Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»4 / 2012

Повышенное внимание государства к регулированию электронных денег – тотальный контроль или необходимая мера?

Рябов Вячеслав Олегович, аспирант кафедры финансового менеджмента, Российский государственный торгово-экономический университет, Россия

Increased Attention of State To Electronic Money Regulation – Total Control or Necessary Arrangement? - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 26

Аннотация:
Абсолютно очевидно, что электронные деньги (ЭД) взяли только лучшее от своих предшественников и имеют огромнейший конкурентный потенциал. Однако при всем при этом политика нашего государства в отношении ЭД остается не совсем понятной и логичной.
Цитировать публикацию:
Рябов В.О. Повышенное внимание государства к регулированию электронных денег – тотальный контроль или необходимая мера? // Креативная экономика. – 2012. – Том 6. – № 4. – С. 29-35.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Само понятие электронных денег (ЭД) появилось относительно давно по сравнению с возможностью их повсеместного использования.

Оборот с ограничениями

В связи с изменением технической стороны вопроса, то есть с нарастающей доступностью компьютерных технологий, представление об ЭД видоизменялось, и в настоящее время его можно сформулировать примерно следующим образом: электронные деньги – это некоторая информация, передаваемая любыми способами электронной коммуникации и исполняющая роль купюр и монет при произведении платежей как в Интернете, так и в офлайне [1]. В принципе, определения ЭД могут разниться в зависимости от того, на что хочет сделать упор его автор. Но нам приведенное определение представляется наиболее полным и понятным. Даже если не вдаваться в технические подробности использования ЭД, на основе данного определения можно сделать выводы относительно преимуществ и недостатков ЭД перед всеми остальными формами денег, которые имеют место в России. Для более четкого понимания отличий сведем эти данные в таблицу.

Признак

Наличные денежные средства

Безналичные денежные средства

Электронные денежные средства

Легитимность

+

+

+/-
(пока среди населения используются не столь широко)

Анонимность

+

-

+
(без учета давления со стороны государства)

Защищенность

+/-
(часто, по сравнению с другими, подделывают)

+

+

Портативность (мобильность)

+/-
(при малых суммах)

+

+

Удобство расчетов

+

+/-
(существуют простои из-за бездействия оператора в виду праздников, выходных дней и т.п.)

+

 Абсолютно очевидно, что ЭД взяли только лучшее от своих предшественников и имеют огромнейший конкурентный потенциал по каждому из приведенных признаков.

Однако при всем при этом политика нашего государства в отношении ЭД остается не совсем понятной и логичной.

Из приведенной выше сравнительной таблицы следует, что ЭД имеют сходство с наличными денежными средствами в плане удобства использования (ЭД так же, как и наличные, «всегда под рукой» и расчеты с их использованием не прекращаются на время бездействия оператора, предоставляющего эти услуги, так как они в этом плане не привязаны к человеческому фактору настолько сильно, как безналичные денежные средства – речь в данном случае идет о праздниках и выходных днях, которые для безналичных денежных средств являются сигналом к прекращению движения, так как они привязаны к банкам), а также с безналичными денежными средствами в плане дистанционности использования.

В итоге в виде ЭД мы получаем некую усовершенствованную форму наличных денежных средств, которая, несомненно, нуждается в дополнительных аспектах регулирования, учитывая свою электронную природу.

В общем-то, не так давно наше государство в рамках Закона о национальной платежной системе такое регулирование включило в законодательную базу (до этого момента ЭД даже не имели четкого статуса). Однако давайте посмотрим, что собой представляют аспекты регулирования ЭД в контексте закона. Рассмотрим наиболее интересные для нас положения:

1. В случае непроведения оператором электронных денежных средств идентификации клиента – физического лица в соответствии с Федеральным законом от 7 августа 2001 года №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» использование электронного средства платежа осуществляется клиентом – физическим лицом при условии, что остаток электронных денежных средств в любой момент не превышает 15 тысяч рублей. Указанное электронное средство платежа является неперсонифицированным [2].

2. Общая сумма переводимых электронных денежных средств с использованием одного неперсонифицированного электронного средства платежа не может превышать 40 тысяч рублей в течение календарного месяца [2].

То есть что мы в итоге получаем: анонимно (то есть без отчета оператору, а в конечном итоге – государству) ЭД можно использовать только для микроплатежей. Крупная бытовая техника зачастую стоит больше введенного в законе «анонимного» лимита на одну операцию. А если учесть инфляцию и, как следствие, удорожание многих товаров, то сумма в 15000 рублей кажется просто смешной. Кроме того, стоимость услуг многих компаний часто в разы превышает 15000 рублей. В данном случае месячный лимит в 40000 рублей на анонимные операции не играет никакой положительной роли, так как ключевым моментом все же является введенное ограничение на одну «анонимную» операцию (ни один магазин не продаст вам холодильник в 2 захода).

Проведя аналогии в данном случае с наличными денежными средствами (ЭД, как нам видится, имеют больше всего сходства именно с ними, недаром их зачастую называют электронными наличными), получаем, что государство не просто хочет ввести централизованное регулирование ЭД, а делает попытки вести учет того, куда вкладывает свои средства население.

С первого взгляда может показаться, что это немного параноидально и что ЭД нуждаются в особом контроле, учитывая свою «сейчас – здесь, через секунду – там» природу, и что в свете масштабной борьбы с коррупцией и терроризмом это все смотрится в целом оправданно.

Однако если не сгущать краски и взглянуть на это все несколько в ином свете, получается следующее: действительно, учитывая первоначально анонимный характер операций, ЭД часто использовались (во всяком случае, могли и, во всяком случае, как нас уверяют государственные деятели) в плохих целях (терроризм, коррупция, укрывание налогов и т.д.). Однако не стоит забывать, что наличные денежные средства использовались в подобных целях в разы, если не сказать в сотни и тысячи раз больше. И тем не менее у государства не появлялось желания ограничить свободу анонимного обращения наличных. Это было бы, мягко говоря, глупо.

Точно так же глупо, как нам видится, ограничение анонимности ЭД в пользу (или под видом) защиты от вышеупомянутых угроз. Давайте немного порассуждаем: ЭД – это предоплаченный продукт и эмитируются они только в том случае, когда клиент передал необходимую соответствующую сумму эмитенту. Соответственно, теоретически технические средства позволяют знать абсолютную величину эмитированных ЭД в обращении. Точно так же теоретически технические возможности позволяют проследить количество выведенных (то есть обмененных у эмитента обратно на наличные) ЭД. Все это в совокупности с возможностями цифровой подписи дает нам право утверждать, что подделка ЭД исключена. Во всяком случае, шанс того, что такое произойдет, настолько мал и настолько меньше, чем возможность подделки наличных денежных средств, что приводить это в качестве причины усиленного контроля над ЭД глупо!

Чрезмерная бдительность

Следующая возможная причина – это защита от использования ЭД в террористических целях. В свете того, что ЭД передаются от одного клиента к другому буквально за считанные секунды (а то и их доли), такая возможность не исключается. Однако может ли ограничение на отправку за один раз не более 15000 рублей и в месяц – не более 40000 рублей этому помешать? Конечно, нет! Не стоит забывать о том, что вход в эту систему абсолютно несложен и бесплатен. Соответственно, открыть несколько счетов и разбить необходимую сумму для пересылки на части – дело несложное. Да и вопросов от контролирующих органов в этом случае не появится, потому как суммы ничтожные и проверить каждую подобную операцию просто невозможно. Гораздо больше вопросов вызвала бы большая сумма для пересылки. Здесь сразу стоит оговориться, что в данном случае, на наш взгляд, анонимность все же понятие немного условное. Благодаря тому, что многие параметры операций могут быть где-то учтены, по косвенным признакам, так или иначе, можно отследить, куда пошли деньги, если данный вопрос заинтересует определенные структуры.

Соответственно, коррупцию исключаем из причин усиленного контроля над ЭД на тех же основаниях, что и терроризм.

Если же говорить об укрывании налогов при помощи ЭД, то стоит вспомнить о том, что ЭД не столь сильно пользуются популярностью среди населения. Укрывание налогов с использованием тех же наличных денег составляет настолько огромную величину, что приплетать к подобному вопросу и ЭД весьма глупо!

Более столь явных и веских причин для контроля за обращением ЭД нам не видится. Сразу же хочется подчеркнуть именно словосочетание «за обращением». Так как контролировать, на наш взгляд, нужно не обращение, а деятельность эмитентов ЭД. Основная потенциальная угроза исходит именно с их стороны, так как именно от них требуется обеспечение безопасности и защиты. Кроме того, входной билет на рынок ЭД должен быть доступен далеко не каждому. И это, пожалуй, единственное, с чем можно согласиться в списке нововведений Закона о национальной платежной системе относительно ЭД.

Если столь явные и понятные причины ограничения анонимности ЭД отсутствуют, сразу возникает вопрос относительно реальных причин данных действий со стороны государства. Ответ возникает сам собой – для того чтобы была очень точная и наименее затратная возможность контролировать траты населения. Своего рода тотальный контроль в его первоначальной «мягкой» форме. Однако многие люди могут задаться таким вопросом: при чем тут тотальный контроль, если процент использования ЭД среди населения не так велик? В ответ на этот витающий в воздухе вопрос хочется в общих чертах процитировать высказывание директора Гознака Аркадия Трачука, который заявил, что через несколько лет количество наличных денег (а они – основа среди платежных средств для населения) в стране сократится само собой [3]. Кстати говоря, своим высказыванием Трачук лишь прокомментировал предложение президента Сбербанка Германа Грефа премьер-министру Владимиру Путину объявить «войну с наличностью». Резкое сокращение объема наличности в стране, как считает Греф, может положительно сказаться на росте ВВП и позволит снизить масштабы теневой экономики, которая в России составляет около 40 процентов [3].

В итоге мы действительно получаем реальное осознание того факта, что власть готовит своего рода плацдарм для будущего контроля за тратами россиян. А возможность знать, что именно потребляет народ, сколько тратит, что предпочитает, дает очень много поводов для размышлений.

Нужно уже сейчас осознавать, что ЭД являются своего рода эволюционной формой наличных денежных средств и со временем, несомненно, вытеснят их, если не полностью из обращения, то очень значительную часть. И от того, как сейчас распорядится государство правом и возможностью регулирования ЭД, вполне возможно зависит будущее населения! Хочется верить, что все же причины сегодняшних действий относительно ЭД не связаны с описанным выше, но тогда этот вопрос остается открытым и непонятным.

Выводы

Для наглядности хочется привести небольшой пример: когда известный общественный деятель адвокат Алексей Навальный начал открытую борьбу с коррупцией в госзаказах, он попросил у людей поддержку в виде денег, отосланных всеми возможными способами, для поддержания этого проекта. Многие использовали для этого электронную платежную систему (ЭПС) «Яндекс-деньги». Однако скоро им позвонили некие неизвестные, которые поинтересовались, с какой целью были отосланы деньги [4]. Кто были эти люди, остается загадкой, но это и не так важно, насколько важен сам факт случившегося.

Стоит отметить, что ЭПС должны хранить тайну перевода денежных средств. Однако, по-видимому, эту тайну они перестали хранить под давлением определенных структур. И это ли не показатель!?


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. А. С. Генкин. Планета web-денег [Текст]. – Альпина Паблишер, 2003.
2. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=115625 [Электронный ресурс].
3. http://lenta.ru/news/2011/07/15/goznak/ [Электронный ресурс].
4. http://corrupcia.net/articles/fact-4456.html/ [Электронный ресурс].