Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»12 / 2010

Роль субъективного фактора в модернизации экономики

Колмыков Алексей Геннадьевич, К.э.н., председатель правления ОАО КБ «ВАКОБАНК», Россия

Role of Subjective factor in economical modernization - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 50

Аннотация:
Статья посвящена роли субъективного фактора в модернизационных процессах. Выделено два тормозящих модернизацию фактора: инерционное сопротивление социальной среды и недостаток квалифицированных кадров. Даны рекомендации по минимизации негативного воздействия факторов, тормозящих модернизацию.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Колмыков А.Г. Роль субъективного фактора в модернизации экономики // Креативная экономика. – 2010. – Том 4. – № 12. – С. 28-34.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Взятый в стране курс на модернизацию на словах поддерживает подавляющая часть общества. На самом деле реальных сторонников кардинальных перемен по объективным причинам может оказаться недостаточно, чтобы достигнуть намеченных результатов.

 

Силы противодействия

По мнению некоторых специалистов, в России вообще отсутствует реальная социальная база, которая могла бы стать мотором фундаментальных модернизационных перемен. Так, В.А. Красильщиков пишет: «И если в целом ряде слаборазвитых стран нет никаких объективных условий для модернизации, то в случае России главное, хотя, увы, и не единственное препятствие модернизации состоит в том, что в стране нет социальных субъектов, давно назревших и необходимых преобразований. Не заинтересованы в модернизации и широкие массы населения, которые образуют обширную социально-экономическую периферию. Добавим к этому усиливающийся дефицит квалифицированных, компетентных работников во всех сферах жизнедеятельности российского общества. Фактически страна переживает кадровую катастрофу, которая, конечно, неотделима от катастрофы демографической, но имеет также и вполне самостоятельное измерение» [1].

По сути, в приведенном высказывании специалиста речь идет о двух проблемах.

Во-первых, это существующее сопротивление революционным преобразованиям со стороны социальной среды.

Во-вторых, недостаток квалифицированных кадров для проведения модернизационных мероприятий.

Рассмотрим их.

Факторы торможения

Что касается первого из них, то речь идет о закономерности, которую подтверждает весь ход мировой истории. Удивительно точно ее охарактеризовал Й. Шумпетер: «Социальная среда всегда оказывает противодействие новому. Особенно активно оно со стороны тех, чьи интересы новатор вольно или невольно ущемляет. Сопротивление может проявляться как в виде препятствий правового или политического характера, так и в общественном осуждении. Сопротивление всегда, но в разной степени — в зависимости от того, насколько общество привычно к отклонениям» [2].

Объективно не заинтересованы в технологических переменах те слои населения, которые станут неконкурентны на новых рынках труда. Под воздействием коренных структурных изменений ряд профессий исчезнет вообще, в других случаях потребуется резкое повышение квалификации. По имеющимся расчетам внедрение новых технологий только в некоторых областях промышленного производства повысит выработку продукции на одного работника в 5-10 раз. Но есть у этого достижения и обратная сторона – массовое вытеснение работников из производства, то есть возникновение массовой структурной безработицы. До сих пор в теории и практике к этому виду безработицы относились как к неизбежному естественному явлению, которое компенсируется появлением новых рабочих мест в возникающих новых отраслях. Главное в этой ситуации – обеспечить переподготовку и повышение квалификации вытесненных из производства работников.

Но недавний опыт развитых стран (которые уже прошли еще предстоящую нам стадию технологического обновления) показал, что классическая схема практически равноценной компенсации потери рабочих мест в отмирающих отраслях появлением достаточного числа рабочих мест в новых отраслях перестала действовать. Новые производства менее трудоемкие и требуют специалистов такого уровня, что большинство вытесненных из традиционных отраслей работников по своему образовательному уровню не в состоянии овладеть новыми профессиями.

Вытеснение человека…

Настает давно предсказанный момент, вытекающий из сущности научно-технического прогресса, которая состоит в постепенном вытеснении человека из производства, вплоть до полного. До сих пор такая перспектива никем не отрицалась, она виделась в отдаленном будущем и не в таком интенсивном протекании. Поэтому первыми жертвами намеченной модернизации,  а следовательно, ее противниками станут широкие слои населения.

Но как ни странно на первый взгляд покажется, объективно не заинтересованы в коренной модернизации и представители власти, которые декларативно выступают ее инициаторами. Главное для любого государства – это обеспечение социальной стабильности, которая резко снижается под воздействием высокого уровня безработицы. Чтобы создать инновационный сектор, нужно изменить структуру промышленности с ее моногородами, но что делать с возникающими в результате закрытия базовых производств очагами мощного социального напряжения?

В ходе последнего кризиса правительство продемонстрировало, что поддержание социальной стабильности для него стоит на первом месте. Инновационные процессы тормозились на ряде предприятий прямыми запретами государственными органами существенно сокращать численность работников.

Выход из существующего противоречия

Наиболее эффективный компенсационный механизм, доказавший свою высокую эффектность, – это интенсивное развитие малого и среднего предпринимательства. Крупномасштабная структурная и технологическая перестройка экономики развитых стран привела к массовому высвобождению рабочей силы. В США в начале этого процесса в 1970–1985 годах на малых и средних предприятиях было создано 35 млн новых рабочих мест, в то время как на крупных предприятиях и государственных структурах занятость сократилась на 6 млн человек [3]. Того, что делается в этой области в нашей стране – явно недостаточно. Это отрицательно сказывается на развитии страны не только с точки зрения решения социальных проблем, но и с учетом высокой роли малого бизнеса в инновационных процессах в развитых странах.

Что касается второй стороны проблемы – нехватки кадров для проведения модернизации, то и здесь ситуация сложна. Общеизвестно, что в современных условиях уровень развития человеческого фактора играет решающую роль. В наиболее развитых странах 80%, а в среднеразвитых странах – 50% прироста ВВП достигается за счет человеческого капитала. В России эта доля составляет 15%, а 85% до сих пор давал прирост стоимости производственных ресурсов (добычи сырья) и физического капитала (инвестиций в основные фонды) [4].

Невысокая эффективность личного фактора производства связана как с внешними, так и внутренними причинами. Внешние связаны с утечкой квалифицированной рабочей силы за пределы страны. За постсоветские годы Россию покинуло более 200 000 ученых и инженеров. По данным Национального доклада о развитии человеческого потенциала в России за 2004 год, подготовленного российскими учеными, экономическая оценка «утечки мозгов» из России ежегодно составляет 25 млрд долларов. Российские эмигранты, живущие в США, обеспечивают, по разным оценкам, 20–25 % американской индустрии высоких технологий, то есть около 10 % мирового рынка. При этом Россия занимает лишь 0,8 % на мировом рынке наукоемкой продукции [5].

Новая профессиональная подготовка кадров

В условиях догоняющего развития, которое будет в ближайшее время в нашей стране преобладать, не менее остро встает вопрос о профессиональной подготовке кадров, способных работать с новыми технологиями, которые, как мы надеемся, предоставит нам Запад. И работать нужно с опережением. Программы среднего и высшего профессионального технического образования должны быть нацелены на освоение передовых технологий, даже если они еще не применяются в России, но являются базовыми в развитых странах мира.

Конечно, на такое предложение можно получить в ответ упрек, что такой подход приведет к еще большему оттоку специалистов из страны, но в противном случае мы не создадим субъективных условий для импорта и освоения соответствующего технологического оборудования из-за рубежа. Вооруженные инженерными идеями творчески одаренные выпускники будут способны не только осваивать заимствованные зарубежные технологии, но и продвигать их дальше, совершенствовать и даже создавать что-то новое.

Потенциал предприимчивости

Для проведения успешной модернизации необходимо развитие национального потенциала предприимчивости. Но его явно недостаточно, поскольку интенсивной работы по его возрождению и возрастанию не проводится. Нужны масштабные национальные программы, охватывающие большое временное пространство и большой круг не только экономических, но и политических, идеологических, этических проблем. Это проблемы стратегии, и ожидать результатов через год-два не приходится.

Необходимость проведения государственной политики в области повышения предприимчивости постепенно осознают во всем мире. Еще в середине 1980-х годов в США в рамках стратегии инновационного социально-экономического развития страны была разработана специальная правительственная программа поддержки так называемой «инновационной способности нации» (national innovation capability). В дальнейшем эта программа получила широкое развитие в Японии и странах ЕС в виде программы структурного реформирования экономики как формирования «национальной инновационной системы» (НИС) [6].

Согласно мнению экспертов, Россия по наличному у нее инновационному потенциалу имеет вполне приличный рейтинг конкурентоспособности, занимая: 15-е место по конструктивному совершенству продукции (у США — 6-е); 18-е — по научно-исследовательским организациям и технологическому развитию (у США — 1-е и 2-е соответственно); 22-е — по уровню частных расходов на исследования и разработки (у США — 3-е); 27-е — по качеству маркетинговой деятельности предприятий. А вот по группе показателей, характеризующих политику правительства и национальную предпринимательскую среду, рейтинг России оценен низко — позициями от 48-й до 56-й [7].

 

Вывод

Сложившаяся ситуация с субъективным фактором модернизации на сегодняшний день является одной из причин медленной реализации намеченных планов. Устранение недостатков в этой области позволит ускорить инновационное обновление экономики.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Модернизация России в контексте глобализации // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. – № 3.
2. Шумпетер Й. Теория экономического развития. – М., 1982.
3. Столбов Г.Ф. Государство и предпринимательство: теория и опыт взаимодействия при переходе к рыночным отношениям. – СПб.: СЗАГС, Образование-Культура, 2000.
4. Бляхман Л. С. От экстенсивного экономического роста к инновационному развитию: проблемы, перспективы, роль государственных корпораций // Проблемы современной экономики. – 2008. – № 1.
5. Разумнова И.И. Новые тенденции предпринимательской деятельности // США — Канада: Экономика, политика, культура. – 2005. – № 9.
6. Чичканов А.В. Информационная экономика как система партнерских социально-экономических отношений // Журнал экономической теории. – 2007. – № 4.
7. Огородов С. Роль государств в повышении конкурентоспособности российских производителей // Проблемы теории и практики управления. – 2002. – № 1.