономики других стран. Для России эта проблема приобретает все более острый характер. Однако в случае России если международные корпорации зарубежного происхождения с каждым годом увеличивают объем инвестиций в промышленное производство и научно-технические разработки в нашей стране, то международные корпорации, центральные офисы которых расположены в России, напротив, стремятся к развитию своих существующих зарубежных подразделений и приобретению новых.

Выход российских компаний на международные высокотехнологичные рынки

По данным Economist Intelligence Unit за последние десять лет, несмотря на международный финансовый кризис, прямые инвестиции российских компаний в экономики других стран выросли в 16 раз. Большая их часть приходится на энергетику и сопутствующие отрасли и связана с приобретением месторождений, а также и газо- и нефтетранспортирующих, перерабатывающих и сбытовых компаний, однако с каждым годом также растет инвестиционная активность международных корпораций российского происхождения на высокотехнологичных рынках других стран.

К числу наиболее широко обсуждавшихся примеров относятся: покупка Вымпелкомом телекоммуникационных компаний Weather Investments в Египте и Киевстар на Украине в 2010 году; покупки Росатомом в 2009 году немецкой компании Nukem Technologies и в 2010 году – канадской компании Uranium One; в 2009–2011 годах активная деятельность по покупке крупных пакетов в Facebook, Twitter, Alibaba Group, Groupon и многих других российской инвестиционной компанией Digital Sky Technologies, фактически, являющейся специализированной структурной надстройкой над Mail.ru. С некоторыми оговорками к данному списку можно также добавить покупку Сбербанком РФ в 2012 году турецкого банка Denizbank, ранее принадлежавшего французско-бельгийскому банку Dexia.

В энергетической отрасли российские инвестиции за рубежом помимо экстенсивного расширения существующего бизнеса и проникновения на национальные рынки других стран в отдельных случаях также направлены на получение доступа к технологиям в таких областях, как повышение энергетической эффективности и альтернативные источники энергии [10].

Одним из примеров является совершенная в конце 2011 года покупка Газпромом немецкой компании Envacom Service, занимающейся, в частности, производством энергии из экологически чистых источников (ветер, солнце, биогаз). Впрочем, данная сделка имела двойное значение для Газпрома, поскольку ее результатом стал не только доступ к инновационным технологиям в секторе альтернативной энергетики, но и первый прецедент выхода Газпрома на розничный энергетический рынок Германии.

Нетипичным примером российских инвестиций в иностранные высокие технологии является участие Роснано в качестве основного венчурного инвестора в британской компании Plastic Logic, занимающейся разработкой технологии производства гибких экранов для различных IT устройств на основе пластиковых, а не кремниевых микро-чипов. В данном случае основной целью является покупка иностранной технологии на этапе разработки с целью внедрения, развития и коммерциализации в России  [11]. Этот случай интересен тем, что обычно происходит обратная ситуация: международные корпорации иностранного происхождения инвестируют в российские стартапы с целью приобретения технологии российских разработчиков и внедрения ее в своих подразделениях в других странах.

Интересен также случай группы компаний Оптоган, занимающейся производством светодиодов и светодиодной техники, бизнес которой с самого начала ее существования носил международный характер. Первые компании, входящие в состав группы, были основаны российскими разработчиками в Финляндии и Германии, однако затем выкуплены крупными российскими инвесторами Роснано, Онэксим и РИК, и только после этого были созданы российские компании группы Оптоган. Основные производственные мощности и значительная часть научных разработок Оптогана также расположены в Германии, в России – конечные этапы производства, связанные со сборкой и основной рынок сбыта. По данным компании, это связано с тем, что в Германии размещаются ключевые поставщики, расположение производства в непосредственной близи от которых позволяет значительно сократить стоимость конечной продукции. При этом завод, построенный Оптоганом в Германии «с нуля» и запущенный в 2011 году, является вторым по величине производством светодиодов в Европе.

Влияние инвестиционной активности на высокотехнологичных рынках других стран международных корпораций с российским происхождением на развитие инновационной экономики в России нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, это является примером значительного оттока из страны капитала, который мог бы быть направлен в инвестиции на внутреннем рынке. С другой стороны, во многих случаях речь идет об инвестициях, осуществляемых, прежде всего, с целью получения стратегических преимуществ для развития как всего бизнеса корпорации в целом, так и, в первую очередь, бизнеса ее подразделений, расположенных в России. В особенности это относится к те случаям, когда корпорации за счет покупки иностранных компаний получают доступ к новым технологиям, впоследствии внедряемым в России, к более эффективным поставщикам или к новым рынкам сбыта.

Роберт Херманн, управляющий директор по вопросам инвестиционного консультирования компании Germany Trade and Invest (GTAI), занимающейся от имени немецких властей помощью иностранным инвесторам в Германии, охарактеризовал текущую ситуации следующим образом: «Российские инвесторы имеют значительные финансовые возможности и активно инвестируют в те активы, с помощью которых они могли бы эффективнее обслуживать, в том числе, российский рынок».

Важным позитивным фактором также является то, что расширение присутствия российских компаний на международном рынке как в качестве производителей инновационной продукции, так и в качестве инвесторов в высокотехнологичные сектора экономик других стран способствует быстрому улучшению образа российского бизнеса и России в восприятии иностранных инвесторов и международных компаний, находящихся в стадии принятия решения о прямых инвестициях в инновации в России.

Выводы

Автор полагает, что сейчас сформировалась оптимальная ситуация для развития российского рынка за счет перенесения на него научно-исследовательских подразделений крупных международных корпораций и технологически сложных производств с целью последующей реализации продукции на внутреннем рынке. Это обусловлено как внутренними, так и внешними факторами привлекательности российского рынка, практически не связанными с проводимой государством стимулирующей политикой.

В числе инновационных отраслей российской экономики, наиболее привлекательных для деятельности международных корпораций, автор выделяет:

• IT как наиболее инновационно развитую отрасль при наименьшем государственном участии;

• производство машин и оборудования, а также их последующие обслуживание и модернизацию как отрасль, наиболее активно подпитываемую спросом крупных российских промышленных предприятий;

• отрасли, связанные с разведкой, добычей и переработкой полезных ископаемых как наиболее финансово привлекательные в структуре российской экономики, но практически закрытые для участия международных корпораций во всех сферах, кроме инновационных.

Велика вероятность того, что развитие данные отраслей и увеличение их доли в структуре экономики за счет активизации деятельности на территории страны крупных международных корпораций будет происходить в России в ближайшие годы.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Растущие возможности. Исследование инвестиционной привлекательности России. – Ernst & Young, 2011 г.
2. Обзор инвестиционных проектов, реализуемых в рамках двустороннего сотрудничества России и США. – Портал внешнеэкономической информации. Министерство экономического развития РФ, 2012 г.
3. Инвестиции. Факты и комментарии. Выпуск №4 (20-30 сентября 2011 г.). Департамент содействия инвестициям ТПП России.
4. Возрождение станкостроения. – Expert Online, 2011.
5. Кузнецов Г. От METRO до Gildemeister AG – от торговли до трансферта технологий. – Улпресса, 2012.
6. Дынкин А., Сироткин О., Уткин А. Нелинейная инновационная модель: не принять значит, проиграть. – Человек и труд, 2004, № 5.
7. Пресс-релиз компании Оборонпром от 31.10.2012.
8. Пресс-релиз компании Роснефть от 7.12.2012.
9. Sandberg О. Research and Innovation Policy in Sweden; lessons to be learned? Презентация на конференции «Accomplishing the Goals of the Renewed Lisbon Strategy – Problems and Solutions» (слайд № 10), 2008.
10. Сумленный. Незаметные победы русского капитала. – Эксперт 2011, № 45 (778).
11. Эрлих А. Новая стратегия Plastic Logic: «От планов создания предприятия в России не отказываемся». – Зеленоград. ру, 2012.